Криминалистика (Герасимов И.Ф., 2000)

Расследование грабежей и разбойных нападений

Криминалистическая характеристика грабежей и разбойных нападений

Грабежи и разбойные нападения в уголовно-пра­вовом отношении являются самостоятельными видами преступлений (ст.ст.161 и 162 УК РФ), однако в криминалистическом плане их не­редко объединяют, разрабатывая и формируя единую методику их рас­следования. Это обусловлено прежде всего сходством, а иногда и сов­падением большинства структурных элементов, входящих в состав их криминалистических характеристик. Даже способы совершения, разли­чия между которыми лежат в основе дифференциации этих двух коры­стно-насильственных деликтов, включают многие общие моменты. Кроме того, интегрированная общегрупповая характеристика разбоев и грабежей существенно расширяет поисковые возможности, поскольку субъекты этих преступлений весьма часто совершают оба рассматрива­емых деликта.

Структурные элементы общегрупповой криминалистической харак­теристики следующие:

1. Типичными местами грабежей и разбойных нападений являются помещения (служебные, жилые, пр.), открытая местность (улица, лес­ной массив и т.д.), транспорт (железнодорожный, автомобильный и др.).

2. По времени уличные грабежи и разбои преимущественно совер­шаются в вечерний и ночной период суток, квартирные — чаще днем и даже ночью.

3. Способы совершения рассматриваемых преступлений отличаются более значительной дерзостью разбойных нападений, кроме того, со­вершение разбоев часто сопровождается причинением тяжких телес­ных повреждений и даже убийствами потерпевших. Важным элемен­том способа совершения некоторых грабежей и многих разбоев явля­ется их тщательная подготовка. К подготовительным действиям отно­сятся: предварительная разведка объекта нападения, разработка плана совершения преступления, подбор участников и распределение функций между ними, выбор наиболее подходящего места и времени, под­готовка средств маскировки внешности, оружия, орудий взлома, а в случае необходимости и транспортных средств. С особой тщательно­стью готовятся нападения на сотрудников сберкасс, банков, инкассато­ров, работников коммерческих и торговых предприятий. Для этого преступники изучают режим работы учреждения, маршрут движения сотрудников, условия охраны и т.п. Способы совершения грабежей и разбойных нападений достаточно разнообразны. В их типичный пере­чень входят: срывание головных уборов и шарфов; вырывание сумок, портфелей и иных вещей из рук потерпевшего (рывок); завладение имуществом путем физического или психического насилия либо с при­менением оружия; завладение имуществом с помощью других видов и методов нападения. В целях беспрепятственного проникновения в по­мещения и квартиры преступники представляются должностными ли­цами, якобы выполняющими служебные функции (работники мили­ции, почты, собеса, госстраха, газовой службы и т.п.), или под вы­мышленным предлогом от имени соседей, или с ложной просьбой по­звонить, снять жилье или по объявлению об обмене, покупке вещей и т.п. Нередки и насильственные вторжения в жилище с применением орудий взлома или инструментов для отпирания запоров.

4. Предметы посягательства очень разнообразны, но наиболее часто похищаются деньги, золотые изделия, драгоценности, меха, одежда, ви­деоаппаратура, компьютеры, радиотехника и другие дорогостоящие ве­щи и предметы, а также винно-водочные изделия и ценные продукты.

5. В категории потерпевших чаще всего оказываются люди пожи­лого возраста, женщины, подростки, лица, находящиеся в нетрезвом состоянии, т.е. та группа населения, которая не может оказать пре­ступникам активного сопротивления. Другую группу потерпевших со­ставляют представители состоятельных слоев общества, обладающие крупными денежными средствами, в том числе и валютой, ювелирны­ми изделиями, другими ценностями, дорогостоящими вещами и пред­метами роскоши.

6. Типовые черты личности преступников. Подавляющее большин­ство грабителей и разбойников составляют мужчины (более 97%), женщин около 3%.

