Уголовное право России (Жалинский А.Э., 1997)

Преступления против жизни и здоровья

  1. Общая характеристика преступлений против личности
  2. Понятие и виды преступлений против жизни и здоровья
  3. Преступления против жизни
    1. Убийство. Понятие и виды
    2. Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств
    3. Убийство из ревности
    4. Убийство из мести
    5. Убийство в ссоре или драке
    6. Иные виды простого убийства
    7. Убийство при отягчающих обстоятельствах
    8. Убийство двух и более лиц
    9. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга
    10. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника
    11. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности
    12. Убийство, совершенное с особой жестокостью
    13. Убийство, совершенное общеопасным способом
    14. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой
    15. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом
    16. Убийство из хулиганских побуждений
    17. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера
    18. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести
    19. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего
    20. Убийство, совершенное неоднократно
    21. Убийство при смягчающих обстоятельствах. Убийство матерью новорожденного ребенка
    22. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
    23. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
    24. Превышение пределов необходимой обороны
    25. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
    26. Превышение мер, необходимых для задержания
    27. Иные преступления против жизни. Причинение смерти по неосторожности
    28. Доведение до самоубийства
  4. Преступления против здоровья
    1. Причинение вреда здоровью. Понятие и виды
    2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
    3. Иной вред здоровью, опасный для жизни
    4. Прерывание беременности
    5. Заболевания наркоманией и токсикоманией
    6. Неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью
    7. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
    8. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта
    9. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
    10. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
    11. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности
    12. Иные виды преступлений против здоровья. Побои
    13. Истязание
    14. Заражение венерической болезнью
    15. Заражение ВИЧ-инфекцией
  5. Преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье
    1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
    2. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации
    3. Незаконное производство аборта
    4. Неоказание помощи больному

Общая характеристика преступлений против личности

В ст. 2 Конституции Российской Федерации провозглашается, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Глава 2 Конституции гарантирует право каждого человека на жизнь, охрану собственного достоинства, свободу и личную неприкосновенность, а также неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени (ст. 20-23). Охрана личности от преступных посягательств является важнейшей задачей уголовного законодательства. Приоритетность указанной задачи обусловливает, в частности, то место, которое занимают в Особенной части УК РФ преступления против личности. Особенная часть УК открывается разд. VII "Преступления против личности", который состоит из пяти глав (16-20), предусматривающих ответственность за криминальные посягательства на те или иные блага и интересы человека.

Преступления против личности — это общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом и непосредственно посягающие на безопасность жизни, здоровья, свободу, честь и достоинство, половую неприкосновенность, конституционные права и свободы человека и гражданина, интересы семьи и несовершеннолетних.

Родовым объектом таких преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность личности. Этот родовой объект включает в себя ряд указанных в законе видовых объектов, с учетом которых все преступления против личности можно классифицировать следующим образом:

  1. преступления против жизни и здоровья — гл. 16 УК (ст. 105-125);
  2. преступления против свободы, чести и достоинства личности — гл. 17 УК (ст. 126-130);
  3. преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности — гл. 18 УК (ст. 131-135);
  4. преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина — гл. 19 УК (ст. 136-149);
  5. преступления против семьи и несовершеннолетних — гл. 20 УК (ст. 150-157).

Исходя из особенностей непосредственного объекта преступления внутри некоторых из названных групп могут быть выделены определенные подгруппы родственных их характеру преступлений.

Прежде всего это относится к преступлениям против жизни и здоровья, которые подразделяются в УК РФ на: а) преступления против жизни (ст. 105-110); б) преступления против здоровья (ст. 111-118, 121, 122); в) преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст. 119, 120, 123-125).

Преступления против свободы, чести и достоинства личности включают две подгруппы преступлений: а) против личной свободы (ст. 126-128); б) против чести и достоинства (ст. 129-130).

В преступлениях против конституционных прав и свобод человека могут быть выделены преступления: а) против политических прав и свобод (ст. 141-142, 149); б) против социальных прав и свобод (ст. 136, 144- 147); в) против личных прав и свобод (ст. 137-140, 148).

Преступления, указанные в гл. 20 УК, подразделяются на две группы: а) преступления против несовершеннолетних (ст. 150-152, 156); б) преступления против семьи (ст. 153-155, 157).

Понятие и виды преступлений против жизни и здоровья

В ст. 3 Всеобщей декларации прав человека говорится, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Это положение воспроизведено в ст. 20-23 Конституции РФ. Всемерная охрана жизни и здоровья человека — важнейшая задача уголовного законодательства.

Ответственность за преступления против жизни и здоровья предусмотрена в гл. 16 УК РФ (ст. 105-125).

Преступления против жизни — это общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом и непосредственно посягающие на безопасность жизни человека.

УК РФ предусматривает ответственность за следующие преступления против жизни: убийство (ст. 105); убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106); убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107); убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108); причинение смерти по неосторожности (ст. 109); доведение до самоубийства (ст. 110).

Преступления против здоровья — это общественно опасные деяния, предусмотренные уголовным законом и непосредственно посягающие на безопасность здоровья человека.

УК РФ предусматривает ответственность за следующие преступления против здоровья: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111); умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114); умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115); побои (ст. 116); истязание (ст. 117); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118); заражение венерической болезнью (ст. 121); заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122).

Помимо указанных криминальных деяний в гл. 16 УК РФ предусматривается также ответственность за преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье. К их числу относятся: угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119); принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120); незаконное производство аборта (ст. 123); неоказание помощи больному (ст. 124); оставление в опасности (ст. 125).

Видовым объектом этих преступлений, предусмотренных гл. 16 УК, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Рассматриваемые преступления уже давно обнаруживают неблагоприятные тенденции, наносят огромный, порой непоправимый, ущерб обществу. Только непосредственно потерпевшими от них ежегодно выступают сотни тысяч людей. Одних только убийств в последнее время регистрируется около 30 тыс. в год. По коэффициенту убийств в расчете на 100 тыс. человек населения Россия занимает одно из первых мест в мире, вдвое опережая по этому показателю США. На протяжении ряда последних лет от убийств и других преступлений, повлекших смерть людей, Россия теряет ежегодно в среднем 75 тыс. человек.

Все это обусловливает настоятельную необходимость усиления борьбы с преступлениями против жизни и здоровья, включая эффективное использование уголовно-правовых средств, о которых идет речь в гл. 16 УК.

Преступления против жизни

Убийство. Понятие и виды

Жизнь человека — важнейшее, от Бога данное ему благо, — бесценна. Она относится к непреходящим общечеловеческим ценностям. Утрата жизни необратима и невосполнима. "Не убий" — такова первая заповедь Закона Божьего. Именно поэтому уголовное законодательство любого цивилизованного государства считает убийство человека наиболее тяжким преступлением.

Убийство – это уголовно противоправное, умышленное лишение жизни другого человека.

В УК РФ 1996 г. впервые в истории отечественного уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Согласно ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку. В отличие от УК РСФСР (ст. 106) новый УК РФ не знает термина "неосторожное убийство", ибо в общественном сознании убийство ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК РФ самостоятельный состав преступления (ст. 109).

Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, состояния здоровья и жизнеспособности, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти. По справедливому замечанию Штюбеля, право прожить час столь же священно, как и право прожить 80 лет.

Под началом жизни человека следует понимать начало физиологических родов. Уничтожение плода ребенка до начала родового процесса не образует состава убийства. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно. Согласно Закону РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22 декабря 1992 г. заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Что же касается причинения клинической смерти, то в тех случаях, когда организм потерпевшего путем реанимационных мероприятий удастся оживить, содеянное следует расценивать как покушение на убийство.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Отсутствие в законе указания на противоправность рассматриваемого деяния — существенный его пробел, поскольку не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны, приведение в исполнение приговора к смертной казни и т. п.

Убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека. Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические. Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия. Например, человеку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. Так и происходит.

Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого. Обязательным признаком объективной стороны убийства является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и наступившей смертью потерпевшего.

При установлении причинной связи по делам об убийстве необходимо иметь в виду следующее:

а) действия (бездействие) субъекта, предшествующие наступлению смерти, могут быть признаны ее причиной только в том случае, если в момент их совершения они явились необходимым условием ее наступления, т. е. таким условием, не будь которого, смерть не наступила бы;

б) эти действия (бездействие) в момент их совершения должны создавать реальную возможность наступления смерти.

Сложные вопросы по установлению причинной связи возникают в правоприменительной практике, например, по делам об убийствах, совершенных в групповых драках.

Показательно в этом плане следующее дело из практики Воронежского областного суда.

Во время групповой драки между находившимися на сельскохозяйственных работах студентами и местными жителями был убит С. При наружном осмотре трупа было установлено, что С. причинены телесные повреждения в лобную и теменную области головы. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы смерть С. наступила от удара тупым предметом в теменную область головы с последующим кровоизлиянием в кору головного мозга. Телесные повреждения в лобной области головы в причинной связи со смертью не стояли. Расследованием по делу было установлено, что удар в лобную часть головы нанес С. во время драки гаечным ключом студент К. После этого студент М. деревянной рукояткой вил нанес С. смертельное повреждение в теменную область головы. Как К., так и М. действовали при этом с неопределенным (неконкретизированным) умыслом. Органы предварительного следствия и суд совершенно правильно квалифицировали по ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК РФ) действия одного лишь М. Именно эти действия явились необходимым условием причинения смерти С. и в момент их совершения создали реальную возможность ее наступления. К. был осужден по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР (п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ).

При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание месту, времени, способам и орудиям, всей обстановке совершения этого преступления. Некоторые способы совершения убийства учитываются законодателем в качестве отягчающего данное преступление обстоятельства (особая жестокость, общеопасный способ — п. "д", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Как уже отмечалось выше, субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).

Классическим примером убийства с косвенным умыслом может служить следующее дело.

Е. и К., решив ограбить магазин, напали на сторожа Г., обезоружили его, повалили на землю, связали ему руки и ноги и заткнули в полость рта носовой платок. После этого преступники ограбили магазин. Сторож Г. в результате закрытия гортани платком скончался от асфиксии. Суд отверг объяснения Е. и К. в той части, что они якобы не имели умысла лишить Г. жизни. Затыкая сторожу в полость рта платок, Е. и К. сознавали опасность своего поведения для жизни Г. и предвидели возможность наступления от этого его смерти. Преступники не желали смерти Г., однако, действуя подобным образом, они сознательно допускали смертельный исход, относясь к нему безразлично. Поэтому действия Е. и К. в этой части были правильно расценены Ростовским областным судом как убийство с косвенным умыслом.

Исключительно важное значение имеет установление по делам этой категории мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" по этому поводу, в частности, говорится: "По каждому такому делу должны тщательно выясняться все обстоятельства, в том числе "мотивы, цель и способ убийства, имеющие важное значение для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания".

Особую сложность для правоприменительной практики представляет выявление направленности умысла в момент нанесения потерпевшему тех или иных ранений. Практические работники не всегда четко знают, по каким признакам можно судить о такой направленности. А это прежде всего объективные признаки: способ причинения вреда жизни или здоровью, особенности используемых при этом орудий и средств, количество и локализация ранений, обстановка совершения преступления, характер взаимоотношений, между обвиняемым и потерпевшим, наличие и содержание предшествующих угроз, поведение обвиняемого во время и после криминального акта и др. В зависимости от сочетания указанных признаков и решаются вопросы о направленности умысла и его видах, разграничении убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, отграничения покушения на убийство от причинения вреда здоровью той или иной степени тяжести, убийства от неосторожного причинения смерти и др.

Показательно в этом плане следующее дело.

П. и Е. затеяли в автобусе ссору с Ш. и И. На остановке Ш. и И. вышли из автобуса и попытались укрыться от преследователей в парадном одного из домов, но те догнали их. П. нанес И. удар ножом в грудь и дважды ударил в грудь ножом Ш. Раненый Ш. попытался спрятаться в подъезде соседнего дома, но Е. обнаружил его и ударил скамейкой по голове, а подоспевший П. еще раз нанес Ш. удар ножом. Дальнейшее избиение Ш. было прекращено благодаря вмешательству граждан. П. и Е. скрылись, а Ш. и И. были доставлены в больницу в тяжелом состоянии. Спустя три часа Е. умер; Ш. были причинены тяжкие телесные повреждения.

Районный народный суд квалифицировал действия П. и Е. как умышленное причинение тяжких телесных повреждений.

Заместитель Генерального прокурора СССР в порядке надзора принес по этому делу протест. В нем отмечалось, что действия П. и Е. квалифицированы судом неправильно, поскольку орудие, которым было совершено преступление, способ его применения (нанесение ударов ножом в грудь) и характер причиненных повреждений (ранение сердца и др.) свидетельствовали об умысле П. и Е. на убийство.

Президиум областного суда удовлетворил этот протест. Дело было направлено на новое рассмотрение. При вторичном рассмотрении дела П. был осужден за убийство И. из хулиганских побуждений и за покушение на убийство Ш. по тем же мотивам; Е. был осужден за покушение на убийство Ш. из хулиганских побуждений.

Иногда в правоприменительной практике не уделяется должного внимания тем разновидностям умысла, которые прямо в законе не указаны, но относительно полно разработаны теорией уголовного права. В особенности это касается часто встречающегося по делам о преступлениях против жизни и здоровья неопределенного (неконкретизированного) умысла, при котором виновный предвидит, что в результате его действий наступят преступные последствия, но не представляет их себе достаточно определенно. В таких случаях виновный несет ответственность в зависимости от фактически наступивших последствий, что не всегда правильно понимается на практике.

Между супругами Т. сложились неприязненные отношения в связи с тем, что муж пьянствовал и поздно возвращался домой.

Однажды Т. вернулся домой ночью в нетрезвом состоянии и между супругами возникла ссора, во время которой Т. ударил жену табуретом по голове.

Нанося удар с большой силой табуретом в жизненно важный орган, Т. предвидел, что в результате его действий будет причинен вред либо жизни, либо здоровью потерпевшей, но не представлял себе преступные последствия достаточно определенно. Он и не задумывался над ними (хотел "проучить" жену). Его сознанием охватывалась возможность причинения любого вреда (от легкого вреда здоровью до повреждений, несовместимых с жизнью, как произошло на самом деле). Поскольку жена Т. от полученных повреждений скончалась, он был осужден Воронежским областным судом за убийство. Если бы она осталась жива, он бы отвечал за причинение вреда здоровью в зависимости от фактически наступивших последствий (тяжкий, средней тяжести или легкий вред).

Субъектом ответственности за убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ, может быть любое лицо, достигшее 14-летнего возраста. За остальные преступления против жизни ответственность наступает с 16 лет.

Все убийства согласно УК РФ делятся на три группы:

1) убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, указанных в законе (ч. 1 ст. 105);

2) убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105);

3) убийство при смягчающих обстоятельствах (ст. 106-108).

Следует иметь в виду, что убийство, совершенное при наличии как отягчающих, так и смягчающих обстоятельств, подлежит квалификации как убийство при смягчающих обстоятельствах (по правилам конкуренции специальных норм).

Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств

Убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Ответственность за так называемое простое убийство предусмотрена ч. 1 ст.105 УК РФ. Оно является основным составом данного преступления. Его образует умышленное причинение смерти другому человеку.при отсутствии указанных в законе отягчающих (ч. 2 ст. 105) и смягчающих (ст. 106-108) обстоятельств. Речь, разумеется, идет не вообще об отягчающих и смягчающих обстоятельствах, а только об обстоятельствах, предусмотренных ч. 2 ст. 105, а также ст. 106, 107, 108 УК.

Доля таких преступлений в общем числе совершаемых убийств составляет около 60 %.

Теория и практика относят к рассматриваемому виду убийства убийство из ревности, мести на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из сострадания по просьбе потерпевшего или без таковой и т. п. случаи убийства, когда в действиях виновного отсутствуют указанные отягчающие и смягчающие обстоятельства. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" рекомендовал судам по таким делам, особенно об убийствах, совершенных из ревности или мести на бытовой почве, тщательно выяснять все обстоятельства преступления, чтобы квалифицирующие признаки других видов убийств не остались без соответствующей юридической оценки.

Часть 1 ст. 105 УК является как бы резервной нормой. Она применяется тогда, когда имеет место убийство, не подпадающее под признаки других норм об этом преступлении.

Рассмотрим наиболее типичные виды такого убийства.

Убийство из ревности

Убийство из ревности. По определению Толкового словаря русского языка, ревность — это "страстная недоверчивость, мучительное сомнение в чьей-нибудь верности, в любви, в полной преданности".

Изучение судебной практики показывает, что ревность как мотив убийства по своему содержанию не является показателем исключительной общественной опасности совершенного преступления и личности преступника (если при этом отсутствуют отягчающие обстоятельства). Убийство из ревности образует состав "простого" убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Следует иметь в виду, что у конкретных лиц ревность может породить и такие побуждения к убийству, как месть, озлобление, зависть и т. п. Именно чувства озлобления и мести в первую очередь толкают в подобных случаях на совершение убийства, а не ревность как таковая, хотя эти мотивы тесно переплетаются. Однако, поскольку месть и озлобление обусловливаются в таких случаях чувством ревности, порождаются этим чувством, совершенные на почве этих мотивов убийства относят к преступлениям из ревности.

Для квалификации убийства как совершенного из ревности безразлично, на кого обрушилась ревность виновного. Потерпевшим при убийстве из ревности может быть как лицо, которое подозревается или уличается виновным в неверности, так и другие лица, поведение которых вызывает у виновного чувство ревности.

В первом случае потерпевшим может быть один из супругов или сожителей, проявивший неверность либо заподозренный в этом. Убийство здесь непосредственно связано с семейным бытом.

Ростовским областным судом А. был осужден за убийство на почве ревности своей жены Б. Последняя призналась ему, что была в близких отношениях с Ш. Поводом к убийству здесь послужила измена одного из супругов.

Подобные преступления могут совершаться и вне семейного быта, когда потерпевшими от преступления являются лишь знакомые убийце лица.

Во втором случае потерпевшим от убийства из ревности является действительный или мнимый соперник или соперница убийцы.

Для наличия состава убийства из ревности безразлично, была ли ревность обоснованной или мнимой, дала ли жертва какие-либо действительные основания для ревности или же ревность возникла в результате мнительности лица или ложной информации.

Убийство из ревности следует отличать от убийства из хулиганских побуждений. Мотив ревности при определенных условиях может переплетаться с хулиганскими побуждениями. В тех случаях, когда ревность выступает лишь как повод для реализации ведущего при таком сочетании хулиганского мотива, ответственность наступает по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК. Таково, например, убийство на почве нежелания потерпевшей поощрять ухаживания со стороны виновного или встречаться с ним. В подобных ситуациях необходимо тщательно выяснять, какой из мотивов (ревность или хулиганские побуждения) являлся доминирующим, определяющим поведение виновного в убийстве.

Убийство из ревности может совершаться и в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) и подпадать под признаки ст. 107 УК. Такое убийство чаще всего сопряжено с тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо его аморальными действиями.

Убийство из мести

Убийство из мести. Убийство из мести квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК РФ, если месть возникает на почве личных неприязненных отношений между виновным и потерпевшим и само убийство не осложнено отягчающими обстоятельствами, предусмотренными ч. 2 ст. 105.

Месть — это "намеренное причинение зла, неприятностей с целью отплатить за оскорбление, обиду или страдания".

Мотив мести заключается в стремлении отомстить, нанести вред потерпевшему за причиненное виновному зло. Для убийства из мести характерен мотив расплаты за те или иные действия конкретного лица.

В качестве примера убийства, совершенного на почве мести, можно сослаться на следующее уголовное дело из практики Ростовского областного суда.

Между отцом и сыном Д. сложились крайне неприязненные отношения на почве того, что отец систематически издевался над сыном, унижал и оскорблял его, запрещал жене давать ему пищу и, наконец, выгнал сына из дома. Стремясь отомстить отцу за такое поведение, сын вооружился топором, встретил отца, возвращавшегося с работы, и нанес ему два удара топором по голове, от чего потерпевший скончался.

Поводами к возникновению чувства мести могут быть самые разнообразные поступки людей.

Убийство из мести может быть совершено на почве неправомерных или аморальных действий самого потерпевшего. Такими противоправными и неэтичными действиями являются нанесение потерпевшим оскорбления виновному, избиение последнего, издевательства над ним, причинение ему какой-либо обиды и т. п.

Убийство из мести за неправомерные либо аморальные действия потерпевшего не свидетельствует об исключительной общественной опасности совершенного преступления и личности виновного. Поэтому квалификация его по ч. 1 ст. 105 УК особой сложности не представляет. Разумеется, при этом должны отсутствовать обстоятельства, предусмотренные ч. 2 ст. 105, а также ст. 107 и 108 УК.

Не вызывает трудностей и отграничение такого убийства из мести от убийства из хулиганских побуждений или от убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, поскольку поводом для таких убийств неправомерные или аморальные действия потерпевшего быть не могут.

Иначе обстоит дело в случаях убийства из мести за правомер­ные и этичные действия потерпевшего. Эти действия также могут быть связаны с причинением виновному определенных лишений либо с ущемлением его достоинства, что и порождает у убийцы чувство мести. Следует иметь в виду, что в подобных случаях виновный оценивает поведение других лиц субъективно, со своей точки зрения. Виновный в таких случаях расправляется с другим человеком в связи с субъективно понимаемым неугодным для него поведением последнего.

Здесь возникает вопрос о разграничении убийства из мести, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК, убийства лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105) и убийства из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105).

Следует иметь в виду, что убийство из мести за правомерные и этичные действия потерпевшего может быть и не связано с осуществлением последним служебной деятельности или выполнением им общественного долга. Например, убийство за отказ сожительствовать с виновным, дать деньги в долг, выполнить какое-либо поручение и т. п. Подобные случаи убийства из мести, не осложненные квалифицирующими обстоятельствами, необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК.

Убийство из мести за правомерные и этичные действия потерпевшего следует отличать от случаев убийства из хулиганских побуждений, связанных со стремлением отомстить потерпевшему по незначительному, пустячному поводу (за отказ дать прикурить, за сделанное замечание, шутку, "косой" взгляд и т.п. ). В последних случаях убийство совершается из хулиганской блажи и должно квалифицироваться по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство в ссоре или драке

Убийство в ссоре или драке. Убийства в ссоре или драке являются наиболее типичными видами рассматриваемого преступления, совершенного без отягчающих обстоятельств. При убийстве в ссоре или драке обычно отсутствует заранее обдуманный умысел на лишение жизни потерпевшего, чаще всего отсутствуют и отягчающие обстоятельства,  необходимые для применения ч. 2 ст.  105. Поэтому убийства в ссоре или драке и квалифицируют -преимущественно по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Некий Б. сожительствовал с гр-кой Г. Последняя систематически пьянствовала и вела аморальный образ жизни. На этой почве сожители часто ссорились и оскорбляли друг друга. В одной из таких ссор Б. нанес Г. несколько ударов стулом по голове. От полученных повреждений она скончалась.

