Конституционное право РФ (Шахрай С.М., 2017)

Конституционный строй Российской Федерации

Понятие конституционного строя

В правовой науке "конституционный строй" понимается как система общественных, экономических, политических и правовых отношений, которые устанавливаются и охраняются конституцией и всей системой конституционного права в целом.

Понятие "конституционный строй" тесно связано с конституционализмом как политико-правовой доктриной и одновременно с системой правления, основанной на идеалах демократии: верховенстве права в жизни общества и государства; верховенстве и определяющей роли конституции в правовой системе, ее прямом действии; признании прав и свобод человека высшей ценностью, обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина; прямом участии народа в осуществлении власти; подчиненности интересов институтов государства интересам народа и др.

Не всякий государственный строй является конституционным. Для этого требуется как минимум наличие конституции, закрепление в ней основных принципов устройства общества и государства, а также стремление общества и власти жить и действовать по конституционным устоям.

До начала 1990-х годов понятие "конституционный строй" в отечественном законодательстве не использовалось. Советские Конституции оперировали понятиями "общественное устройство", "основы общественного строя и политики". В конституциях зарубежных социалистических стран также применялись схожие термины: "общественный строй", "политический строй", "общественно-экономический строй".

В конституционном законодательстве бывшего Союза ССР понятие "конституционный строй" впервые возникло в связи с изменением редакций ст. ст. 6 и 7 Конституции СССР 1977 г. (март 1990 г.), когда одновременно с введением многопартийности устанавливался запрет на создание и деятельность партий, организаций и движений, имеющих целью насильственное изменение "советского конституционного строя". Вслед за союзным центром I Съезд народных депутатов РСФСР внес аналогичные изменения в Конституцию РСФСР 1978 г. (июнь 1990 г.).

Разработка проекта новой Конституции России сопровождалась существенным изменением подходов к регулированию основ общественного строя. Была предложена принципиально новая концепция конституционного строя России. В ее основу были положены идеи верховенства права, политического плюрализма, прав и свобод человека как высшей ценности, разделения властей, свободы частной собственности, предпринимательства, конкуренции, которые ранее отвергались теорией и практикой советского государственного социализма.

Действующая Конституция РФ впервые использует понятие "основы конституционного строя". В предыдущих российских конституциях первые главы, закрепляющие общие положения, характеризующие сущность основных государственных и общественных институтов, назывались по-разному: в Конституции РСФСР 1918 г. - "Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа", в Конституции РСФСР 1937 г. - "Общественное устройство", в Конституции РСФСР 1978 г. - "Основы общественного строя и политики РСФСР".

В гл. 1 действующей российской Конституции "Основы конституционного строя" юридически закрепляют конституционный статус государства, его основные сущностные характеристики, устои и принципы, в соответствии с которыми организованы и функционируют все основные государственные и общественные институты.

Основы конституционного строя, закрепленные в гл. 1 Конституции РФ, составляют нормативную базу для остальных положений Конституции, всей системы действующего законодательства и иных нормативных правовых актов Российской Федерации. Это означает, что другие главы Конституции содержат нормы, развивающие, конкретизирующие исходные принципы, в частности, устанавливающие компетенцию органов государственной власти Российской Федерации, порядок принятия ими властных нормативных правовых и индивидуальных решений, права и обязанности граждан, иных субъектов права, закрепляющие юридические и другие гарантии реализации основ конституционного строя.

Принципиальная новизна основ, на которых с принятием новой Российской Конституции базируется устройство государства и общества (конституционного строя) Российской Федерации, состоит в признании человека, его прав и свобод высшей ценностью. Отныне центральное место в системе отношений, охватываемых понятием "конституционный строй", занимает человек, его конституционно-правовой статус, его жизнь, честь, достоинство и свобода, личная неприкосновенность, естественное и неотчуждаемое право быть собственником.

Как подчеркивает В.Е. Чиркин, "для человека не очень существенно: сколько сессий и как проходят заседания парламента, как преодолевается вето президента и т.д., хотя и такие вопросы имеют свое значение. Его интересуют прежде всего основы существующего порядка, социально-экономические условия жизни, проблемы жизнеобеспечения и развития как личности в демократических условиях нормального, организованного общественного и государственного строя".

В соотношении "государство - человек" поменялись акценты. Признание, соблюдение, а также защита прав и свобод человека становятся конституционной обязанностью государства. Следовательно, в любых ситуациях права и свободы личности не могут приноситься в жертву интересам отдельных властных структур. Соблюдение закона, уважение прав и свобод других лиц - одна из основных конституционных обязанностей каждого гражданина России.

Основы конституционного строя обычно подразделяют на группы в зависимости от сферы устанавливаемых ими общественных отношений.

Первую группу составляют принципы, определяющие конституционный статус Российской Федерации, основы организации государственной власти. К ним можно отнести конституционные характеристики государства, закрепленные в ст. 1 Конституции РФ: демократический, федеративный, правовой характер государства, республиканскую форму правления. К этой же группе относятся государственный суверенитет и разделение властей как основополагающий принцип организации деятельности органов государства.

Во вторую группу входят принципы, определяющие конституционный статус человека и гражданина, основы взаимоотношений личности, общества и государства. Это признание человека, его прав и свобод высшей ценностью, установление обязанности государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, а также право на гражданство, его неотъемлемость, принципы единого и равного гражданства, равноправия граждан.

В третью группу обычно включают основы конституционного строя, устанавливающие общие принципы гражданского

общества и его основные институты: социальный характер государства, свободу экономической деятельности, многообразие и равную защиту различных форм собственности, местное самоуправление, идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, светский характер государства.

Основы конституционного строя иногда определяют и как наиболее общие принципы конституционного права. Они составляют каркас конституционного права и определяют его творческое воздействие на все отрасли права.

Следует отметить, что между терминами "основы" и "принципы" нет непреодолимой "китайской" стены. Принцип есть некое начало, руководящая идея, в которой отражаются объективные закономерности, потребности общественного развития.

Термин "основы" употребляется в философском смысле для характеристики сущности явления. В предметном поле конституционного права термин "основы" подчеркивает особенности и специфику конституционного регулирования общественных отношений, указывает на источник, то главное, на чем базируется определенное явление. Свою конкретизацию основы получают в конституционных принципах.

Следует отметить, что современный российский конституционный процесс характеризуется рядом особенностей. Во-первых, налицо усиление непосредственно-регулирующего воздействия Конституции на все основные сферы социального и общественного развития. Во-вторых, наблюдается постепенное исключение из Конституции норм, носящих преимущественно политико-идеологический характер. Так, например, исключение термина "политическая система" из механизма конституционного регулирования устоев российского общества не означает, что политическая система как реальность и научная категория не существует. В условиях правового государства существенно меняется роль политических институтов (партий, общественных организаций и массовых движений) и других звеньев политической системы в механизме осуществления власти. Становление подлинно гражданского общества в России объективно предопределяет роль и место Конституции в утверждении общепризнанных человеческих ценностей. Конституция должна не только установить пределы действия государства, его органов и их "вмешательство" в гражданское общество. Социальное назначение Конституции состоит в создании юридических основ незыблемости гражданского общества. Именно конституционный строй призван гарантировать развитие демократических начал самоуправления во всех сферах жизнедеятельности общества. Если в обществе тверды ценности, которые не может изменить любая власть, значит, оно является поистине гражданским обществом.