Дифференциация преступников по основным возрастным группам следующая: несовершеннолетние—около 10%; лица в возрасте 18—25 лет — более 30%; лица в возрасте 26—30 лет — около 33%; лица в возрасте 31 --40 лет—около 24%; лица в возрасте 41 года и старше немногим более 3%.

Обращает на себя внимание значительное число нигде не работаю­щих преступников—около 37%. Среди лиц, совершающих разбойные нападения и грабежи, очень высок уровень общего и специального ре­цидива.

Грабежи и разбойные нападения, как свидетельствует анализ след­ственной и судебной практики, зачастую совершаются преступной группой из двух-трех, реже четырех человек и очень редко более мно­гочисленными формированиями. Нередко группы преступников весьма устойчивы и стабильно совершают серию аналогичных и иных пре­ступлений. Во главе таких групп чаще всего стоят ранее судимые ли­ца, имеющие преступный опыт. Это затрудняет расследование пре­ступлений и осложняет оперативную обстановку.

Типичные следственные ситуации и построение версий

Эффективность раскрытия и расследования разбо­ев и грабежей во многом зависит от правильной оценки и разрешения следователем сложившейся конкретной ситуации по уголовному делу. Следственные ситуации, возникающие в процессе расследования, от­личаются большой широтой и многообразием. Однако устойчивая по­вторяемость образующих факторов позволяет типизировать следствен­ные ситуации. По делам о грабежах и разбоях возникают следующие типичные ситуации:

  1. преступник задержан с поличным на месте преступления или сразу же после его совершения;
  2. преступник задержан при сбыте похищенного;
  3. задержаны скупщик или сбытчик похищенного имущества, кото­рым известен преступник;
  4. преступник известен, но скрылся, и место его нахождения неиз­вестно;
  5. преступник неизвестен, но о нем имеются неполные данные (признаки внешности, одежды, имя, кличка, места, где он появляется, и т.п.);
  6. преступник неизвестен и о нем нет никаких данных;
  7. преступление совершено лицами, длительное время не работаю­щими, злоупотребляющими спиртными напитками;

Первоначальные следственные действия

В процессе расследования грабежей и разбойных нападений последовательность и содержание первоначальных следст­венных действий во многом зависят от групповых криминалистиче­ских характеристик и типичной следственной ситуации, сложившейся в начале расследования.

Осмотр места происшествия. Его необходимо проводить во всех случаях расследования грабежей и разбоев, так как данное следствен­ное действие позволяет получить информацию о событии преступле­ния и лице, его совершившем. Осмотр целесообразно начинать с не­посредственного места нападения, если грабеж или разбой совершен на открытой местности. Если преступление совершено в помещении, то исходная точка и способ осмотра обычно меняются (от периферии к центру). В месте нападения могут быть обнаружены следы ног, бро­шенные или оброненные орудия преступления, иногда со следами пальцев рук, стреляные гильзы, оставленные преступником части его одежды или другие предметы. Для участия в осмотре места происше­ствия целесообразно привлекать потерпевшего (если позволяет его здоровье), поскольку последний, находясь в «контакте» с преступни­ком, может оказать следователю и органам дознания помощь в поиске преступника и его следов. После осмотра места нападения необходимо расширять зону осмотра и обследовать прилегающие участки местно­сти. Прослеживая путь отхода преступников с места нападения, можно обнаружить следы их ног, оброненные или брошенные ввиду незначи­тельной ценности похищенные вещи и т.д. Если нападение было со­вершено из засады, необходимо приложить все силы для обнаружения этого места. Находясь в засаде, преступники ведут себя менее осто­рожно и оставляют следы (окурки, следы ног, предметы, нередко со следами пальцев рук).

При осмотре места преступления в помещении необходимо кроме перечисленных следов и предметов искать орудия взлома, микросле­ды. Границы осмотра в этом случае также рекомендуется расширить, что, безусловно, повышает эффективность поиска доказательств. До­полнительными участками осмотра могут быть лестничная площадка, подъезд, коридор и т.п.

Одновременно с осмотром места происшествия проводятся опера­тивно-розыскные и поисковые мероприятия: прочесывание окружаю­щей местности, подворно-поквартирный обход, преследование пре­ступников по «горячим следам» и т.д. Для этого в состав следствен­но-оперативной группы включаются: следователь, специалист-крими­налист, оперативные работники, инструктор-кинолог. В случае совер­шения грабежа или разбоя в помещении, имеющем значительную пло­щадь (многоэтажный дом, магазин, подъезд и т.п.), в состав группы включается большее число оперативных работников.

Для более качественного осмотра места происшествия и фиксации его результатов применяется фото- и киносъемка, а также видеозапись.

Допрос потерпевшего. Допрос потерпевшего проводится немед­ленно после осмотра места происшествия, а в отдельных случаях (ког­да с момента преступления прошло много времени) обычно и предше­ствует ему. Допрос потерпевшего откладывается лишь в случаях пло­хого состояния его здоровья.

Тактические особенности допроса потерпевшего по делам о грабе­жах и разбоях определяются рядом факторов, к которым прежде всего относятся: конкретная следственная ситуация, наличие у него данных о преступнике, наличие или отсутствие виктимного поведения потер­певшего, возникшая при допросе в силу ряда факторов конфликтная ситуация и т.д.

Если на место происшествия выезжает следственно-оперативная группа, есть возможность проводить допрос потерпевшего одновре­менно с производством осмотра. Полученные в ходе допроса сведения в зависимости от их содержания должны быть немедленно переданы следователю и сотрудникам милиции, проводящим осмотры, опросы и другие оперативно-розыскные мероприятия. Иногда даже незначитель­ное промедление с производством допроса отрицательно сказывается на результатах расследования. Кроме того, на потерпевшего может быть оказано отрицательное воздействие со стороны подозреваемых и других заинтересованных лиц.

При допросе потерпевшего в любом случае необходимо выяснить следующие сведения:

  1. об обстоятельствах совершения преступления;
  2. о приметах похищенного имущества и его индивидуальных при­знаках. Важно отразить и точное местонахождение каждой похищен­ной вещи (если преступление совершено в помещении);
  3. о лице (лицах), совершившем преступление, признаках внешно­сти, одежды, особенностях речи, данные об использовании огнестрель­ного, холодного оружия, иных орудий преступления и их индивиду­альных признаках.

Выясняется также, знает ли потерпевший кого-либо из преступни­ков, если «да», то при каких обстоятельствах он с ними встречался, где они живут, работают или учатся (даже ориентировочно). Кроме этого, в процессе допроса выясняются данные о самом потерпевшем, его образе жизни, составе семьи, взаимоотношениях с соседями, а так­же об условиях, способствовавших совершению этого преступления. Данный перечень не является исчерпывающим и во многом зависит от конкретных обстоятельств совершенного преступления.

Тактические приемы допроса потерпевшего должны применяться в зависимости от конкретной ситуации. Так, при допросе потерпевшего, которому знаком преступник, используется метод детализации его показаний. При совершении преступления неизвестным для потерпевше­го лицом важно подробно описать признаки внешности нападавшего. В отдельных случаях допрос потерпевшего, особенно дополнительный или повторный, целесообразно проводить на месте преступления, что позволит «оживить» в его памяти отдельные обстоятельства преступ­ного события. Если потерпевший непосредственно после совершения преступления находится в возбужденном эмоциональном состоянии, то необходимо предоставить ему возможность успокоиться. Необходи­мо создать обстановку спокойствия, сочувствия и расположить к себе потерпевшего.

Допрос свидетелей. Свидетелей можно разделить на две большие группы: лиц, дающих правдивые показания, и лиц, дающих ложные показания (лжесвидетели). К первой группе относятся: незаинтересо­ванные в исходе дела свидетели преступления; граждане или сотруд­ники милиции, задержавшие преступника; работники медицинских уч­реждений, куда был доставлен потерпевший; сослуживцы или сокурс­ники потерпевшего и др. Ко второй группе свидетелей относятся: род­ственники, друзья подозреваемого, не заинтересованные в установле­нии истины по делу, а также некоторые близкие потерпевших, отлича­ющихся виктимным поведением и не желающие сообщать сведения о тех или иных недостатках близкого им человека.

Тактические особенности допроса свидетелей первой группы прак­тически не отличаются от допроса добросовестных потерпевших и большой трудности не представляют.

Тактика допроса свидетелей второй группы имеет свою специфику. Прежде всего, следователь должен выяснить мотивы ложных показа­ний. Ими могут быть боязнь мести со стороны преступников и иных лиц, стремление скрыть неблаговидные поступки потерпевшего, стремление выгородить подозреваемого, нежелание выступать в каче­стве свидетеля и т.п. Следователь в подобных ситуациях применяет ряд тактических приемов. Наиболее эффективными из них являются: воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого, разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний, использо­вание противоречий между показаниями допрашиваемого и других участников уголовного процесса, предъявление доказательств, опро­вергающих показания свидетеля, фактор внезапности и т.д.

Осмотр одежды и освидетельствование потерпевшего. В ходе совершения грабежей и разбоев потерпевший часто находится в кон­такте с преступником, и в результате микроволокна одежды последне­го могут попасть на одежду потерпевшего, и наоборот. Кроме того, на одежде могут остаться следы разреза, разрыва, что необходимо зафик­сировать. Осмотр проводится при хорошем освещении с использованием луп с большим увеличением и подсветкой, а также пылесосов со специальной насадкой и пинцетов для собирания микрочастиц. При этом используется помощь специалистов и экспертов, которые при не­обходимости применяют более эффективную аппаратуру.

Освидетельствование потерпевшего имеет целью установить на его теле следы физического воздействия и других контактов. При этом фиксируются вид, форма и локализация всех следов, обнаруженных на теле (царапины, ссадины, кровоподтеки, ранения, следы копоти, кра­ски, грязи и т.д.). В освидетельствовании участвует судебно-медицин­ский эксперт, иной врач или специалист более узкой профессии. ^

Назначение экспертиз. По делам о грабежах и разбоях наиболее распространенными являются судебно-медицинские и трасологические экспертизы. Судебно-медицинские экспертизы назначаются для опре­деления степени тяжести телесных повреждений, времени и механизма их причинения, признаков оружия (орудия), которым они нанесены. В некоторых случаях (особенно при проверке версии об инсценировке грабежа или разбоя) решается вопрос о возможности причинения того или иного повреждения рукой потерпевшего. Нередко для разрешения этих вопросов назначается комплексная экспертиза, в которой наряду с судебно-медицинским экспертом участвует представитель другой спе­циальности, чаще всего криминалист-трасолог.

Судебно-трасологическая экспертиза назначается при изъятии с ме­ста происшествия следов обуви, орудий взлома, транспортных средств, а также для установления целого по частям, если на месте происшест­вия или у потерпевшего изымается часть предмета, а другая часть об­наружена у подозреваемого.

Судебно-баллистическая экспертиза проводится в случаях примене­ния огнестрельного оружия, последующего изъятия и приобщения к материалам дела экземпляров данного оружия, а также пуль, гильз, пыжей и дроби.

По уголовным делам о разбойных нападениях довольно распрост­раненной является экспертиза холодного оружия. С ее помощью уста­навливается принадлежность к холодному оружию ножей, кастетов, кистеней и других предметов, использовавшихся при нападении.

В тех случаях, когда удается обнаружить следы пальцев рук пре­ступника, назначается дактилоскопическая экспертиза.

При производстве баллистических и дактилоскопических экспертиз используются пулегильзотека и дактилоскопический учет, сосредото­ченные в информационных центрах и в экспертно-криминалистиче-ских подразделениях системы уголовной регистрации МВД.

Последующие следственные действия

Следующий этап расследования обычно начинает­ся после установления и задержания подозреваемого. На этом этапе проводятся: личный обыск, допрос подозреваемого, обыск по месту жительства и работы, предъявление для опознания, допрос свидетелей, назначение и проведение некоторых видов экспертиз, проверка показа­ний на месте, очные ставки и другие следственные действия.

Допрос подозреваемого (обвиняемого). Тактика допроса зависит от наличия у следователя доказательств и сложившейся конкретной ситуации по делу. Обычно допрос начинается с предложения расска­зать все о совершенном преступлении, а при необходимости предъяв­ляются имеющиеся доказательства. В конфликтной ситуации применя­ется ряд тактических приемов допроса подозреваемого. Все тактиче­ские приемы делятся на две группы: психологического и логического воздействия на допрашиваемого.

К первой группе тактических приемов можно отнести: разъяснение допрашиваемому содержания ст. 61 УК РФ об обстоятельствах, смяг­чающих ответственность; обращение следователя к положительным свойствам личности подозреваемого (обвиняемого); создание у него преувеличенного представления о степени осведомленности следовате­ля о преступном событии, отдельных эпизодах и соучастниках или контрастный прием — мнимая неосведомленность следователя; внезап­ность постановки вопросов допрашиваемому и наблюдение за его ре­акцией; использование антипатий, питаемых подозреваемым к ко­му-либо из соучастников преступления, и конфликтных ситуаций, объ­ективно сложившихся в криминальной группе, метод косвенного до­проса и др.

Ко второй группе тактических приемов относятся: детализация по­казаний подозреваемого, в процессе которой выясняются подробности действий преступника до, во время и после совершения преступления; логический анализ и использование его результатов в допросе подо­зреваемого; использование противоречий в показаниях допрашиваемо­го и других участников преступления путем частичного или полного ознакомления с показаниями последних; предъявление доказательств, имеющихся в распоряжении следователя, и др. Большое, иногда реша­ющее значение для эффективного использования тактических приемов первой и второй групп имеет оптимальный маневр доказательственной и ориентирующей информацией.

Предъявление для опознания. Это следственное действие прово­дится во всех случаях, когда потерпевший или очевидцы могут опоз­нать подозреваемого. Опознание подозреваемых чаще всего проводит­ся по отдельным признакам внешности и общему облику (образу). В некоторых случаях преступники могут быть опознаны по их динами­ческим свойствам: особенностям голоса, походки, речи. В процессе предъявления для опознания подозреваемого целесообразно использо­вать кроме описанных в литературе тактических приемов и те, кото­рые выработаны следственной практикой. К ним относятся:

1) предварительное ознакомление потерпевшего или очевидца с ра­нее данными ими показаниями с целью «оживления» в их памяти всех обстоятельств происшедшего события. Особенно это целесообразно делать, когда с момента совершения преступления до производства этого следственного действия прошло много времени;

2) исключение психологического воздействия подозреваемого на потерпевшего путем устранения возможности их бесконтрольного об­щения. Этот тактический прием целесообразно применять в тех случа­ях, когда опознающий чувствует неуверенность, страх, боится наглого и агрессивного преступника;

3) привлечение к производству этого следственного действия опе­ративного работника или участкового инспектора милиции для наблю­дения за реакцией и поведением опознаваемого, а также специали­ста-криминалиста для оказания содействия в фиксации хода и резуль­татов, предъявленных для опознания.

Распространенным видом этого следственного действия является предъявление для опознания похищенного имущества, используемого и изъятого у преступников огнестрельного или холодного оружия, а также иных орудий преступления. Данный вид опознания проводится по тем же правилам, как и по другим категориям уголовных дел.

Специфическим видом опознания при расследовании квартирных грабежей и разбойных нападений является предъявление для опознания жилого помещения, где совершены преступления. Это следственное действие наиболее эффективно в случае, если потерпевший ограблен не в своем жилище, а приглашен преступником к себе или своим зна­комым.

Предъявление для опознания помещения обвиняемому производит­ся при устойчивой бесконфликтной ситуации с тщательной подготов­кой этого сложного действия.

Обыск по месту жительства, работы или учебы подозреваемо­го. Его своевременное проведение имеет большое значение для оты­скания похищенного имущества, оружия, орудий преступления и полу­чения дополнительных доказательств. Если преступление совершено с использованием огнестрельного или холодного оружия, то при обыске необходимо в первую очередь искать эти предметы и иные, специаль­но приготовленные для совершения новых аналогичных преступлений. Если преступниками для преодоления преград использовались орудия взлома, то необходимо искать их. Типичными объектами поиска и изъ­ятия по данной категории преступлений являются: похищенные вещи, ценности, другие предметы и документы или их части; одежда, обувь и головные уборы, в которых находился преступник во время совер­шения преступления; записи, документы, характеризующие связи по­дозреваемого. При обыске нельзя ограничиваться только отысканием вышеперечисленных объектов. В квартире обыскиваемого или в иных помещениях могут находиться вещи и предметы, похищенные при со­вершении им или его сообщниками других, еще неизвестных следст­вию преступлений. Поэтому каждая вещь, принадлежность которой у следователя вызывает сомнение, должна обязательно изыматься в це­лях последующего предъявления для опознания или проведения опера­тивной и следственной проверки. Например, наличие нескольких часов без соответствующих паспортов или женских украшений в квартире холостого обвиняемого вызывают вполне обоснованные подозрения. Эффективность обыска возрастает:

  1. при участии в обыске специалиста-криминалиста и применении научно-технических средств;
  2. при привлечении к производству обыска потерпевшего;
  3. в некоторых случаях, когда подозреваемый (обвиняемый) отсут­ствует во время производства обыска, целесообразно использовать его информационную неосведомленность о результатах неудачного произ­водства обыска и, создав во время последующего его допроса впечат­ление о якобы обнаруженном искомом, получить от него необходимые сведения о месте нахождения последнего.

Проверка и уточнение показаний на месте. Это очень сложное и трудоемкое следственное действие, поэтому к нему надо особенно тщательно готовиться. В подготовку к этому следственному действию обычно входят: допрос лица, с которым предстоит выход на место преступления; установление времени выхода на место; определение исходной и конечной точек движения, а также опорных точек этого следственного действия; комплектование группы, в которую целесооб­разно включить кроме следователя оперативных работников, специа­листа-криминалиста, а также конвой, если обвиняемый содержится под стражей; подбор, приглашение и инструктирование понятых; под­готовка технических средств фиксации хода и результатов следствен­ного действия.

В процессе подготовки следователь должен помнить, что обвиняе­мый, давая согласие на производство данного действия, может иметь свою, противоречащую интересам дела, цель. Наиболее распростра­ненными негативными целями могут быть: затяжка следствия и на­правление его по ложному пути; установление связей с соучастниками, находящимися на свободе, и другими заинтересованными лицами, передача им определенной информации; совершение побега.

Следователь, принимая решение о производстве выхода на место преступления, должен предусмотреть все варианты возможного пове­дения подозреваемого (обвиняемого), проявить максимальную бди­тельность. Если грабеж или разбой совершены группой, а задержаны не все соучастники, то в некоторых случаях желательно не спешить с проверкой показаний уже установленных подозреваемых (обвиняемых) до задержания всех членов преступной группы.

Эффективным приемом этого следственного действия является пре­доставление достаточной, но контролируемой инициативы пррверяемому лицу, которому предоставляется право свободного выбора марш­рута движения без подсказок членов следственно-оперативной группы. Другим тактическим приемом проверки показаний на месте является обязательное сочетание показа с рассказом проверяемого в так называ­емых опорных точках (как проник в жилище, откуда похитил вещи и т.д.). Если к уголовной ответственности привлекается несколько соуча­стников, то выход на место необходимо проводить с каждым из них в отдельности.

В связи с тем, что рассматриваемое следственное действие пока еще не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством, его надлежит проводить в соответствии с ч.2 ст. 179 УПК РСФСР, в которой прямо предусмотрена возможность участия в осмотре обвиня­емого, подозреваемого, потерпевшего и свидетеля, или в соответствии со ст. 183 УПК РСФСР, также предусматривающей производство след­ственного эксперимента путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события.

В связи с этим данное следственное действие и должно называться либо следственным осмотром с привлечением к участию в нем указан­ных выше лиц, либо следственным экспериментом в зависимости от преобладания процессуальных и тактических элементов одного из этих процессуальных действий.



Поиск готовой работы: