Ювенальное право (Толстой В.С., 2015)

Правовое положение несовершеннолетних в истории России

Права и обязанности родителей и детей в истории семейного права в России

В истории России правовое регулирование положения детей в обществе определялось главным образом через указание на их положение в семье. семья – это особый мир отношений и авторитетов, она заинтересована в соблюдении обычаев, переходящих из поколения в поколение. В семье человек формируется как личность, входит в сложный круг общественных отношений, становится гражданином. Семья с древних времен является основой материальной и психологической поддержки человека, обеспечивает преемственность культурного наследия. В ее недрах закладываются и реализуются практически подлинные общественные ценности, нормы поведения. Семья – один из важнейших социальных институтов. Здоровье и процветание семьи – это гарант спокойствия общества, стабильности и развития государства. Однако в истории России семья не всегда воспринималась как ячейка взаимодействия ее членов. Реальные взаимоотношения внутри семьи порождали нередко жестокость в обращении с женщинами и детьми, далеко уходящую от смысла христианских заповедей. Неоспоримое правило о правоте старшего в семье не способствовало смягчению нравов.

В ранний период развития государства семья представляла собой организацию людей, основанную на рабском повиновении и страхе, прежде всего перед главой семьи. Регулирование семейных отношений основывалось на нормах права, выросшего из обычаев первобытно-общинного строя. Отношения в семье базировались на власти отца. Дети находились в зависимости от родителей. Жизнь ребенка полностью принадлежала родителям. Отец и мать могли распоряжаться не только свободой, но и жизнью своих детей. «Право на жизнь детей у большей части первобытных народов проявляется в том, что новорожденному ребенку жизнь оставляется лишь в том случае, когда дарует ее ему отец; в противном случае детей, особенно же девочек, предавали смерти». Из славянских народов такой обычай существовал у поморян. У восточных славян такого обычая скорее всего не было, так как подобными сведениями источники не располагают.

Правовое положение детей в дохристианский период в истории России было бесправным. Воспитание детей происходило в строгом соблюдении языческих обычаев и традиций. Родители могли продавать своих детей. Первое запрещение продажи детей появилось только в XIV в. До этого времени власть отца была всеобъемлющей. Отцы распоряжались брачной судьбой своих детей: женили сыновей и выдавали замуж дочерей по своей воле.

С принятием христианства в X в. церковь стала вести активную борьбу с язычеством за торжество индивидуальной семьи и семейной нравственности. Брак, развод, моральные отношения в семье стали регулироваться церковью. Неосвященный брак считался грехом и мог отразиться на потомках.

Христианская семья должна была подчиняться высоким нравственным канонам. В основе новой идеологии лежали трудолюбие, смирение, ответственность перед Богом. В своей деятельности церковь руководствовалась нормами византийского права, которые были включены в Кормчие книги. В Кормчих книгах ограничивалась власть отца над жизнью детей: родители уже не имели права ни на жизнь, ни на свободу своих детей. Церковь взяла жизнь детей под свою защиту. Что же касается семейного воспитания детей, то церковь придерживалась своей постоянной заповеди: «Дети учить, ать чтят родитель своих».

Положение ребенка в семье и обществе нашло отражение в летописях, Кормчих книгах, Поучениях князей, среди которых особенное место занимает Поучение Владимира Мономаха. В. Мономах учил детей, как вести себя в обществе, относиться к старшим и больным, защищать сироту: «Всего же паче убогих не забывайте, но елико могущее по силе кормите, снабдите сироту».

С XI в. на мировоззрение русских людей сильно влияла переводная литература. Самыми ранними переводами были греческие сборники двустиший, в которых были изречения, несущие нравственные поучения. Это были изречения авторитетных философов и знаменитых писателей, а также влиятельных христианских авторов: Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Сборники изречений, такие как Изборник 1076 г., «Слово о Хмеле», «Пчела», «Мерило Праведное» стали важными учебными пособиями того времени. По ним учились грамматике и основам логического суждения.

Изборник 1076 г. – одна из старейших древнерусских рукописных книг. В нем собраны нравоучительные тексты, которые представлены в виде беседы умудренного человека с сыном.

В XVI в. в Московском государстве был составлен «Домострой» – типичный для Средневековья памятник нравоучительной литературы. В основе «Домостроя» лежат «поучения от отца к сыну», известные на Руси с середины XI в. и «слова святых отец, како жити христианам». Это не литературное произведение, это своего рода сценарный план проведения жизненно важных семейных и общественных действий. Содержащиеся в «Домострое» наставления «о богоугодном устройстве жизни» представляют собой государственную идеологию в регулировании семейных отношений. Свой дом, свое личное «государство», домохозяин обязан обеспечить экономически и устроить его обитателей нравственно. Хозяйка дома в иерархии семейных отношений занимает особое место. Права и обязанности хозяина и хозяйки не пересекались, а находились во взаимодополнении. Мужчина должен быть строг, справедлив и честен. От женщины требовались чистота и послушание.

Что же касается воспитания детей, а именно с помощью довольно суровых мер, то в этом «Домострой» не оригинален. Вся средневековая педагогика была построена на телесных наказаниях. «Домострой» призывает родителей строго наказывать своих детей. «Наказывай сына своего с юности и порадуешься за него в зрелости его, и среди недоброжелателей сможешь им похвалиться, и позавидуют тебе враги твои».

Однако рукой отца, взявшего розгу, двигала не личная озлобленность карающего праведника, а идея неотвратимости наказания за проступок. Семейное начало воспитывало все последующие этапы в социальном бытии и общественном развитии человека.

«Домострой» повторял церковную заповедь о почитании родителей: «Любите отца своего и мать свою и слушайтесь их, и повинуйтесь им божески во всем, и старость их чтите, и немощь их и страдание всякое от всей души на себя возложите, и благо вам будет, и многие лета пребудете на земле. За то простятся грехи ваши, и Бог вас помилует, и прославят вас люди, и дом ваш пребудет вовеки, и наследуют сыновья сынам вашим, и достигните старости маститой, в благоденствии дни свои проводя».

Призывая родителей воспитывать своих детей в строгости, ограничении свободы, «Домострой» обращает внимание и на родительскую любовь, но остерегает родителей от любви открытой, явленной. Родителям не рекомендуется проявлять вообще никаких чрезмерных эмоций, как положительных (бурная радость, восторги, умиления), так и отрицательных (гнев, ярость). Умение сдерживать себя, скрывать свои чувства считалось важнейшим достоинством хозяина, главы семьи. Любовь к детям должна проявляться в делах, а не на словах: в каждодневной заботе, расчетливом ведении хозяйства, умении родителей обеспечить будущее своим детям.

До конца XVII в. жизнь несовершеннолетнего не признавалась равнозначной жизни взрослого; своего ребенка можно было даже убить, особенно если он посягнул на жизнь и достоинство родителей; внебрачные дети вообще не находили никакой социальной защиты.

Первые шаги в целях защиты прав детей были сделаны Ярославом Мудрым, который является составителем Русской Правды – первого древнерусского источника светского права, в котором регулируется положение детей. Однако в целом в отношениях между родителями и детьми продолжал витать дух рабства. В голодное время родители имели право на продажу своих детей в рабство. Судебник Ивана IV 1550 г. также разрешал продажу детей в холопы с тем условием, что и отец, и мать поступают вместе с ними в холопство. В XVII в. исчезло право родителей на продажу детей в холопство, однако право родителей отдавать детей в заклад за долги существовало еще долгое время.

В Соборном Уложении 1649 г. появилось право отдавать детей в услужение и монастырь. Это следовало не столько из прав родителей на детей, сколько из обязанности отдавать их в обучение и заботиться об их прокормлении. Таким образом, отношения к детям как к рабам сменяются исполнением родительских обязанностей. Подобным же образом право на жизнь детей постепенно преобразуется в право наказания их в интересах воспитания. По Соборному Уложению власть мужа над женой и детьми еще сохранялась. Отец мог наказывать своих детей, но не чрезмерно. За убийство ребенка грозило тюремное заключение. Дети за убийство родителей карались смертью. Дети отвечали за долги своих родителей. Им запрещалось жаловаться на родителей. Жалобы не рассматривались, а жалобщиков «били кнутом нещадно». Сыновья, достигшие возраста 16 лет, обязаны были начинать службу.

Петр I своим Указом от 15 апреля 1771 г. ограничил права родителей над детьми и церковную власть над брачно-семейными отношениями. При Петре I был ограничен срок отдачи детей внаем до пяти лет и запрещена подневольная отдача детей в монастыри. В Указе «О порядке наследования» в 1714 г. установлен возраст для вступления в брак: для жениха – 20 лет, для невесты – 17 лет. Родителям было запрещено принуждать своих детей к браку. Помещики не имели права продавать своих крепостных крестьян порознь, а только семьями.

Родителям разрешалось принимать воспитательные меры против непокорных детей, а в случае безуспешности таких мер родители могли отдавать своих детей в общественные заведения или смирительные дома, а также подавать жалобы в суд. В эпоху петровских преобразований в целях создания благоприятного климата в семье распространялись всякого рода поучения родителям и детям. Наиболее известны такие поучения, как «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению» и «Завещание отеческое к сыну» крестьянина Ивана Посошкова.

«Юности честное зерцало» представляет собой сборник этических правил поведения молодых людей дома и особенно в гостях. Предназначался он прежде всего для дворянских детей. В нем обращалось внимание на необходимость воспитания молодежи в духе послушания и уважения своих родителей: «Наипаче всего должны дети отца и матерь в великой чести содержать. Злословя отца и матерь, смертию да умрешь»; «Молодой отрок должен быть бодр, трудолюбив и прилежен». Петр I ставил прежде всего задачу воспитания и просвещения молодых дворян с пользой для государства. Дворянину рекомендовалось учиться в первую очередь иностранным языкам, верховой езде, танцам и фехтованию. Он должен был гордиться не знатностью, а делами и избегать роскоши. Крестьянские дети содержались в великом страхе, не допускались к праздности, всегда принуждались к работе.

Во время царствования Екатерины II с 1775 г. стали создаваться «смирительные дома». Они предназначались для детей, «кои родителям своим непослушны, или пребывают злого жития, ни к чему доброму не склонны». В эти дома детей помещали по просьбе родителей. Содержание детей определялось за счет родителей.

Родительская власть над детьми сохранялась и в XIX в. Однако в Свод законов Российской империи в 1832 г. были внесены новые положения. Закон уделял особое внимание возрасту ребенка. До 14-летнего возраста дети лишены всякой гражданской дееспособности, до 17-летнего – дети именуются как «малолетние», с 17 до 21 года – «несовершеннолетние». До 21 года дети не могли совершать сделки самостоятельно. В ст. 177 Свода законов фиксировались права и обязанности родителей и детей: дети должны были чистосердечно почитать родителей, быть послушными, покорными и любить их; дети обязаны отзываться о родителях в почтении и сносить родительские увещевания, исправления терпеливо и без ропота.

Свод закреплял властные полномочия отца, а после его смерти – матери. Родительская власть не ограничивалась возрастом детей. Место жительства детей определялось местом жительства родителей. Родители могли применять к неповинующимся детям домашние исправительные меры. По инициативе родителей без судебного рассмотрения за особые пороки и развратный образ жизни дети могли подвергаться тюремному заключению от двух до четырех месяцев.

Закон допускал узаконение и усыновление собственных внебрачных детей. Дети, рожденные незамужней женщиной от прелюбодеяния, были лишены родительского покровительства.

Родители несли ответственность за вред и убытки, причиненные малолетними детьми.

Существенно ограничивали родительскую власть дополнения к Своду законов от 12 марта 1914 г. В соответствии с ними родители уже не имели право на жизнь детей. За убийство детей их судили и наказывали по уголовным законам. Родители не могли принуждать своих детей к совершению противозаконных действий.

Таким образом, в началу XX в. сформировались основные принципы государственной политики по законодательному обеспечению интересов разных категорий детей: законных, внебрачных, усыновленных и узаконенных. Определились формы защиты прав несовершеннолетних и ограничения родительской власти над ними.