Конституционный строй должен способствовать общественному прогрессу, а не служить тормозом на пути развития общества или быть антирегулятором.

Сущность строя находит свое выражение в социально-экономических, культурных и политических отношениях. Государство воздействует на строй посредством прежде всего конституционного регулирования. Объектом последнего является не весь общественный строй, а лишь его основы: власть, суверенитет, права и свободы человека, собственность, составляющие устои любого общества. Конституционные предписания, направленные на правовое оформление основных общественных отношений, образуют своего рода нормативную "платформу" конституционного строя.

Основам конституционного строя придается необратимый характер с целью полного исключения возможности их ревизии и "свертывания" с помощью текущего (неконституционного) законодательства или иным способом. Способом придания необратимости основам конституционного строя является закрепление в гл. 1 Конституции РФ верховенства Конституции в системе нормативных правовых актов Российской Федерации, а также установление особого порядка внесения поправок (изменений и дополнений) в эту главу. Основы конституционного строя Российской Федерации могут быть отменены, изменены или дополнены только самим народом в процедуре референдума либо специально созываемым для этих целей Конституционным Собранием (ст. 135 Конституции РФ).

Человек, его права и свободы как высшая ценность

В основе любой конституционной модели отношений государства и общества лежит сложный набор идей и концепций, отражающих динамично меняющееся понимание "должного" баланса таких ценностей, как свобода и ответственность, права и обязанности, интересы личности и общества, интересы общества и государства и т.д..

Как справедливо указывает В.Т. Кабышев, "советское конституционное законодательство при закреплении устоев общественного строя исходило из постулата "государство - общество - личность". Во главу угла российского конституционного строя положена принципиально иная концепция - "человек - общество - государство". Поэтому конституционный строй России утверждает права и свободы человека как высшую ценность. Не власть, а человек - главное достояние демократической России. Не человек должен служить власти, а власть должна ему служить и стоять на защите прав и свобод человека. Долгое время в советский период человека провозглашали высшей социальной ценностью. Лейтмотивом идеологии "государственного социализма" был лозунг: "Все во имя человека, все для блага человека". Однако практика реального социализма, в сущности, на первое место ставила интересы государства, его могущество. Теперь в признании, соблюдении и защите прав и свобод человека состоит главная обязанность государственной власти. Такова одна из основ конституционного строя Российской Федерации.

Впервые в истории нашей страны отечественная конституционная модель действительно выстроена на главном императиве современного мира - гуманизм и права человека. Закрепляя в ст. 2 принципиальное положение, согласно которому "человек, его права и свободы являются высшей ценностью", а "признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства", Конституция РФ тем самым декларирует отличное от советских времен понимание взаимоотношений государства и личности, выдвигая на передний план именно личность. Уважение к личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом конституционного государства, его обязанностью.

В основу действующей российской Конституции положена доктрина естественного происхождения прав и свобод человека. Гражданин Российской Федерации получает свои права в силу рождения, а не потому, что они дарованы государством. Из этого следует, что в отличие от прежних времен государство не может лишить прав своих граждан, в том числе не может лишить гражданства (тогда как в СССР подобная практика существовала повсеместно).

При этом неотчуждаемость основных прав и свобод означает, что они составляют минимальную неотъемлемую свободу и отчуждение хотя бы части этой свободы в пользу власти приводит к несвободе, является опасным для свободы, делает власть деспотической. Конституционность Российского государства предполагает, что государственная власть не может обладать полномочиями, приобретенными за счет основных прав и свобод человека. Естественные и неотчуждаемые права и свободы - это безусловные притязания на свободную самореализацию индивида в обществе и государстве.

Как подчеркнул в своем Постановлении Конституционный Суд РФ, "все субъекты права законодательной инициативы, наделенные властными полномочиями, включая законодательные (представительные) органы субъектов Российской Федерации, обязаны в процессе осуществления своих полномочий действовать таким образом, чтобы не ставить под угрозу стабильность установленных Конституцией Российской Федерации государственно-правовых форм жизнедеятельности общества и должный баланс общественных интересов".

Если в конституциях авторитарных режимов приоритет в отношениях государства и общества был отдан государству, которое на практике стремилось к бесконечному распространению контроля над жизнью общества, вплоть до контроля над каждой личностью, то в демократических конституциях на первом месте стоят интересы общества и человека, а государство является инструментом общественного управления и обеспечения гарантий прав и свобод граждан.

Как отмечает Б.С. Эбзеев, отечественная конституционная реформа конца 1980-х - начала 1990-х годов была призвана прежде всего юридически высвободить общество из-под диктата государства. При этом было необходимо не только конституционно закрепить, но и обеспечить реальный приоритет гражданского общества и определить формы его самоуправления.

На практике становление должного баланса отношений личности - гражданского общества и государства происходит достаточно сложно и противоречиво, особенно в странах, переживающих переход от авторитарных режимов к демократии. Не последнюю роль в этом играет то обстоятельство, что в общественном сознании часто сливаются воедино два понятия - государство как высшая ценность и государство как аппарат управления, как бюрократия. В результате нередко происходит подмена смыслов, которая ведет к "провалам" демократии и ослаблению государства.

С одной стороны, бюрократия, стремясь избежать контроля со стороны общества, пытается поставить знак равенства между собой и государством, между частными интересами отдельных лиц и интересами государства. Следствием бесконтрольности и неприкосновенности чиновничьего аппарата являются неэффективность государственного управления, отсутствие свободы и несправедливость в общественных отношениях. Как писал нобелевский лауреат Дж. Бьюкенен, "такие черты, как фаворитизм, дискриминация (как в пользу, так и против отдельных лиц), произвольная классификация граждан по тому или иному признаку, почти неизбежно присущи любой системе, ставящей людей в зависимость от бюрократов...".

С другой стороны, проактивно настроенная общественность в своей справедливой борьбе с диктатом бюрократии способна дойти до отрицания ценности государства. Но государство - это не просто органы власти или система управления. Как отмечает С.В. Степашин, государство - это прежде всего основа идентичности российского народа и ценность, которую следует оберегать и защищать. И если в отечественной традиции такие термины, как "бюрократия", "чиновники", "аппарат", несут с собой отчетливо негативный оттенок, то понятие "государство" сопряжено с целым комплексом позитивных смыслов и положительных эмоций.

Фактически в советских конституциях на самом высоком уровне был закреплен не диктат государства как такового, а диктат партийного и административно-бюрократического аппарата. История последних лет существования СССР наглядно показала, что не государство, а именно правящая бюрократия в конечном счете не смогла справиться с масштабным социально-экономическим и политическим кризисом в стране. Более того, именно она вызывала главное раздражение и недовольство общественности.

Как вспоминал В.А. Медведев, "осуществление нового политического курса во многом упиралось в необходимость кадровых перемен в центре и на местах... Нужны были новые люди, не отягощенные старыми представлениями, формами и методами работы".

Или, к примеру, 18 сентября 1990 г. в приложении к газете "Комсомольская правда" вышла в свет знаменитая работа лауреата Нобелевской премии по литературе А.И. Солженицына "Как нам обустроить Россию. Посильные соображения", в которой писатель-публицист заявлял, что "часы коммунизма пробили", и страстно призывал к переменам: "зачем нам еще цепляться за централизованную холостую, идеологически "регулируемую" экономику, приведшую всю страну к нищете? - только чтобы содержать паразитический аппарат, иначе ему не останется и последнего оправдания?".

Однако борьба с диктатом КПСС и административно-бюрократическим стилем управления, объективно необходимая для выживания страны в условиях масштабного социально-экономического кризиса, привела к непредвиденному результату - слабеющая партийная бюрократия попыталась воспользоваться механизмами государственного принуждения, для того чтобы сохранить систему в неизменности, но попытка государственного переворота, предпринятая ГКЧП, стала катализатором мгновенного распада СССР. Россия также была затронута последствиями этого распада, поэтому многие проблемы, связанные с качеством и эффективностью реформ 1990-х годов, в основе своей имеют объективную слабость государственных институтов того времени, поскольку систему государства приходилось выстраивать и укреплять непосредственно в процессе работы по реформированию экономики и общественных отношений.

По мнению известного политического экономиста Ф. Фукуямы, либеральные реформы во многих странах не принесли желаемых результатов именно потому, что в погоне за максимальной либерализацией ученые и политики смешивали два измерения государства - его дееспособность (способность эффективно выполнять свои функции) и его силу (способность к ничем не ограниченному властному принуждению). Стремясь максимально "сократить государство", чтобы обеспечить необходимый "прирост свободы", реформаторы упускали из виду, что либерализация вне рамок эффективно функционирующих сильных государственных институтов чаще всего проваливается.

Как отмечал Ф. Фукуяма, одной демократии для создания эффективного государства, способного осуществить необходимые социально-экономические трансформации, абсолютно недостаточно. Если в наличии нет эффективных институтов, работоспособной политической системы и необходимого набора базовых общественных ценностей, то результатом самых демократических выборов становится возникновение формально легитимных, но абсолютно бесполезных структур.

В юридическом оформлении конституционных и иных прав граждан важную роль играет международное сообщество народов в лице их государств, выработавшее общепризнанные принципы и нормы международного права, действующие в России в соответствии с ее Конституцией. Как отмечает В.А. Четвернин, в области прав человека сложилась и действует система международных соглашений и механизмов контроля за их исполнением. Важнейшими для доктрины и практики прав человека в России являются Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г., другие пакты о правах человека и особенно Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. В силу положений ч. 4 ст. 15 и ч. 1 ст. 17 Конституции РФ это позволяет воспринимать содержание Конституции с позиции международных стандартов права в области прав человека.

Политические основы конституционного строя Российской Федерации

Статья 1 Конституции РФ закрепляет конституционно-правовой статус Российского государства и его основные сущностные проявления. Данная норма содержит все три основных элемента формы государства: демократический политический режим, федеративную форму государственного устройства и республиканскую форму правления. Вместе с этими тремя основными элементами формы государства ст. 1 Конституции РФ содержит еще одну важную характеристику России - правовое государство.

Демократическое государство. Демократический политический режим означает, что власть в государстве осуществляет народ, а каждый отдельный гражданин участвует в управлении государственными и общественными делами, в стране реально обеспечивается приоритет прав и свобод человека перед правами и интересами государства, действует принцип разделения властей, гарантируются идеологическое и политическое многообразие, многопартийность, свобода экономических отношений.

Демократизм обеспечивают конституционные нормы об основных правах человека и гражданина, в том числе политических, о гарантиях их обеспечения, демократическом характере федеративных отношений, формировании, компетенции и порядке деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

Конституционная теория анализирует в основном природу и практику реализации конституционного механизма государственной и политической власти. Но для понимания конституционных форм осуществления власти в государстве необходимо сделать ряд пояснений методологического плана и уточнений о категориальном аппарате науки.

Юридическая и политическая науки четко различают понятия "социальная власть" как общее родовое явление, ее разновидности - "общественная власть", "государственная власть", "власть народа", т.е. народовластие как выражение фактической и юридической принадлежности всей власти народу.

Власть как общественное явление есть внеисторическая категория, имманентно присущая человеческому обществу. Власть - постоянный спутник общества. Без власти общество существовать не может.

Власть проявляется как функция по руководству действиями членов человеческого коллектива. Применительно к государству она (государственная власть) выступает как государственное руководство обществом со стороны господствующего класса.

Сущность государственной власти всегда определялась реальным соотношением социальных сил в обществе.

Различные аспекты данной проблематики постоянно находятся в центре исследований юридической науки. Необходимо отметить, что конституционная формула "власть народа" включает в себя государственную власть и общественную власть как различные формы единой по своей социальной сущности власти многонационального народа России. Такое понимание народовластия помогает уяснить и понять конституционный механизм осуществления государственной власти.

Конституция России исходит из принципа, согласно которому ее многонациональный народ является носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации. Данное конституционное установление определяет верховенство и полновластие многонационального народа России.

Конституционные ориентиры, выдвинутые на современном этапе развития России, преследуют цель - утвердить свободу, права человека и его достойную жизнь, возродить Россию. В достижении данной цели немалая роль принадлежит и системе народовластия. Ибо наш исторический опыт свидетельствует, что именно структура власти, ее окостеневшая система, господство командно-приказного метода являлись тормозом всех начинавшихся прогрессивных преобразований.

В цивилизованном обществе всегда стоит задача, как достичь такого состояния, чтобы осуществление власти не воспринималось отдельными должностными лицами лишь только как их привилегия. В демократическом правовом государстве власть должна быть подчинена интересам человека и общества.

Поэтому необходимо создать такой конституционный механизм власти, который полностью исключил бы произвол, тиранию, безграничное всевластие бюрократии, возможность возрождения любого культа личности. Ни в одной из советских конституций, в том числе и в Конституциях РСФСР, не было положения, содержащегося в ст. 3 Конституции РФ: "Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону". Подобная норма есть, по сути, один из конституционных запретов к возрождению авторитаризма, она отвечает идеалам и целям истинной демократии гражданского общества.

Народ осуществляет свою власть через различные формы демократии и систему государственных институтов. Возможны три канала реализации власти народа: путем прямого волеизъявления (т.е. непосредственно), через органы государственной власти, а также через органы местного самоуправления. Когда говорят об осуществлении власти народа, то имеют в виду и основные формы демократии: представительную и непосредственную, т.е. прямую. Различают также и конституционный механизм государственной власти.

Одним из основополагающих принципов демократической организации государства, важнейшей предпосылкой верховенства права и обеспечения свободного развития человека является принцип разделения властей.

Доктрина разделения властей своими истоками уходит в Античность (Платон, Аристотель), Средние века (Марсилий Падуанский) и Новое время (Джон Локк и Шарль-Луи Монтескье). В наиболее полном виде эта доктрина была разработана французским просветителем Ш. Монтескье. В своем основном труде - трактате "О духе законов" Монтескье обосновал необходимость разделения власти в государстве на законодательную, исполнительную и судебную.

Такое разделение должно воспрепятствовать сосредоточению верховной власти в руках одного класса или сословия и исключить злоупотребление властью. "Все погибло бы, - писал Монтескье, - если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц". В учении Монтескье разделение властей означало разделение не только функций государства, но и политических сил во имя осуществления политической свободы.

Теория разделения властей была рождена идеологами молодой буржуазии в ходе ее борьбы с феодальным абсолютизмом. Впоследствии она подверглась критике со стороны более решительных идеологов буржуазного строя (Ж.-Ж. Руссо). Пришедшая к власти буржуазия соединила на практике учения Монтескье и Руссо. Впервые это соединение было реализовано в Конституции США 1787 г. С момента своего воплощения в мировой Конституционной практике этот принцип прошел длительный и сложный путь развития. В США он, например, трансформировался в принцип "сдержек и противовесов".

Как известно, советское право отрицало необходимость разделения властей. Считалось, что этот концепт непригоден для политической системы социализма из-за несоответствия его основополагающему принципу: "Вся власть Советам!". Хотя в условиях административно-командной системы Советы никогда и не были полновластными органами. Их полновластие полностью подменялось всевластием партийного аппарата.

Начало отрицанию доктрины разделения властей в социалистическом государстве было положено еще К. Марксом. Исходя из социально-классового понимания власти как единой, он сделал вывод о невозможности осуществления принципа разделения властей в будущем социалистическом государстве. Ф. Энгельс считал, что разделение властей есть не что иное, как прозаическое деловое разделение труда в государственном механизме при единстве власти в руках господствующего класса. Это был социально-классовый подход к данной проблеме.

Теория полновластия Советов вуалировала фактическую диктатуру государственно-партийной олигархии, полностью подчинившей себе органы государственного управления и суда. Государство, возвысившись над обществом, подавило его. Налицо было полное огосударствление всей жизни общества. Подход к правам и свободам человека основывался на позициях патернализма со стороны государства.

Разделение властей играет значительную роль в создании и функционировании принципиально иной конституционной системы власти, исключающей рецидивы прежнего советского авторитаризма. В процессе целенаправленного реформирования конституционной системы государственной власти России создаются прочные конституционно-правовые основы защиты от произвола и попрания прав человека, которые, к сожалению, еще имеют место в нашей жизни.

В отечественной литературе долгие годы считалось (и советская конституционная практика это подтверждала), что главной формой осуществления народовластия является представительная форма демократии.

В современных условиях нельзя обойтись как без представительной демократии, так и без прямой демократии. Отсутствие любой из этих форм заметно понижает эффективность осуществления власти народа. Сведение прямой демократии к положению второстепенной, вспомогательной формы объективно понижает ее роль и значение. Это противоречит и конституционному принципу суверенитета народа. Путем прямой формы демократии представительная демократия получает юридические полномочия от народа на осуществление государственной власти, т.е. конституируется. Новая Конституция РФ на первое место ставит непосредственную демократию. В прежних советских конституциях норма о непосредственном осуществлении власти народом принципиально отсутствовала, поскольку подобный подход не отвечал доктрине административно-командной системы.

Российский конституционализм выделяет следующие институты непосредственной демократии (прямого народовластия): выборы, референдум, сходы и собрания граждан, петиции граждан, митинги и демонстрации, всенародные обсуждения. Одни из них носят императивный характер и не нуждаются в санкции органов государственной власти (референдум, выборы), другие носят консультативный характер. Но независимо от юридической природы различных институтов прямого волеизъявления их влияние на механизм принятия государственных решений всегда огромно, ибо в них находит выражение воля масс. Конституционно-правовая регламентация институтов прямого волеизъявления народа различна. В Конституции упоминаются практически все вышеперечисленные институты прямого волеизъявления.

Реализация институтов прямого народовластия, имеющих императивный характер (выборы, референдум), регламентируется законами.

В ст. 11 Конституции РФ закреплен механизм осуществления власти. На федеральном уровне государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент РФ, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство РФ, суды Российской Федерации.

На уровне субъектов Федерации государственную власть осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Ими являются высшие должностные лица субъектов Федерации, представительные (законодательные) органы государственной власти - законодательные собрания, думы, а также органы судебной власти.

Конституционной новеллой в механизме осуществления российского народовластия явилось признание местного самоуправления, гарантированного на высшем уровне российского права. Местное самоуправление - это конституционный институт осуществления власти народа самостоятельно в пределах своих полномочий. Конституция РФ в ст. 12 специально подчеркивает, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

Создание эффективной системы местного самоуправления - одна из ключевых задач современной России.

90-е годы XX столетия явились поворотным рубежом в конституционном развитии России. Впервые принцип разделения властей был юридически закреплен в Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Статья 13 Декларации гласит: "Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства". Свое дальнейшее конституционное закрепление этот принцип получил на VI Съезде народных депутатов РФ, а также в ст. 10 новой Конституции РФ: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны". Конституционное закрепление разделения властей не означает, что три ветви российской государственной власти абсолютно обособлены. Разделение властей означает, что ни один орган государства не может и не должен обладать всей полнотой власти. Власть распределена и демонополизирована так, что ни одна из них не сможет подчинить себе другую ветвь власти.

Самостоятельность ветвей власти определяет незыблемость конституционного строя России, являясь конституционной гарантией от возврата к авторитаризму. Разделение властей в России проведено как по горизонтали, так и по вертикали.

Вместе с тем необходимо учитывать следующие особенности реализации принципа разделения властей в Конституции РФ. При создании Конституции РФ 1993 г. разработчиками были сделаны как минимум два исключения в традиционной схеме разделения властей. Во-первых, глава государства был выведен из исполнительной власти. Во-вторых, предполагалось создание целого ряда конституционных органов, формально не относящихся ни к одной из ветвей власти.

Как известно, в период с июня 1991 г. и до принятия Конституции РФ 1993 г. российский Президент возглавлял систему исполнительной власти. Такая же модель сохранялась и в проектах, разрабатываемых Конституционной комиссией Съезда народных депутатов РСФСР/РФ.

В "президентском" проекте, опубликованном в апреле 1993 г., конструкция была иная. Глава государства был выведен из системы исполнительной власти и в тогдашней формулировке фактически представлял особую ветвь власти. Статья 5 "президентского" проекта гласила, что единую государственную власть представляют и осуществляют:

Чтобы найти баланс между полярными точками зрения на место и роль института президента в системе разделения властей, было решено, что глава государства отныне не входит в исполнительную власть, но и не называет себя отдельной ветвью власти. Президент занимает позицию верховного арбитра, стоит "над" всеми ветвями власти, обеспечивая согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

В соответствии с этим новым подходом за Президентом РФ был закреплен относительно небольшой объем полномочий (в процессе разработки эта конструкция в шутку называлась "российской моделью британской королевы").

Однако подобный подход совсем не означал, что президентский пост становился декоративным. Напротив, в ситуации острого конфликта властей стране нужна была сильная, авторитетная фигура, принципиально стоящая "над схваткой" и в силу этого способная быть арбитром. При этом Президент должен обладать достаточными конституционными полномочиями, чтобы принудить конфликтующие стороны к нахождению компромисса.

На основе этого принципиального подхода были сформулированы соответствующие нормы и процедуры, суть которых в общем виде можно выразить так: президент "спокоен", когда в стране все в порядке, и способен активно и порой жестко действовать, если возникают серьезные проблемы и конфликты. Для того чтобы глава государства мог быть эффективным в "экстренных случаях", за ним был конституционно закреплен целый арсенал разнообразных инструментов и возможностей (от права инициировать согласительные процедуры до элементов прямого федерального вмешательства), позволяющих убедить конфликтующие стороны в необходимости компромисса либо принудить их к согласию и тем самым разрешить кризис.

Неоднократно обсуждавшееся в научной и публицистической литературе обстоятельство, что "модель британской королевы" не удалось реализовать на практике, связано с особенностями конкретно-исторической ситуации и характера самого Б.Н. Ельцина: фактически на протяжении всех 1990-х годов в стране не было времени, которое можно было бы назвать "спокойной ситуацией".

Более того, необходимость продвижения реформ в условиях противодействия оппозиционного парламента и "нейтралитета" колеблющегося правительства вынуждала главу государства брать на себя ответственность за непопулярные социально-экономические решения и принимать соответствующие указы. Кроме того, сразу после принятия новой Конституции России законодатели довольно долго саботировали принятие целого ряда законов, необходимых для реализации конституционных норм. В результате Президент был вынужден своими указами заполнять пробелы в законодательстве с тем, чтобы создавать необходимые условия для претворения в жизнь положений принятой Конституции РФ и формирования предусмотренных ею новых институтов.

При этом в проекте, подготовленном "президентской группой" в апреле 1993 г., указы главы государства не имели силы закона (издание нормативных правовых указов не предполагалось). Однако в итоговом тексте, который был вынесен на референдум, у Президента уже появилось право такие указы издавать. И, как показали дальнейшие события, это было правильное решение.

Как отмечал Н.В. Витрук, который в мае 1993 г. представлял на экспертизу Венецианской комиссии "президентский" проект Конституции, а затем работал в качестве ассоциированного члена этой Комиссии со стороны России, по заключению зарубежных экспертов, форма правления, установленная Основным Законом России, "основана на новой и интересной концепции президентской власти" и определяется в большей степени событиями демократического переходного периода в стране и федеральной структурой Российского государства, нежели какой-либо иностранной моделью. По мнению основателя и первого председателя Венецианской комиссии А. Ла Перголы, конституционными установлениями российскому Президенту отводится ведущая роль в сфере высокой политики в соответствии с его статусом гаранта Конституции, прав и свобод человека и гражданина, основная функция которого - охрана суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти. Это обусловливает "нейтральную роль" Президента, который выступает в роли политического арбитра в условиях действия принципа разделения властей и не вторгается в сферу судебной власти.

Таким образом, в Конституции РФ была закреплена принципиально иная, чем это было ранее, конституционная система государственной власти (ч. 1 ст. 11), которая к тому же имеет отличия и от "классического" варианта реализации принципа разделения властей.

Что касается конституционных органов, стоящих вне системы разделения властей, то речь идет о таких институтах, как Прокуратура РФ, Центральный банк РФ, Уполномоченный по правам человека, Счетная палата РФ и Центральная избирательная комиссия РФ.

Эти структуры не отнесены ни к законодательной, ни к исполнительной, ни к судебной власти, но у каждой из них есть собственная конституционная миссия, своя конституционная задача. Фактически при формировании большинства органов, не входящих ни в одну из ветвей власти, Конституция РФ предусматривает реализацию принципа "двух ключей". Так, в назначении Председателя, заместителя Председателя и аудиторов Счетной палаты РФ участвуют всенародно избранный парламент и всенародно избранный Президент. Схожая модель применяется при назначении Генерального прокурора РФ или судей Конституционного Суда РФ. Такой подход служит укреплению системы сдержек и противовесов, поскольку обязывает различные ветви и органы власти действовать согласованно для решения стратегически важных вопросов.

Правовое государство. По большому счету правовое государство, каким оно представляется философам, политологам и правоведам, есть идеал, но идеал достижимый. И закрепляя в ч. 1 ст. 1 Конституции РФ положение о России как о правовом государстве, Основной Закон тем самым провозглашает ориентир конституционного развития и цель такого движения.

К основным признакам правового государства обычно относят:

Закрепление в Конституции РФ в качестве важнейшей конституционной ценности положения о правовом государстве сформировало основу, своего рода матрицу для "пересборки" всех элементов общественной системы на новых основаниях и дало импульс для запуска сложного процесса приведения всего законодательства и правоприменительной практики (а по сути, всей общественной жизни страны) в соответствие с принципами правового государства.

Все законы и другие нормативные акты в стране должны соответствовать указанным принципам. Права человека должны соблюдаться так, как это принято в правовом государстве. Наконец, поколения людей должны привыкнуть к тому, что они живут в правовом государстве и могут требовать, чтобы государство и его органы действовали в соответствии с его нормами, а также соотносить с этими нормами и принципами свое поведение.

Любая конституция не только фиксирует достигнутый обществом уровень государственного и правового развития, но и определяет его цели, формулирует ценностные идеалы, которые должны служить ориентиром в будущем развитии. И Конституция страны, претендующей на заметную роль в цивилизации, где господствует идеология естественных прав человека, не может обойтись без ценностей свободы и демократии, без провозглашения правового государства в качестве

идеала, к которому необходимо стремиться. Конституция РФ 1993 г. соответствует характеристикам правового государства в той мере, в какой она:

  1. в соответствии с современными стандартами международного права в области прав человека гарантирует систему естественных и неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина, признает их высшей ценностью для государства;
  2. обеспечивает господство права - придает правам и свободам человека и гражданина общерегулятивное значение, подчиняет им законодательную, исполнительную и судебную деятельность государства;
  3. устанавливает систему разделения и взаимодействия властей, дающую надлежащие гарантии свободы, соблюдения и защиты прав человека.

Господство права как важнейший аспект правового государства достигается с признанием прав человека высшей ценностью в обществе и государстве, с приданием им общерегулятивного значения. Поэтому господство права "в материальном смысле" включает в себя:

  1. во-первых, верховенство конституции, гарантирующей надлежащий набор прав человека, закрепляющей общий естественно-правовой статус человека и гражданина;
  2. во-вторых, всеобщую обязательность соблюдения прав человека;
  3. в-третьих, конституционное требование правового характера законов (и, соответственно, запрет антиправовых законов) и всей деятельности государства; в контексте признания прав человека высшей ценностью это требование означает ограничение законодательной власти обязанностью признавать, соблюдать и защищать права человека и предполагает, что целью, смыслом и содержанием законодательства должна быть конкретизация прав человека.

Господство права "в формальном смысле" означает:

  1. во-первых, соблюдение иерархии источников права;
  2. во-вторых, допустимость только конституционного и законодательного установления пределов свободы индивидов и их объединений по принципу "незапрещенное разрешено" и определения компетенции государственных органов и должностных лиц государства (а также местного самоуправления) по принципу "неразрешенное запрещено".

При этом господство права и верховенство закона распространяются как на сферу правотворчества, правореализации, так и на правоприменительную деятельность.

Идея верховенства закона существует уже не одну тысячу лет. Такие позиции можно найти, например, в трудах античных историков. Как считал древнегреческий философ Аристотель, там, где отсутствует власть закона, нет места и какой-либо форме государственного строя. К сожалению, история Советского государства знает примеры, когда в форму закона фактически был облечен государственный произвол и налицо было правонарушающее законодательство. Трагический опыт 1930-х годов показал, как советский закон был превращен в орудие тоталитарного режима.

Для предотвращения подобного в будущем в Конституцию РФ был заложен специальный механизм, включающий принципы правового государства и верховенства закона. В действующей Конституции РФ данные принципы закреплены в ст. ст. 4, 15 и 16, которые не подлежат пересмотру или отмене, в противном случае это будет означать изменение конституционного строя.

Федеративное государство. Одной из основ конституционного строя России является федерализм. Как известно, этот термин происходит от лат. foedus - союз, соглашение. Первоначально он означал объединение независимых городов в Древней Греции, взаимодействовавших друг с другом для достижения общих целей в самых разных сферах и создававших с этой целью единые органы власти. Понятие включает в себя соотношение между категориями "давать" и "получать": компромисс, который предполагает взаимное согласие и частичный отказ от суверенитета объединяющихся партнеров в пользу преимуществ, восполняющих эту потерю (возможность и необходимость сочетания единства и многообразия).

Современная идея федерализма была обоснована в XVIII в. как способ децентрализации управления, т.е. инструмент демократизации государственного строя. При этом сегодня процесс федерализации может сопровождать как объединение, так и разъединение государственных систем. В основе федеративной концепции заложены не только "технология" регулирования отношений между государством и личностью, между центром и регионами, но и особое, целостное представление о мире и человеке. Например, классическое понимание федерализма тесно связано с персонализмом: обе концепции исходят из идеи множественности социальных ролей единого субъекта.

Федерализм - это не просто один из принципов государственно-территориального устройства России. Это конституционная основа исторически сложившегося государственного единства народов Российской Федерации, юридическая гарантия целостности территории нашей страны и ее составных частей. Всей своей предшествующей историей Россия выбрала федеративный путь развития.

Федерализм как основа конституционного строя России имеет исключительно важное значение для укрепления российской государственности. Именно федерализм отражает стремление миллионов людей разных национальностей жить вместе, поддерживая единство политически и юридически реально существующего самостоятельного целостного государства, не подлежащего расчленению.

Как известно, универсального определения понятия "федерализм" не существует. Более того, например, в американской юридической доктрине федерализм нередко рассматривают как понятие идеологическое и философское. Понятие "федерализм" относится к вопросу многоуровневости власти, сочетающей элементы совместного с центром регионального и местного самоуправления. Он основан на предполагаемой важности достижения как единства, так и многообразия путем примирения, сохранения, поощрения и поддержки самостоятельности и активности в рамках большого политического объединения.

В мире существуют самые разные модели федерализма, каждая из которых имеет свои особенности, сильные стороны и недостатки. Что касается Российской Федерации, то в действующей Конституции заложены основы так называемого "кооперативного федерализма", сущность которого состоит в развитии отношений координации и сотрудничества между Федерацией и ее субъектами, для чего создаются соответствующие правовые и институциональные условия.

Важнейшими для понимания основ конституционного строя России, ее федеративного устройства являются положения ст. 5 Конституции РФ, в ч. 1 которой дана структурная характеристика Российской Федерации как федеративного государства. При этом указанное конституционное положение являет собой практическое применение известного принципа федерализма "единство во множестве". С одной стороны, оно устанавливает, что многообразные по исторически сложившейся форме и национальному составу части федеративного государства (республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа) отныне являются едиными по своей сути и конституционному статусу образованиями - субъектами Федерации; с другой стороны, этой нормой Конституция гарантирует путем закрепления соответствующих положений в ее специальных статьях сохранение разнообразия существующих государственно-правовых форм, а также исторически возникших наименований всех субъектов Федерации.

При этом единство многообразных по форме субъектов Федерации отражается не только в объединяющем их родовом понятии, но и в том, что Конституция устанавливает равноправие всех субъектов Федерации во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч. 4 ст. 5), а также в отношении иных атрибутов конституционно-правового статуса, таких как право иметь конституцию или устав, собственные органы государственной власти, законодательство, свою территорию, представительство в Совете Федерации и др.

Важнейшим принципом федеративного устройства Российской Федерации является ее государственная целостность. Это означает, что Россия не является простым соединением образующих ее частей, а представляет собой единое государство, в котором: обеспечивается целостность и неприкосновенность его территории, включающей в себя территории субъектов Федерации (ч. 1 ст. 67 Конституции РФ); гарантируется единство экономического пространства, не допускающее установления таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств; используется единая денежная единица - рубль; устанавливается верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации; действуют федеральные органы государственной власти и провозглашается единство систем государственной власти; все субъекты Федерации рассматриваются как находящиеся в составе Российской Федерации; вопросы федеративного устройства отнесены к исключительному ведению Российской Федерации; у субъектов Федерации отсутствует право выхода из состава Федерации или иного изменения своего статуса без согласия Российской Федерации, поскольку одностороннее решение такого рода вопросов представляет угрозу для государственной целостности страны и единства системы государственной власти (ст. ст. 4, 8, 11, 15, 65, 67, 71, 75 и др. Конституции РФ).

На определенном этапе развития отечественного конституционализма залогом такой целостности стал Федеративный договор 1992 г., который затем, выполнив свою историческую миссию, позволил перейти к следующему этапу государственного строительства новой России. Важная роль в этом процессе была отведена закрепленной в абз. 4 ч. 1 разд. II "Заключительные и переходные положения" Конституции РФ формуле, согласно которой в случае несоответствия положениям Конституции положений Федеративного договора действуют конституционные нормы. Поскольку Основной Закон в части своих норм, закрепленных в ст. ст. 71 - 73, был сформулирован таким образом, что пошел дальше конструкции Федеративного договора, постольку эти конституционные положения фактически сменили Федеративный договор и определили современный вектор развития российского конституционализма. Указанным образом положения Федеративного договора с необходимыми изменениями были, по сути, инкорпорированы в текст Конституции РФ. При этом формально-юридически принятие Конституции РФ 1993 г. и одновременное прекращение действия Конституции РСФСР 1978 г. не привело к утрате действия Федеративного договора. В соответствии с положениями ч. 3 ст. 11 Основного Закона "разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами...".

Здесь необходимо добавить, что закрепление в процитированной конституционной норме формулы "и иными договорами" сыграло свою важную историческую роль, позволив подписать, в частности, Договор о разграничении предметов ведения с Республикой Татарстан, что, как известно, решающим образом способствовало сохранению территориального единства и единства конституционного пространства нашей страны.

Все субъекты Федерации независимо от их конституционно-правовой формы без каких-либо изъятий обладают равными правами во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти в государственно-правовой, бюджетной и других сферах. При этом каждый из субъектов Федерации вступает в эти отношения непосредственно, что имеет особое значение для автономной области, находящейся в составе края, и автономных округов, находящихся в составе края или области. Конституционный принцип равноправия субъектов Федерации, выступая важной характеристикой российского федерализма, выражается также в единообразии конституционного подхода к распределению предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами и диктует установление федеральным законодателем единых правил взаимоотношений федеральных органов государственной власти со всеми субъектами Федерации.

Необходимо особо отметить, что действующая Конституция РФ принципиально не использует понятие "равенство" в отношении субъектов Федерации. Очевидно, что они не тождественны в экономическом, географическом, демографическом, национальном и иных отношениях. Но это не означает их неравноправия или асимметрии конституционного статуса. Закрепленное в Конституции равноправие субъектов Федерации означает их политико-правовую равноценность. Подобно тому, как предусмотренные Основным законом равные права и свободы человека и гражданина равноценны для каждой личности, так и конституционное право равнозначно для всех субъектов Федерации. В этом - квинтэссенция российской модели федерализма, заложенной в Конституции РФ 1993 г.

Таким образом, федерализм - это концептуальное разделение власти "по вертикали". Федеративное государство именно потому и является одной из характеристик политического устройства, а равно входит в качестве составного элемента в основы конституционного строя, что в этом плане федерализм выступает важнейшей гарантией демократического государства и демократического политического режима.