Налицо убийство без отягчающих обстоятельств, совершенное с косвенным неопределенным умыслом.

В данном случае ссора в ее чистом виде привела к убийству. Однако ссора нередко переходит в драку, во время которой совершается убийство, хотя и не всякое убийство в драке является продолжением ссоры.

Всякая драка представляет собой столкновение, схватку двух или более (так называемая групповая драка) лиц, которая сопровождается взаимным нанесением друг другу побоев. Обе стороны в драке в какой-то степени повинны в ее возникновении, в одинаковой степени поступают неправомерно, прибегнув к противоправному способу разрешения возникшего между ними конфликта. Каждый из дерущихся находится в одинаково опасном для жизни и здоровья положении. Как правило, обе стороны в драке действуют с неопределенным (неконкретизированным) умыслом, т. е. "не знают заранее, сколь далеко зайдут во взаимном избиении друг друга". Именно поэтому убийство в драке при отсутствии указанных в законе отягчающих и смягчающих обстоятельств квалифицируется по ч. 1 ст. 105 УК.

Однако не всякое убийство в ссоре или драке образует состав "простого" убийства. Как справедливо отмечает С. В. Бородин, "ссора или драка при убийстве сами по себе без учета конкретных обстоятельств дела не являются решающими признаками для квалификации преступления". Ссора и драка — это обстоятельства, при которых совершается убийство, а мотивы его могут быть самыми разными (злоба, хулиганство, месть, ревность, корысть, неприязнь и т. п.). Наиболее типичным мотивом убийства в ссоре или драке является мотив злобы.

Злоба — это "чувство гневного раздражения, недоброжелательства против кого-нибудь" (Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т. 1. М.. 1935. С. 1101).

По ч. 1 ст. 105 УК следует квалифицировать случаи убийства в ссоре или драке лишь при отсутствии отягчающих обстоятельств, дающих основание для квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 105 УК. Следует иметь в виду, что убийство в ссоре или драке может сопровождаться и смягчающими обстоятельствами, указанными в законе. Оно может произойти в состоянии аффекта, вызванного противоправными пли аморальными действиями потерпевшего (ст. 107), и при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108).

В результате драки может иметь место также неосторожное или "случайное" причинение смерти потерпевшему.

Иные виды простого убийства

Иные виды "простого" убийства. По ч. 1 ст. 105 УК РФ помимо убийств из ревности, из мести, в ссоре или драке квалифицируются и некоторые другие виды убийства.

Речь прежде всего идет об убийстве, совершенном под влиянием тяжелых взаимоотношений в семье, на почве семейных неурядиц. Такое убийство нередко совершается во время ссоры или драки, из мести или ревности. Однако оно может носить и самостоятельный характер.

Указанное убийство подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК лишь в тех случаях, когда оно не подпадает под признаки ч. 2 ст. 105 или ст. 106, 107 и ч. 1 ст. 108 УК.

По ч. 1 ст. 105 УК квалифицируется также убийство по просьбе потерпевшего и убийство из сострадания к потерпевшему (по его просьбе или без таковой). Обычно такие просьбы поступают от безнадежно больного человека, испытывающего невыносимые страдания. Здесь следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 45 Основ законодательства Российской федерации "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Человек не по своей воле приходит в этот мир и не по своей воле должен уйти из него.

Убийство по просьбе потерпевшего и убийство из сострадания к потерпевшему могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК только в случаях, когда они совершаются при отсутствии указанных в ч. 2 ст. 105 УК отягчающих обстоятельств.

"Простым" следует считать и убийство при обстоятельствах, внешне сходных с вариантами мнимой обороны, но таковыми не являющихся, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали виновному никаких реальных оснований опасаться нападения. Речь идет о таких случаях, когда допущенная ошибка не дает основания для признания причинения смерти неосторожным или случайным.

К убийству, совершенному без отягчающих обстоятельств, можно отнести и причинение смерти с косвенным умыслом при проведении какого-нибудь научного эксперимента.

Приведенный перечень видов убийств без отягчающих обстоятельств не является исчерпывающим. Часть 1 ст. 105 УК подлежит применению и в иных случаях, когда в действиях виновного отсутствуют указанные в законе отягчающие или смягчающие ответственность обстоятельства. В частности, при недоказанности мотивов и иных обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК, подлежит применению ч. 1 ст. 105.

Убийство при отягчающих обстоятельствах

Убийство при отягчающих обстоятельствах. Убийство при отягчающих обстоятельствах или так называемое квалифицированное убийство имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные п. "а"-"н" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Перечень предусмотренных этими пунктами отягчающих обстоятельств является исчерпывающим.

От числа всех зарегистрированных убийств такие преступления, согласно данным уголовной статистики, составляют около 15 %.

Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких отягчающих обстоятельств (см. п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Рассмотрим квалифицированные виды убийства в той последовательности, как они названы в законе (п. "а"-"н" ч. 2 ст. 105).

Убийство двух и более лиц

Убийство двух и более лиц. Убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК) представляет собой совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно или на. протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым преступным намерением виновного. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" прямо указал, что квалификация содеянного как убийства двух или более лиц возможна, "... если действия виновного охватывались единством умысла и совершены, как правило, одновременно".

В тех случаях, когда убийство двух или более лиц совершено в разное время и не охватывалось единым преступным намерением виновного, содеянное квалифицируется как неоднократное убийство по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК.

При одновременном убийстве двух и более лиц возможно различное сочетание видов умысла:

а) прямой умысел на убийство двух и более лиц;

б) прямой умысел на убийство одного и косвенный — на убийство других лиц;

в) косвенный умысел на убийство двух и более лиц. Например, при метании гранаты в толпу из хулиганских побуждений при безразличном отношении к последствиям — смерти нескольких лиц.

О единстве преступного намерения в ряде случаев может свидетельствовать один и тот же мотив лишения жизни нескольких лиц.

Характерно в этом отношении следующее дело из практики Ростовского областного суда.

Однажды ночью на борту теплохода, стоявшего на рейде в заливе Цимлянского водохранилища, группа лиц, в том числе цыгане Г. и Ш., распивали спиртные напитки. Около трех часов ночи все сошли с теплохода на берег. В это время находившиеся в компании молодые люди К. и Т. обнаружили у себя кражу куртки и магнитофона (как выяснилось впоследствии, украл их Ш.). Они догнали цыган и стали требовать вернуть пропавшие вещи. Возникла ссора, перешедшая в драку, в ходе которой Г. и Ш. зверски избили К. и Т. и нанесли им ножевые ранения. Потерявших сознание ребят они погрузили в лодку, вывезли их в акваторию залива и там утопили. Действия Г. и Ш. в этой части были квалифицированы по п. "з" ст. 102 УК РСФСР (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Однако мотивы убийства двух и более лиц могут и не совпадать. Например, совершая убийство из корыстных побуждений, субъект одновременно лишает жизни и оказавшегося на месте происшествия свидетеля.

Содеянное может квалифицироваться по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК лишь при оконченном убийстве двух и более лиц. Убийство же одного человека и покушение на жизнь другого в тех случаях, когда умысел виновного был направлен на лишение жизни двух или более лиц, не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух или более лиц, поскольку преступное намерение убить двух лиц не было осуществлено по не зависящим от виновного обстоятельствам. В этих случаях, как указал Пленум Верховного Суда РФ, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Последовательность совершаемых преступных действий для такой квалификации значения не имеет: первая жертва может быть убита, а вторая остаться живой, или наоборот.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Этот вид убийства, предусмотренный п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, представляет повышенную общественную опасность. Рассматриваемое деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах"). Для квалификации убийства по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнении им общественного долга. Мотивом данного преступления может быть месть по прошествии определенного времени.

Под служебной деятельностью здесь надо понимать любую деятельность потерпевшего, которая является выполнением его обязанностей по службе. Это действия любого лица, входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, муниципальными и иными (негосударственными) зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Потерпевшим от преступления при этом может оказаться любое лицо — от руководителя до сторожа или охранника.

Чабан одного из агропредприятий М. утром приехал на работу в нетрезвом состоянии. По указанию управляющего отделением агропредприятия С. он был отстранен от работы. В тот же день М., решив отомстить С., взял из дома охотничье ружье и, зарядив его патроном с крупной дробью, пришел на ферму. Увидев в помещении фермы стоявших рядом друг с другом С. и Т., он с целью убийства С. с расстояния двух метров произвел в него выстрел. От полученного проникающего огнестрельного ранения брюшной полости С. скончался в ту же ночь в больнице. Несомненно, что М. убил С. в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности (его действиями и требованиями по укреплению трудовой дисциплины).

Под выполнением общественного долга следует понимать осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей (например, депутата, общественного контролера, общественного инспектора, члена ДНД, члена различного рода общественных комиссий, домовых или уличных комитетов), так и другой общественно полезной деятельности (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении, выступление в качестве свидетеля).

Некий К. в поле пытался изнасиловать гр-ку Г. Потерпевшая оказала ему активное сопротивление, кричала, звала на помощь. Услышав крики, ей на выручку прибежал гр-н Д. Он попытался задержать К., но тот нанес ему ножевое ранение в живот, от чего Д. на следующий день скончался. Очевидно, что Д. выполнял свой общественный долг по пресечению преступного посягательства на женщину.

По п. "б" ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать лишь убийство такого лица, которое действовало правомерно, на законных основаниях. Если поводом для убийства послужили незаконные действия потерпевшего (связанные, например, с превышением служебных полномочий), содеянное не может быть квалифицировано по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК.

Уголовный закон обеспечивает повышенную охрану не только лиц, осуществляющих служебную деятельность или выполняющих общественный долг, но и их близких. Под близкими потерпевшего здесь понимаются как его близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры; дед, бабушка, внуки), так и супруги (сожители), а также иные лица, интересы которых дороги потерпевшему (например, иные родственники, жених, невеста, любовник, любовница, друзья и др.). Надо только иметь в виду, что их убийство в данном случае совершается именно в связи со служебной или общественной деятельностью потерпевшего и виновный, как и в предыдущих случаях, сознает это.

Данный вид убийства предполагает наличие у виновного как прямого, так и косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни.

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105), — новый квалифицированный вид рассматриваемого преступления. УК РСФСР 1960 г. его не предусматривал. Включение данного обстоятельства в качестве квалифицирующего убийство в новый УК РФ объясняется, во-первых, крайне неблагоприятными тенденциями таких преступлений, как похищения людей и захват заложников, их экстремальным ростом и возрастанием тяжести причиняемых ими последствий, и, во-вторых, определенной переоценкой отношения в обществе к посягательствам на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии. Следует иметь в виду, что похищенные лица и заложники в большинстве случаев также находятся в беспомощном состоянии.

Состояние беспомощности означает, что потерпевший лишен возможности оказать преступнику эффективное сопротивление или уклониться от посягательства. Это осознается убийцей, и он, осуществляя преступление, использует такое состояние жертвы. По п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство лица, находящегося в обмороке, бессознательном состоянии, опасном для жизни положении, тяжелой степени алкогольного или наркотического опьянения, престарелого, больного, спящего, малолетнего, а в ряде случаев и несовершеннолетнего. При этом виновный должен осознавать, что совершает убийство лица, находящегося в беспомощном состоянии.

А. был осужден за убийство с особой жестокостью своей матери, которая была парализована и находилась в беспомощном состоянии. А. нанес потерпевшей удар топором в грудь.

Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответственно ст. 126 либо 206 УК РФ. Пунктом "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ при этом охватывается не только убийство похищенного или заложника, но и убийство других лиц в связи с похищением человека или захватом заложника (в большинстве таких случаев возможна также дополнительная квалификация по п. "к" ч. 2 ст. 105).

Убийство, предусмотренное п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК), представляет повышенную общественную опасность. Она обусловлена тем, что лишается жизни не только женщина, но и плод человека — зародыш будущей человеческой жизни.

В качестве обязательного условия для применения п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ закон выдвигает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей, заведомость такого знания. Данная норма должна применяться лишь в тех случаях, когда виновному в момент совершения убийства достоверно известно, что женщина находилась в состоянии беременности. О таком знании могут свидетельствовать наличие внешних признаков беременности и другие фактические данные.

А., находясь в состоянии опьянения, на почве ревности кухонным ножом совершил убийство своей жены. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта потерпевшая находилась в состоянии беременности сроком 5-6 недель, о чем А. было известно (со слов самой потерпевшей и лиц из их окружения, а также по ее внешнему виду — имел место сильный токсикоз). Исходя из этого, Московский городской суд сделал обоснованный вывод, что А. при совершении убийства заведомо знал о беременности потерпевшей, и осудил его по п. "ж" ст. 102 УК РСФСР (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственности по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Продолжительность беременности, а также источник осведомленности о ней не имеют значения для квалификации содеянного по данной норме. На правовую оценку содеянного не влияет также то обстоятельство, погиб ли в результате убийства беременной женщины ее плод или нет.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к причинению смерти потерпевшей. Мотивы убийства беременной женщины для квалификации содеянного по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК значения не имеют.

Если виновный исходит из ошибочного предположения о беременности потерпевшей, которой в действительности не было, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений — покушения на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченного простого или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством убийства (ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 либо ч. 2 ст. 105 с другим пунктом). Налицо в данном случае будет именно идеальная совокупность указанных преступлений.

Убийство, совершенное с особой жестокостью

Убийство, совершенное с особой жестокостью. Данный вид убийства предусмотрен п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Всякое убийство свидетельствует об известной жестокости преступника. Однако для убийства, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая ("нечеловеческая", исключительная) жестокость.

Необходимо иметь в виду, что согласно закону особая жестокость связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости (см. п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Содержание юридического понятия "особая жестокость" шире понятия "особая мучительность". Под особой жестокостью убийства следует понимать как особую жестокость способа убийства и его последствий (сюда включается и особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особую жестокость личности убийцы (его исключительное бессердечие, безжалостность, свирепость, беспощадность), проявившуюся в совершенном преступлении.

К особой жестокости могут быть отнесены, в частности, случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания, или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение человека заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.).

Такой, например, характер носили действия Н. и Н-на, осужденных Ростовским областным судом за зверское убийство на почве ссоры гр-на К. Преследуя цель причинить К. особые мучения и страдания, подсудимые нанесли ему множество ударов в область головы, шеи, туловища. Н.избивал К. стулом, колол лезвиями ножниц, а Н-н наносил ему удары железными ножками табурета, отрезал ему ножницами уши, лезвием безопасной бритвы резал ему кожу на спине. Истязание К., находившегося в беспомощном состоянии, длилось не менее трех часов. Он стонал, вскрикивал, хватался руками за пол, но Н-н сказал: "Пусть подыхает, пусть мучается!" От полученных множественных повреждений К. скончался.

Особая жестокость проявляется и в случаях, когда виновный после нанесения ранения потерпевшему намеренно усугубляет его страдания тем, что препятствует оказанию ему помощи.

Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что причиняет им этим особые страдания (см. п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

П., ранее дважды судимый, систематически злоупотреблял алкоголем, учинял скандалы в доме и избивал свою сожительницу О., от которой у него было два малолетних сына.

О. работала в котельной одной из общеобразовательных школ. Однажды П. пришел на работу к О. (вместе с ней там находились и сыновья) и стал требовать, чтобы она шла домой. О. не могла покинуть место работы. Тогда П. избил ее и заявил, что, если она не выполнит его требования, он убьет их годовалого сына.

О. взяла сына на руки, но П. вырвал его из ее рук, схватил за ноги и на глазах у О. ударил головой о бетонный пол. От полученной черепно-мозговой травмы мальчик тут же скончался.

Ростовский областной суд признал убийство ребенка в присутствии матери совершенным с особой жестокостью.

Особая жестокость может выражаться и в глумлении над трупом (кроме случаев его уничтожения или расчленения с целью скрыть преступление). Такое глумление нередко вызвано стремлением получить дополнительное удовлетворение низменных, изуверских наклонностей: злобы, извращенных сексуальных потребностей и т.п.

Следует иметь в виду, что не каждое убийство, совершенное путем нанесения потерпевшему большого количества ранений, может признаваться как совершенное с особой жестокостью. Большое число ранений может быть обусловлено не только особой жестокостью виновного, но и его возбужденным состоянием, стремлением довести до конца начатое преступление, активным сопротивлением жертвы и т. п.

При совершении убийства с особой жестокостью субъект должен осознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни и предвидеть особо жестокие последствия своего деяния, а также желать либо сознательно допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни.

Следует иметь в виду, что установление особой жестокости не входит в компетенцию судебно-медицинской экспертизы, так как понятие "жестокость" не является медицинским. Этот вопрос разрешается следственными и судебными органами.

Убийство, совершенное общеопасным способом

Убийство, совершенное общеопасным способом. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2 ст. 105 УК), налицо в тех случаях, когда, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный сознательно применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни не только потерпевшего, но и других лиц (см. п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

К числу таких способов следует отнести убийство путем взрыва, поджога, затопления, обвала, разрушения строений и сооружений в местах, где помимо потерпевшего находятся другие лица, путем выстрелов в толпу, организации аварии автомашины, на которой ехало несколько лиц, отравления воды и пищи, которой помимо потерпевшего пользуются другие лица, удушения газом многих людей, применения иных источников повышенной опасности.

А. изготовил из ранее приобретенного взрывчатого вещества и электродетонатора взрывное устройство и установил его у входа на свой земельный участок. Когда группа подростков пыталась проникнуть на участок, взрывное устройство сработало и взрывом были убиты 3., М. и Г.

Налицо убийство трех лиц, совершенное общеопасным способом (п. "а" и "е" ч. 2 ст. 105 УК).

Указание закона об опасности для жизни многих людей следует понимать как опасность причинения смерти не только потерпевшему, а еще хотя бы одному человеку. Квалифицирующим обстоятельством в данном случае является сам по себе способ совершения преступления. Поэтому действия виновного будут квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК и в том случае, когда от них пострадал только один человек. Если же при убийстве, совершенном общеопасным способом, причинена смерть двум или более лицам, виновный подлежит ответственности по п. "а" и "е" ч. 2 ст. 105 УК.

В тех же случаях, когда помимо убийства определенного лица, совершенного общеопасным способом, одновременно причинен вред здоровью других лиц, действия виновного следует квалифицировать (помимо п. "е" ч. 2 ст. 105) также по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью.

Опасность лишения жизни других лиц должна быть при этом реальной, а не мнимой, существовать в действительности, а не быть лишь предполагаемой. На это обстоятельство неоднократно,указывал Пленум Верховного Суда РФ. Субъективная сторона рассматриваемого преступления может выражаться как в прямом, так и в косвенном умысле. Виновный должен осознавать, что избранный им способ убийства опасен для жизни не только одного человека.

Ж. на закрепленной за ним автомашине ЗИЛ-555 подъехал к закусочной, где с приятелями употреблял спиртные напитки. В связи с тем, что ему не отпустили пиво без очереди, он учинил скандал. Посетители закусочной С. и Б. стали успокаивать Ж., но он продолжал вести себя непристойно, оскорбил их. Тогда С. и Б. нанесли ему побои. Решив за это им отомстить, Ж. сел за руль автомашины и с целью убийства С. и Б., стоявших у служебного входа в закусочную, направил на них автомобиль с расстояния 20-22 м. Увидев угрожавшую им опасность, С. и Б. отскочили в сторону, а стоявшей рядом с ними трехлетней девочке К., которая не успела убежать, в результате наезда автомашины были причинены тяжкие телесные повреждения, от которых она скончалась на месте.

Очевидно, что, покушаясь на убийство С. и Б. общеопасным способом, Ж. действовал с прямым умыслом. Что же касается убийства девочки К., совершенного тем же способом, то здесь имел место косвенный умысел. При этом Ж. осознавал, что действует общеопасным способом.

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуществляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца.

Убийство признается совершенным группой лиц прежде всего в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного на то сговора. Такое убийство возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом. По п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Речь идет об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителей, заранее договорившиеся о совместном его совершении, каждый из которых выполнял действия, составляющие часть объективной стороны преступления. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

При этом квалификация убийства как совершенного группой лиц (без предварительного сговора и по предварительному сговору) может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в убийстве, действовали согласованно в отношении потерпевшего; сознанием каждого преступника при этом охватывался факт способствования друг другу в совершении убийства, причем как групповое убийство должны квалифицироваться не только действия лиц, непосредственно причинивших смерть потерпевшему, но и действия тех, кто содействовал этому путем применения к потерпевшему физического насилия (например, держал жертву за руки, в то время как другой наносил ей ножевые ранения).

Таким образом, субъектами данного вида убийства являются только соисполнители, т. е. лица, непосредственно участвовавшие в лишении потерпевшего жизни и оказывавшие на него соответствующее физическое воздействие. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" указывается, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

В тех случаях, когда имеет место соучастие в убийстве с разделением ролей, организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие физического насилия к потерпевшему, однако способствовавшие совершению убийства другими лицами, не несут ответственности по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК за убийство, совершенное группой лиц. Их действия квалифицируются по ст. 33 и соответствующей части (пункту) ст. 105 УК.

Что же касается убийства, совершенного организованной группой, то здесь речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства). Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполнителями. Поэтому ссылка на ст. 33 УК при квалификации здесь не нужна.

Разумеется, и в таких ситуациях требуется, чтобы действия участника организованной группы находились в причинной связи с совершенным убийством и чтобы этот преступный результат охватывался умыслом виновного. Должно быть установлено именно участие каждого члена организованной группы в содеянном. Объективное вменение, основанное лишь на принадлежности лица к такой группе, недопустимо.

В качестве примера совершения убийств организованной группой приведем следующее дело.

В период с 1993 по 1995 гг. организованная преступная группа, руководителем которой являлся Б., совершила сорок одно "заказное" убийство в Москве, Московской области, Новокузнецке на почве раздела сфер влияния, связанных с продажей нефти. Группа состояла из одиннадцати активных членов. Каждый из них, с позиций нового УК РФ, должен признаваться соисполнителем совершенных убийств, разумеется, при доказанности его участия в содеянном.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, предусмотрено п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. В УК РСФСР 1960 г. речь шла только об убийстве из корыстных побуждений (п. "а" ст. 102). Дополнения нового Кодекса в основном носят уточняющий характер, ибо и при убийстве по найму, и при убийстве, сопряженном с разбоем, вымогательством или бандитизмом, доминируют корыстные мотивы. Правда, бандитизм иногда может совершаться и при отсутствии корыстного мотива (то же касается и наемных убийств).

По определению Толкового словаря В.Даля, корысть — это "страсть к приобретению, к наживе, добыче". Корысть как мотив убийства есть стремление к извлечению материальной выгоды в самом широком смысле слова. Убийство из корыстных побуждений имеет место в тех случаях, когда мотивом совершения этого преступления явилось получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества.или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т. п.) или намерение избавиться от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязанностей, платежа алиментов и др.) (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Примером такого убийства является следующий случай из судебной практики.

К. взял в долг у своего знакомого 1600 долларов США, 400 из которых он отдал через два месяца, а остальные 1200 не вернул, несмотря, на неоднократные требования.

С целью избавиться от возврата долга К. решил убить своего кредитора. Взяв малокалиберный револьвер и бельевую веревку, он вместе с С. на автомашине, управляемой У., обманным путем вывезли потерпевшего на проселочную дорогу, где К., осуществляя свое преступное намерение, в салоне автомашины набросил ему на шею веревку и стал душить. Когда веревка оборвалась, К. из малокалиберного револьвера выстрелил потерпевшему в голову.

После этого К. вместе с С, вытащили раненого потерпевшего из салона автомашины и бросили в придорожную канаву с водой, при этом К. пытался его добить, нанеся удары ногами по голове.

После того, как К., С. и У. покинули место происшествия, потерпевший выполз на дорогу, где скончался от огнестрельного ранения.

Налицо типичное убийство из корыстных побуждений.

По п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство, совершенное не только для получения личной материальной выгоды, но и с целью добиться материальной выгоды для других лиц, в судьбе которых виновный лично заинтересован.

Для признания убийства корыстным необходимо установить, что корыстный мотив на его совершение возник у виновного до осуществления преступного деяния и обусловил его; при этом не требуется, чтобы цель убийства была непременно достигнута. Главное, чтобы, совершая данное преступление, виновный руководствовался корыстным мотивом.

В тех случаях, когда корыстные побуждения не были мотивом убийства, завладение имуществом убитого не может являться основанием для квалификации содеянного по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

Убийства по найму, получившие в последнее время значительное распространение (так называемые заказные убийства), в основном также совершаются по корыстным мотивам. Однако не только по мотивам корысти. В отдельных случаях такие убийства могут совершаться и без ориентации на получение материальной выгоды (например, служащий частной охранной структуры выполняет приказ шефа об устранении несговорчивого конкурента, не получая за это материального вознаграждения, а руководствуясь только своеобразным пониманием "служебного долга" или мотивом солидарности). В этой связи вызывает возражение категоричность рекомендации учебника, в соответствии с которой, "если согласие лица убить человека продиктовано иными (не корыстными. — Э. П.) побуждениями... то оно несет ответственность за так называемое простое убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ".

В качестве примера "заказного" убийства можно сослаться на следующее дело, рассмотренное Санкт-Петербургским городским судом.

Тридцатилетняя Н. решила избавиться от собственной матери, чтобы одной безраздельно владеть ее квартирой. В поисках киллера она, просматривая объявления в рекламных газетах, наткнулась в одном из номеров "Рекламы-Шанс" на объявление следующего содержания: "Возьмусь за любую хорошо оплачиваемую работу, связанную с риском". Женщина позвонила по телефону .некоему К. Во время личной встречи тот согласился совершить убийство за 10 млн. рублей. Н. порекомендовала его своей матери как массажиста. Во время "сеанса" К. перерезал своей жертве горло.

Исключительную общественную опасность представляют также убийства, сопряженные с разбоем, вымогательством и бандитизмом.

В качестве примера совершения убийств при разбойных нападениях можно привести дело по обвинению Ч., приговоренного Московским городским судом к расстрелу.

Зимой 1994 г. Ч. в лифтах жилых домов совершил серию разбойных нападений на женщин, одетых в дорогие шубы, с целью завладения их имуществом. Четыре из этих нападений завершились убийством потерпевших, каждой из которых Ч. нанес множественные ножевые ранения. Своих жертв преступник выискивал около пунктов обмена валюты или у выхода станций метро, крался за ними следом до тех пор, пока они не входили в лифт. Там он на них нападал, убивал и грабил.

Если убийство совершено при разбойном нападении либо оно сопряжено с вымогательством или бандитизмом, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений (по п. "з" ч. 2 ст. 105 и соответственно по ст. 162, 163 и 209 УК) (см. п. 5 и 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" и п. 13 постановления от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм").

Изучение следственной и судебной практики показывает, что при квалификации убийств как корыстных нередко допускаются ошибки. Иногда убийство квалифицируется как совершенное из корыстных побуждений, в то время как в действительности имеют место иные мотивы (месть, ревность, семейные неурядицы и пр.). Как правило, это делается в тех случаях, когда совершению убийства предшествуют какие-либо споры имущественного характера (например, потерпевший не платит обусловленную сумму денег, не отдает долг). При этом забывается, что лишь стремление получить благодаря лишению жизни потерпевшего какие-либо выгоды материального характера либо намерение избавиться от материальных затрат дают основание квалифицировать убийство как совершенное из корыстных побуждений. В силу этого не расцениваются как корыстные убийства, совершаемые с целью удержания или сохранения имущества, уже принадлежащего виновному (например, убийство мелкого воришки при отсутствии состояния необходимой обороны). Судебная практика не относит такие убийства к корыстным.

При корыстном убийстве, не сопряженном с разбойным нападением и бандитизмом, виновный всегда действует с прямым умыслом. Убийство же, сопряженное с разбоем и бандитизмом, может быть совершено и с косвенным умыслом.

Надо иметь в виду, что действия организатора, подстрекателя или пособника убийства из корыстных побуждений надлежит квалифицировать по ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК независимо от того, какую цель они лично преследовали. В правоприменительной практике, однако, еще встречаются ошибки при квалификации действий соучастников в таких убийствах.

Между супругами К. сложились неприязненные отношения. Жена, решив избавиться от мужа, предложила Б., ранее судимому за тяжкое преступление, убить супруга, пообещав заплатить за это крупную сумму денег. Ночью Б., вооружившись ножом, пришел в квартиру к К. Нож он отдал жене К. Та показала, где спит ее муж, и подала ему топор. Этим топором Б. нанес спящему К. удар по голове. Затем женщина передала Б. нож, которым он нанес потерпевшему ранение в область сердца, от чего тот скончался.

Краевым судом К. была осуждена за пособничество и подстрекательство к убийству без отягчающих обстоятельств (по УК РФ — ч. 4 и 5 ст. 30 и ч. 1 ст. 105), а Б. — за корыстное убийство по найму (п. "з" ч. 2 ст. 105). При этом суд указал в приговоре, что К. действовала не из корыстных побуждений, а из чувства мести, вследствие сложившихся между нею и мужем личных неприязненных отношений, непосредственного участия в лишении жизни мужа она не принимала.

Правовая оценка краевым судом действий К. была ошибочной, поскольку ее признали виновной в соучастии в совершении такого преступления, которого никто не совершал. В подобных случаях квалификация действий соучастников зависит от квалификации действий исполнителя. Именно подстрекатель в данном случае побудил у исполнителя убийства корыстные побуждения, пообещав ему вознаграждение. Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, в своем постановлении указал, что действия пособника или другого соучастника должны квалифицироваться по статье, предусматривающей ответственность за совершенное преступление, и по статье о видах соучастников в преступлении (в данном случае — по ч. 4 и 5 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105)*.

Убийство из хулиганских побуждений

Убийство из хулиганских побуждений. Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105 УК) — это убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (см. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Характерными для этого вида убийства являются не личные, а хулиганские мотивы, т. е. побуждения, которые указывают на явное неуважение виновного к обществу, пренебрежение к правилам общежития и элементарным нормам морали. Хулиганские мотивы выражаются в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, общественным интересам, показать свое пренебрежение к окружающим, продемонстрировать цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу и пьяную "удаль", отомстить кому-либо за явно незначительную обиду, за справедливо сделанное замечание и т. п. Нередко такие убийства совершаются без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства. Например, хулиган убивает человека, не давшего ему прикурить, отказавшегося распивать с ним спиртные напитки, сделавшего ему замечание о недостойном поведении в общественном месте и т. п.

Московским областным судом был осужден за совершение убийств из хулиганских побуждений С., ранее шесть раз судимый за тяжкие преступления.

Освободясь из мест лишения свободы, С. носил без соответствующего разрешения самодельный нож, признанный впоследствии холодным оружием, и пистолет системы "ТТ" с боеприпасами. Как-то вечером он встретил незнакомых ему Б., Б-ву и В. и высказал намерение застрелить шедшую рядом с ними собаку, демонстрируя при этом пистолет. Б-ва схватила С. за полы плаща и позвала на помощь мужа. Тогда С., действуя из хулиганских побуждений, с целью убийства произвел выстрелы сначала в В., а затем в Б-ву, после чего пытался выстрелить в В., но пистолет дал осечку. А затем он ножом нанес шесть ударов в левую половину груди Б., семь ударов в ту же область — Б-вой и девять ударов в грудь и живот В. От полученных ранений супруги Б. скончались, а смерть В. не наступила лишь благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.

В данном случае С. совершил из хулиганских побуждений особо тяжкие преступления: убил двух ни в чем не повинных граждан и из тех же побуждений покушался на убийство третьего человека.

Если виновным помимо убийства из хулиганских побуждений были совершены иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, то содеянное им надлежит квалифицировать по п. "и" ч. 2 ст. 105 и ст. 213 УК.

Умышленное убийство, совершенное виновным из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения не должно квалифицироваться по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Особую сложность на практике представляет отграничение убийства из хулиганских побуждений от убийства в драке или ссоре, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК. Правильное решение этого вопроса зависит от внимательного изучения всех обстоятельств дела и в особенности от тщательного анализа субъективной стороны преступления.

Для правильного отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке следует выяснять, кто явился их инициатором и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его, в качестве повода к убийству.

Так, если зачинщиком и активной стороной в ссоре или драке являлся потерпевший, спровоцировавший столкновение, если поводом к конфликту послужили его неправомерные или аморальные действия, виновный в убийстве такого потерпевшего не может отвечать за убийство из хулиганских побуждений. Практика показывает, что в тех случаях, когда убийства в ссоре или драке совершаются при отсутствии хулиганских мотивов, как правило, в происшедшем бывают виноваты в той или иной степени обе стороны. Если же ссору или драку спровоцировал убийца своим неправомерным или аморальным поведением, если он являлся активной стороной в этом столкновении и действовал по мотивам явного неуважения к окружающим, содеянное следует квалифицировать по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК (см. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Во дворе дома группа граждан играла в домино. К ним подошел А., находившийся в нетрезвом состоянии, стал нецензурно выражаться и мешать игре. Когда игравшие попытались уговорить его прекратить безобразничать, А. беспричинно ударил рукой по лицу Е. и разбросал фишки домино. Хулиганское поведение А. вызвало возмущение присутствующих. Е., М. и К. оттолкнули А. от стола, нанеся ему несколько ударов. Через некоторое время А. вновь возвратился и стал приставать к М. и другим, а затем заявил М.: "Жаль, я не нашел топор, а то бы зарубил тебя". В ответ на хулиганские действия и угрозы М. вновь ударил А. После этого А. ушел домой, взял свое ружье, зарядил его и, подойдя к сидевшему на скамейке М., выстрелом в упор убил его. За убийство из хулиганских побуждений А. был осужден Московским городским судом к расстрелу.

Место совершения убийства для его оценки как совершенного из хулиганских побуждений значения не имеет. Это не обязательно общественное место, хотя чаще всего такие убийства совершаются в общественных местах. Это может быть и изолированная квартира, поле, лес, безлюдная дорога и т. п. Важно только, чтобы умысел на совершение убийства был вызван хулиганскими побуждениями виновного.

Убийство из хулиганских побуждений может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Этому преступлению во многих случаях свойственна конкуренция мотивов, в том числе и чисто бытовых (месть, ревность, злоба и пр.). Однако ведущим, доминирующим при этом является хулиганский мотив.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ), совершается по крайне низменным мотивам.

Убийство с целью скрыть другое преступление характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель скрыть как ранее совершенное преступление, так и другое преступление, которое предполагается совершить в будущем. Для квалификации по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, сам убийца или иное лицо совершило (или собиралось совершить) "другое" преступление. Под "другим" преступлением следует понимать любое по степени общественной опасности преступление. Пунктом "к" ч. 2 ст. 105 УК охватываются, например, случаи убийства свидетеля, потерпевшего, лица, у которого находятся доказательства преступления, и др.

Между М. и его восьмидесятилетним отцом сложились крайне неприязненные отношения. Они привели к тому, что М., будучи в нетрезвом состоянии, во время очередной ссоры ударами ножа убил отца. В доме в это время никого больше не было, но сразу после убийства туда пришла бывшая жена потерпевшего — К. Увидев в коридоре труп, она стала кричать. С целью сокрытия преступления М. с особой жестокостью убил и К. (потерпевшей было причинено 39 колото-резаных ран и другие повреждения), после чего он сбросил трупы в колодец.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления. Путем убийства преступник стремится облегчить совершение преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия виновный может осуществить как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления.

Примером такого убийства является следующее дело.

В мае 1995 г. в одной из квартир дома по улице Воронцовские пруды в г. Москве были зверски убиты четверо подростков — учащихся 9-10-х классов. У всех у них было перерезано горло. Из квартиры были похищены ценные вещи.

Убийство совершил житель Северного Кавказа X., знакомый хозяев квартиры. Наметив ограбление квартиры,он под вечер подмешал подросткам в чай клофелин и, когда они потеряли сознание, приступил к грабежу.Однако внезапно один из подростков очнулся, и тогда X. хладнокровно перерезал ему горло. Таким же образом были убиты и остальные.

Несомненно, что убийство совершено с целью облегчить, а затем и скрыть начавшееся ограбление квартиры.

Поскольку в законе указана специальная цель совершения данных преступлений — "скрыть другое преступление или облегчить его совершение", содеянное предполагает наличие у виновного только прямого умысла.

Преступление, ради облегчения или сокрытия которого совершено убийство, подлежит самостоятельной юридической оценке.

Частным случаем рассматриваемых преступлений является и убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Виновный в этих случаях может совершить убийство в процессе совершения самого изнасилования или насильственных действий сексуального характера, чтобы парализовать сопротивление потерпевшей (потерпевшего) или из садистских побуждений. Такое убийство может быть совершено и после изнасилования или насильственных действий сексуального характера с тем, чтобы скрыть совершенное преступление и избежать ответственности. Сюда же следует отнести случай убийства по мотивам мести за оказанное при совершении этих сексуальных деяний сопротивление (см. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Жертвой данного вида убийства может быть как потерпевшая (потерпевший) при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера, так и другие лица, которые были убиты в связи с совершением данных преступлений (пытавшиеся, например, помешать осуществлению преступления либо оказать помощь в изобличении виновного).

Показательно в этом отношении дело М., приговоренного Ростовским областным судом к расстрелу.

После сдачи последнего экзамена десятиклассницы П. и Б. под вечер возвращались домой. События происходили в сельской местности. В это время мимо них по дороге на автомашине проезжал М., он был в нетрезвом состоянии. Девушки остановили машину и попросили его подвезти их до села. В пути следования М. свернул с дороги, остановил машину в поле и стал домогаться от попутчиц вступления с ним в половую связь. Они оказали ему активное сопротивление. Тогда М. из имевшегося у него охотничьего ружья застрелил П., затем настиг убегавшую В., повалил и изнасиловал ее, после чего имевшимся у него ножом с целью сокрытия совершенных преступлений убил и ее.

Убийство, совершенное в процессе изнасилования или осуществления насильственных действий сексуального характера, чаще всего характеризуется косвенным умыслом, когда виновный, применяя насилие для преодоления сопротивления жертвы, сознательно допускает в таких случаях возможность причинения ей смерти. Для других случаев более характерен прямой умысел на причинение смерти, обусловленный мотивом мести за оказанное сопротивление либо целью сокрытия совершенного преступления.

Исходя из того, что, совершая убийство при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера, виновный посягает на два объекта — жизнь потерпевшей (потерпевшего) и половую свободу, т. е. осуществляет два самостоятельных преступления, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что содеянное следует квалифицировать по совокупности совершенных преступлений (п. "к" ч. 2 ст. 105 и ст. 131 или 132 УК, предусматривающих ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера) (см. п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Особую, исключительную общественную опасность представляют садистские сексуальные убийства. Для садиста доминирующее, всепоглощающее значение при сексуальном вожделении имеет сам акт насилия над жертвой, причем насилие принимает противоестественные, уродливые формы в виде причинения сильных болевых ощущений, телесных повреждений и даже смерти.

Преступники-садисты, как правило, весьма изобретательны, осторожны и настойчивы в достижении своих целей. Их изобличение представляет обычно большие сложности и связано порой со значительными затратами времени. Это нередко приводит к тому, что преступники совершают значительное количество аналогичных преступлений, вызывающих большой общественный резонанс.

Серийные (многоэпизодные) сексуальные убийства всегда наводили ужас на людей. Авторы специального исследования на эту тему справедливо отмечают: "Сексуальные убийцы, как первобытные охотники, обычно выслеживают жертву, внезапно нападают на нее, приводя в состояние шока, насилуют, наносят множество телесных повреждений с исключительным неистовством, вспарывают грудь и живот, выворачивают внутренности, совершают надругательство над половыми органами, отрезают отдельные куски тела и т. д. Эти кровавые злодеяния поражают своей необычностью, неимоверной жестокостью, неумолимостью и цинизмом убийц, количеством жертв, среди которых немало детей".

Количество жертв таких маньяков, монстров, "джеков-потрошителей" измеряется порой двух- и даже трехзначными числами. Среди отечественных "вампиров" первое место в этом отношении занимает печально знаменитый Чикатило, убивший 53 человека обоего пола (1978-1991 гг.). За ним идут Михасевич, на "совести" которого жизнь 36 женщин в Белоруссии, Кузнецов, убивший в Москве и на Украине 20 женщин, балашихинский (Московская область) "потрошитель"-некрофил Ряховский, с особой жестокостью совершивший 19 сексуальных убийств и 5 покушений на убийство, Головкин (оперативные клички "Фишер", "Удав"), зверски замучивший в подвале своего дома в Одинцово (Московская область) 11 подростков. Перечень этот, к сожалению, может быть продолжен.

Уголовно-правовая оценка действий таких преступников, естественно, не однозначна, она зависит от особенностей каждого случая. Виновным в подобных злодеяниях, как правило, вменяется по совокупности целый "букет" преступлений. В этой совокупности доминирующей почти всегда будет квалификация по п. "д", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести

Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет повышенную общественную опасность.

Важнейшим условием реальной гарантированности равенства прав и свобод человека и гражданина, независимо от национальности, расы и отношения к религии (см. ст. 19 Конституции РФ), является усиление уголовной ответственности за преступления, совершенные по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Применительно к убийству указанное отягчающее обстоятельство предусмотрено п. "л" ч. 2 ст. 105 УК.

Для применения п. "л" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе (побуждения национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды либо кровной мести). Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (месть, корысть, хулиганские мотивы), в то же время он должен среди них доминировать.

Доминирующим побуждением здесь выступает нетерпимость к другой национальности или расе, религии, стремление виновного учинить физическую расправу над потерпевшим в связи с его национальной или расовой принадлежностью или вероисповеданием и тем самым унизить честь и достоинство определенной нации, расы или конфессии. Сюда также относится желание возбудить, спровоцировать национальную, расовую или религиозную вражду или рознь (например, вызвать путем убийства обострение межнациональных отношений, массовые беспорядки и т. п.). Это может быть также отмщение потерпевшему за вероотступничество либо несогласие поддержать националистическую или религиозную дискриминацию.

Как правило, такие убийства совершаются с прямым умыслом, поскольку реализуют специальную цель виновного. Однако в отдельных случаях здесь возможен и косвенный умысел, когда причинение смерти потерпевшему сознательно допускается ради достижения других целей, связанных с реализацией мотивов национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды (например, поджог храма, в котором находятся люди, к судьбе которых субъект относится безразлично).

По п. "л" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Такое убийство обусловлено стремлением отомстить обидчику или членам его семьи или рода за подлинную или мнимую обиду, нанесенную убийце либо членам его семьи или рода. Как правило, кровная месть возникает в связи с убийством родственника. Обязанность мстить за это передается из поколения в поколение, порождая новые убийства.

В Российской Федерации кровная месть как родовой обычай распространена в некоторых республиках Северного Кавказа (Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия).

Кровная месть грозит нередко не только обидчику, но и членам его семьи или рода, независимо от времени возникновения кровной обиды. По чеченским обычаям, при смерти обидчика, в отношении которого должен быть осуществлен акт кровной мести, месть переходит на его брата, на отца и других родственников по мужской линии.

Женщина вне кровной мести. Убить женщину считается делом, недостойным мужчины. Если сама женщина совершила убийство, то за нее отвечает ее брат, отец, а в некоторых случаях — муж и дети по мужской линии.

Субъектом такого преступления может быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, где еще встречается родовой обычай кровной мести. Распространительному толкованию термин "кровная месть" не подлежит. Убийство по мотиву кровной мести, разумеется, может быть совершено и за пределами той местности, где встречается этот обычай.

Убийство из кровной мести совершается только с прямым умыслом.

Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего

Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ) — новый квалифицированный вид убийства, неизвестный УК РСФСР 1960 г.

Появившиеся в печати комментарии к этой норме справедливо связывают ее принятие с расширением возможностей медицины по пересадке органов и тканей от одного человека к другому (в настоящее время производятся операции по пересадке сердца, почек, печени, селезенки, роговицы глаз и пр.), что обусловливает потребность в соответствующем донорском материале. Это может привести к совершению убийств с целью использования органов и тканей потерпевшего для трансплантации.

Субъектами такого убийства могут быть любые лица, включая медицинских работников. Цель данного убийства — использование органов или тканей потерпевшего — свидетельствует о возможности его совершения только с прямым умыслом. Мотивы совершения данного преступления преимущественно носят корыстный характер (содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п. "з" и "м" ч. 2 ст. 105), но возможны и иные мотивы (например, стремление спасти жизнь близкого человека за счет жизни постороннего лица, желание обеспечить успешное проведение медицинского эксперимента и пр.).

Следует иметь в виду, что рассматриваемое преступление может совершаться в целях использования органов и тканей потерпевшего не только для трансплантации. Возможны и иные цели (например, при каннибализме, садизме, половом фетишизме и пр.). Возможно также использование человеческих органов и тканей в промышленных целях. Главное здесь состоит в том, что убийство совершается в целях использования органов и тканей потерпевшего, характер же такого использования может быть различным.

Кстати, не так уж редко встречаются в последнее время и случаи каннибализма. Достаточно напомнить кровавую каннибальскую эпопею: охранника казанского садоводческого товарищества некоего Суклетина и его сожительницы Ш., которые в течение шести лет систематически убивали женщин для последующего употребления частей их трупов в пищу; дело людоеда Джумагалиева, о котором специалисты-психологи писали как о "диком животном, воплощенном в облике человека" (одну из убитых им женщин он разрезал на куски и засолил в бочке); дело осужденных за тяжкие преступления Маслича и Голузова, отбывавших наказание в колонии строгого режима и съевших своего сокамерника (после этого, находясь в СИЗО, Маслич убил еще двух человек); дело новокузнецкого убийцы-людоеда Спесивцева (в списке жертв которого зафиксированы 19 человек) и др. По оценкам аналитиков МВД России в стране ежегодно отмечается свыше двухсот случаев употребления человеческого мяса в пищу.

Убийство, совершенное неоднократно

Убийство, совершенное неоднократно. Убийство, совершенное неоднократно (п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ), означает противоправное лишение жизни человека виновным не в первый раз. Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" убийство считается неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления.

В специальной литературе высказывалось мнение, что п. "н" ч. 2 ст. 105 УК может применяться лишь в том случае, если ранее было совершено убийство при отягчающих обстоятельствах. Думается, что это мнение не вполне соответствует законодательному определению неоднократности, содержащемуся в ч. 1 ст. 16 УК. В данном случае неоднократность образуют как ранее совершенное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105), так и "простое" убийство (ч. 1 ст. 105).

Убийство, которому предшествовало умышленное причинение смерти, охватываемое статьями других разделов УК (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа — соответственно ст. 277, 295, 317), подлежит квалификации по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК. Исключение составляет убийство, совершенное в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, а также убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106-108). В таких случаях последующее убийство, предусмотренное ст. 105 УК, нельзя рассматривать как неоднократное.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что ответственность за рассматриваемое преступление наступает независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное убийство или нет. Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающее соответственно под ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п."и" ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. "и" ч. 2 ст. 105 УК.

Я. из неприязни совершил убийство М. Боясь разоблачения, он спустя некоторое время с целью сокрытия данного преступления убил жену потерпевшего — М-ву. Верховным судом республики действия Я. были квалифицированы по совокупности "простого" убийства (ч. 1 ст. 105 УК) и убийства с целью сокрытия преступления (п. "к" ч. 2 ст. 105). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, указала, что повторное (неоднократное) убийство подлежит дополнительной квалификации (п. "н" ч. 2 ст. 105).

Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться и в случаях:

а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление — убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 30 и п. "н" ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

В случае, когда виновный совершил убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч. 2 ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. "н" ч. 2 этой статьи закона (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Убийство не может квалифицироваться по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, если судимость за ранее совершенное убийство снята с виновного в порядке амнистии или помилования либо погашена или снята в установленном законом порядке, а также если к моменту совершения убийства истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.

Убийство при смягчающих обстоятельствах. Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство при смягчающих обстоятельствах. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК). В отличие от УК РСФСР 1960 г. УК РФ 1996 г. в ст. 106 предусматривает убийство матерью новорожденного ребенка в качестве самостоятельного и привилегированного состава убийства. Раньше рассматриваемое преступление в большинстве случаев относили к "простому" убийству.

Основания выделения данного преступления в привилегированный состав сводятся к следующему. Прежде всего надо иметь в виду, что беременность (особенно нежелательная) и физиологические роды оказывают весьма неблагоприятное воздействие на психику женщины. У беременных нередко наблюдаются ипохондрические идеи, импульсивность, навязчивое состояние. Роды являются исключительной катастрофой и революцией для организма женщины; она переживает при этом сильнейшее физическое и психическое потрясение. В этот период роженица испытывает особо болезненные психофизические страдания. Патологическое состояние роженицы в момент совершения данного преступления (не исключающее вменяемости) и дает основание рассматривать его как убийство, совершенное при смягчающих обстоятельствах. К этому часто добавляются такие "личностные" обстоятельства, как стыд перед окружающими за рождение ребенка вне брака, материальные затруднения и боязнь в связи с этим трудностей, связанных с воспитанием ребенка, тяжелые жилищные условия, подстрекательство отца ребенка, боязнь родителей и родственников и тому подобные неблагоприятные факторы. Они, разумеется, не могут исключить ответственности, но свидетельствуют о меньшей опасности виновной.

Потерпевшим от данного преступления является новорожденный. Посягательство на ребенка после начала родового процесса является посягательством на жизнь новорожденного человека. В педиатрии новорожденным признается младенец с момента констатации живорожденности до месячного возраста, в акушерстве длительность периода новорожденности признается равной одной неделе, в судебной медицине — одним суткам. В зависимости от особенностей объективной стороны и видов рассматриваемого деяния эти критерии используются по-разному (см. ниже).

Объективная сторона деяния выражается в противоправном причинении матерью смерти новорожденному ребенку. Преступление может совершаться как путем осуществления активных действий (нанесение смертельных ран, удушение, помещение в условия, исключающие жизнедеятельность ребенка), так и путем бездействия (например, отказ от кормления).

Н. у себя дома родила ребенка и с целью избавления от него не оказала ему никакой помощи (не обрезала и не перевязала пуповину, не обмыла тельце, не одела его и т. п.). В результате ребенок вскоре умер. Н. была привлечена к уголовной ответственности за детоубийство и осуждена к четырем годам лишения свободы.

В ст. 106 УК РФ фактически предусмотрены три вида детоубийства:

а) убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов;

б) убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации;

в) убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов означает, что оно совершается в течение относительно непродолжительного времени. Здесь используется судебно-медицинский критерий определения длительности периода новорожденности. Он равен одним суткам с момента появления ребенка на свет. При этом речь идет не только об убийстве новорожденного после отделения плода от тела матери и начала самостоятельной жизни, но и об убийстве ребенка, не начавшего самостоятельной внеутробной жизни (например, нанесение смертельной раны в голову рождающемуся ребенку до момента начала дыхания). Таким образом, особое труднопереносимое психофизическое состояние женщины, вызванное родоразрешительным процессом, должно учитываться как смягчающее обстоятельство применительно ко времени родов или до истечения суток с момента появления на свет новорожденного.

Другим видом детоубийства является убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Речь, главным образом, идет о родовых и послеродовых психозах. Среди них преобладают преимущественно депрессивные формы психозов, спутанность понятий, бред, возбуждение, маниакальное состояние, страх, самообвинение и т. д. "Во время родов женщина может дойти до поступков самых невероятных и даже до самоубийства...". Такие психические расстройства, не исключающие вменяемости, возможны как во время, так и после родов. Поскольку убийство и здесь совершается в отношении новорожденного, принимается во внимание педиатрический критерий определения длительности периода новорожденности. Он равен одному месяцу с момента появления ребенка на свет, хотя послеродовой период у матери длится 6-8 недель. Следовательно, убийство ребенка в возрасте свыше одного месяца нельзя квалифицировать по ст. 106 УК, даже если у матери констатируется психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Разумеется, во всех указанных случаях женщина должна рассматриваться как не могущая полностью отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими ввиду отклонения от нормального психического состояния.

Самостоятельное значение закон придает наличию психотравмирующей ситуации, в условиях которой оказывается роженица. Речь идет о фактах негативного воздействия на психику матери-детоубийцы (например, отказ отца ребенка признать его своим, его же отказ зарегистрировать брачные отношения, отказ от оказания помощи и поддержки, травля женщины родственниками и т. п.), в результате чего происходит аккумуляция отрицательных эмоций, которая приводит к аффективному поведению женщины и убийству новорожденного. Применительно к данному виду детоубийства так же, как и в предыдущем случае, используется педиатрический критерий определения длительности периода новорожденности, равный одному месяцу с момента появления ребенка на свет. Убийство ребенка в условиях психотравмирующей ситуации за пределами этого срока нельзя квалифицировать по ст. 106 УК, так как ребенок уже не является новорожденным.

Убийство матерью двух или более новорожденных (близнецов) следует квалифицировать по ст. 106 УК.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямой, так и косвенный. Это означает, что роженица осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность причинения смерти новорожденному ребенку и желает либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично. Момент возникновения умысла убить новорожденного на квалификацию данного преступления не влияет.

Субъект данного преступления — специальный. Им может быть только мать новорожденного ребенка, достигшая 16-летнего возраста. Иные лица, соисполнители такого убийства, подлежат ответственности по ст. 105 УК, так как те обстоятельства, на основании которых смягчается ответственность матери, на них не распространяются.

Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК). Рассматриваемый вид убийства предусмотрен ст. 107 УК РФ. Убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), спровоцированного противоправным или аморальным поведением потерпевшего, традиционно относится к привилегированным, менее опасным видам данного преступления.

Доля таких преступлений в общем числе совершаемых убийств составляет около 15 %.

Основанием смягчения ответственности в рассматриваемых случаях является, прежде всего, виктимное (неправомерное либо аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волнения у виновного. В психологии и психиатрии последнее носит название физиологического аффекта.

Физиологический аффект характеризуется эмоциональной вспышкой высокой степени и взрывного характера. Он выводит психику человека из обычного состояния, тормозит сознательную интеллектуальную деятельность, в известной степени нарушает избирательный момент в мотивации поведения, затрудняет самоконтроль и критическую оценку своих поступков, лишает человека возможности твердо и всесторонне взвесить последствия своего поведения. В состоянии аффекта способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в значительной степени понижена, что является одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее общественно опасным по сравнению с преступлением, совершенным при спокойном состоянии психики.

От физиологического аффекта следует отличать так называемый патологический аффект, представляющий собой временное расстройство психики. При нем наступает глубокое помрачение сознания, и человек утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо в таких случаях признается невменяемым.

Для решения вопроса о том, совершено ли деяние в состоянии физиологического или патологического аффекта, необходимо назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Аффектированное убийство признается совершенным при смягчающих обстоятельствах лишь при наличии определенных условий: 1) сильное душевное волнение и умысел на преступление должны возникнуть внезапно; 2) они вызваны противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Внезапность сильного душевного волнения, по общему правилу, состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Умысел здесь может быть только внезапно возникший. Между убийством и провокационным поведением потерпевшего, вызвавшим состояние физиологического аффекта и умысел на преступление, в подавляющем большинстве случаев не должно быть разрыва во времени. Однако возможно возникновение аффекта не сразу после противоправных действий потерпевшего, а спустя определенное время. Например, человек случайно встречает на улице субъекта, который в свое время надругался над его ребенком.

Провокация со стороны потерпевшего, вызывающая состояние сильного душевного волнения у виновного, представляет собой: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные действия (бездействие) потерпевшего; д) аморальные действия (бездействие) потерпевшего; е) систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

Насилие со стороны потерпевшего может быть физическим (например, нанесение удара, побои, истязания, причинение вреда здоровью различной степени тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование) или психическим (угроза применить физическое насилие). Насилие, вызывающее аффект, должно быть противоправным. При убийстве в состоянии аффекта, вызванного насильственными действиями потерпевшего, виновный не должен находиться в ситуации необходимой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне. Чаще всего применительно к убийству, предусмотренному ст. 107 УК, речь идет о случаях, когда насильственное посягательство закончилось и опасность лицу уже не угрожает. В то же время виновный находится в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного этим посягательством.

40-летний Б., директор частного магазина в г. Кисловодске, познакомился в кафе с 20-летней студенткой Т. и под предлогом предоставления ей работы обманным путем завел ее в помещение магазина, где, применив к ней физическое и психическое насилие, совершил с девушкой половые акты и иные действия сексуального характера. Затем он отлучился в кабинет к зазвонившему телефону. Находившаяся в состоянии физиологического аффекта, вызванного изнасилованием, Т. взяла на прилавке торгового зала, где все и происходило, три ножа хозяйственного предназначения и, когда Б. после телефонного разговора появился в коридоре, нанесла ему множество ножевых ранений, от которых он скончался. Действия Т. были квалифицированы по ст. 104 УК РСФСР (ч. 1 ст. 107 УК РФ).

Издевательство, могущее вызвать состояние аффекта, представляет собой злую насмешку, глумление над виновным. В отличие от тяжкого оскорбления, которое всегда выражается в неприличной форме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию является столь же циничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека. Таковы, например, насмешки над физическими недостатками человека или другой его ущербностью. Издевательство может быть растянутым во времени.

Подтяжким оскорблением, которое может вызывать состояние аффекта, понимается грубое, циничное, глубокое унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме. Вопрос о том, какое оскорбление считать тяжким, — это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Таково, например, оскорбление родственных, национальных, религиозных чувств. При оценке степени тяжести оскорбления учитываются и индивидуальные особенности виновного (болезненное физическое и душевное состояние, беременность и т. п.).

Примером аффектированного убийства, вызванного тяжким оскорблением и психическим насилием со стороны потерпевшего, может служить следующее дело.

Ученик 10-го класса одной из средних школ А. дружил со своей одноклассницей М. В семье последней сложилась крайне неблагоприятная обстановка, связанная с тем, что ее отчим — К., ранее неоднократно судимый, нигде не работал, систематически пьянствовал, учинял дома дебоши, избивал мать М., оскорблял ее и дочь нецензурной бранью.

Однажды, когда А. пришел на квартиру к М., пьяный К. беспричинно набросился на него, стал угрожать убийством, исключительно цинично оскорбил его. Это так взволновало А., что он частично утратил контроль над своими действиями, схватил перочинный нож и стал наносить К. удары в различные части тела. От полученных множественных ранений потерпевший скончался на месте происшествия. А. был осужден Ростовским областным судом по ст. 104 УК РСФСР (ч. 1 ст. 107 УК РФ).

Под иными противоправными действиями (бездействием) потерпевшего следует понимать такие поведенческие акты, которые хотя и не являются насилием, издевательством и оскорблением, но вместе с тем характеризуются грубым нарушением прав и законных интересов виновного или других лиц. Это может быть дерзкое самоуправство, причинение смерти или вреда здоровью не в результате насилия, шантаж, клевета, повреждение или уничтожение имущества, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, невозвращение крупной суммы долга и пр. В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 104) в ст. 107 УК РФ нет указания на то, что эти действия "повлекли или могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких". Тем самым рамки применения ст. 107 УК РФ расширены.

Подаморальными действиями (бездействием) потерпевшего понимаются противоречащие нормам морали поступки, могущие оказаться поводом для возникновения аффекта. Например, очевидный факт супружеской измены, предательство близких, "подсиживание" на работе и пр.

К. и К.-ва состояли в браке и имели малолетнего ребенка. Отношения между ними сложились напряженные, и К-ва обратилась в суд с заявлением о расторжении брака. К. любил жену и не давал согласия на развод. Суд дважды предоставлял супругам трехмесячный срок для примирения. Супружеские отношения между ними не прекращались.

Однажды К-ва заявила, что сожительствует с другим мужчиной, и потребовала, чтобы муж забрал свои вещи и ушел от нее.

Поздно вечером вернувшись домой, К. через окно спальни увидел, что в постели вместе с женой находится Ч. Взволнованный увиденным, он схватил в сарае заряженное двухствольное ружье, выставил стекло в окне, быстро проник в квартиру и на кухне произвел выстрел в Ч. , который от ранения в шею сразу же скончался, а затем выстрелил в убегавшую К-ву, но не попал. По словам К. и потерпевшей К-вой, подкрепленными другими фактическими данными, действовал он "как в тумане", "был бледен, весь трясся", плохо помнит последующие события. Хотя жена и говорила, что изменяет ему, однако он не верил ей, полагая, что она шутит. Застав жену с любовником при указанных обстоятельствах, К., несомненно, действовал в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного аморальным поведением потерпевших.

К такому же выводу пришел и Президиум Верховного Суда РФ, рассматривавший дело в порядке надзора.

В результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего может возникнуть длительная психотравмирующая ситуация, вызывающая порой состояние физиологического аффекта. В такой ситуации психическое напряжение у виновного постепенно накапливается, и когда "чаша терпения" переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое приводит к совершению убийства.

По делам этой категории довольно часто приходится сталкиваться со случаями физиологического аффекта, формирующегося постепенно под воздействием такой длительной психотравмирующей ситуации, вызванной систематическим неправомерным либо аморальным поведением потерпевшего. Особенно это характерно для убийств, совершаемых в семейно-бытовой сфере (типичный пример: из-за пьяницы-мужа в семье постоянные скандалы, дебоши, драки, оскорбления, и, наконец, отчаявшиеся домочадцы в состоянии аффекта убивают его). Известно, что УК РСФСР 1960 г. не рассматривал такую длительную психотравмирующую ситуацию в качестве основания возникновения аффекта. Однако надзорная практика нередко исходила из того, что ответственность за убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, наступает и в том случае, когда оно возникает как следствие неоднократных противозаконных действий потерпевшего, из которых последнее явилось непосредственной причиной возникновения такого состояния.

Показательно в этом отношении следующее дело.

Между супругами А. сложились крайне неприязненные отношения, вызванные продолжавшимся в течение длительного времени аморальным и противоправным поведением мужа. Супруги постоянно ссорились между собой. А., будучи пьяным, неоднократно избивал жену, она пряталась от него на чердаке, в лесу и других местах, ее часто видели с синяками. Однажды А. вновь избил жену, угрожал убить, а затем заявил, что их внук на самом деле является его сыном от снохи. Услышав это, А-ва схватила стоявшее рядом ведро и, по ее выражению, "не помня себя", стала бить им по голове сидевшего на крыльце мужа. От полученных повреждений А. скончался.

Судом первой инстанции А-ва была осуждена за убийство без отягчающих обстоятельств. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в кассационном порядке, пришла к выводу, что преступление, совершенное А-вой, — результат накопившихся в ее психике отрицательных эмоций за многие годы систематических унижений, оскорблений и побоев, которые она терпела от мужа. Действия А-вой были переквалифицированы по ст. 104 УК РСФСР (ч. 1 ст. 107 УК РФ).

Действительно, несправедливо считать более общественно опасным преступление, совершенное в состоянии аффекта, вызванного системой противоправных действий со стороны потерпевшего, чем преступление под влиянием того же аффекта, но вызванного разовым насилием, оскорблением или иным противозаконным действием. В УК РФ эта несправедливость устранена.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Умысел здесь всегда внезапно возникший. Однако это не исключает в ряде случаев наличия неприязненных, враждебных отношений между виновным и потерпевшим, относящихся к более раннему времени. Важно, чтобы умысел на убийство возник внезапно, в состоянии аффекта, спровоцированного конкретными противоправными или аморальными действиями потерпевшего.

Мотивы преступления могут быть различными. Изучение судебной практики показывает, что убийство, предусмотренное ст. 107 УК, в большинстве случаев совершается по мотивам мести или ревности. На квалификацию данного преступления мотивы влияния не оказывают, однако их выяснение часто необходимо для ответа на вопрос, было ли состояние сильного душевного волнения у лица, совершившего убийство.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 107 УК РФ) имеет место в тех случаях, если в состоянии аффекта совершено убийство двух или более лиц. Речь идет о нескольких убийствах, совершенных одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым умыслом виновного. Содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 107 УК, независимо от того, какие мотивы обусловили первое и последующие убийства. Главное, чтобы эти убийства были совершены в состояний физиологического аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением каждого из потерпевших. Аффектированное убийство одного человека и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 107 УК. Содеянное в таких случаях следует квалифицировать по ч. 1 ст. 107, а также по ст. 30 и ч. 2 ст. 107 УК.

Не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения при обстоятельствах, предусмотренных п. "а", "в" (за исключением сопряженного с похищением человека либо захватом заложника), "г", "д", "е", "ж" (имеется в виду только аффектированное убийство, совершенное группой лиц без предварительного сговора), "л" (только по мотиву кровной мести), "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (см. п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленных убийствах").

Убийство, совершенное должностным лицом в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения во время исполнения им своих служебных обязанностей, в том числе и с использованием вверенного для служебных целей оружия, следует квалифицировать по ст. 107 без дополнительной ссылки на ч. 3 ст. 286 УК.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК). Закон устанавливает ответственность за два, хотя и близких по своему содержанию, но самостоятельных преступления: а) убийство при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1); б) убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). В УК РСФСР 1960 г. была предусмотрена ответственность только за первое преступление.

Доля таких преступлений в общем числе совершаемых убийств суммарно составляет около 12%.

Ответственность по ч. 1 ст. 108 УК РФ наступает в случае, если убийство совершено при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т. е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

В таких случаях прежде всего необходимо констатировать возникновение ситуации необходимой обороны и совершение действий с целью защиты от общественно опасного посягательства, а затем уже оценивать, имело ли место явное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, вышло ли лицо за пределы правомерной обороны.

Причинение смерти посягающему при соблюдении условий правомерности акта необходимой обороны не является преступлением и потому исключает уголовную ответственность. Другое дело — убийство при превышении пределов необходимой обороны. Деяние это общественно опасно и противоправно. Однако тот факт, что лицо причинило смерть при отражении общественно опасного посягательства на правоохраняемые интересы, смягчает ответственность. Именно поэтому закон относит преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК, к привилегированным видам убийства.

Превышение пределов необходимой обороны

Превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны) представляет собой умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства (ч. 3 ст. 37 УК). Убийство при превышении пределов необходимой обороны является результатом явного (резкого, значительного, не подлежащего сомнению) несоответствия между вредом, которым угрожал посягавший, и лишением его жизни в результате оборонительных действий, между способами и средствами защиты, с одной стороны, и способами и средствами посягательства — с другой, между интенсивностью защиты и интенсивностью посягательства. Например, убийство субъекта, совершающего незначительную кражу или неквалифицированный грабеж, причинение смерти безоружному хулигану при помощи огнестрельного оружия, нанесение смертельных ранений несравненно более слабому лицу. Обороняющийся в данной конкретной ситуации не использует очевидную возможность осуществить оборону менее опасным способом, более мягкими средствами.

Усматривая в действиях обороняющегося превышение пределов необходимой обороны, правоприменительные органы не должны ограничиваться в процессуальных документах лишь общей формулировкой о "явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства", а должны конкретно указать, в чем именно выразилось превышение пределов необходимой обороны и на каких доказательствах основан этот вывод.

При решении вопроса о том, имело ли место превышение пределов необходимой обороны, не следует механически исходить из требования соразмерности средств защиты и средств посягательства, а, как отмечается в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств", необходимо учитывать "характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы".

Для установления наличия или отсутствия признаков превышения пределов необходимой обороны "судам следует иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный, и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства".

При правомерной обороне защита должна совпадать, соответствовать во времени общественно опасному посягательству. В тех случаях, когда посягательство еще не началось и отсутствовала непосредственная угроза его осуществления, а также когда оно закончилось, необходимая оборона невозможна, а следовательно, не может идти речь о превышении ее пределов. В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. по этому поводу указывается: "Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость". В таких случаях ответственность за причинение смерти посягавшему наступает по другим статьям гл. 16 УК РФ. Если при этом будет установлено, что в результате нападения обороняющийся находился в состоянии сильного душевного волнения (а практически это бывает всегда!) и смерть посягавшему причинена сразу же после окончания нападения, содеянное квалифицируется по ст. 107 УК.

В то же время надо учитывать, что состояние необходимой обороны может иметь место и при наличии реальной угрозы нападения, а также тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. В этих случаях возможны и правомерная оборона, и превышение ее пределов.

П. познакомился со студентами X. и 3. и распивал с ними спиртные напитки в баре, а затем в своей квартире, куда их привел.

Около часа ночи между ними возникла ссора: X. приставал к жене П., склоняя ее к совершению полового акта, в ответ на это П. избил его и 3. После драки X. и 3. извинились перед супругами П., и инцидент был исчерпан. Поскольку у 3. была сильно разбита губа, П. вместе с X. и 3. пошел проводить последнего в травматологический пункт больницы. В пути следования на него с ножом неожиданно напал X., а затем 3. Защищаясь, П. вырвал правой рукой нож у X. и ударом левой руки сбил его с ног, но его тут же схватил 3., с которым началась борьба, и, чтобы освободиться, он ударил 3. ножом и, упав вместе с ним, продолжал наносить ему удары в. область лица и шеи. К этому времени поднялся с земли X. и ударил П. ногой по голове. Вскочив на ноги, П. нанес удар X. ножом и вновь упал уже вместе с ним, продолжая наносить ему удары в лицо и шею. От полученных множественных ранений X. и 3. скончались.

Областным судом П. был осужден за убийство с особой жестокостью двух лиц. При этом суд не учел, что П. действовал в состоянии необходимой обороны. Ссылка в приговоре на то, что потерпевшие, когда нож оказался у П., реальной опасности для него не представляли, что каждому из них П. нанес только по одному ранению, когда они стояли, а все остальные — когда лежали на земле, свидетельствует о превышении П. пределов необходимой обороны. Президиум Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в порядке надзора, переквалифицировал действия П. по ст. 105 УК РСФСР (ч. 1 ст. 108 УК РФ).

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла (ч. 3 ст. 37 УК). Виновный осознает, что, обороняясь от общественно опасного посягательства, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти посягающему и желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому факту безразлично. Умысел здесь всегда внезапно возникший.

Превышение пределов необходимой обороны признается лишь тогда, когда защищающийся сознавал возможность отразить нападение более мягкими для посягающего средствами, но тем не менее избрал неоправданно суровые средства, заведомо для него излишние.

Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства смерти по неосторожности не может влечь за собой уголовной ответственности. Состав преступления, в таких случаях отсутствует. Это означает, что, если при отражении нападения обороняющийся, например, стреляет из пистолета или ружья в ногу либо руку посягавшего, но промахивается и попадает в голову или другой жизненно важный орган, в результате чего наступает смерть, он не подлежит ответственности.

При превышении пределов необходимой обороны, как и при правомерной обороне, доминирующим является мотив защиты от общественно опасного посягательства.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. В тех случаях, когда в ситуации необходимой обороны должностные лица правоохранительных и контролирующих органов превышают ее пределы и причиняют смерть посягавшему, ответственность наступает по ч. 1 ст. 108 УК, а не за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК).

Если убийство совершается при превышении пределов необходимой обороны при наличии отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (например, двух и более лиц), то содеянное надлежит квалифицировать только по ч. 1 ст. 108 УК.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108), необходимо отграничивать от убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107), которое также может быть спровоцировано общественно опасным посягательством. Если первое всегда совершается с целью защиты от такого посягательства, то для второго характерны иные мотивы (месть, ревность и пр.). К тому же, хотя и трудно представить себе убийство при превышении пределов необходимой обороны в спокойном, хладнокровном состоянии психики, признак сильного душевного волнения для него не является обязательным.

Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

В ч. 2 ст. 108 УК РФ предусмотрена ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. В УК РСФСР 1960 г. такой нормы не было. Вопрос об ответственности за причинение вреда задерживаемому, согласно п. 3 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на оборону от общественно опасных посягательств", в правоприменительной практике решался по правилам о необходимой обороне или превышении ее пределов. УК РФ в ст. 38 специально предусмотрел причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Ответственность по ч. 2 ст. 108 УК РФ наступает в случае, если причинение смерти задерживаемому не являлось необходимым для его задержания, т. е. явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания.

Следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, речь может идти лишь при наличии у субъекта права на задержание (которое возникает при совершении общественно опасного посягательства, обладающего признаками преступления; при реальной опасности уклонения преступника от уголовной ответственности и при реализации цели его задержания и т. д.) и непосредственно в ситуации по задержанию. Только после выясняется, превышены ли меры, необходимые для задержания лица, совершившего преступление.

Причинение смерти задерживаемому при соблюдении условий правомерности акта задержания не является преступлением и уголовную ответственность исключает. Следует иметь в виду, что лишение жизни преступника, пытающегося скрыться или иным образом уклониться от задержания, может быть признано правомерным только в случаях совершения им убийства, бандитизма, похищения человека, захвата заложника, терроризма, разбоя, изнасилования и другого тяжкого преступления, преимущественно насильственной направленности. Только в этих случаях можно констатировать, .что предпринимаемые по задержанию меры соответствуют характеру и опасности совершенного задерживаемым преступления. Причиняя смерть преступнику, задерживающий сознает, что иного выхода нет. Разумеется, при этом должны быть соблюдены и другие условия правомерности акта причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании.

Превышение мер, необходимых для задержания

Превышение мер, необходимых для задержания, применительно к комментируемому составу имеет место в тех случаях, когда применены такие средства и методы задержания, которые явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления, его личности, реальной обстановке задержания, и задерживаемому без необходимости причинен явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред — смерть.

С. работал сторожем отдела вневедомственной охраны и выполнял обязанности по охране мясокомбината. Охраняя объект, он увидел на территории комбината двух незнакомых мужчин. Пытаясь задержать их, С. потребовал, чтобы они остановились, и сделал предупредительный выстрел. Однако эти лица (как было установлено позднее, ими оказались К. и П., проникшие на территорию комбината с целью хищения мясопродуктов) побежали в сторону забора, ограждавшего охраняемую территорию.

В тот момент, когда К. и П. находились уже около лаза в заборе, С. с целью их задержания произвел в них выстрел. Этим выстрелом был убит П., а К. причинено легкое телесное повреждение.

В данном случае имело место очевидное превышение мер, необходимых для задержания. Причинение П. и К. такого вреда при указанных обстоятельствах явно не соответствовало опасности их поведения.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла (ч. 2 ст. 38 УК). Виновный осознает, что, задерживая преступника, сам совершает противоправное деяние, предвидит возможность или неизбежность причинения смерти задерживаемому и желает либо сознательно допускает ее наступление или относится к этому безразлично.

Причинение по неосторожности смерти лицу, совершившему преступление, при его задержании не влечет уголовной ответственности. Состав преступления в таких случаях отсутствует.

Смерть лицу, совершившему преступление, причиняется лишь в целях лишить задерживаемого возможности уклониться от уголовной ответственности и предотвратить совершение им новых преступлений.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. В тех случаях, когда в ситуации задержания преступника должностные лица правоохранительных органов превышают меры, необходимые для задержания, и причиняют смерть задерживаемому, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108 УК, а не за превышение должностных полномочий (ст. 286 УК).

Если убийство совершается при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, при наличии отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК (в частности, двух и более лиц), то содеянное надлежит квалифицировать только по ч. 2 ст. 108 УК.

Иные преступления против жизни. Причинение смерти по неосторожности

Иные преступления против жизни. Причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК). В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 106) УК РФ 1996 г. исключил причинение смерти по неосторожности из разряда убийств. Предложения на этот счет делались давно. Убийство и неосторожное причинение смерти — понятия разного рода. В общественном сознании понятия "убийство" и "убийца" ассоциируются лишь с умышленным причинением смерти. Убить можно только умышленно. Во многих странах законодательство достаточно резко отграничивает умышленное убийство от неосторожного причинения смерти. Так было и в законодательстве дореволюционной России. Именно на эти позиции встал УК РФ 1996 г. Причинение смерти по неосторожности — результат грубой недисциплинированности, невнимательности, неосмотрительности виновного. И хотя степень общественной опасности таких преступлений ниже по сравнению с умышленными, это вовсе не означает, что последствия данных преступлений всегда менее тяжкие. В условиях научно-технического прогресса прослеживается явная тенденция к их возрастанию. Опасность неосторожных преступлений, тем более связанных с причинением смерти человеку, недооценивать нельзя.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека.

Объективная сторона преступления выражается в определенном действии или бездействии, нарушающем те или иные правила предосторожности и причиняющем в результате смерть другому человеку. Смерть потерпевшего при этом должна находиться в причинной связи с деянием виновного.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 109 УК РФ, характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия (самонадеянности) или преступной небрежности.

Причинение смерти по легкомыслию имеет место, если лицо предвидело возможность ее наступления в результате своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на ее предотвращение (ч. 2 ст. 26). Например, переправа в ветреную погоду людей на лодке через реку в расчете на благополучный исход, основанный на предыдущем опыте, в результате чего произошла трагедия (лодка перевернулась, люди утонули).

По одному из уголовных дел Верховный Суд СССР признал наличие преступного легкомыслия (самонадеянности) в действиях Т., подключившего ограждение склада — забор из колючей проволоки — к розетке электросети с напряжением 220 вольт. Гр-ка К. во время поисков своей коровы случайно прикоснулась к забору руками и была смертельно травмирована током. Т. предвидел возможность наступления смерти от совершенных им действий, так как вывесил специальное предупреждающее объявление. Однако его расчет на то, что люди могут подойти к складу лишь со стороны дороги, где было вывешено объявление, оказался легкомысленным.

Причинение смерти по небрежности означает, что лицо не предвидело возможности ее наступления в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло ее предвидеть (ч. 3 ст. 26). Например, медицинская сестра по невнимательности дает больному вместо лекарства сильный яд; лицо производит чистку пистолета, не осмотрев его, в результате происходит выстрел и причиняется смерть другому человеку.

Следующее уголовное дело иллюстрирует случай причинения смерти по небрежности.

В целях обороны от возможных преступных посягательств Ш. Передал своему другу Ф. имевшийся у него неисправный обрез. Ф. обещал отремонтировать оружие и вернуть его, как только минует надобность в нем. Однажды вечером друзья встретились в квартире Ш. и распили бутылку водки. После этого Ф. достал из пальто обрез и в беседе с Ш., находясь за столом, стал бесцельно размахивать оружием перед его лицом. Ш. эти действия не понравились, и он попросил Ф. убрать обрез, однако тот не обратил на это внимания. Тогда Ш. со словами "маши обрезом перед своим носом" резко повернул руку Ф., в которой находилось оружие, в его сторону. Неожиданно произошел выстрел, в результате которого Ф. получил смертельное ранение в область головы.

В данном случае Ш. грубо нарушил правила обращения с оружием. Он должен был и мог предвидеть возможность выстрела. Поэтому его действия были квалифицированы как причинение смерти по неосторожности в результате преступно-небрежного обращения с оружием*.

Причинение смерти по легкомыслию представляет, по общему правилу, большую общественную опасность, чем такое же деяние, совершенное по небрежности. Это объясняется тем, что в первом случае речь идет о сознательном нарушении правил предосторожности, охраняющих жизнь человека, и предвидении возможности наступления смерти потерпевшего при легкомысленном расчете на ее предотвращение, а во втором — о непредвидении наступления смерти при наличии обязанности и возможности ее предвидения. Чаще всего причинение смерти по неосторожности является результатом преступной небрежности.

Причинение смерти по неосторожности следует отличать от случайного ее причинения, когда лицо не только не предвидело возможности наступления смерти, но и по обстоятельствам дела не должно было и не могло ее предвидеть. Вина лица в причинении смерти при несчастном случае отсутствует, уголовная ответственность исключается.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 109 УК) имеет место, если причинена смерть по неосторожности: а) вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; б) двум или более лицам.

Под ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных обязанностей понимается совершение деяний, не отвечающих полностью или частично официальным требованиям, предписаниям, правилам, в результате чего наступает смерть потерпевшего. По делам данной категории должно быть установлено, какие именно профессиональные обязанности нарушил виновный. Данная норма подлежит применению только при условии, что содеянное не образует состава иного преступления (в частности, предусмотренного ч. 2 ст. 124, ч. 2 ст. 143, ч. 2 ст. 215, ч. 2 ст. 216, ч. 2 ст. 217, ч. 2 ст. 219, ч. 2 ст. 220, ч. 2 ст. 236, ч. 3 ст. 238, ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 248, ч. 3 ст. 251, ч. 3 ст. 252, ч. 3 ст. 254, ч. 2 ст. 293 УК).

Под причинением смерти по неосторожности двум или более лицам понимается фактическое лишение жизни не менее двух человек. Причинение смерти одному человеку и тяжкого или средней тяжести вреда здоровью другого (в обоих случаях по неосторожности) квалифицируется по совокупности ч. 1 ст. 109 и ст. 118 УК.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК, — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК, когда смерть по неосторожности причинена вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, — специальный; им является лицо определенной профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профессией.

Доведение до самоубийства

Доведение до самоубийства (ст. 110 УК). Суицидальная ситуация в России весьма сложная. По числу самоубийств в сопоставимых цифрах Россия на одном из первых мест в Европе.

В ходе подготовки УК РФ предпринималась попытка ввести ответственность не только за доведение до самоубийства, но и за склонение к нему. Однако законодатель предусмотрел ответственность только за доведение до самоубийства (ст. 110), существенно скорректировав по сравнению с УК РСФСР 1960 г. (ст. 107) признаки этого преступления.

Преступление, предусмотренное ст. 110 УК РФ, представляет значительную общественную опасность. Помимо того, что оно посягает на безопасность жизни другого человека, рассматриваемое деяние характеризуется исключительной безнравственностью, коварством, циничным отношением к достоинству и душевному состоянию другого человека.

Объект рассматриваемого преступления — общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Потерпевшим от преступления может быть любой человек. В УК РФ отсутствует указание, что он должен находиться в материальной или иной зависимости от виновного, как этого требовал УК РСФСР, Тем самым круг потерпевших от данного преступления значительно расширен.

Объективная сторона преступления выражается преимущественно в активных действиях по доведению лица до самоубийства или до покушения на самоубийство. Состав рассматриваемого преступления материальный. Оконченным оно признается в тех случаях, когда в результате действий виновного последовало самоубийство или покушение на него.

Описывая объективную сторону данного преступления, законодатель указал и способы его совершения. К ним относятся: а) угрозы; б) жестокое обращение с потерпевшим; в) систематическое унижение его человеческого достоинства.

Угрозы могут касаться различных сторон жизни потерпевшего (таковы, например, угрозы отказать в жилище, лишить материальной или иной существенной помощи, покровительства, физически расправиться, разгласить позорящие сведения и пр.). Имеют значение не только содержание и форма угрозы, но и ее субъективное восприятие потерпевшим как представляющей реальную опасность для его существования, ставящей его в безвыходное положение.

Жестокое обращение означает систематичность безжалостного, грубого отношения виновного к потерпевшему. По своему объему это довольно широкое оценочное понятие. Оно охватывает различные деяния {действия или бездействие), причиняющие потерпевшему физические и психические страдания (побои, истязания, издевательства, лишение пищи и воды, средств к существованию, медицинской помощи, ограничение свободы, принуждение к выполнению бессмысленной, изнурительной работы, изгнание из жилища, преследования и пр.).

Систематическое унижение человеческого достоинства выражается в неоднократных актах оскорбления, глумлении над потерпевшим, его постоянной травле, распространении о нем клеветнических сведений, несправедливой критике и т. п.

Нередко угрозы, жестокое обращение с потерпевшим, систематическое унижение его человеческого достоинства как способы доведения лица до самоубийства сочетаются.

Б., состоя и зарегистрированном браке с К. и имея от нее троих малолетних детей, злоупотреблял спиртными напитками, неоднократно избивал жену, унижал ее человеческое достоинство. Однажды Б., будучи в нетрезвом состоянии, учинил очередной скандал. Жена, не выдержав издевательств мужа, выбежала из комнаты в кухню и выпила уксусной эссенции. Жизнь ее была спасена лишь благодаря своевременно оказанной медицинской помощи. Б. был осужден за доведение своей жены до покушения на самоубийство.

Ответственность по ст. 110 УК РФ возможна лишь при доведении лица до самоубийства путем совершения противоправных действий. Она исключается, если к самоубийству лицо подтолкнули чьи-то правомерные действия (например, задержание по подозрению в совершении преступления).

Обязательным признаком состава рассматриваемого преступления является наличие причинной связи между совершенным самоубийством или покушением на него и противоправными действиями виновного. Если потерпевший покончил жизнь самоубийством или покушался на него по иным причинам, уголовная ответственность исключается.

Для квалификации действий виновного по ст. 110 УК необходимо установить, что потерпевший действительно желал совершить акт самоубийства, а не инсценировать его.

Вопрос о субъективной стороне преступления, предусмотренного ст. 110 УК, вызывающий в специальной литературе большие споры, в соответствии с новой редакцией ч. 2 ст. 24 УК решается следующим образом. Поскольку в диспозиции ст. 110 УК указание на форму вины отсутствует, это означает, что вина в данном случае может быть как умышленной, так и неосторожной. Умысел при этом может быть прямой или косвенный. Виновный осознает, что указанным в законе способом толкает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел).

Комментируя ст. 110 УК РФ, С. В. Бородин утверждает, что "если лицо с прямым умыслом доводит потерпевшего до самоубийства, то такие действия следует рассматривать как убийство. Они фактически ничем, кроме способа лишения жизни, не отличаются от нанесения смертельного ранения, отравления и т. п." Однако необходимо учитывать, что при доведении до самоубийства потерпевший сам лишает себя жизни, причинение смерти здесь опосредовано именно его волеизъявлением.

Разумеется, разграничительная грань здесь весьма условна.

Встречаются случаи, когда деяние внешне сходно с доведением до самоубийства, а на самом деле является убийством. Например, лицо кончает жизнь самоубийством или покушается на него в результате физического и (или) психического принуждения к этому. Такие случаи следует рассматривать как оконченное убийство или покушение на него, если будет доказан прямой умысел виновного на лишение потерпевшего жизни. Точно так же следует квалифицировать и случаи, когда виновному удалось склонить к самоубийству малолетнего или лицо, заведомо не способное осознавать свои действия либо руководить ими.

Субъект преступления, предусмотренного ст. 110 УК, — любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Преступления против здоровья

Причинение вреда здоровью. Понятие и виды

Причинение вреда здоровью. Понятие и виды. Причинениевреда здоровью, о котором идет речь в ст. 111-115, 118 УК РФ, — это противоправное умышленное или неосторожное причинение вреда здоровью другого человека той или иной степени тяжести.

Объект рассматриваемых преступлений образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья человека. Под здоровьем в данном случае понимается естественное состояние организма, характеризующееся отсутствием каких-либо болезненных изменений. Уголовно-правовой охране подлежит соматическое и психическое здоровье любого человека от начала жизни до ее завершения.

Объективная сторона этих преступлений состоит в противоправном причинении той или иной степени тяжести вреда здоровью другого человека.

Причинение вреда здоровью человека может быть осуществлено как путем действия, так и путем бездействия. Обязательным признаком объективной стороны рассматриваемого преступления является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и преступным последствием (нанесением определенной степени тяжести вреда здоровью человека).

Действия виновного выражаются в механическом, физическом, химическом, биологическом и т. п. воздействии либо в психическом воздействии на потерпевшего. Вред здоровью человека может быть причинен и путем бездействия в том случае, если виновный не совершает определенных действий, которые он должен был и мог совершить в отношении другого человека, что влечет причинение вреда его здоровью.

Рассматриваемые деяния относятся к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченными они признаются в тех случаях, когда в результате деяния виновного причинен вред здоровью соответствующей тяжести. Обязательным признаком объективной стороны данных преступлений является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и преступными последствиями в виде причинения вреда здоровью.

Понятие "вред здоровью" в уголовном законе не раскрывается. Его на основе положений медицины формулирует наука уголовного права. В соответствии с п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, т. е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

УК РФ 1996 г. отказался от использования традиционного для нашего уголовного законодательства понятия "телесные повреждения", под которыми, как сказано выше, понимаются нарушения анатомической целостности органов и тканей или их физиологичёских функций, возникшие в результате воздействия факторов внешней среды.

Замена в УК РФ понятия "телесные повреждения" на понятие "причинение вреда здоровью" вполне обоснованна, поскольку последнее охватывает помимо указанного и тот причиняемый здоровью вред, который не связан с нарушением анатомической целостности или физиологических функций органов и тканей. Это, например, такие болезненные расстройства, как реактивные психические и невротические состояния, либо инфекционные заболевания от заражения одного человека другим культурой патогенных микробов. Это заболевания профессиональные, венерические, отравления, расстройство психики, заболевание наркоманией или токсикоманией и т. п. Чаще всего, однако, приходится иметь дело с нарушением анатомической целостности или физиологических функций органов и тканей, т. е. с телесными повреждениями.

В зависимости от степени тяжести вреда, причиненного здоровью, УК предусматривает ответственность за причинение: а) тяжкого, б) средней тяжести и в) легкого вреда здоровью.

Судебно-медицинское определение тяжести вреда здоровью производит судебно-медицинский эксперт в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и специальными Правилами.

Субъективная сторона причинения вреда здоровью характеризуется как умышленной, так и неосторожной формой вины. В зависимости от формы вины и дифференцируется ответственность за рассматриваемые преступления. В качестве квалифицирующих признаков в некоторых составах указывается на специальные мотивы (например, п. "д" и "е" ч. 2 ст. 111) и цели (п. "ж" ч. 2 ст. 111).

Субъектом умышленного причинения тяжкого (ст. 111) и средней тяжести вреда здоровью (ст. 112) может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста. За остальные преступления против здоровья ответственность наступает с 16 лет.

УК РФ предусматривает ответственность за следующие виды причинения вреда здоровью:

  1. умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111);
  2. умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112);
  3. причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113);
  4. причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114);
  5. умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115);
  6. причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118).