Историческое развитие института опеки и попечительства в России

Разновидностью родительской власти был институт опеки. ОПЕКАв России существовала с давних времен и относилась к компетенции государства, а не духовной власти. На Руси всегда существовало гуманное отношение к детям-сиротам, особенно брошенным. На Руси призрение (одна из форм помощи нуждающимся; призреть – значит дать кому-нибудь приют и пропитание) детей-сирот развивалось со становлением христианства и возлагалось на князей и церковь. Первое общественное призрение для детей-сирот было создано в 996 г. Великим князем Владимиром I. Его преемник, Великий князь Ярослав Мудрый, учредил сиротское училище, в котором проживали и обучались 300 юношей. Практиковалось усыновление осиротевших детей. Процедура усыновления освящалась особым церковным обрядом. «Тот, кому отдавали на руки осиротевшего ребенка, назывался печальником, ему поручалось печаловаться о детях, а печаль – это больше, чем забота. Она включала и нравственное участие». Нередко осиротевшие дети попадали в монастыри. Существовало такое понятие, как «монастырские детеныши». По мере подрастания детей приспосабливали к разным работам. Осиротевших детей брали и в зажиточные дома, где их воспитывали и обучали какому-нибудь мастерству, а по достижении совершеннолетия отпускали, что называлось «благословлять в мир».

До XVI в. институт опеки был развит слабо. Специальных законоположений на этот счет не издавалось. Чаще всего опекунами становились ближайшие родственники малолетнего без особого на то назначения. Их деятельность контролировалась приходскими священниками, в чьи обязанности входило знать семейную жизнь своих прихожан, особенно тех семей, где имелись сироты. Священник уделял этим семьям больше внимания, помогал вдовам в воспитании детей. При Иване IV опека над несовершеннолетними устанавливалась до достижения 15-летнего возраста. Затем мальчики должны были поступать на службу

В царствование Ивана IV забота о детях-сиротах входила в круг задач государственных органов управления – специальных приказов. В середине XVII в., при царе Алексее Михайловиче, получила свое дальнейшее развитие идея постепенного сосредоточения призрения в руках гражданской власти. В это время были созданы приказы, специально занимающиеся призрением бедных и сирот. После смерти мужа вдова с малолетними детьми стала получать часть поместья на «прожиток». При этом мать не являлась по закону опекуншей детей и могла управлять имением только до нового замужества. Если она выходила замуж, то опекунские обязанности возлагались на ее мужа или на родственников детей. Опекаемый по достижении совершеннолетия имел право обратиться с жалобой на действия опекуна, ущемляющего его интересы. Закон в основном регулировал конфликтные дела об опеке, но не регламентировал саму эту деятельность. Законодательство не предусматривало вознаграждение за опекунство.

В 1682 г. был подготовлен проект указа, в котором впервые ставился вопрос об открытии для детей-сирот специальных домов в целях обучения их грамоте, ремеслам и наукам. Именно этот проект зародил идею государственного призрения. В 1706 г. Новгородский митрополит Иов построил на свои средства в Холмово-Успенском монастыре первую «сиропитательницу» для детей-сирот, а в самом Новгороде он основал еще 10 таких заведений, где воспитывалось до 3 тыс. детей-сирот. Петр I в 1715 г. своим Указом предписал устраивать в Москве и других городах «гошпитали» «для зазорных младенцев, которых жены и девки рожают беззаконно, и стыда ради отметывают в разные места». Эти «гошпитали» существовали обычно около церковных оград. Когда дети подрастали, то мальчиков отдавали в учение какому-нибудь мастерству, а девочек в услужение. Петр I изменил возраст совершеннолетия – с 15 до 20 лет. В его Указе о единонаследии 1714 г. были определены три способа назначения опекунов :

  1. завещание родителей;
  2. законное правило;
  3. распоряжение правительства.

О правах и обязанностях опекунов говорилось не только в Указе о единонаследии, но и в Инструкции магистратам 1724 г. Наследник недвижимого имущества должен был иметь у себя в сохранении часть движимого имущества, принадлежащего его братьям и сестрам, пока они не достигнут совершеннолетия. Он должен был кормить их, снабжать чем надобно и учить грамоте. По достижении ими совершеннолетия он должен был каждому выдать сполна его наследственный жребий, не вычитая издержек, потраченных на него во время его малолетства.

Магистрат имел право назначать опекуна. Опекуну по описи передавалось все движимое и недвижимое имущество подопечного. По достижении питомцем совершеннолетия опекун должен дать отчет о своем управлении. После тщательной проверки отчета имущество передавалось подопечному под роспись. Кроме того, магистрат обязан был осуществлять контроль за деятельностью опекунов, определенных родителями, чтобы они содержали детей в добром призрении и воспитании, а оставшееся после родителей имущество питомцев хранили и приумножали. В 1722 г. Указом Петра I введена опека над душевнобольными (безумными и сумасшедшими – «дураками», как говорилось в Указе).

Указ о единонаследии был отменен Анной Иоанновной в 1731 г. Оставлен был лишь запрет верить каким-либо письмам и записям несовершеннолетних.

В 1742 г. Елизавета Петровна разрешила Сенату продавать имения малолетних для уплаты долгов.

При Екатерине II был сделан самый значительный шаг вперед по пути развития института опеки и попечительства за всю предшествующую историю государства. Закон от 7 ноября 1775 г. «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи» учреждал дворянскую опеку, сиротский суд и другие органы, обязанные следить за деятельностью опекунов. Опекунами могли стать родственники сироты или посторонние лица, зарекомендовавшие себя с положительной стороны. Закон запрещал определять опекунами расточителей собственных имений, лиц, находившихся в ссоре с родителями сироты, и лиц, совершивших неблаговидные поступки.

В обязанности опекунов входило вести учет прихода и расхода, стараться увеличить доходы с имения малолетнего, содержать в порядке строения, находящиеся на территории, принадлежащей опекаемому. По окончании своей деятельности опекуны давали полный отчет дворянской опеке. За труды опекунам разрешалось брать 5 % из ежегодных доходов подопечного. ДВОРЯНСКАЯ ОПЕКАподчинялась Верхнему земскому суду, который рассматривал конфликты между опекунами и дворянской опекой.

По образцу дворянской опеки был учрежден городской СИРОТСКИЙ СУД,который ведал опекунскими делами купеческих и мещанских вдов и малолетних сирот. Обязанности сиротского суда были аналогичны обязанностям дворянской опеки. Таким образом, Закон 1775 г. предусматривал регулирование всей системы опеки : органов, в чью компетенцию входила организация опеки, порядка обжалования действий опекунов, а также вознаграждения за их работу. Государство придало институтам опеки правовое закрепление, которое имело цель защитить права несовершеннолетних.

Опекунство существенно отличалось от родительской власти рядом признаков. Во-первых, оно длилось до совершеннолетия подопечного. Во-вторых, неправомерные действия опекунов осуждал закон и несовершеннолетний мог просить о защите для себя.

К опекуну законодатель относился как к постороннему лицу, который временно помогает несовершеннолетнему управлять имением. Поведение опекуна могло стать предметом разбирательства в органах государственной власти. В семейные же отношения государство не вмешивалось. Более того, оно защищало интересы главы семьи. Родители, желавшие сохранить власть над детьми, всегда находили у государства поддержку.

Екатерина II существенно изменила положение незаконнорожденных подкидышей. Если раньше они становились крепостными своего воспитателя, то теперь они стали поступать до совершеннолетия в ведомство приказов общественных учреждений, после чего они становились вольными. За владельцами закреплялись только незаконнорожденные дети крепостных матерей. В каждой губернии, а их было 50, учреждались приказы общественного призрения, в обязанности которых входил контроль за сиротскими домами. С 1770 г. стали строиться воспитательные дома, целью которых было истребление злодейства, уменьшение нищенства и воспитание детей с выгодой и пользой для государства. Крестьянские дети, оставшиеся без родителей, поступали на воспитание родственникам или посторонним людям вместе с наследством. Сироты, у которых не осталось после смерти родителей никакого имущества, существовали на мирские подаяния. Широкое распространение имел детский труд. Дети в возрасте от 9 до 12 лет трудились на полотняных мануфактурах. По действующему законодательству в XVIII–XIX вв. дети мастеровых принадлежали заводскому ведомству и использовались на работе с 12 лет. Однако на практике часто использовался труд детей, не достигших этого возраста. Фабрикантам и заводчикам это было выгодно, так как детский труд ценился гораздо дешевле, чем труд взрослых. И лишь в 1885 г. были введены ограничения на использование детского труда, которые состояли в следующем:

Ответственность за нарушение этих правил возлагалась на владельцев заводов и фабрик. Контроль за ними осуществляла особая правительственная инспекция с широкими полномочиями.

В 1817 г. была установлена опека в отношении детей священнослужителей, в 1818 г. – в отношении сирот личных дворян, в 1820 г. – в отношении лиц, осиротевших за границей. Законов о крестьянской опеке не было: в этой сфере действовал обычай.

В XVIII–XIX вв. происходило формирование системы общественного и частного призрения. В 1837 г. появился новый вид социальной опеки – детский приют. Первый детский приют «Убежище для детей» был открыт при Демидовском доме призрения трудящихся в Петербурге. Приют предназначался для дневного присмотра за детьми, матери которых работали на промышленных предприятиях. Вскоре стали открываться детские приюты и в других регионах страны. Это побудило правительство принять в 1839 г. Положение о детских приютах. Заметной вехой в законодательстве стал Закон от 12 марта 1891 г. «О детях, усыновленных и узаконенных». Отныне детей можно было не только узаконивать, но и усыновлять. Причем это правило распространялось на всех детей без исключения. Ограничения вводились лишь для усыновителей. Так, не разрешалось усыновлять тем, кто имел своих собственных или узаконенных детей, а также лицам моложе 30 лет.

В XX в. детские и попечительские организации входили в Ведомство учреждений императрицы Марии – государственный орган по управлению благотворительностью в Российской империи.

В 1913 г. ввиду большой смертности детей, особенно младенческого возраста, было создано Всероссийское попечительство об охране материнства и младенчества под покровительством императрицы Александры Федоровны.

Попечительство должно было устраивать приюты для матерей и детей и способствовать усвоению правильных навыков по уходу за младенцами. Во главе Попечительства стоял совет, назначаемый императрицей. Средства Попечительства образовывались из пособий, поступающих из казны, и пожертвований.

Романовский комитет, созданный в память 300-летия царствования Дома Романовых, покровительствовал делу призрения беспризорных сирот сельского населения. Это было оформлено Законом от 29 июня 1914 г., а 7 июля 1915 г. во время Первой мировой войны царем подписан Указ «Об учреждении земледельческих приютов для детей увечных и павших воинов».

Романовский комитет оказывал помощь сиротам в возрасте от 2 до 12 лет, содержащимся в сиротских домах, и детям в возрасте до 17 лет, проживающим в общежитиях при ремесленных отделениях и школах.

История развития наследственных прав детей в России

В российском законодательстве определены имущественные права детей на наследство своих родителей. Законодательно наследственное право закреплено уже в Русской Правде – памятнике законодательства XI–XII вв., считающемся самым ранним из дошедших до современных исследователей кодексом правовых норм раннесредневековой Руси. Приоритетным было наследование по завещанию с обеспечением законной доли всех членов семьи. Наследование по закону применялось лишь в том случае, когда после смерти главы семьи не оставалось завещания. В этом вопросе наблюдается разный подход законодателя к определению круга наследников. Например, после смерти бояр и дружинников наследовать недвижимое имущество могли сыновья и дочери, а после смердов – только сыновья. Во всех случаях «двор» переходил к младшему сыну как менее способному к самостоятельному существованию. Имущество малолетних детей после смерти отца находилось под управлением матери – вдовы, но если она выходила замуж, то назначался опекун из отцовского рода. Мать и опекун отвечали за имущество малолетних детей и несли материальную ответственность за его утрату.

В источниках права Московского государства – Судебниках 1497 и 1550 гг. детям оставались родовые вотчины и поместья с обязательным условием поступления на службу к царю. Имущественные права дочерей и сыновей были неодинаковыми. Сыновья получали в наследство недвижимое и движимое имущество, а дочери только движимое (приданое). Внебрачные дети «как плод блуда» не имели права на наследство.

По Соборному уложению 1649 г. недвижимое имущество могли наследовать и дочери, но лишь при условии отсутствия сыновей. Вдова с малолетними детьми получала часть поместья на «прожиток», т. е. в пожизненное владение.

При Петре I недвижимое имущество могло быть завещано только одному из сыновей, а при отсутствии их – одной из дочерей. Остальные наследовали лишь свою долю движимого имущества. При наследовании по закону действовал майоратный порядок, согласно которому недвижимость передавалась старшему сыну, а движимое имущество делилось поровну между остальными наследниками. Наследник недвижимого имущества назначался опекуном над малолетними братьями и сестрами.

Изменилось также положение незаконнорожденных детей: по Воинскому уставу отец был обязан содержать своих незаконнорожденных детей, а также их мать. Однако незаконнорожденные дети были сильно ограничены в правах: они не имели право носить фамилию отца и наследовать имущество родителей.

По законодательству XIX в. наследниками первой очереди по закону считались сыновья, затем – внуки и правнуки. При отсутствии наследников мужского пола ими становились дочери, внучки и правнучки умершего. Сестры при живых братьях получали 1/4 часть недвижимого имущества и 1/8 часть движимого.

До 1912 г., если среди наследников были и сыновья дочери, наследство делилось таким образом, чтобы сыновьям досталась большая часть, а дочерям – меньшая. Новый Закон от 3 июня 1912 г. отменил это правило и уравнял права сыновей и дочерей в наследовании движимого и недвижимого имущества. Внебрачные дети могли по закону наследовать только благоприобретенное имущество матери.

История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних правонарушителей в России

Несмотря на то что древнерусское законодательство имело довольно развитую систему норм, упорядочивающих имущественные отношения, ответственность малолетних за совершение ими тех или иных правонарушений оно никак не регулировало. В начальном периоде развития уголовного права Российского государства не были установлены возрастные границы несовершеннолетних правонарушителей, однако действовало церковное правило, которое считало, что до 7 лет ребенок безгрешен.

В разных правовых сборниках того времени можно встретить статьи в защиту несовершеннолетних и даже об освобождении их от наказания. Так, в Уставе Ярослава Мудрого о земских делах говорится о том, что лица, не достигшие 12-летнего возраста могут подвергаться разным наказаниям наравне со взрослыми, однако смертная казнь к ним не применяется. Судебник 1550 г. не разрешал несовершеннолетним участвовать в поединках со взрослыми и целовать крест как доказательство своей невиновности. А вот по Соборному уложению 1649 г. царя Алексея Михайловича детей вместе с родителями, которые совершили преступление против церкви и личности царя, могли «казнить смертию».

В законодательстве Петра I не было общего закона о малолетних преступниках – имелось лишь несколько частных постановлений. По Воинским артикулам Петра I малолетних преступников за воровство должны были наказывать лозами их родители. Малолетние преступники освобождались от пыток, кроме тех случаев, когда они обвинялись в государственных преступлениях или убийстве.

Указ Елизаветы Петровны от 23 августа 1742 г. определил возраст малолетнего преступника в уголовных делах – это лицо в возрасте до 17 лет. До достижения этого возраста малолетних преступников не могли пытать, наказывать кнутом и казнить. С 1744 г. возраст малолетних преступников был снижен до 12 лет. За совершение тяжких преступлений малолетние подвергались публичному сечению плетьми и отсылались в монастыри, где должны были работать на самых тяжелых работах. За менее тяжкие преступления малолетних правонарушителей наказывали плетьми и розгами. Таковы были первые законодательные акты о малолетних преступниках.

Несколько полнее определен порядок ответственности малолетних в Указе Екатерины II 1765 г., по которому была установлена ответственность малолетних с 10 лет. Детей, не достигших этого возраста, отдавали для наказания и исправления родителям или помещику, если это был ребенок крепостных крестьян. Правонарушителей от 10 до 15 лет наказывали розгами, а от 15 до 17 – плетьми. Для подростков от 10 до 17 лет допускались смягчения наказаний. В 1775 г. были созданы совестные суды, в которых рассматривались дела по обвинению малолетних преступников. Совестные суды в своей деятельности должны были руководствоваться человеколюбием и справедливостью.

Во второй половине XVIII в. в Санкт-Петербурге открывается рабочий дом для освобожденных из тюрьмы, для необученных ремеслам и «вообще для павших, но не утративших чувство стыда и доброй воли». Таким образом, можно считать, что в XVIII в. были заложены основы законодательной защиты несовершеннолетних.

Свод законов Российской империи 1832 г. малолетних преступников до 10 лет признавал абсолютно невменяемыми и отдавал виновных на исправление родителям или опекунам. Малолетние преступники в возрасте от 10 до 14 лет освобождались от каторжных работ, наказаний кнутом и плетьми. Преступники в возрасте от 14 до 17 лет освобождались от телесных наказаний, но приговаривались к каторжным работам.

Уложение 1845 г. установило следующие возрастные градации:

Отрочество и юность признавались законодателем как основание для смягчения наказания за совершенные преступления. Согласно ст. 146 Уложения 1845 г. наказание уменьшалось на одну или две степени, если несовершеннолетний был вовлечен в преступление совершеннолетним. Однако в случае повторного совершения преступления он нес ответственность наравне с совершеннолетними.

В 1864 г. был издан «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», в котором в первый раз упоминалось о помещении малолетних преступников в исправительные приюты. В декабре 1866 г. появился «Закон об учреждении исправительных приютов». Данный Закон считал исправительные приюты средством нравственного воспитания несовершеннолетних, которые попадают туда по приговору суда. Исправительные приюты находились в подчинении Министерства внутренних дел. Срок нахождения в исправительном приюте определял мировой судья. Несовершеннолетние преступники могли оставаться в приюте только до достижения ими 17-летнего возраста.

Закон от 2 июня 1897 г. «О малолетних и несовершеннолетних подсудимых» установил в отношении малолетних и несовершеннолетних подсудимых значительные позитивные процессуальные изменения, которые предусматривали:

К несовершеннолетним в возрасте от 17 до 21 года Закон допускал возможность применения каторги и отправки на поселение, а также заключения в тюрьму или в специальные помещения.

Русские прогрессивные юристы того времени оценивали Закон «О малолетних и несовершеннолетних подсудимых» как реакционный.

Однако изложенные выше нормы позволяют говорить и о положительных тенденциях развития уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, в частности о совершенствовании защиты их прав. Усилиями передовых отечественных правоведов уголовное законодательство дополнилось нормами, смягчающими наказание несовершеннолетних преступников. Впервые в уголовном праве появилось понятие вменяемости несовершеннолетних. Специальные исправительные учреждения стали заменять содержание несовершеннолетних преступников в тюрьмах иными мерами наказания. В России появились первые признаки ювенального права, в основу которого были положены принципы гуманизма и справедливости.

К первому десятилетию XX в. уголовный процесс был дополнен особым ювенальным судопроизводством. В 1910 г. в Санкт-Петербурге был создан первый суд по делам несовершеннолетних. Затем такие суды были созданы в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Любаве, Риге, Томске, Саратове.

Функции производства по делам несовершеннолетних осуществлял специальный мировой судья, избираемый мировым съездом по постановлению общего собрания судей. Профессиональная подготовка такого судьи предполагала знание им детской психологии, поэтому предпочтительны здесь были врачи и педагоги. К его компетенции относились дела о преступлениях несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, а также суд над взрослыми, посягающими на права детей, не достигших 17 лет, или отрицательно влияющих на них. Такой судья осуществлял судебный надзор за работой учреждений, принимающих на себя заботу о несовершеннолетних преступниках.

В 1913 г. в компетенцию «детского суда» были включены дела о беспризорных несовершеннолетних в возрасте до 17 лет. Это сразу расширило сферу гражданского и опекунского судопроизводства.

Создание ювенальных судов способствовало устранению жестокости обычного разбирательства уголовных дел. Эти суды ставили на первый план воспитательные цели, что восполняло недостатки надзора и попечения о ребенке и ослабляло угрожающую ему опасность разрушения семейных уз. Большое значение придавалось изучению личности несовершеннолетнего правонарушителя и причин, побудивших его к совершению правонарушений.

Таким образом, в законодательстве России конца XIX – начала XX в. содержались юридические нормы, предусматривавшие уменьшение ответственности для несовершеннолетних преступников. Как уголовное, так и уголовно-процессуальное законодательство включали в себя положения о повышенной юридической защите несовершеннолетних подсудимых. Применение тех или иных мер наказания находилось в зависимости от возраста преступника и характера совершенного им преступления. Самой жестокой мерой наказания являлось лишение свободы, менее жестокой – стеснение свободы малолетнего, а самой мягкой категорией мер были поручительство и ответственный надзор родителей, опекунов и других близких обвиняемому лиц.

Целью судов по делам малолетних преступников было не возмездие, а исправление и сохранение для общества работников и граждан.

Рассмотрев уголовное законодательство в историческом аспекте, можно сделать вывод, что оно в разные периоды своего развития преследовало цели перевоспитания и исправления несовершеннолетних преступников, а также предупреждения детской преступности.