Республиканская форма правления. Являясь суверенным государством, Российская Федерация самостоятельно устанавливает форму правления, определяющую организацию органов государственной власти и порядок их деятельности. Форма правления есть способ организации верховной государственной власти. В форме правления находит внешнее выражение содержание государства. Исторически форма правления всегда была проявлением конкретной национальной государственности. В форме правления существенный элемент - это правовое положение главы государства. Россия в своем развитии прошла различные формы правления: монархия до 1917 г., республика Советов в советский период. Последняя юридически не имела главы государства. Президиум ЦИК, впоследствии Президиум Верховного Совета СССР, конституционно выступал в роли коллегиального главы государства. Фактически же им был лидер партии коммунистов. Таков был реальный механизм власти в Советском государстве, который отражал сущность авторитарной системы.

Российское государство, как известно, характеризуется как демократическое государство с республиканской формой правления (ст. 1 Конституции РФ).

Республиканская форма правления, в отличие от монархической, характеризуется тем, что народ, осуществляя свою власть, непосредственно или через избранных представителей формирует высшие органы государственного управления, в том числе избирает главу государства, который должен быть периодически сменяемым и ответственным перед народом.

Различают два основных вида республики: президентскую и парламентскую. В классической президентской республике глава государства избирается народом путем прямых выборов, не несет политической ответственности перед парламентом, но и не может распустить его. Правительство ответственно только перед президентом, который является главой исполнительной власти. В парламентской республике президент чаще всего избирается парламентом. Им же формируется правительство, которое ответственно не перед президентом, а перед парламентом.

Конституционная модель республики означает, что с принятием Конституции 1993 г. Российское государство следует рассматривать как новую конституционную организацию государственной власти, учрежденную российским многонациональным народом.

Таким образом, Россию нельзя отнести ни к одному из классических видов республик. Она сочетает в себе некоторые признаки президентской республики: всенародное избрание главы государства, политическая ответственность Правительства перед ним, широкий круг полномочий Президента в сфере исполнительной власти. В то же время ей присущ и ряд признаков парламентской республики: Президент РФ не возглавляет Правительство РФ, может распустить Государственную Думу Федерального Собрания РФ.

Вопреки распространенному мнению о якобы "суперпрезидентском" характере Российской республики в Конституции РФ изначально заложена модель президентско-парламентской республики с "неклассическим" разделением властей.

Характерно, что в свое время эксперты Венецианской комиссии абсолютно не усматривали в Конституции РФ какого-либо закрепления модели личной диктатуры, авторитарного режима и характеризовали новый Основной Закон России как соответствующий принципам демократического правового государства, основанного на господстве права и уважении к правам человека и гражданина.

Эксперты Венецианской комиссии также отмечали, что теория разделения властей эволюционирует, и данный принцип нельзя абсолютизировать, доводя до абсурда. Степень "герметичности" трех ветвей власти в каждой стране оказывается индивидуальной, отражая специфические национальные особенности и конституционные традиции. По мнению зарубежных экспертов, основная цель конституции заключается в том, чтобы достаточно четко регламентировать отношения взаимозависимости и сотрудничества между законодательной и исполнительной властью, учитывая, что в современных условиях велика потребность участия в осуществлении законодательной власти других ветвей, а сама законодательная власть должна иметь определенные контрольные функции по отношению к другим ветвям власти с учетом их специфики.

Единственной самостоятельной и независимой должна оставаться судебная власть.

Таким образом, Российскую Федерацию по форме правления возможно отнести к смешанным (или полупрезидентским) республикам.

Идеологическое и политическое многообразие. Функционирование гражданского общества и правового государства возможно только при условии духовной, нравственной и политической свободы всех членов общества. Поэтому идеологическое и политическое многообразие выступает основой конституционного строя Российской Федерации (ст. 13 Конституции РФ). Под идеологией (учение об идее, от греч. - идея, образ, понятие и - учение) понимается система политических, социальных, правовых, философских, нравственных, религиозных, эстетических идей и взглядов, исповедуемых партиями, политическими течениями, общественными движениями, научными школами, отражающих их мировоззрение, идеалы, целевые установки. В идеологии осознаются, отражаются, оцениваются отношения людей к окружающей действительности, общественные отношения, социальные проблемы, положение социальных групп и слоев, их интересы, цели социально-экономического развития.

Конституционное признание идеологического многообразия (плюрализма) и свободы идеологии означает, что отдельный человек и объединения людей могут свободно разрабатывать, развивать и доводить до публичного сведения идеи, политические взгляды на те или иные общественные явления в экономической, политической, правовой, религиозной и иных сферах, свободно следовать им индивидуально или совместно с другими людьми и их объединениями; беспрепятственно распространять свои идеологические установки любыми законными способами, в том числе с использованием средств массовой информации; публично выражать свои идеологические взгляды, не опасаясь преследований со стороны государства.

При этом принципы идеологического многообразия (плюрализма) и свободы идеологии защищаются конституционным запретом на установление какой-то одной идеологии в качестве общеобязательной или государственной.

Закрепление в Конституции РФ идеологического многообразия (плюрализма) и свободы идеологии означает, что государство одинаковым образом (юридически нейтрально) относится к любым объединениям граждан, действующим в рамках закона. При этом к порядку их образования, положениям их уставов, порядку регистрации, основаниям и порядку прекращения деятельности должны предъявляться одинаковые требования. Как субъекты конституционно-правовых отношений общественные объединения обладают равными правами на участие в политической деятельности, на осуществление иных целей, предусмотренных в уставе, они несут равные обязанности перед государством, перед своими членами и другими субъектами права.

Право граждан свободно объединяться для достижения общих целей в общественные объединения гарантируется конституционным закреплением политического многообразия и многопартийности. Любые правомерно созданные объединения граждан, от клубов по интересам до политических партий, равны перед законом. Напротив, создание общественных объединений в противоправных и антиобщественных целях (такими целями, в частности, признаются: насильственное изменение конституционных основ нашей страны и нарушение ее целостности, подрыв государственной безопасности, создание незаконных вооруженных отрядов, разжигание ненависти и вражды на социальной, расовой, национальной или религиозной почве) не допускается (ч. 5 ст. 13 Конституции РФ).

Светское государство. Принцип светского государства, выступающий одной из основ конституционного строя Российской Федерации, закрепляется в ч. 1 ст. 14 Конституции РФ. Под светским государством, как правило, понимается государство, в котором взаимоотношения государства и церкви строятся на принципах взаимного невмешательства в дела друг друга, когда церковь и иные религиозные организации отделены от государственных институтов и не вправе ιδ?α λ?γος вмешиваются в их деятельность, в свою очередь, они имеют собственную сферу деятельности, куда не вмешивается государство.

Светский характер Российского государства получает свое развитие в отраслевом законодательстве и в первую очередь в положениях Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях". Согласно ст. 4 этого Закона государство:

  1. не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей на принципах свободы совести и свободы вероисповедания;
  2. не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
  3. не вмешивается в законную деятельность религиозных объединений;
  4. обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

В свою очередь, религиозные объединения:

  1. создаются и осуществляют свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, выбирают, назначают и заменяют свой персонал согласно соответствующим условиям и требованиям и в порядке, предусматриваемом их собственными внутренними установлениями;
  2. не выполняют функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;
  3. не участвуют в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления;
  4. не участвуют в деятельности политических партий и политических движений, не оказывают им материальную и иную помощь.

Вместе с тем государство и церковь в отечественной истории имеют многовековой, очень разнообразный и порой противоречивый опыт взаимодействия. Поэтому реализация рассматриваемого конституционного принципа в нашей стране встречает на своем пути известные сложности. Не случайно О.Е. Кутафин писал, что "государство чем дальше, тем больше отдаляется от принципа светскости, который зафиксирован в российской Конституции".

Социально-экономические основы конституционного строя Российской Федерации

Экономическая основа. Конституция РФ в ст. ст. 8 и 9 закрепляет экономические основы конституционного строя и учреждает базовые отношения в сфере экономики, в том числе многообразие форм собственности и свободу экономической деятельности. Такой строй экономических отношений характерен для гражданского общества и правового государства.

Важным элементом конституционного статуса государства является единство экономического пространства. Для единого целостного государства, на всей территории которого имеют верховенство федеральные законы (ст. 4 Конституции РФ), экономическое пространство должно быть единым.

Понятие "единство экономического пространства" охватывает единство рынка, т.е. свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции, свободу экономической деятельности на территории всей страны, а также свободное перемещение рабочей силы (т.е. единство рынка труда, ибо труд в значительной мере все же остается товаром, хотя его правовое регулирование, условия и т.д. носят не только экономический характер, но имеют и огромное социальное значение).

Сложные экономические условия нередко подталкивали власти отдельных субъектов Федерации к решениям, идущим вразрез с рассматриваемым конституционным принципом (например, в 1990-х годах в ряде регионов ограничивался ввоз или вывоз определенных товаров, создавались искусственные барьеры для свободного перемещения рабочей силы). Недопустимость такого подхода подчеркивал Конституционный Суд РФ.

Поддержка добросовестной конкуренции, отвечающей интересам потребителей, гарантируется нормами Гражданского кодекса РФ, Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (в ред. от 26 июня 2006 г.). Российское законодательство запрещает любые действия как государственных органов, так и иных субъектов, ведущие к ограничению добросовестной конкуренции, созданию неравных условий для товаропроизводителей. Государственный контроль в этой сфере осуществляется Федеральной антимонопольной службой РФ.

Социальное государство. Положение ст. 7 Конституции "Российская Федерация - социальное государство" является не констатацией факта, а формулировкой цели. Продвижение к этой цели связано с целым комплексом сложных задач, решение которых возможно только в условиях эффективного партнерства государства с институтами гражданского общества.

Понятие "социальное государство" (нем. - sozialstaat) впервые было введено в научный оборот в 1850 г. немецким ученым, членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской академии наук Лоренцом фон Штейном в работе по истории социального движения во Франции. Л. фон Штейн писал, что социальное государство "обязано поддерживать равенство в правах для всех различных общественных классов, для отдельной личности посредством своей власти. Оно обязано способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо в конечном счете развитие одного выступает условием развития другого, и именно в этом смысле и говорится о социальном государстве".

Как правило, под социальным государством понимается такое "государство, которое несет ответственность за достойное существование общества, влияет на распределение экономических благ в духе принципов справедливости, для обеспечения каждому человеку достойной жизни и свободного развития, подчеркивает существование обязанностей по отношению к другим людям и обществу в целом, предоставляет социальную защиту малоимущим и социально уязвимым гражданам (инвалидам, старикам, детям и т.д.), проводит социальную политику, признающую за каждым членом общества право на такой жизненный уровень, который необходим для поддержания его самого и его семьи, когда он работает, а также, в большей степени, в случае безработицы, болезни, вдовства, старости".

Политика социального государства направлена в первую очередь на создание таких условий, которые обеспечивают достойную жизнь и свободное развитие человека.

Воплощение в жизнь в нашей стране общепризнанных международных стандартов социального государства - долгий и сложный процесс, результаты которого напрямую связаны с состоянием российской экономики и темпами ее развития.

Так, согласно официальной статистике в последние годы примерно 30% работающих граждан имели доходы на уровне прожиточного минимума и ниже. Экономическая турбулентность и внешние санкции, введенные в отношении нашей страны в 2014 - 2016 гг., дополнительно осложнили их социально-экономическое положение. Большая часть российских пенсионеров, число которых, по данным Росстата, составило в 2016 г. более 42,7 млн. чел., получают пенсию ниже прожиточного минимума.

Ключевым принципом социального государства является стремление к обеспечению социального равенства. Такой подход прослеживается, в частности, в правовых позициях Конституционного Суда РФ. Так, в указанном выше

Постановлении от 4 апреля 1996 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда нормативных актов города Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих порядок регистрации граждан, прибывающих на постоянное жительство в названные регионы" подчеркивается, что в социальном государстве нельзя требовать от граждан, имущественное положение которых различно, уплачивать налоги и сборы в равном (в абсолютном исчислении) размере, ибо это противоречит принципам равенства и справедливости. Установление налогов и сборов в отсутствие каких-либо ограничений противоречило бы провозглашенным в ст. 7 Конституции РФ целям социального государства, политика которого должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Основные социальные гарантии, обеспечение которых выступает приоритетной задачей деятельности социального государства, закреплены в ч. 2 ст. 7 Конституции РФ:

  1. охрана труда и здоровья людей;
  2. установление гарантированного минимального размера оплаты труда;
  3. обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан;
  4. развитие системы социального обслуживания;
  5. установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты.

Обеспечение указанных основных социальных гарантий осуществляется в процессе реализации государственной социальной политики.

При этом основными направлениями государственной политики в области охраны труда выступают:

Конституция РФ гарантирует установление государством минимального размера оплаты труда. Указанные вопросы регулируются Федеральным законом от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда".

Защита материнства и детства, семьи осуществляется путем принятия государством мер по поощрению материнства, охране интересов матери и ребенка, укреплению семьи, ее социальной поддержке, обеспечению семейных прав граждан. Согласно ст. 10 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. В соответствии со ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) за мужчинами и женщинами, достигшими брачного возраста, признается право на вступление в брак и право основывать семью; ни один брак не может быть заключен без свободного и полного согласия вступающих в него; государством должны быть приняты надлежащие меры для обеспечения равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и при его расторжении, включая необходимую защиту детей. Указанные международные принципы развиваются в положениях Семейного кодекса РФ.

Согласно положениям Федерального закона от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" система социального обслуживания и деятельность социальных служб в Российской Федерации основываются на соблюдении прав человека и уважении достоинства личности, носят гуманный характер и не допускают унижения чести и достоинства человека. При этом в систему социального обслуживания входят, помимо соответствующих государственных органов, государственные (федеральные и региональные) организации социального обслуживания, а также негосударственные (коммерческие и некоммерческие) организации социального обслуживания (в том числе социально ориентированные некоммерческие организации) и индивидуальные предприниматели, осуществляющие социальное обслуживание.

Наконец, не менее важным направлением политики социального государства выступает государственное пенсионное обеспечение. В Российской Федерации государственное управление финансами пенсионного обеспечения осуществляется Пенсионным фондом РФ. Пенсионная система Российской Федерации за последние десятилетия претерпела несколько волн реформирования и в настоящее время включает следующие виды пенсионного обеспечения: трудовые пенсии, пенсии по государственному пенсионному обеспечению, негосударственные пенсии. Однако, как указано на официальном сайте Фонда, "реформирование пенсионной системы в Российской Федерации еще далеко от завершения".