Рассмотрим их в той последовательности, как они указаны в законе.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК). Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью представляет собой нанесение деянием виновного (действием или бездействием) вреда здоровью потерпевшего, в результате чего возникает опасность для жизни последнего либо причиняется реальный вред его здоровью в виде указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ последствий.

Объективная сторона рассматриваемого преступления включает: а) общественно опасное деяние (действие или бездействие); б) преступное последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека; в) причинную связь между деянием и указанным преступным последствием.

Понятие тяжкого вреда здоровью характеризуется множеством признаков, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК.

Признаком тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака — такие последствия причинения вреда здоровью, как:

Наличие хотя бы одного из указанных признаков дает основания для признания вреда, причиненного здоровью, тяжким.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью (п. 13 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г.). Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

Опасными для жизни повреждениями являются:

1) повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти;

2) повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера.

К первой группе опасных для жизни повреждений относятся:

Ко второй группе опасных для жизни относятся повреждения, если они повлекли за собой угрожающее жизни состояние. Опасными для жизни являются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состоянием или сами представляющие угрозу для жизни человека.

К угрожающим жизни состояниям относятся:

Указанные повреждения, независимо от их исхода, квалифицируются как тяжкие по признаку опасности для жизни. Они должны рассматриваться как причинившие тяжкий вред здоровью и квалифицироваться по ч. 1 ст. 111 УК РФ независимо от благополучного исхода и ненаступления тяжких последствий.

Характерен в этом плане следующий пример из судебной практики.

Зимним вечером на перекрестке двух улиц города Кисловодска группа молодых людей, в числе которых находились X. и Р., распивала спиртные напитки. Между X. и Р. возникла ссора, перешедшая в драку. Когда Р. попытался убежать с места происшествия, X. догнал его и имевшимся у него ножом нанес ему колото-резаную рану, проникающую в забрюшинное пространство и плевральную полость с повреждением почки и правого легкого. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, здоровью Р. был причинен тяжкий вред (телесные повреждения, опасные для жизни в момент причинения). Действия X. были квалифицированы по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР (ч. 1 ст. 111 УК РФ).

Иной вред здоровью, опасный для жизни

Иной вред здоровью, опасный для жизни, может быть причинен человеку и без нарушения анатомической целости организма. Такого рода случаи могут иметь место тогда, когда для причинения вреда здоровью, например, используются радиоактивное вещество, спрятанное в квартире, какие-либо виды биологического или токсинного оружия, либо человек вводится в состояние длительного гипнотического или замещенного (зомбированного) сознания и др.

Рассмотрим теперь признаки не опасного для жизни вреда здоровью, являющегося тяжким по последствиям.

Под потерей зрения понимается полная стойкая слепота на оба глаза либо постоянная утрата способности различать очертания предметов на расстоянии 2 м и менее (острота зрения 0,04 и ниже). Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и относится к тяжкому вреду здоровью (п. 36 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью). Повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаления, оценивается в зависимости от длительности расстройства здоровья.

Под потерей речи (языка) нужно понимать необратимую утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потерю голоса (п. 37 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью). Временное лишение человека функции речи не является тяжким вредом в рассматриваемом плане.

Под потерей слуха следует понимать постоянную полную глухоту на оба уха или утрату способности слышать разговорную речь на расстоянии 3-5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо, как утрата органом его функций, относится к тяжкому вреду здоровью (п. 38 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью).

Тяжким вредом считается повреждение, повлекшее за собой потерю какого-либо органа либо утрату им своих функций. Под органом следует понимать определенную часть человеческого тела, выполняющую какую-либо самостоятельную функцию в системе организма человека (руки, ноги, почки, печень, органы дыхания, пищеварения и др.). Под потерей органа или утратой органом его функций следует понимать утрату его навсегда (например, отделение руки или ноги от туловища полностью либо ампутацию на уровне не ниже локтевого или коленного сустава) или безвозвратное лишение способности функционировать, выполнять свое назначение (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Временное прекращение функционирования органа не считается тяжким повреждением и, в зависимости от продолжительности такого состояния, должно рассматриваться как причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью. К причинению тяжкого вреда здоровью относятся также повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей производительной способности, заключающейся в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению. Потеря одного яичка рассматривается как потеря органа (п. 39 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью).

Вред здоровью признается тяжким по признаку неизгладимого обезображения лица. Обезображение лица может быть последствием механических повреждений, ожогов пламенем, кислотами и пр. Примерами очевидного обезображения лица могут служить: отсутствие глазного яблока, носа, значительные дефекты спинки носа, изменяющие его форму, полное отсутствие хотя бы одной ушной раковины или значительной части ее. Лицо считается неизгладимо обезображенным, если повреждения являются неустранимыми обычным хирургическим путем (не косметической операцией) и придают ему отталкивающий, уродливый, безобразный внешний вид. Если для устранения этих последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым (ст. 43 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью.). Вопрос, изгладимо повреждение лица или нет, решается судебно-медицинским экспертом. Установление же факта обезображенности лица относится к компетенции правоприменительных органов. Обезображение — не медицинское понятие.

Вред признается тяжким и в том случае, если у человека произошло расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Для признания такого вреда тяжким необходимо установить, что утрачена необратимо, навсегда общая трудоспособность, и при этом не менее чем на одну треть (более чем на 33 %). Размеры стойкой утраты общей трудоспособности устанавливаются на основании объективных данных по официальной таблице Минздрава РФ, используемой для определения утраты трудоспособности в результате различных травм, и только при окончательно определившемся исходе повреждения (обычно после его заживления или окончания лечения).

К тяжкому вреду, относится также расстройство здоровья, соединенное с заведомо для виновного полной утратой профессионалъной трудоспособности. Этот вид тяжкого вреда вменяется лицу в том случае, когда он знал о профессии потерпевшего и путем физического насилия лишил его возможности осуществлять специфические профессиональные функции. Например, повредил пальцы руки у пианиста. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности эксперт руководствуется специальным Положением. Вред в таких случаях по общим основаниям может быть и средней тяжести, но с правовой стороны наличие предумышленной направленности действий на то, чтобы человека полностью лишить профессиональной трудоспособности, обоснованно считается тяжким вредом для его здоровья.

Прерывание беременности

Прерывание беременности как признак тяжкого вреда чаще всего является следствием телесных повреждений. Для квалификации действий виновного по ч. 1 ст. 111 УК необходимо, чтобы виновный осознавал факт беременности потерпевшей. Срок, на котором была прервана беременность, не имеет значения. Необходимым условием ответственности за нанесение такого тяжкого вреда является наличие причинной связи между совершенным деянием виновного и прерванной беременностью. Судебно-медицинскую экспертизу в таких случаях проводят комиссионно с участием акушера-гинеколога (п. 42 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью).

Тяжким вредом для здоровья признается и психическое расстройство. Психическое расстройство может быть следствием как физической травмы, так и психического потрясения (например, травматическое слабоумие, травматическая эпилепсия и т. д.). Установление психического заболевания относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы. Оценка же степени тяжести такого повреждения здоровья производится после такой экспертизы судебно-медицинским экспертом с участием психиатра. Наступившее психическое расстройство должно находиться в причинной связи с противоправным деянием виновного.

Заболевания наркоманией и токсикоманией

Заболевания наркоманией и токсикоманией в результате противоправных действий также считаются тяжким вредом для здоровья. Наркомания – это болезненное пристрастие к потреблению наркотических средств. Под токсикоманией понимается злоупотребление с целью одурманивания веществами, не признанными в качестве наркотических нормативными актами (лекарственная и бытовая токсикомания). Названные виды заболеваний могут последовать независимо от того, как принимался тот или иной наркотик или вещество. Для определения диагноза заболевания наркоманией либо токсикоманией необходимо проведение судебно-наркологической или судебно-токсикологической экспертизы. Оценку же тяжести вреда здоровью в результате заболевания наркоманией или токсикоманией производит после такой экспертизы судебно-медицинский эксперт с участием нарколога либо токсиколога.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым или косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для здоровья другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает причинение такого вреда или безразлично относится к факту его причинения (при косвенном умысле).

Умысел здесь чаще всего неопределенный (неконкретизированный). Действия виновного в таких случаях квалифицируются по фактически наступившим последствиям.

Мотивы и цели совершенного деяния могут быть разнообразными (например, ревность, месть, зависть, неприязненные личные отношения, хулиганские побуждения и пр.). Некоторые мотивы и цели являются основанием для отнесения причинения тяжкого вреда здоровью к квалифицированным видам рассматриваемого преступления.

При квалификации случаев умышленного причинения вреда здоровью потерпевшего следователи и судьи, как правило, исходят из фактически причиненного вреда. Это оправданно лишь при неопределенном (неконкретизированном) умысле. Существенное значение здесь имеет установление содержания и направленности умысла виновного. Если он прямой, определенный и направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, а в результате нанесен средней тяжести или легкий вред, речь должна идти о покушении на более тяжкое преступление (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 111 УК). В следственной и судебной практике такая квалификация встречается исключительно редко.

П., будучи в нетрезвом состоянии, встретил свою знакомую А. И стал с ней разговаривать о возможности совместной жизни. Получив отказ, выхватил из кармана нож и со словами «я тебе сейчас выбью глаз» ударил А. ножом в лицо, порезав щеку. Так как потерпевшая во время удара успела отклонить голову, а затем сразу убежала, тяжких последствий не наступило по не зависящим от виновного обстоятельствам. И тем не менее действия П. следовало квалифицировать как покушение на причинение тяжкого вреда здоровью.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 111) имеет место в случае совершения деяния: а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; в) общеопасным способом; г) по найму; д) из хулиганских побуждений; е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды; ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Еще один квалифицированный вид умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 3 ст. 111) образует то же деяние, если оно совершено: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц; в) неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК.

Содержание перечисленных квалифицирующих признаков деяния подробно раскрыто в настоящей главе при анализе состава убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК. Отметим лишь некоторые положения.

Причинение тяжкого вреда здоровью, сопряженное с издевательством над потерпевшим, означает, что указанное деяние сочеталось с глумлением над жертвой, оскорбительным по отношению к ней поведением виновного.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью путем мучений – это действие, причиняющее жертве страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях и пр. Мучениями являются также действия, связанные с многократным или длительным причинением боли: щипание, сечение, причинение множественных, но небольших повреждений тупыми или остроколющими предметами, воздействие термических факторов и иные аналогичные действия (истязание).

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего заключается прежде всего в том, чтобы путем причинения такого вреда сломить сопротивление потерпевшего, препятствующего изъятию этих органов и тканей. Это деяние выражается также в принудительном изъятии у лица путем проведения хирургической операции какого-либо внутреннего органа, в результате чего причиняется тяжкий вред его здоровью.

Неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью

Неоднократность причинения тяжкого вреда здоровью (п. «в» ч. 3 ст. 111) имеет место в случаях, когда то же деяние совершено в разное время в отношении двух или более потерпевших, а также в отношении одного и того же лица, но по вновь возникшему умыслу. Под лицом, совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК, понимается (в контексте п. «в» ч. 3 ст. 111) не только исполнитель данного преступления, но и любой соучастник, если при этом не истекли сроки давности уголовного преследования за первое преступление либо не погашена (не снята) судимость. К такому лицу относится и тот, кто совершил неоконченное посягательство на жизнь (приготовление или покушение на убийство, предусмотренное ст. 105).

УК РФ сохранил норму об ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111), несмотря на имевшие место попытки в ходе работы над проектом УК вообще ликвидировать этот состав,, отнеся предусмотренное им деяние к убийству. Известно, что применение этой нормы на практике вызывает серьезные трудности. Отчасти это объясняется тем, что в аналогичной норме УК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 108) в качестве квалифицирующего умышленное тяжкое телесное повреждение обстоятельства называлось только причинение смерти потерпевшему, форма же вины при этом не указывалась. С учетом того, что наступление смерти в этом составе не охватывается умыслом виновного (она причиняется по неосторожности), было бы ошибочным относить данное деяние к умышленному убийству. Умыслом виновного здесь охватывается лишь возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, поэтому это деяние не выходит за рамки состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ.

Законодатель отнес умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, к особо квалифицированному виду рассматриваемого преступления.

В связи с тем, что довольно распространенной является практика квалификации преступления по ч. 4 ст. 111 УК РФ (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР), когда налицо явные признаки убийства, необходимо обеспечить тщательное изучение и уяснение следователями и судьями разработанных в теории уголовного права и правоприменительной практике критериев отграничения убийств от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Рассматриваемое преступление с объективной стороны выражается в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего (первичное последствие), которое, в свою очередь, вызывает еще более тяжкое последствие – его смерть (вторичное последствие). Первичное последствие обусловливает наступление вторичного, между ними должна быть установлена причинная связь. Если смерть потерпевшего наступила от других причин (неумело оказанная медицинская помощь, индивидуальные особенности организма жертвы и пр.), содеянное нельзя квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК.

Особую практическую сложность представляет оценка субъективной стороны данного преступления, характера психического отношения виновного к деянию и его последствиям.

Специфика рассматриваемого преступления состоит в том, что оно совершается с двумя формами вины, представляя собой классический вариант именно такого виновного отношения субъекта к содеянному, о котором говорится в ст. 27 УК РФ.

Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, с субъективной стороны характеризуется: умыслом (прямым или косвенным) на причинение тяжкого вреда здоровью (первичное последствие) и неосторожностью (легкомыслием или небрежностью) по отношению к смертельному исходу (вторичному последствию). Как правило, оно имеет место в тех случаях, когда смерть наступила вследствие телесных повреждений не жизненно важных органов либо жизненно важных, но произведенных орудием или способом, не свидетельствующим о предвидении виновным возможности ее причинения. Например, субъект наносит ножом удар в бедро, задевает бедренную вену, и потерпевший от острой кровопотери умирает.

Г. во время драки имевшимся у него фонариком нанес несколько ударов по лицу К., причинив последнему травму головы, от которой потерпевший, не приходя в сознание, умер на следующий день в больнице. На предварительном следствии и в суде Г. утверждал, что умысла на убийство у него не было. Это утверждение нашло свое объективное подтверждение в материалах дела. Они дают основания утверждать, что у Г. был умысел лишь на причинение телесных повреждений К. Ударяя по лицу и голове потерпевшего, он предвидел, что может причинить К. тяжкий вред здоровью. Что же касается наступления смерти потерпевшего, то по отношению к такому исходу имела место неосторожная вина в виде преступной небрежности. Действия Г. надлежало квалифицировать по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Следует иметь в виду, что если телесные повреждения наносились жизненно важным органам и таким орудием или способом, которые свидетельствовали о предвидении виновным неизбежности или возможности (вероятности) причинения потерпевшему смерти, налицо, как правило, убийство.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 22 декабря 1992 г. специально подчеркнута необходимость четкого отграничения убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в неосторожности. В п. 4 названного постановления указывается, что при решении вопроса о содержании умысла виновного суды должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т. д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Особо следует обратить внимание на то, что продолжительный промежуток времени, прошедший с момента умышленного причинения ранения и других повреждений до наступления смерти, сам по себе не исключает умысла субъекта на лишение жизни другого человека. Точно так же мгновенно наступившая после нанесения тяжкого телесного повреждения смерть не всегда сама по себе свидетельствует о наличии умысла на убийство. В первом случае налицо будет убийство (ст. 105 УК), во втором – речь может идти о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст., 111 УК. При решении этого вопроса на практике сплошь и рядом допускаются ошибки. Существует ошибочная точка зрения, согласно которой большой промежуток времени между нанесением ранения и наступлением смерти якобы исключает ответственность за убийство. Верховный Суд РФ неоднократно указывал на неправильность такого мнения.

Серьезную сложность в правоприменительной практике представляет также отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Последнее имеет место, когда лицо не предвидит не только возможности причинения смерти, но и тяжкого вреда здоровью, хотя было обязано и могло предвидеть возможность их наступления.

Если у виновного отсутствовал умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью и смерти потерпевшего, но по обстоятельствам дела он должен был и мог предвидеть наступившие последствия (смерть потерпевшего), его действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности. Например, субъект наносит потерпевшему удар кулаком по лицу, от которого, последний, не удержавшись на ногах, падает и от полученной при падении травмы черепа умирает.

Несовершеннолетние П. и Б. Вместе со сверстниками играли во дворе своего дома. Между Б. и П. произошла ссора, и Б. ударил П. по щеке. Тогда П. отозвал Б. за сарай, где они подрались. П. кулаком два-три раза ударил Б. в лицо и голову. Один из этих ударов пришелся в левый висок и повлек за собой, как выяснилось впоследствии, оскольчатый перелом височной кости, сопровождавшийся внутричерепным кровотечением. После драки П. и Б. помирились. Однако на следующий день состояние здоровья Б. резко ухудшилось, он был доставлен, в больницу, где вскоре скончался.

Судом первой инстанции П. был осужден за умышленное причинение Б. тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР; ч. 4 ст. 111 УК РФ). Считая квалификацию совершенного П. преступления неправильной. Генеральный прокурор СССР опротестовал приговор и последующие судебные решения в Пленум Верховного Суда СССР. По делу не доказано, что П., вступив в драку со своим сверстником и нанося ему удары кулаком в голову, предвидел, что один из ударов повлечет перелом височной кости, и желал этого либо сознательно допускал наступление таких последствий, что является необходимым условием для вменения ему ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Из материалов дела следует, что во время драки умысел П. был направлен лишь на нанесение побоев и причинение физической боли потерпевшему. Однако, нанося удары кулаками в голову, П. должен был и мог предвидеть возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, но он не проявил необходимой предусмотрительности, в результате чего наступила смерть Б. В указанной ситуации виновный должен нести ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 106 УК РСФСР; ч. 1 ст. 109 УК РФ).

Пленум Верховного Суда СССР удовлетворил протест: квалифицировал действия П. как неосторожное причинение смерти и соответственно смягчил назначенное ему наказание.

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК). Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью в отличие от нанесения тяжкого вреда характеризуется тем, что оно не является опасным для жизни человека в момент причинения и не влечет последствий, предусмотренных ст. 111 УК РФ. Однако оно вызывает длительное расстройство здоровья потерпевшего или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть либо приводит к наступлению обоих этих последствий.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении средней тяжести вреда здоровью другого человека.

Объективную сторону в данном составе образуют: а) общественно опасное деяние (действие или бездействие); б) преступное последствие в виде причинения средней тяжести вреда здоровью человека; в) причинная связь между деянием и указанным преступным последствием.

Вред здоровью средней тяжести заключается в причинении потерпевшему: 1) длительного расстройства здоровья; 2) значительной стойкой, утраты общей трудоспособности менее чем на одну треть.

Согласно п. 45 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, под длительным расстройством здоровья следует понимать непосредственно связанные с повреждением последствия – временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня). При этом дни госпитализации и выписки потерпевшего из лечебного учреждения следует считать полными сутками.

З. и Г. на улице приставали к незнакомой девушке. Она обратилась за помощью к проходившему С., который потребовал оставить девушку в покое. Тогда З. и Г. Набросились на С. и стали избивать его, однако С. вместе с пришедшим на помощь работником милиции удалось задержать З. и Г. В результате избиения С. находился на излечении четыре недели.

Налицо умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести.

Под значительной стойкой утратой общей трудоспособности менее чем на одну треть понимается утрата такой трудоспособности от 10 до 30% включительно (п. 46 указанных Правил).

К причинению средней тяжести вреда здоровью относятся, например, трещины и переломы мелких костей, одного-трех ребер на одной стороне, вывихи в мелких суставах, стойкое затруднение речи, потеря пальца руки или ноги, сотрясение головного мозга средней степени и т. д.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым или косвенным. Чаще всего умысел здесь неопределенный (неконкретизированный).

Мотивы и цели данного преступления разнообразны. Некоторые из них являются основанием для отнесения причинения средней тяжести вреда здоровью к квалифицированному виду рассматриваемого преступления.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 112 УК) имеет место в случае совершения данного деяния: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; д) из хулиганских побуждений; е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды; ж) неоднократно либо лицом, ранее совершившим умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство, предусмотренное ст. 105 УК.

Содержание перечисленных квалифицирующих признаков деяния раскрыто в настоящей главе при анализе составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105 и ч. 2 и 3 ст. 111 УК.

Следует только отметить, что для квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК достаточно совершения данного преступления из хулиганских побуждений, а не только в процессе совершаемого уголовно наказуемого хулиганства (ст. 213).

Неоднократное причинение средней тяжести вреда здоровью (п. «ж» ч. 2 ст. 112) имеет место в том случае, если виновный совершил предусмотренное ст. 112 УК преступление не менее двух раз. Действия виновного следует квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 112 УК и в том случае, если он ранее совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111) или убийство (ст. 105).

Отграничение причинения средней тяжести вреда здоровью от покушения на убийство и покушения на причинение тяжкого вреда здоровью проводится по субъективной стороне составов этих преступлений. Существенное значение здесь имеет установление содержания и направленности умысла виновного.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК). Закон предусматривает ответственность за причинение вреда здоровью, подпадающего под признаки ст. 111 и 112 УК, совершенного в состоянии аффекта, спровоцированного противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в таком состоянии относится к привилегированным видам преступлений против здоровья. Основанием смягчения ответственности в таких случаях является прежде всего виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волнения (физиологического аффекта) у виновного.

Условия применения ст. 113 УК те же, что и рассмотренные выше условия применения ст. 107 УК.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ст. 113 УК, состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью лица, спровоцировавшего своим противоправным или аморальным поведением состояние аффекта у виновного.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел может быть как прямым, так и косвенным. Умысел в данном составе всегда внезапно возникший и аффектированный.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта по неосторожности влечет ответственность по ст. 118 УК. Аффектированное состояние при этом должно учитываться как обстоятельство, смягчающее наказание.

Мотивы преступления, предусмотренного ст. 113 УК, могут быть различными (месть, ревность и др.). Их выяснение зачастую необходимо для решения вопроса, было ли состояние сильного душевного волнения у виновного.

Причинение в состоянии аффекта тяжкого или средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц квалифицируется также по ст. 113 УК. По этой же статье квалифицируется и умышленное причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Конкуренция специальных норм, предусмотренных соответственно ч. 4 ст. 111 и ст. 113 УК, разрешается в пользу нормы, предусматривающей состав преступления со смягчающими обстоятельствами (ст. 113 УК).

М., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, в коридоре общежития, где он проживал, подвергся внезапному нападению со стороны Ч., который также был в нетрезвом состоянии. При этом Ч. дважды ударил М, бутылкой по голове. В результате неожиданного нападения и нанесенных ударов с М. случилась истерика, у него из раны на голове пошла кровь, и он стал избивать Ч. кулаками и ногами. Избиение продолжалось и после того, как Ч. упал и опасности уже не представлял. Окружающие пытались оттащить от него М., но тот был сильно возбужден и долго не унимался. В результате избиения Ч. были причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие его смерть.

Судом первой инстанции М. был осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (ч. 4 ст. 111 УК РФ). Суд не учел, что в момент причинения Ч. тяжких телесных повреждений, повлекших смерть последнего, М. находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного противоправным поведением потерпевшего. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, пришла.к выводу, что содеянное следует рассматривать как умышленное причинение тяжкого телесного повреждения в состоянии аффекта и квалифицировать по ст. 110 УК РСФСР (ст. 113 УК РФ).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии сильного душевного волнения может повлечь уголовную ответственность на общих основаниях по ст. 115 УК РФ. То обстоятельство, что поводом для совершения аффектированного преступления послужило противоправное или аморальное поведение потерпевшего, согласно п. "з" ч. 1 ст. 61 УК рассматривается как смягчающее наказание. С учетом конкретных обстоятельств дела здесь возможно применение ч. 2 ст. 14 УК.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114 УК). Закон устанавливает ответственность за два самостоятельных преступления, совершенных при смягчающих обстоятельствах: а) умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1); б) умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). В УК РСФСР 1960 г. была предусмотрена ответственность только за тяжкое или менее тяжкое (средней тяжести) телесное повреждение, причиненное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 111). УК РФ декриминализировал причинение средней тяжести вреда здоровью при эксцессе обороны. Неправильным является мнение, согласно которому причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны следует квалифицировать по ст. 114 УК РФ. К такому выводу можно прийти, если ориентироваться только на название ст. 114 (оно неудачно). Однако из диспозиции ч. 1 ст. 114 УК однозначно вытекает, что причинение средней тяжести вреда здоровью посягающего в состоянии необходимой обороны теперь укладывается в рамки ее правомерности.

Условия применения ст. 114 те же, что и рассмотренные выше условия применения ст. 108 УК.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ, состоит в причинении тяжкого вреда здоровью посягающего при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т. е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства.

Объективная сторона деяния, предусмотренного ч. 2, ст. 114 УК РФ, состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью задерживаемого лица, совершившего преступление, при превышении мер, необходимых для задержания, т. е. когда такой вред явно не соответствовал характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания.

Субъективная сторона обоих рассматриваемых преступлений характеризуется умышленной виной. Умысел может быть прямым или косвенным. Умысел здесь всегда внезапно возникший.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью посягающего или задерживаемого по неосторожности не влечет за собой уголовной ответственности. Состав преступления в таких случаях отсутствует. Это деяние не может квалифицироваться ни по ст. 114, ни по ст. 118 УК РФ.

При превышении пределов необходимой обороны доминирующим является мотив защиты от общественно опасного посягательства; при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, доминирует цель задержания и доставления задерживаемого соответствующим органам власти.

Случаи причинения при превышении пределов необходимой обороны тяжкого вреда здоровью двух или более посягавших, а при превышении мер, необходимых для задержания двух или более лиц, совершивших преступление, — тяжкого или средней тяжести вреда их здоровью квалифицируются соответственно по ч. 1 и ч. 2 ст. 114 УК.

По этой же статье квалифицируется и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть посягающего (при превышении пределов необходимой обороны) или задерживаемого (при превышении мер, необходимых для задержания).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью посягающего или задерживаемого в ситуации необходимой обороны и задержания преступника всегда укладывается в рамки правомерного поведения и не влечет за собой ответственности.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью

Умышленное причинение легкого вреда здоровью. В соответствии с законом умышленное причинение легкого вреда здоровью имеет место в случаях, когда оно вызывает кратковременное расстройство здоровья потерпевшего или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности либо приводит к наступлению обоих этих последствий.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении легкого вреда здоровью другого человека.

Объективную сторону в данном составе образуют: а) общественно опасное деяние (действие или бездействие); б) преступное последствие в виде причинения легкого вреда здоровью человека; в) причинная связь между деянием и указанным преступным последствием.

Легкий вред здоровью заключается в причинении потерпевшему: 1) кратковременного расстройства здоровья; 2) незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Согласно п. 48 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель (21 дня).

Под незначительной стойкой утратой трудоспособности подразумевается стойкая утрата общей трудоспособности, равная 5 % (п. 49 указанных Правил).

К причинению легкого вреда здоровью относятся, например, потеря пальца руки (кроме указательного и большого), ослабление зрения и слуха, связанное с незначительной стойкой утратой общей трудоспособности, множественные кровоподтеки и ссадины и т. п.

При решении вопроса о продолжительности заболевания, необходимо руководствоваться объективными данными, характеризующими тяжесть повреждения здоровья, а не только листком трудоспособности. При определении длительности расстройства здоровья в качестве критерия выступают лишь объективно необходимые сроки лечения. Если же оно неоправданно затянулось или, наоборот, преждевременно закончилось, нужно исходить не из фактического, а из объективно необходимого срока, устанавливаемого заключением специалистов.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым или косвенным. Чаще всего умысел здесь неопределенный (неконкретизированный).

Для квалификации деяния виновного по ст. 115 УК РФ необходимо установить, что виновный желал причинить именно легкий вред здоровью человека либо сознательно допускал возможность причинения такого вреда или относился к его наступлению безразлично. Если виновный имел намерение причинить смерть либо тяжкий вред здоровью, но по не зависящим от него обстоятельствам причинил только легкий вред здоровью потерпевшего, содеянное надлежит рассматривать как покушение на убийство или на причинение тяжкого вреда здоровью.

Причинение легкого вреда здоровью по неосторожности не влечет за собой уголовной ответственности.

Мотивы и цели данного преступления разнообразны (месть, ревность и др.).

Определенные трудности для правоприменительной практики вызывает решение вопроса об отграничении умышленных телесных повреждений от хулиганства. Оно должно проводиться в зависимости от содержания и направленности умысла виновного, мотивов, целей и обстоятельств совершенных им действий (см. п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. "О судебной практике по делам о хулиганстве").

При этом надо исходить из того, что причинение вреда здоровью потерпевшего, если это деяние не повлекло грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, не может квалифицироваться как хулиганство. Ответственность в таких случаях наступает за преступление против здоровья.

Дела о преступлении, предусмотренном ст. 115 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым (ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР). Дела эти возбуждаются согласно ст. 109 УПК только судьей либо в исключительных случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 27 УПК, прокурором.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК). В зависимости от степени тяжести вреда, причиняемого здоровью потерпевшего, УК РФ в ст. 118 предусматривает ответственность за два самостоятельных преступления: а) причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1) и б) причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ч. 3). По сравнению со ст. 114 УК РСФСР 1960 г. эта норма устанавливает большую дифференциацию ответственности. В ч. 2 и 4 ст. 118 УК РФ введены такие квалифицирующие обстоятельства, как причинение соответственно тяжкого и средней тяжести вреда здоровью вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Объективная сторона данных преступлений выражается в определенном действии или бездействии, нарушающем те или иные правила предосторожности и причиняющем соответственно тяжкий или средней тяжести вред здоровью другого человека. Речь, как правило, идет о грубом нарушении правил бытовой предосторожности или несоблюдении правил предосторожности в сфере профессиональной деятельности. Названные преступные последствия должны находиться в причинной связи с деянием виновного.

Понятия тяжкого и средней тяжести вреда здоровью человека раскрыты при анализе преступлений, предусмотренных ст. 111 и 112 УК РФ.

Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 118 УК РФ, характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия (самонадеянности) или преступной небрежности.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по легкомыслию имеет место, если лицо предвидело возможность наступления таких последствий в результате своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (ч. 2 ст. 26 УК).

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по небрежности означает, что лицо не предвидело возможности наступления таких последствий в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч. 3 ст. 26 УК).

Судом первой инстанции М. был осужден по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР (ч. 1 ст. 111 УК РФ) за причинение умышленного тяжкого телесного повреждения (по УК РФ — тяжкого вреда здоровью), выразившегося в неизгладимом обезображении лица его знакомой К.

Находясь в гостях у К., М. после употребления спиртных напитков поссорился с ней. Во время ссоры, в тот момент, когда потерпевшая поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, он ударил ее рукой по лицу. От удара этой чашкой К. было причинено повреждение глаза. Ранение глазного яблока повлекло за собой тяжкие последствия, выразившиеся, как признал суд, в неизгладимом обезображении лица потерпевшей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассматривавшая дело в порядке надзора, переквалифицировала действия М. по ч. 1 ст. 114 УК РСФСР (ч. 1 ст. 118 УК РФ). В определении судебной коллегии отмечается, что, нанося потерпевшей удар по лицу, М. не предвидел наступления столь тяжких последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Налицо неосторожная вина в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей в виде преступной небрежности.

Следует иметь в виду, что чаще всего причинение указанных в ст. 118 УК РФ последствий является результатом именно преступной небрежности.

Действующим законом не предусмотрена уголовная ответственность за причинение легкого вреда здоровью по неосторожности. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью следует отличать от случайного (невиновного) их причинения. Состав преступления в таких случаях отсутствует.

Квалифицированные виды рассматриваемых преступлений (ч. 2 и 4 ст. 118 УК РФ) имеют место, если соответственно тяжкий и средней тяжести вред здоровью по неосторожности был причинен вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

Под ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных обязанностей в данном случае следует понимать совершение деяний, не отвечающих полностью или частично официальным требованиям, предписаниям, правилам, в результате чего причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью человека. По делам данной категории должно быть установлено, какие именно профессиональные обязанности нарушил виновный.

Части 2 и 4 ст. 118 УК подлежат применению только в тех случаях, когда неосторожное причинение вреда здоровью соответствующей тяжести не образует состава иного преступления, сопряженного с наступлением данного вреда в результате ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (см., например, ч. 1 ст. 143, ч. 1 ст. 263, ч. 1 ст. 264, ч. 1 ст. 266, ч. 1 ст. 267, ч. 1 ст. 268, ч. 1 ст. 269 УК).

Субъект преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 3 ст. 118 УК, — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъект преступлений, предусмотренных ч. 2 и ч. 4 ст. 118 УК, — специальный; им является лицо определенной профессии, осуществляющее функции в соответствии с данной профессией.

Иные виды преступлений против здоровья. Побои

Иные виды преступлений против здоровья. Побои. Ответственность за побои предусмотрена ст. 116 УК). В отличие от УК РСФСР 1960 г. (ст. 112) в УК РФ побои разведены с причинением легкого вреда здоровью по разным статьям (ст. 115 и 116). Это самостоятельные преступления, имеющие различные признаки.

Объект преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, образуют общественные отношения, обеспечивающие право человека на физическую (телесную) неприкосновенность, а в конечном счете — безопасность здоровья граждан.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит, во-первых, в нанесении побоев и, во-вторых, в совершении иных противоправных насильственных действий, причинивших физическую боль. И те и другие действия не влекут последствий, предусмотренных ст. 115 УК РФ, т.е. кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Побои — это нанесение многократных ударов по телу потерпевшего, его избиение. Удары при этом наносятся твердым тупым орудием многократно (три раза и более).

Иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, состоят в щипании, сечении, выкручивании рук, защемлении той или иной части тела потерпевшего при помощи каких-либо приспособлений, воздействии на него огнем или иными природными биологическими факторами (путем использования, например, животных и насекомых) и т. п., если все это сопряжено с причинением физической боли.

Побои и иные насильственные действия могут нарушить анатомическую целостность или физиологические функции органов и тканей человеческого организма (ссадины, кровоподтеки, синяки, небольшие поверхностные ранки и пр.), а могут и не нарушать их (причинение только физической боли, слабое недомогание и т. д.).

Если после побоев и иных насильственных действий на теле потерпевшего остаются повреждения, их оценивают по степени тяжести, исходя из общих правил. Если побои и иные насильственные действия не оставляют после себя никаких объективных следов, то судебно-медицинский эксперт в своем заключении отмечает жалобы потерпевшего, указывает, что видимых признаков повреждений не обнаружено, и не определяет степени тяжести причинения вреда здоровью. В подобных случаях установление факта побоев относится к компетенции органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (см. п. 50 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью).

В тех случаях, если побои и иные насильственные действия влекут за собой более тяжкие последствия в виде причинения вреда здоровью различной степени тяжести либо они представляют собой истязание потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать соответственно по ст. 111, 112, 115 или 117 УК. В подобных случаях они выступают в качестве способов совершения более тяжких, чем рассматриваемое, преступлений.

Для признания наличия состава побоев или совершения иных насильственных действий требуется причинение физической боли потерпевшему. Последний при этом может испытывать и психические страдания, но они самостоятельного влияния на правовую оценку содеянного не оказывают.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым или косвенным. Чаще всего умысел здесь неопределенный (неконкретизированный).

Неосторожное причинение физической боли не влечет за собой уголовной ответственности.

Целью побоев и иных насильственных действий является причинение физической боли потерпевшему. В качестве мотивов при этом могут выступать месть, ревность, неприязненные отношения и т. п.

Взаимное нанесение побоев или взаимное совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль каждой из сторон, не является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность виновных.

Дела о преступлении, предусмотренном ст. 116 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым (ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР).

Истязание

Истязание (ст. 117 УК). УК РФ впервые на законодательном уровне раскрывает понятие истязания и называет основные его признаки. Под истязанием понимается причинение физических и (или) психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями.

УК РСФСР 1960 г. в ст. 113, предусматривавшей ответственность за истязание, акцентировал внимание лишь на физическом воздействии на потерпевшего, понимая под этим преступлением "систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязания". В правоприменительной практике также бытовало мнение, что истязание — это лишь физическое насилие, совершаемое систематически или связанное с длительным причинением физического страдания. Однако психическое насилие воспринимается потерпевшим иногда даже болезненнее, чем насилие физическое. Психическая травма порой ощутимее любых побоев. Именно единство физического и психического насилия наиболее полно характеризует сущность истязания, его общественную опасность. На эту позицию и встал УК РФ 1996 г., понимая под истязанием особый способ причинения потерпевшему не только физических, но и психических страданий.

Объект преступления, предусмотренного ст. 117 УК, образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья граждан.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в причинении потерпевшему физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями.

Одним из способов истязания является причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев. Под систематичностью криминальных деяний в уголовном праве понимается совершение противоправных актов не менее трех раз. Трактовка признака "систематичность нанесения побоев" вызывает у практических работников большие сложности. Применительно к истязанию систематичность нанесения побоев означает не просто многократность периодически совершаемых насильственных действий, но их взаимосвязь, внутреннее единство, образующие определенную линию поведения виновного в отношении одной и той же жертвы, при которой последней причиняется не только физическая боль, но и психические страдания, она унижается, над ней глумятся. Поэтому не всякое насилие, даже совершаемое три раза и более, может квалифицироваться как истязание.

Другим способом истязания являются иные насильственные действия, причиняющие физические или психические страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла, либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях, а равно действия, связанные с многократным или длительным причинением боли, — щипание, сечение, укусы, причинение множественных, но небольших повреждений тупыми и остроколющими предметами, воздействие термических факторов и т. п. (см. п. 51 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью).

Следует иметь в виду, что и единичные, однократные случаи насилия при определенных условиях могут рассматриваться как истязание, если они характеризуются интенсивным и продолжительным воздействием на человеческий организм и потерпевшему причиняются при этом особые физические или психические страдания ("поджаривание" на костре, причинение множественных ожогов раскаленным металлическим предметом или электрическим током, втыкание иголок под ногти, защемление пальцев щипцами, избиение плетью, розгами, вырывание волос и иные аналогичные действия).

Для наступления ответственности по ст. 117 УК РФ необходимо, чтобы перечисленные выше действия причинили потерпевшему физические и (или) психические страдания.

Из текста ст. 117 УК следует, что ею охватываются только последствия, указанные в ст. 115 и 116 УК (т. е. причинение легкого вреда здоровью и побоев). Дополнительная квалификация содеянного по ст. 115 и 116 в таких случаях является излишней.

Если в результате истязания причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего, содеянное охватывается составами преступлений, предусмотренных соответственно ст. 111 и 112 УК, и должно квалифицироваться только по этим статьям.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями причиняет потерпевшему физические или психические страдания, и желает этого.

Мотивы преступления разнообразны: месть, вражда, неприязненные отношения и т. п.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 117 УК РФ) имеет место в случае совершения истязания: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника; д) с применением пытки; е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; ж) по найму; з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Содержание большинства перечисленных квалифицирующих признаков деяния подробно раскрыто в настоящей главе при анализе состава убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК.

Истязание квалифицируется по п. "г" ч. 2 ст. 117 УК как совершенное в отношении несовершеннолетнего, если виновный достоверно (заведомо) знал, что потерпевший является несовершеннолетним.

Материальная зависимость жертвы от виновного может быть обусловлена полным и частичным иждивением, ситуацией, когда от виновного зависит улучшение или ухудшение материального положения потерпевшего, зависимостью должника от кредитора и т. п. Иную зависимость могут образовать, например, брачные отношения, взаимоотношения работника с работодателем, служебная зависимость подчиненного от начальника, спортсмена от тренера.

По п. "г" ч. 2 ст. 117 УК квалифицируются также действия виновного, если он истязает человека, похищенного либо захваченного в качестве заложника.

Под истязанием с применением пытки понимаются случаи, когда для причинения физических или психических страданий потерпевшему используются особо изощренные способы воздействия на человеческий организм и в результате этого причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное. Например, пытки раскаленным железом, электрическим током, окунанием в кипящую жидкость и пр.

Решение вопроса, имело место в данном случае истязание или нет, в компетенцию судебно-медицинской экспертизы не входит. Вопрос это юридический, и решают его органы дознания, следствия и суд.

По делам данной категории в правоприменительной деятельности особое внимание обращается лишь на установление факта "систематичности" побоев при истязании. При этом следственная и судебная практика исходит из необходимости наличия не менее трех актов медицинского освидетельствования, полученных потерпевшим в бюро судебно-медицинской экспертизы. Вряд ли это правильно. Факты истязаний могут, в частности, быть установлены и на основе показаний свидетелей, к тому же, как было показано выше, и единичные случаи насилия при определенных условиях могут рассматриваться как истязания.

Иногда на практике наблюдаются и факты "искусственного создания" рассматриваемых преступлений. Опрос свидетельствует, что под видом активизации борьбы с бытовыми преступлениями имеют место случаи неправильной юридической оценки действий виновного, причинившего потерпевшему не истязания, а лишь побои либо легкий вред его здоровью. Это, конечно, недопустимо.

Заражение венерической болезнью

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК). Одним из видов криминальных посягательств на здоровье человека является заражение его венерической болезнью. Термином "венерические болезни" (от лат. Venus — Венера, богиня любви) принято объединять такие заразные болезни, как сифилис (люэс), гонорея (перелой, триппер), мягкий шанкр, паховый (половой) лимфогранулематоз. Для определения, относится ли то или иное заболевание к венерическим, проводится судебно-медицинская экспертиза с привлечением врача-венеролога.

Уровень заболеваемости венерическими болезнями в современной России весьма высок, ее тенденции исключительно неблагоприятны. Венерические заболевания представляют грозную опасность для общества. Именно поэтому их заведомое распространение уголовно наказуемо. Ответственность за заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, предусмотрена ст. 121 УК РФ.

Объектом рассматриваемого преступления является безопасность здоровья человека.

Объективная сторона преступления выражается в действиях или бездействии, результатом которых явилось заражение венерической болезнью. Способ такого заражения для квалификации содеянного значения не имеет. Заражение может произойти как половым, так и бытовым путем. В последнем случае речь идет о злостном нарушении больным правил личной гигиены в быту (поцелуи, пользование общими постелью, посудой, полотенцем и другими предметами быта). В то же время следует отметить, что заражение венерической болезнью неполовым путем происходит крайне редко. На квалификацию не оказывают также влияния вид и характер венерического заболевания, методы и продолжительность его лечения. Согласие потерпевшего на заражение венерической болезнью не является обстоятельством, исключающим ответственность (см. постановление Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. "О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью").

Состав преступления материальный. Преступление считается оконченным с момента заражения другого лица венерической болезнью. Сам факт такого заражения образует оконченный состав преступления, другие вредные последствия, вызванные венерическим заболеванием, лежат за пределами состава. Разумеется, между общественно опасными действиями (бездействием) субъекта и фактом заражения другого лица венерической болезнью должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется как умышленной, так и неосторожной виной. Умысел при этом может быть как прямой, так и косвенный. Лицо сознает, что, будучи венерическим больным, нарушает установленный запрет вступать в половую связь с другим лицом либо правила предосторожности в быту, предвидит возможность заражения другого лица от этого венерической болезнью и желает либо сознательно допускает наступление таких последствий либо относится к ним безразлично.

Применение ст. 121 УК возможно лишь в отношении лица, достоверно узнавшего о наличии у него венерического заболевания. Поэтому неосторожная форма вины в виде преступной небрежности в этом составе преступления исключается. Однако здесь вполне возможна неосторожная вина в виде преступного легкомыслия. Например, если виновный, зная о наличии у него венерического заболевания, предвидит возможность заражения им другого, однако без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этого последствия (в частности, путем использования предохранительных средств).

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста, страдающее венерической болезнью и знающее об этом. Верховный Суд СССР в свое время неоднократно обращал внимание на необходимость получения доказательств, подтверждающих знание субъекта о наличии у него венерического заболевания. Например, наличие предостережения лечебного учреждения, иных данных, подтверждающих его осведомленность о заболевании и его заразности.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 121 УК) образует то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего.

При квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 121 УК по признаку заражения двух или более лиц не имеет значения, заразились ли венерической болезнью эти лица одновременно либо разновременно. В последнем случае важно только установить, что с момента предыдущего заражения не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности.

При заражении венерической болезнью несовершеннолетнего виновный должен знать или допускать, что потерпевший не достиг 18-летнего возраста.

Заражение ВИЧ-инфекцией

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК). Чрезвычайная опасность вируса иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции) состоит в том, что он вызывает заболевание СПИДом. Болезнь эта практически неизлечима, летальный исход неизбежен; в течение короткого времени больной уходит из жизни. Коварство этого заболевания проявляется в том, что заразившийся в течение длительного времени может не знать об этом и представлять при несоблюдении правил предосторожности грозную опасность для окружающих.

По данным лаборатории эпидемиологии и профилактики СПИД ЦНИИ Минздрава, в течение года после проникновения в организм человека вируса иммунодефицита заболевают СПИДом 3 — 5% зараженных этим вирусом; пик заболеваемости приходится на период от года до пяти лет с момента такого заражения; через пять лет СПИД развивается лишь у 10-20% зараженных; не исключено и то, что некоторые из зараженных вирусом вообще не заболевают СПИДом. Таким образом, ответ на вопрос, разовьется ли у зараженного ВИЧ-инфекцией заболевание СПИДом, может быть дан лишь при прошествии довольно длительного промежутка времени.

Вот почему в УК РФ 1996 г. (ст. 122) установлена ответственность не за заражение СПИДом, как это было предусмотрено в ст. 1152 УК РСФСР 1960 г., а за заражение ВИЧ-инфекцией. К моменту возбуждения уголовного дела в крови у. потерпевшего обнаруживается, как правило, лишь ВИЧ-инфекция.

Актуальность борьбы с рассматриваемым преступлением в связи с катастрофическим распространением эпидемии СПИДа сомнений не вызывает. По оценкам специалистов, к 2000 г. число инфицированных вирусом иммунодефицита может достичь 1,5 млн. человек.

Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных ст. 122 УК, является безопасность жизни и здоровья человека.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 УК, выражается в заведомом поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Способы совершения данного преступления разнообразны. Наиболее распространенным является поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией путем полового сношения. Использование при этом презерватива не дает абсолютной гарантий защиты от заражения. Любой половой контакт с ВИЧ-инфицированным подвергает другого человека реальной опасности заражения.

Вирус иммунодефицита передается через сперму, кровь, слюну, слезную жидкость, женское молоко и другие биологические выделения больного. Поэтому в содержание объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ст. 122 УК, с полным основанием можно включить не только половые контакты (включая анальный и оральный секс), но и использование одного шприца или иглы при внутривенном введении наркотиков, сдачу донорской крови лицом, знавшим о наличии у него такого заболевания, и пр. Не исключено при этом и заражение бытовым путем.

Преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 122 УК, содержит формальный состав. Для его наличия достаточно существования реальной возможности заражения другого лица. Преступление считается оконченным с момента поставления потерпевшего в опасность заражения вирусом иммунодефицита.

Согласие лица на половое сношение с вирусоносителем, при котором существует опасность заражения ВИЧ-инфекцией, по общему правилу, не исключает уголовной ответственности виновного.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется как умыслом (прямым или косвенным), так и неосторожностью (преступное легкомыслие). При умысле виновный осознает, что своим поведением (действием или бездействием) создает реальную возможность заражения другого лица ВИЧ-инфекцией, и желает вести себя именно таким образом либо безразлично относится к возможным последствиям. Одним из доказательств умысла виновного является наличие официального письменного предупреждения органов здравоохранения с четким перечнем запрещенных действий, в результате которых возможно заражение других лиц. Ответственность возможна и тогда, когда лицо без достаточных оснований легкомысленно, самонадеянно рассчитывает на предотвращение возможных последствий.

Субъект преступления — специальный: достигшее 16-летнего возраста лицо, которое является носителем ВИЧ-инфекции или болеет СПИДом.

Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 122 УК) предусматривает ответственность за фактическое заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни. Состав преступленияматериальный. Оно считается оконченным с момента заражения другого лица вирусом иммунодефицита.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2. ст. 122 УК, образуют: а) общественно опасные действия (бездействие) субъекта, ставящие другое лицо в опасность заражения ВИЧ-инфекцией; б) фактическое заражение потерпевшего вирусом иммунодефицита; в) причинная связь между деянием субъекта и заболеванием другого лица.

Для признания преступления оконченным не имеет значения, разовьется ли у инфицированного заболевание СПИД или нет. Достаточно самого факта попадания в его организм вируса иммунодефицита.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 122 УК, характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла, а также преступного легкомыслия. Лицо сознает, что, будучи носителем ВИЧ-инфекции, нарушает установленный запрет вступать в половой контакт с другим лицом либо иные правила предосторожности, предвидит возможность заражения другого лица от этого вирусом иммунодефицита и желает либо сознательно допускает наступление таких последствий либо относится к ним безразлично. Кроме того, лицо может без достаточных к тому оснований легкомысленно, самонадеянно рассчитывать на предотвращение этих последствий. Неосторожная же форма вины в виде преступной небрежности в этом составе преступления исключается.

В случае одновременного заражения другого лица ВИЧ-инфекцией и какой-либо венерической болезнью действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 122 и ст. 121 УК.

Особо квалифицированный вид рассматриваемого преступления образует заражение ВИЧ-инфекцией двух или более лиц либо заведомо несовершеннолетнего.

В ч. 4 ст. 122 УК предусмотрен специальный состав — заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Субъект данного преступления — медицинский работник или сотрудник научно-исследовательской лаборатории, чья профессиональная деятельность связана с получением или хранением донорской крови, с лечением либо обслуживанием инфицированных вирусом иммунодефицита или больных СПИДом.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, образуют: а) общественно опасные действия (бездействие), состоящие в нарушении специальных правил профилактики распространения ВИЧ-инфекции (например, правил приема и хранения донорской крови и крови лиц, проходящих освидетельствование, подготовки к повторному использованию медицинского инструмента, раздельного содержания ВИЧ-инфицированных и здоровых людей в больничных палатах и т. п.); б) фактическое заражение хотя бы одного лица вирусом иммунодефицита; в) причинная связь между ненадлежащим выполнением лицом своих профессиональных обязанностей и наступившим вредным последствием.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, как и любого деяния, состоящего в ненадлежащем соблюдении тех или иных мер безопасности или невыполнении профессиональных обязанностей, характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности.

Преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье

УК РФ предусматривает ответственность не только за непосредственное лишение жизни или причинение вреда здоровью, но и за деяния, ставящие названные объекты в опасность причинения вреда.

Законодатель различает две разновидности такого рода деяний: а) связанные с совершением насильственных действий, ставящих в опасность жизнь и здоровье (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — ст. 119 УК; принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации — ст. 120 УК); б) не связанные с применением насилия, но также ставящие в опасность жизнь и здоровье (незаконное производство аборта — ст. 123 УК; неоказание помощи больному — ст. 124 УК; оставление в опасности — ст. 125 УК).

Объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 119, 120, 123 УК, характеризуется совершением активных действий, названных в ст. 124, 125 УК — бездействием, невыполнением специальных обязанностей, возложенных на субъекта законом либо подзаконным нормативным актом.

Составы преступлений в большинстве случаев сконструированы как формальные: ответственность наступает за совершение самих противоправных действий (бездействия). Исключением из этого правила являются составы преступления, предусмотренные ст. 124 и ч. 3 ст. 123 УК, которые сформулированы как материальные.

С субъективной стороны все преступления, входящие в рассматриваемую группу, совершаются с прямым умыслом. Субъект сознает общественную опасность действий (бездействия), ставящих человека в опасное для его жизни и здоровья состояние, и желает их совершения. Мотивы рассматриваемых преступлений разнообразны.

Субъект данных преступлений — лица, достигшие на момент совершения криминального деяния 16-летнего возраста. В ст. 119,120, 123 УК речь идет об общем субъекте, в ст. 124 и 125 УК — субъект специальный: это или медицинские работники, или те лица, которые были обязаны заботиться о потерпевшем либо сами поставили потерпевшего в опасное для его жизни и здоровья состояние.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК).В отличие от УК РСФСР 1960 г., который относил данное преступление к числу посягательств на общественный порядок (ст. 207), УК РФ совершенно обоснованно включил его в гл. 16 "Преступления против жизни и здоровья", поскольку оно непосредственно ставит в опасность жизнь и здоровье человека.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека. Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо.

Объективная сторона данного преступления выражается в угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Угроза представляет собой разновидность психического насилия над личностью. Угроза — это выражение вовне намерения лишить потерпевшего жизни или причинить тяжкий вред его здоровью. Она рассчитана на запугивание.

Способы выражения угрозы разнообразны. Угроза адресуется потерпевшему устно, письменно, с помощью жестов, по телефону и т. д. Она может быть высказана как непосредственно тому, к кому обращается виновный, так и передана через третьих лиц.

Угроза может быть обращена в будущее, а может относиться к моменту ее высказывания.

Необходимым признаком состава рассматриваемого преступления является реальность угрозы. Она считается таковой, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

На практике определенную сложность представляет толкование понятия "реальность угрозы" как непременного условия правильного применения ст. 119 УК. При решении этого вопроса следует исходить из того, что реальность угрозы связывается прежде всего с наличием объективных оснований опасаться приведения ее в исполнение; субъективное же ее восприятие потерпевшим играет подчиненную роль. На реальность угрозы указывают ее конкретная форма, характер и содержание, сопутствующая ей конкретная ситуация (место, время, вся обстановка этого деяния), способ осуществления и интенсивность выражения угрозы, предшествующие взаимоотношения виновного и потерпевшего (например, систематические преследования потерпевшего), характеристика личности виновного (например, его взрывной характер, устойчивая насильственная антиобщественная ориентация, бурные проявления злобы, ненависти, жестокости, обиды, систематическое пьянство, прежние судимости за насильственные преступления, экстремальное психическое состояние и пр.). Вопрос о реальности угрозы решается в каждом случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Речь здесь, по сути, идет об индивидуальном криминологическом прогнозировании.

В качестве примера сошлемся на следующее дело.

Бывшие супруги А-вы после развода в течение 9 лет проживали в одной квартире. На протяжении всего этого времени А. систематически угрожал убийством своей бывшей жене. В ходе одной из ссор А. выломал дверь в ее комнату и стал преследовать ее с ножом в руках, угрожая убийством. Потерпевшая выскочила через окно на улицу и побежала к проживавшей недалеко дочери, куда направился и А., где он продолжал высказывать угрозы убийством. В ходе судебного заседания А. показал, что если бы он догнал бывшую жену, то наверняка убил бы ее. А. был осужден за угрозу убийством.

В данном случае имело также место приготовление к совершению убийства (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Рассматриваемое деяние относится к преступлениям с так называемым формальным составом. Оно считается оконченным с момента выражения угрозы.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого умысла. Лицо осознает, что выражает угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, и желает этого.

Мотивы преступления разнообразны (месть, ревность, неприязненные отношения, стремление запугать потерпевшего и пр.).

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. 

Преступление, предусмотренное ст. 119 УК, следует отличать от приготовления к убийству или причинению тяжкого вреда здоровью и покушения на совершение этих преступлений. В последних случаях речь уже идет о совершении конкретных действий, направленных на реализацию высказанной угрозы.

В ряде случаев угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом осуществления другого, более тяжкого преступного посягательства и квалифицируется по соответствующей статье УК РФ (например, п. "в" ч. 2 ст. 131, п. "в" ч. 2 ст. 132, ч. 1 ст. 162, ст. 296, 302 и др.).

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК). Для российского уголовного законодательства эта норма является новой.

Под трансплантацией органов и  тканей в современной медицине понимается пересадка органов и (или) тканей от организма одного и того же вида. Как метод лечения она представляет собой двуединую операцию, при которой жизнь или здоровье больного (реципиента) спасается за счет поставления в опасность или причинения вреда здоровью другого человека (донора).

Развитие возможностей медицины в этом отношении породило множество социально-правовых проблем и привело к возникновению криминальных ситуаций, связанных с поиском и приобретением необходимого для трансплантации материала, в том числе и путем принуждения.

Закон Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22 декабря 1992 г. предусматривает трансплантацию органов или тканей от живого донора или от трупа только в том случае, если медицинские средства не могут гарантировать сохранение жизни больного (реципиента) либо восстановление его здоровья. При этом изъятие органов или тканей допускается по решению консилиума врачей-специалистов и только с согласия самого донора.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека. Предметом преступления выступают любые органы и ткани человека, для добычи которых оно совершается.

К органам и тканям человека как объектам трансплантации относятся, например, сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы и (или) ткани, перечень которых определяется Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Российской академией медицинских наук.

Потерпевшим от преступления может быть любое физическое лицо.

Объективная сторона преступления характеризуется принуждением (физическим или психическим) к изъятию органов и (или) тканей человека для трансплантации.

Принуждение означает психическое давление на потерпевшего, приневоливание его к "донорству" путем применения к нему физического насилия либо угрозы его применения.

Физическое насилие может выразиться в нанесении побоев (ст. 116 УК), причинении легкого либо средней тяжести вреда здоровью (ст. 115, 112 УК).

Психическое насилие выражается в угрозе физического насилия любой степени тяжести. Следует согласиться с позицией С. В. Бородина, полагающего, что одной из форм принуждения к изъятию органов или тканей является обман под предлогом необходимости проведения медицинской операции.

Состав преступления — формальный. Оно считается оконченным с момента принуждения независимо от того, удалось ли принудить потерпевшего к согласию на изъятие его органов или тканей.

В тех случаях, когда принуждение реализовано и орган или ткани у потерпевшего изъяты, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 120 УК и соответствующей статьи УК (в зависимости от тяжести последствий), предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью. В случае смерти потерпевшего совершенные преступления надо квалифицировать по ст. 120 и п. "м" ч. 2 ст. 105 УК, если при этом будет установлен прямой умысел на лишение жизни потерпевшего.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что принуждает потерпевшего к изъятию органов и тканей, и желает этого. Цель преступления заключается в получении трансплантационного материала для пересадки реципиенту. Мотивами при этом могут выступать корыстные или карьеристские побуждения, а также стремление сохранить жизнь и здоровье близкого человека за счет аналогичных благ другого.

Субъектом преступления может быть любое лицо, в том числе медицинский работник, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированный вид данного преступления имеет место, если рассмотренное деяние совершено в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного (ч. 2 ст. 120).

Понятие беспомощного состояния потерпевшего дано при рассмотрении признаков в ст. 105 УК. Понятие лица, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, — при анализе ст. 117 УК. Данные обстоятельства как отягчающие могут вменяться лишь при условии осознания их виновным.

Незаконное производство аборта

Незаконное производство аборта (ст. 123 УК). Каждая беременная женщина имеет право самостоятельно решать вопрос: иметь ребенка или нет. Операция по искусственному прерыванию беременности (аборт) может производиться лишь в соответствии со специальными правилами, допускающими производство данной операции только в медицинском учреждении, получившем лицензию на указанный вид деятельности врачами, имеющими специальную подготовку. В соответствии со ст. 36 Основ законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. искусственное прерывание беременности может производиться при сроке беременности до 12 недель, по специальным показаниям (например, смерть мужа во время беременности, отсутствие жилья, проживание в общежитии, на частной квартире, беременность в результате изнасилования и др.) — до 22 недель, а при наличии медицинских показаний (например, заболевание ВИЧ-инфекцией, активные формы туберкулеза, хронический алкоголизм, наркомания и др.) и с согласия женщины — независимо от срока беременности.

Аборт принято подразделять на правомерный и неправомерный (криминальный). В ч. 1. ст. 123 УК криминальным признается "производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля", т. е. гинекологической специальности (гинеколог, хирург-гинеколог, акушер).

Объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья беременной женщины. Всякая операция по искусственному прерыванию беременности, а тем более незаконная, ставит под угрозу не только здоровье, но нередко и жизнь беременной.

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправных действиях, направленных на прерывание беременности. Способы совершения незаконного аборта могут быть различными (оперативный, механический, токсический и др.), на квалификацию преступления они не влияют.

Состав преступления — формальный. Преступление считается оконченным с момента производства операции, завершившейся изгнанием плода независимо от того, причинен ли при этом какой-либо вред здоровью женщины. Если же плодоизгнания не произошло, то содеянное следует квалифицировать как покушение на аборт.

Незаконный аборт может быть произведен и в то время, когда плод уже способен к внеутробной жизни. Если действия по производству аборта вызовут преждевременные роды и приведут к появлению на свет живорожденного ребенка, которого затем лишают жизни, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как незаконное производство аборта и убийство. Обязательным признаком незаконного производства аборта является согласие беременной женщины на его производство. В противном случае виновные должны отвечать за причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК).

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный сознает, что, не имея соответствующего образования и, следовательно, нарушая установленные законом правила производства аборта, он тем не менее по просьбе женщины его производит, и желает совершить указанные действия.

Субъектом преступления (в соответствии с ч. 1-3 ст. 123 УК) может быть только лицо, не имеющее высшего медицинского образования необходимого профиля. Об этом недвусмысленно говорится в диспозиции ч. 1 ст. 123 УК. Поэтому мнение о том, что субъектом данного преступления может быть и лицо, имеющее требуемое образование, но нарушающее закон, которым установлены сроки, обстоятельства и место производства аборта, является неправильным.

Однако вряд ли можно считать обоснованной декриминализацию законодателем незаконного производства аборта лицом, имеющим высшее медицинское образование соответствующего профиля, особенно при наступлении тяжких последствий для здоровья потерпевшей. Правда, это уже относится к проблеме совершенствования нового уголовного законодательства, а не к законодательным реалиям.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 123 УК) образуют те же действия по производству аборта, совершенные лицом, ранее судимым за это преступление (специальный рецидив). Для вменения этого квалифицирующего признака необходимо установить, что прежняя судимость за незаконный аборт не погашена и не снята.

Особо квалифицированный вид данного преступления (ч. 3 ст. 123 УК) имеет место, если производство аборта повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. Необходимым признаком объективной стороны этого преступления является наличие причинной связи между действиями, направленными на прерывание, беременности, и наступившими тяжкими последствиями. Состав преступления — материальный.

Смерть потерпевшей может наступить как во время производства аборта, так и после него. Тяжким вредом для здоровья потерпевшей являются, в частности, такие последствия незаконного аборта, как бесплодие, тяжелое хроническое заболевание, а также другие последствия, указанные в ст. 111 УК.

Рассматриваемое деяние является преступлением с двумя формами вины. Для квалификации содеянного по ч. 3 ст. 123 УК должны быть установлены прямой умысел виновного по отношению к производству аборта и неосторожность в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности по отношению к наступлению смерти либо причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Неоказание помощи больному

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). В Основах законодательства Российской Федерации "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. регламентированы основные виды оказания больному медицинской помощи. В ст. 38 Основ, в частности, говорится, что первичная медико-санитарная помощь является основным, доступным и бесплатным для каждого гражданина видом медицинского обслуживания, порядок оказания которой устанавливается органами управления муниципальной системы здравоохранения на основании актов Министерства здравоохранения РФ, Государственного комитета санитарно-эпидемиологического надзора РФ и др. В ст. 39 Основ говорится о случаях оказания скорой медицинской помощи. Она оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), и осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или специальному правилу. В ст. 41 и 42 Основ соответственно зафиксированы правовые положения оказания медико-социальной помощи гражданам, страдающим заболеваниями, представляющими опасность для окружающих. Неоказание любого из перечисленных видов помощи больному расценивается как преступление (ст. 124 УК).

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Объективная сторона преступления характеризуется бездействием в виде неоказания помощи больному без уважительных причин, независимо от вида заболевания и фазы его течения. Таким образом, речь идет о недобросовестном либо несвоевременном исполнении медицинским работником своих обязанностей.

Ответственность за неоказание помощи больному наступает при наличии правовой обязанности ее оказывать и обращения больного, или его представителя, либо других лиц за оказанием такой помощи. Обязательным условием наступления уголовной ответственности за неоказание помощи больному является отсутствие у виновного уважительных причин, оправдывающих его бездействие (форс-мажорные обстоятельства (непреодолимая сила), помешавшие вовремя, явиться к больному, болезнь самого медицинского работника, препятствующая выполнению профессиональных функций, отсутствие необходимых лекарств, материалов, инструментов и пр.).

Состав преступления — материальный. Уголовная ответственность наступает, если неоказание помощи повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1 ст. 124 УК — простой состав) или смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2 ст. 124 УК — квалифицированный состав). Между бездействием медицинского работника и наступившими вредными последствиями должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона преступления характеризуется наличием двух форм вины. Для квалификации содеянного по ст. 124 УК должны быть установлены умысел по отношению к невыполнению лицом своих профессиональных обязанностей по оказанию помощи больному и неосторожность (в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности) по отношению к наступившим вредным последствиям, о которых идет речь в ч. 1 и 2 ст. 124 УК.

Субъект преступления — специальный: лицо, достигшее 16-летнего.возраста, обязанное оказывать помощь больному в соответствии с законом или со специальными правилами. Прежде всего это врачи, а также фельдшера, медицинские сестры, акушерки и др.

Оставление в опасности (ст. 125 УК). Законом предусмотрена ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни и здоровья состоянии.

Объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья человека.

Объективная сторона преступления характеризуется бездействием виновного, заведомым оставлением без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишённого возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан проявить о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

Рассматриваемое деяние, в частности, может проявляться в неоказании неотложной медицинской помощи, физической помощи путем предоставления транспорта, одежды, продовольствия, вызова врача, спасателей (в горах) и т. п.

Для вменения состава данного преступления необходимо установить целый ряд объективных и субъективных обстоятельств: а) лицо находится в "опасном для жизни или здоровья состоянии" ; (т. е. ему угрожает смерть или причинение тяжкого вреда здоровью, что обусловливает необходимость экстренных мер для спасения); оно лишено возможности принять меры к самосохранению ввиду малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности (например, при сильном опьянении); в) виновный имел реальную возможность без серьезной опасности для себя или других лиц оказать этому лицу помощь; г) виновный был обязан заботиться о лице, находящемся в опасном состоянии, оказывать ему помощь (например, в силу родственных отношений или в силу профессии, рода деятельности — учителя, воспитатели, руководители .спортивных секций, пожарные и др.), либо д) сам поставил его в опасное для жизни и здоровья состояние (например, уговорил плыть на дальнее расстояние, обещая в необходимом случае помощь).

Состав преступления формальный. Оконченным преступление признается с момента невыполнения обязанности по оказанию помощи потерпевшему, независимо от наступления реальных вредных последствий.

Следует иметь в виду, что если лицо своевременно сообщит о необходимости оказания помощи надлежащим учреждениям или лицам (сотрудникам милиции, пожарной охраны, медицинским работникам), состав преступления отсутствует.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что он, будучи обязанным оказать помощь лицу, находящемуся заведомо в опасном для жизни или здоровья состоянии, и имея реальную возможность оказать эту помощь, желает уклониться от нее и уклоняется. Мотивы рассматриваемого преступления разнообразны (боязнь уголовной ответственности, эгоизм, месть, ревность, неприязнь и т. п.).

Субъект преступления — специальный: лицо, достигшее 16-летнего возраста, обязанное проявлять заботу о другом человеке (родители, опекуны, воспитатели, педагоги, телохранители и др.), либо само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (например, водитель транспортного средства, наехавший на пешехода, руководитель туристической группы, оставивший ее в горах в опасном состоянии).



Поиск готовой работы: