главная :: экономика :: право :: сертификация :: учебники :: поиск
Криминология (Долгова А.И.)
главная >> учебники по праву >> Криминология (Долгова А.И.) >> Преступность несовершеннолетних

Преступность несовершеннолетних

Преступность несовершеннолетних как объект криминологического исследования

Необходимость выделения для самостоятельного криминологического исследования преступности несовершеннолетних объясняется многими причинами.

Во-первых, важностью и масштабностью задач по охране жизни и здоровья подрастающего поколения и формированием в этой связи государственной политики по защите прав и законных интересов детей и подростков как самостоятельного направления деятельности государственных органов и общества в целом.

Во-вторых, особенностями в генезисе и мотивации совершаемых несовершеннолетними преступлений, обусловленными спецификой их воспитания и жизнедеятельности (относительно ограниченный период формирования личности, изменчивость социальных позиций, круга и содержания социальных функций, ограниченная дееспособность и др.), особенностями личностных, социально-групповых, психологических и иных характеристик.

В-третьих, тесно связанной с этими особенностями спецификой уровня и структуры преступности, ее причин и динамики, высокой преступной активностью подростков.

Однако самым главным для выделения преступности несовершеннолетних в самостоятельный объект исследования является то, что криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних предопределена самой формулой закона, которая в отдельной главе Уголовного кодекса РФ закрепила особенности уголовной ответственности и наказания лиц данного контингента, установила возрастные критерии выделения его в особую демографическую группу преступников. При этом, если учитывать, что ее нижние границы – 14 лет и верхние – 18 лет носят в определенной степени условный характер, хотя и связаны с требованиями возрастной психологии и уголовной политики, а также с тем, что до достижения возраста уголовной ответственности несовершеннолетние совершают значительно большее -– в 4– 5 раз – число общественно опасных действий, аналогичных по объективной стороне уголовно наказуемым действиям, то понятно, насколько значительны сложности при изучении состояния, тенденций и генезиса преступности несовершеннолетних, изучении личности преступника, при разработке применительно к этой возрастной группе лиц мер профилактики и уголовно-правового реагирования.

Лица, совершающие противоправные действия в раннем возрасте, позже, как правило, значительно труднее поддаются исправлению и в итоге составляют основной резерв для взрослой и рецидивной преступности.

Напротив, наиболее раннее выявление и своевременное принятие необходимых профилактических мер к подросткам, совершающим первые, не представляющие большой общественной опасности правонарушения, в значительной степени позволяют не допустить формирования у этих лиц стойкой направленности на совершение в дальнейшем каких-либо преступлений.

Все это вместе обусловливает необходимость всестороннего анализа преступности несовершеннолетних как относительно самостоятельного феномена, проработки мер по ее предупреждению. Речь в данном случае идет об особенностях подхода, а не об особом подходе, изолирующем изучение преступности несовершеннолетних от изучения других ее видов. Именно поэтому в предмет изучения преступности несовершеннолетних криминологами обязательно включаются вопросы о ее месте во всей преступности, о соотношении преступности молодежи и взрослых (в том числе о влиянии возраста начала преступной деятельности на рецидив, о влиянии взрослых преступников на несовершеннолетних и т. п.).

Вот почему представляется нецелесообразным употребление термина "криминология несовершеннолетних", как бы выделяющего проблемы этой преступности из единой науки криминологии.

В методологическом отношении неправильно также сравнивать показатели преступности несовершеннолетних и всей преступности, как будто речь идет о самостоятельных явлениях. Фактически в этом случае осуществляется сравнение части и целого, включающего эту часть. Сравнение необходимо вести по принципу "часть с частью", выделяя показатели групп различной криминальной активности: в среде несовершеннолетних, молодых взрослых (18–21 год) и более старших возрастных контингентов.

Основные криминологические характеристики преступности

Состояние преступности несовершеннолетних.

В настоящее время накоплен значительный статистический материал о преступности несовершеннолетних, в основном отработана методика его анализа.

Все это позволяет оценивать достаточно реально состояние преступности несовершеннолетних, ее количественные и качественные (структурные и иные) изменения даже при условии определенной неполноты, а иногда и недостоверности данных, характеризующих изменение преступности по отдельным регионам страны, применительно к отдельным контингентам лиц, различным составам преступлений.

В целом по Российской Федерации уголовная статистика постоянно до 1990 года фиксировала тенденцию относительно плавного роста преступности несовершеннолетних по числу выявленных лиц, совершивших преступления, в среднем на 11– 12% каждые пять лет. Начиная с 1991 года данная тенденция существенно изменилась. Прирост числа зарегистрированных несовершеннолетних, совершивших преступления, только за период 1991–1995 годов составил 43% (табл. ).

В 1995 году было выявлено 208 096 несовершеннолетних преступников, что в 2,6 раза больше, чем в 1966 году, и на 68,6% больше, чем в 1985 году. Годовой прирост их численности, против показателей 1994 года, составил 3,8%.

Удельный вес несовершеннолетних преступников в общем числе лиц, совершивших преступления, периодически менялся с 10% в 60–70-е годы до 12–15% в начале 80-х годов. В 1995 году он составил 13% – это примерно в 2,5 раза больше, чем удельный вес соответствующей возрастной группы несовершеннолетних в общей численности населения России.

Тенденция значительного роста преступности несовершеннолетних еще более наглядно проявляется по числу совершаемых ими преступлений. В 1995 году в Российской Федерации зарегистрировано 209 777 преступлений, совершенных несовершеннолетними, что в 6,8 раза больше по сравнению с 1961 годом (год, с которого ведутся постоянные статистические наблюдения по относительно стабильным показателям). Это больше, чем совершалось ими преступлений ежегодно по всему бывшему Союзу ССР в период 1985–1990 годов. По сравнению с 1985 годом в 1995 году несовершеннолетние совершили больше преступлений на 75,9%.

В суды в 1995 году направлено с обвинительным заключением 98 107 дел в отношении 145 347 несовершеннолетних. Всего осуждено в этот год 116 486 несовершеннолетних, из них к лишению свободы – 31 137 человек.

В настоящее время несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных категорий населения. Преступность несовершеннолетних в России в последнее десятилетие росла примерно в 6 раз быстрее, чем изменялось общее число этой возрастной группы. В 1995 году из каждых 10 тыс. подростков в возрасте 14–17 лет совершали преступления 238 человек против 166 человек в 1985 году.

Территориальные различия преступности несовершеннолетних

Анализ территориального распределения преступности несовершеннолетних обнаруживает долговременную устойчивость ряда важных в криминологическом отношении тенденций.

В границах Российской Федерации и ее субъектов все годы, охваченные статистическим наблюдением, фиксируются значительные и весьма устойчивые в количественном выражении различия в уровне преступности между отдельными регионами (республиками, краями, областями).

Наивысший уровень преступной активности несовершеннолетних все последние годы наблюдается в Республике Тыва, Хабаровском крае, Республике Бурятия, Приморском крае, Сахалинской области (300–500 преступников на 10 тыс. населения в возрасте 14–17 лет). Самые низкие показатели в Республике Дагестан, Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия – Алания (75–90 преступников). Разница в уровне преступности несовершеннолетних между этими группами регионов достигает 5–7 раз. Причем любые изменения, будь то годовые колебания, устойчивая тенденция роста или снижения, фиксируемые в статистике на протяжении многих лет в перечисленных регионах, как правило, не влияют сколько-нибудь существенно на эти количественные различия.

В 1995 году замечен значительный рост подростковой преступности в Республике Алтай, Владимирской, Костромской, Сахалинской, Челябинской, Читинской, Ярославской областях. Устойчивая тенденция непрекращающегося роста преступности несовершеннолетних, в первую очередь в регионах с наивысшей преступной активностью данного контингента, дает основание предполагать, что именно в этих территориях достигнут тот критический уровень преступности, когда остановить рост его обычными средствами (по их масштабам, формам, методам применения) невозможно.

При анализе территориальных различий в уровне преступности всегда фиксируется тот факт, что крупные промышленные центры, портовые и курортные города имеют, как правило, самые высокие показатели преступности несовершеннолетних. Сравнивая преступность несовершеннолетних в сельских районах и городах, исследователи все чаще отмечают сходство основных ее как качественных, так и количественных характеристик.

Криминологами выявлена устойчивая зависимость меж-ДУ уровнем преступности несовершеннолетних и такими показателями, характеризующими регион, как удельный вес и общая численность детей и подростков в населении; доля трудоспособных несовершеннолетних, но не работающих и не учащихся; высокая концентрация беженцев и вынужденных переселенцев; лиц судимых, бытовых правонарушителей (пьяниц и хулиганов и т. д. ); лиц, состоящих на различных медицинских учетах (алкоголиков, психически больных и др.).

Наиболее тесная зависимость установлена между региональными различиями в преступности несовершеннолетних и распространенностью распавшихся родительских семей. Именно по этому показателю наблюдается почти полное совпадение регионов с наименьшим и наибольшим уровнем подростковой преступности, с регионами, имеющими аналогичные по численности уровни разведенных и разошедшихся семейных пар.

Это дает основания реально рассматривать показатели семейного неблагополучия в самом широком социальном смысле определения соответствующих семей, в качестве основного при выборе приоритетных направлений воспитательно-профилактической работы с несовершеннолетними.

Динамика структурных, мотивационных и иных криминологически значимых характеристик преступлений несовершеннолетних

Наиболее распространенным в криминологии является структурный анализ преступности несовершеннолетних, проводимый по таким видам преступлений, как умышленные убийства, умышленные тяжкие телесные повреждения, изнасилования, разбои, грабежи, кражи, хулиганство.

Статистические данные правоохранительных органов свидетельствуют, что за счет постоянного сокращения в течение длительного периода времени умышленных убийств, тяжких телесных повреждений, разбоев и хулиганств, их совокупный удельный вес в общей структуре преступности несовершеннолетних снизился с 30% в период 1966–•1970 годов до 11% в период 1986–1990 годов, т. е. почти в 3 раза. Однако начиная с 1991 года именно по этим видам преступлений наметился наиболее интенсивный рост.

В 1995 году, по сравнению с периодом 1986–1990 годов, увеличилось число совершенных несовершеннолетними умышленных убийств (с покушениями) на 295%, умышленных тяжких телесных повреждений – на 163%, разбоев – на 223%. В абсолютных данных за 1995 год несовершеннолетние совершили: умышленных убийств (с покушениями) – 1215; тяжких телесных повреждений – 1 950; изнасилований– 1 769; грабежей – 17 452; разбоев –5073; краж – 128 765; хулиганств – 15 811.

Множатся факты завладения и применения огнестрельного оружия, сопротивления и злостного неповиновения законным требованиям работников милиции. Возрастает вовлечение несовершеннолетних в сферу межнациональных конфликтов, что стимулируется деятельностью экстремистских национально-патриотических и шовинистически настроенных организаций и движений.

В среде несовершеннолетних все больше распространяются такие виды преступлений, которые ранее были присущи в основном взрослым, – торговля оружием и наркотиками; притоносодержательство и сутенерство; разбойные нападения на предпринимателей и иностранцев; посягательство на жизнь и здоровье с использованием пыток, другие жестокие способы обращения; мошеннические действия с валютой и ценными бумагами; компьютерные преступления; торговля краденым; рэкет в своей среде; участие в насильственном перераспределении дефицитных товаров.

Все это позволяет сделать вывод, что рост преступности несовершеннолетних в Российской Федерации, отражаемый статистикой, – это реальный факт, а не результат активизации деятельности правоохранительных органов, как часто пытаются объяснить его заинтересованные ведомства и исследователи, их обслуживающие. Больше того, есть основания утверждать, что сведения официальной статистики с каждым годом все меньше соответствуют картине действительного роста преступности. Это происходит, во-первых, за счет уменьшения информированности правоохранительных органов о совершаемых преступлениях. Ввиду слабой эффективности их деятельности, царящего в отдельных регионах страны правового беспредела в милицию все реже поступают сообщения даже о тяжких преступлениях против жизни и здоровья как от потерпевших, так и от медицинских учреждений и иных организаций, располагающих соответствующими сведениями. Во-вторых, и это главное, ввиду существенного снижения реальных возможностей правоохранительных органов справляться в установленном законом порядке с постоянно возрастающим объемом необходимой работы по борьбе с совершаемыми в стране преступлениями.

С точки зрения криминологической оценки происходящего важно ответить на вопрос, каково действительное соотношение в последние годы насильственной и корыстной преступности несовершеннолетних, какие реально происходили здесь мо-тивационные изменения. Учитывая, что статистика не фиксирует мотивы совершения преступлений, мотивационное структурирование можно представить более или менее точно лишь по результатам выборочных исследований. Установлено, например, что при совершении подростками краж корыстные мотивы превалируют лишь в каждом третьем-четвертом случае. В остальных –это мотивы солидарности, самоутверждения в сочетании с групповой зависимостью или гипертрофированным возрастным легкомыслием. Есть данные о все возрастающей распространенности корыстных мотивов при совершении убийств, причинении телесных повреждений (с 15–20% в 80-е годы до 25–40% в период 1991–1995 годов).

Результаты выборочных исследований позволяют также сделать вывод, что корыстная мотивация преступлений, совершаемых несовершеннолетними, за последние годы присутствует практически если не по всем, то по абсолютному большинству составов, ее реальный удельный вес по сравнению с мотивацией иного порядка в настоящее время самый высокий. Он достигает 35–45%.

Основными предметами удовлетворения корыстных мотивов все чаще становятся различного вида импортная и отечественная техника (автомашины, видеомагнитофоны, радио-и фототовары) – до 60%; валюта, ценные бумаги, деньги, золото, серебро, драгоценности – более 20%; дефицитная модная одежда – до 15%.

Реальный рост корыстной направленности в преступности подтверждается и динамикой конкретных видов корыстных преступлений, их значительным увеличением, в том числе и в силу экономических трудностей, снижения жизненного уровня основной массы населения, утраты перспектив сохранения привычных материальных и бытовых условий.

Преступность несовершеннолетних всегда носила преимущественно групповой характер. Доля групповых преступлений, совершаемых несовершеннолетними, примерно в 1,5–5 раз выше аналогичного показателя взрослой преступности и составляет от 20 до 80% в структуре всей преступности несовершеннолетних (в зависимости от видов преступлений, их территориального распределения и т. д.).

В силу возрастных, психологических и иных личностных особенностей групповое поведение как позитивного, так и негативного характера – это норма для несовершеннолетних, а не отклонение от нее.

Стойкое единоличное совершение активных действий со стороны подростка, особенно если они носят противоправный, асоциальный характер, также представляет высокую общественную опасность для общества (по дерзости, изощренности, подготовленности). Если оценивать такое поведение с позиций борьбы с преступностью, то до определенных пределов единоличное совершение преступлений во многом труднее, чем групповое, поддается и выявлению, и фиксации, что часто не позволяет реально видеть и знать, с кем и как бороться.

Однако негативные социальные последствия, которые реально переживает общество в результате противоправных действий, совершаемых группой несовершеннолетних, безусловно, более значительны, чем последствия от действий преступника-одиночки. Повышенная импульсивность, жестокость, интенсивность и ситуативность групповых преступлений, совершаемых подростками, достаточно часто существенно отягощают последствия таких преступлений, часто доводят их до уровня более высокого в сравнении в тем, который наблюдается даже в результате противоправных действий взрослого населения.

В последние годы наметился процесс укрупнения групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Примерно три пятых таких групп имеют разновозрастной смешанный характер участников, что усиливает ориентацию их на длительную деятельность такого рода, способствует ее интенсификации, отягощению мотивации, повышению дерзости и упорства.

Активно идет процесс подчинения подростковых групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения этих групп за счет безработных, несовершеннолетних, занимающихся мелким бизнесом, а также вернувшихся из мест лишения свободы и не нашедших место в жизни, подростков из малообеспеченных, обнищавших семей. Наблюдается процесс все более массового вовлечения несовершеннолетних в структуры теневой экономики и организованной преступности. Лидеры организованной преступности охотно вводят в зону своего влияния подростков, следят за их профессиональным преступным формированием и ростом.

Личностные характеристики несовершеннолетних преступников

Исследователи постоянно отмечают, что удельный вес лиц мужского пола среди несовершеннолетних преступников всегда существенно выше (90–95%) их удельного веса в населении данной возрастной группы, проживающей в соответствующих регионах страны (48–52%). Доля девушек, совершающих преступления (4–10%), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. В 1995 году преступления совершили 17 913 девушек, что составило 8,6% в общем числе несовершеннолетних преступников.

Существенно также и то, что удельный вес лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3–4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой женской преступности. Однако надо учитывать, что противоправная активность в совершении общественно опасных деяний у девушек тоже достаточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголовной.ответственности.

По статистическим данным, удельный вес лиц женского пола среди несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учете в органах милиции, всегда примерно в 2–2,5 раза выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершивших преступления.

На протяжении ряда лет наблюдался рост удельного веса среди 14–15-летних: с 19% в период 1966–1970 годов до 33,2% в 1995 году.

Многие годы криминологами постоянно фиксировались значительные различия преступной активности континген-тов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от рода их занятий. В настоящее время все интенсивнее идет процесс заметного сближения почти всех социальных и профессиональных категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. С криминологической точки зрения важен тот факт, что сближение различных групп и контингентов происходит в основном за счет опережающего возрастания числа преступных проявлений, учитываемых статистикой применительно к школьникам и другим категориям учащихся. Наиболее криминально активными являются, как и в прежние годы, подростки без постоянного источника дохода (не работающие и не учащиеся).

По данным за 1995 год, среди несовершеннолетних преступников 83 317 являлись учащимися школ (38, 3% от общего числа), 23 733 – работающими (11, 4%), 56 188 – лицами без постоянного источника дохода (27%), 4 201 – студентами (2%).

Особенности детерминации и причинности

Признание влияния социальных условий, противоречий в развитии общества на характер нравственного формирования личности является решающим в объяснении противоправного поведения несовершеннолетних.

Процессы и явления экономического, идеологического, культурно-воспитательного, демографического, социально-психологического характера, происходящие в обществе, главным образом и детерминируют поведение детей и подростков, определяют его сущность и характер. Эти процессы, определяя в самой общей форме условия жизни в обществе, придают своеобразие (в зависимости от контингента, территории и т. п.) деятельности по обучению и воспитанию несовершеннолетних, формированию их личности. Они при определенных условиях детерминируют и такие негативные явления, как повышенный уровень заболевания и смертности детей и подростков, разводы, жестокое обращение с окружающими людьми, самоубийства, пьянство, проституция, наркомания, преступность в целом, которые входят в комплекс социальных факторов, обусловливающих их отклоняющееся, в том числе и преступное, поведение.

Применительно к несовершеннолетним процессы и явления социальной действительности, создающие негативные условия для их жизни и воспитания и тем самым способствующие совершению ими преступлений, исследованы криминологами достаточно полно. К их числу, например, в разные годы были отнесены: значительная социальная дифференциация несовершеннолетнего населения по уровню материальной обеспеченности, социальному статусу (в том числе и по происхождению); нарушение принципов оплаты труда, потребления денежных и иных материальных благ (жизнь не по средствам в родительской семье, низкая или уравнительная оплата труда воспитателей и педагогов и др.); различия в характере и содержании обучения, воспитания и труда отдельных групп детей и подростков, определяющие как реальные различия их сегодняшних позиций в жизни общества, так и различия этих позиций на ближайшую перспективу; процессы разрушения родительской семьи, сопровождающиеся существенными изменениями традиционных отношений по воспитанию несовершеннолетних; отягощенность алкоголизмом, нервно-психическими, хроническими заболеваниями отдельных групп населения, включая родителей, иных лиц, ответственных за воспитание детей и подростков; противоречие между субъективным стремлением детей и подростков к самостоятельности и объективным сужением ее реальных границ с помощью мер, применяемых институтами социализации (семьей, школой и др. ); противоречие между духовными и особенно материальными потребностями детей и подростков, их родителей и реальными возможностями их удовлетворения; низкий уровень правовой культуры, значительная деформация нравственного и правового сознания отдельных групп несовершеннолетних, их родителей, иных воспитателей; традиционное осуществление основных воспитательных функций в отношении несовершеннолетних лицами, не имеющими необходимой профессиональной подготовки в этой области; недостаточное ресурсное и кадровое оснащение сферы жизнедеятельности общества, специализированной для проведения целенаправленной работы по исправлению и перевоспитанию детей и подростков и многие др. Однако в последние годы в результате коренных социальных преобразований, осуществляемых в стране, криминальный характер их влияния на судьбы подростков существенно возрос.

Специфичность воздействия перечисленных, как и иных социальных, процессов и явлений на поведение детей и подростков, в отличие от взрослых, заключается в более опосредованном через ближайшее окружение характере их как позитивного, так и негативного влияния. Часто именно ближайшее окружение, ослабляя, нейтрализуя или даже преобразуя негативные последствия этих процессов, как правило, придает им иное, в основном благоприятное формирующее значение, защищает несовершеннолетних от жизненных трудностей и невзгод. Но именно это же окружение, ввиду сложного, подчас противоречивого характера отражения объективных процессов в сознании людей, сочетающегося с изоляцией детей от условий реальной жизни, одновременно способствует тому, что даже в общем плане положительные\ стороны социальных процессов действуют значительно медленнее и слабее, чем это необходимо для позитивного формирования их личности. Нередко они искажаются микросредой до такой степени, что действуют в негативно преображенном виде.

В криминологии укрепилось интегрированное определение детерминации преступности несовершеннолетних как издержек воспитания. Этот вывод конструктивен и для теории, и для практики. Он позволяет рассматривать причины и условия, способствующие совершению преступлений, главным образом в плане выявления негативных сторон взаимодействия микросреды (применительно к отдельным институтам социализации детей и подростков) и личности. Но при этом не только не исключает, а, наоборот, обусловливает необходимость детального анализа причин и того своеобразия, которые придают данному взаимодействию социальные процессы, происходящие в обществе в целом.

В качестве издержек воспитания в причинном комплексе, детерминирующем преступное поведение несовершеннолетних, исследователи наиболее часто выделяют:

  • криминогенное влияние трудностей и недостатков в деятельности социальных институтов, непосредственно ответственных за обучение, воспитание несовершеннолетних, их исправление и перевоспитание (постоянное использование антипедагогических форм и методов воспитательного воздействия;
  • проведение воспитательной и профилактической работы без должного учета возрастных, психологических, нравственных, иных личностных особенностей несовершеннолетних и др.);
  • криминогенное воздействие негативных условий микросреды (продолжительное и целенаправленное отрицательное воздействие на детей и подростков со стороны деморализованных лиц, включая прямое вовлечение их в преступную деятельность и иное антиобщественное поведение);
  • обстановка жизни и воспитания, характеризующаяся проявлением злобности, жестокости, различных видов конфликтно-агрессивных форм поведения окружающих и др.;
  • стойкие социально обусловленные негативные деформации личности несовершеннолетних (дефекты психофизического и интеллектуального развития и состояния, черты характера негативного свойства; дефекты социально-демографического статуса и др.).

Все они сохраняют свою криминальную значимость и в настоящее время. Однако общее ухудшение экономического положения страны привело к тому, что в последние годы в причинном комплексе, обусловливающем противоправное поведение подростков, произошли значительные изменения.

Негативные процессы социального и экономического характера, сопровождающие преобразования, проводимые в стране, прежде всего существенно ослабили родительскую семью как социальный институт, ранее наиболее последовательно и надежно защищавший жизнь и здоровье детей и подростков, обеспечивавший их интелектуальное и нравственное развитие.

За время реформ уровень жизни населения России сократился на 30%, что существенно увеличило число семей, оказавшихся в условиях абсолютной бедности, имеющих доходы значительно ниже прожиточного минимума. В настоящее время до 40% всех детей живут в бедных семьях. В них сложная психологическая обстановка, что способствует интенсивному распаду таких семей, уходу из них детей и подростков. Бедная семья перестала быть убежищем от общественных катаклизмов. В ней все больше превалирует неуверенность в завтрашнем дне, слабая защищенность от насилия и преступного мира. В таких семьях повсеместно наблюдается процесс резкого снижения ценности детей для родителей» что ведет к дальнейшему росту безнадзорности.

Растет число разводов среди супругов, имеющих несовершеннолетних детей, увеличивается внебрачная рождаемость и, как следствие этих процессов, растет количество неполных семей. Ежегодно остается без одного родителя около 500 тыс. детей и подростков. Дети из распавшихся и неполных семей и одиноких матерей оказываются, как правило, в сложном экономическом и психологическом положении, пополняют группу людей повышенного социального риска. О том, что эти семьи не могут обеспечить надлежащее воспитание своих детей, свидетельствуют данные уголовной статистики: примерно 35–40% несовершеннолетних преступников воспитывались в условиях неполной родительской семьи (в целом в населении таких семей – 14%).

Нарастает проблема социального сиротства. Более 160 тыс. детей воспитываются в различного типа государственных учреждениях и около 90% из них имеют родителей, которые уклоняются от их воспитания, лишены родительских прав, находятся в местах лишения свободы.

В последнее время наметилась тенденция, когда многодетные и малообеспеченные семьи стремятся устроить детей в детские дома путем отказа от них из-за больших расходов на их содержание. Там, где остановились производства и наблюдается массовая безработица, социальное сиротство при живых родителях выросло за последний год в 2 раза.

Существенно осложнил положение несовершеннолетних рост в стране числа безработных, беженцев и вынужденных переселенцев.

В 1995 году в России официально статус беженцев и вынужденных переселенцев получили свыше 300 тыс. человек, несовершеннолетние дети составили около 90 тыс. человек. Кроме того, 150 тыс. несовершеннолетних детей, по экспертным оценкам, насчитывается в семьях, покинувших Чечню. Все они не только испытывают материальные и бытовые трудности, но и находятся в крайне тяжелом морально-психологическом состоянии, отражающемся на характере их поведения.

В 1995 году выявлено около.150 тыс. детей и подростков, оставшихся без попечения родителей. В сфере профилактического воздействия органов милиции находятся 113 тыс. родителей, отрицательно влияющих на поведение детей, 30% из них систематически злоупотребляли спиртными напитками, 40% устраивали скандалы, вели антиобщественный образ жизни.

Социальная несостоятельность родителей, аморальный образ жизни, рост алкоголизации, особенно женщин, привели к увеличению числа детей, находящихся в опасных для них условиях жизни. Только органы МВД РФ направили в 1995 году в суд почти 23 тыс. дел о лишении родительских прав. Примерно столько же – органы опеки и попечительства.

Наблюдается рост жестокого обращения с детьми. Некорректные приемы воспитания, унижение человеческого достоинства, психическое и физическое насилие все чаще прослеживаются как в семье, так и в дошкольных учреждениях, учебных заведениях, детских домах и интернатах, специальных учебно-воспитательных учреждениях (70% всех детских травм – семейно-бытового характера). Ежегодно, спасаясь от жестокого обращения, кончают жизнь самоубийством примерно 2 тыс. детей и подростков, около 30 тыс. уходят из семьи, 6 тыс. – из детских домов и школ-интернатов. Примерно 25–27 тыс. подростков становятся жертвами преступных посягательств. Органами милиции разыскиваются более 24 тыс. без вести пропавших несовершеннолетних.

Дополнительные, трудности в воспитании детей и подростков оказывает также рост смертности среди населения Российской Федерации, Наиболее значим с криминологических позиций рост смертности от неестественных причин, вызванных обострением социальной напряженности, ухудшением качества питания, экологическими и технологическими катастрофами, несчастными случаями, самоубийствами. В результате высокой смертности в стране увеличивается число вдов, вдовцов и детей-сирот.

Динамика структуры преступности несовершеннолетних напрямую связана с невовлеченностью детей и подростков в общественно полезную деятельность. В 1995 году в совершении преступлений участвовало около 4 тыс. несовершеннолетних, официально признанных безработными, свыше 1,1 тыс. не имеющих постоянного места жительства. При таком положении крайне негативным выглядит тот факт, что если в 1985 году из школ по неуважительным причинам выбыло всего 1,5 тыс. подростков, то в настоящее время ежегодно бросает учебу 50–60 тыс.

В последние годы в стране интенсивно возрастает слой людей, для которых цель в жизни сводится к достижению материального благополучия, к наживе любыми способами. Труд утратил для них общественную ценность и значимость, стал носить прагматичный характер – больше получать благ и привилегий и меньше работать. Циничная позиция таких лиц приобретает все более открытые и воинствующие формы, отравляет сознание детей и подростков, порождает бездуховность и скептицизм, толкает к совершению корыстных и иных преступлений.

В России стало системой производить материальные затраты на развитие и воспитание, охрану здоровья детей и подростков по остаточному принципу. Причем положение в данной сфере ежегодно ухудшается. Существенно уменьшены объемы бюджетного финансирования детских дошкольных и медицинских учреждений, общеобразовательных школ, число их катастрофически сокращается, помещения передаются коммерческим организациям. Кризис в экономике привел к тому, что отрасли обслуживающей сферы постоянно снижают объемы представляемых семьям социальных услуг. Они становятся практически недоступными из-за их платности и роста цен. Дети не могут посещать клубы, спортивные секции, кружки, отдыхать в оздоровительных лагерях и санаториях. В итоге их досуговая среда все чаще приобретает криминальные формы.

Растет заболеваемость детей и подростков. Только 14% из них сегодня практически здоровы, половина имеет значительные отклонения в состоянии здоровья, 35% страдают хроническими заболеваниями. Это существенно ограничивает возможности несовершеннолетних в выборе профессии, самостоятельном бытовом обустройстве, ведет к психическим расстройствам и противоправному поведению. Среди несовершеннолетних, осужденных в 1995 году за совершение преступлений, более 23% имели отклонения в психическом здоровье.

Все перечисленное доказывает, что несовершеннолетние оказались в положении, когда государство должным образом не может обеспечить реализацию их основного конституционного права – на выживание и развитие.

В плане анализа причин роста преступности несовершеннолетних важно отметить и значительные просчеты в деятельности по борьбе с ней. Сложилось положение, когда законеда-. тельные акты, регламентировавшие данную сферу отношений, принятые до распада СССР, не действуют либо не применяют-. ся, а законодательство Российской Федерации, направленное на борьбу с преступностью несовершеннолетних, только разрабатывается. Это привело к тому, что с начала 90-х годов разрушены или кардинально перестраиваются практически все ранее созданные звенья специализированной воспитательно-профилактической системы. Сегодня фактически не действуют законодательные акты 60–70-х годов об инспекциях и комиссиях по делам несовершеннолетних, приемниках-распределителях, специальных учебно-воспитательных учреждениях.

Школы, другие учебные заведения для несовершенно-, летних, после принятия Закона РФ "Об образовании" полностью утратили воспитательные функции. Специализированные подразделения милиции по Закону РФ "О милиции" перестали заниматься профилактикой безнадзорности детей и подростков. Комиссии по делам несовершеннолетних, как координирующие органы по организации борьбы с преступностью, во многих регионах реально в этом своем качестве не функционируют. Прекратили деятельность многочисленные молодежные общественные и досуговые организации, у несовершеннолетних правонарушителей не стало ни наставников, ни общественных воспитателей.

Особенности борьбы с преступностью несовершеннолетних

Система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних базируется на мероприятиях общесоциального характера, призванных обеспечить надлежащий уровень жизни, благосостояния, культуры, воспитания и ооразования граждан. Являясь частью общей системы борьбы с преступностью, она обладает существенными особенностями. Эти особенности определяются тем, что система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних:

  • создана и действует в соответствии с государственной семейной, молодежной и уголовной политикой, реализуемой через комплексные мероприятия целевых федеральных и региональных программ оказания социальной, экономической и иной необходимой помощи семье и детям, предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, борьбы с преступностью в их среде;
  • имеет самостоятельную законодательную основу – комплекс международных, конституционных, федеральных и иных структурно связанных и взаимодополняющих друг друга правовых актов, регулирующих вопросы создания оптимальных условий жизни, воспитания детей и подростков, защиты их прав и интересов, предупреждения отрицательных влияний, осуществления борьбы с безнадзорностью и преступностью;
  • обеспечивается деятельностью специализированной системы государственных учебных, воспитательных, лечебных, правоохранительных и иных органов и учреждений, общественных организаций и религиозных конфессий. Деятельность эта постоянно координируется как на федеральном, так и на региональных уровнях. Она опирается на необходимую информационно-аналитическую базу и обеспечивается в материально-техническом отношении бюджетным финансированием.

Наличие особенностей в системе мер по борьбе с преступностью несовершеннолетних связано также со спецификой правового и фактического положения несовершеннолетних, как возрастной группы населения, наиболее остро испытывающей формирующее влияние негативных факторов социальной среды, спецификой рассмотренных выше причин преступности, а также личностных качеств несовершеннолетних правонарушителей.

Борьба с преступлениями несовершеннолетних планируется и проводится на разных уровнях и направлениях, в отношении различных контингентов детей и подростков. Она характеризуется значительным диапазоном общевоспитательных, профилактических, а также специальных карательных мер. По характеру целевой направленности эти меры призваны предупреждать противоправное поведение несовершеннолетних, пресекать их преступные действия, а также предупреждать возможность рецидива. Они осуществляются применительно к основным сферам воспитания детей и подростков с помощью специфических, характерных для органов, участвующих в этой деятельности, средств и методов. Речь идет главным образом о целенаправленной работе по устранению недостатков в области семейного, школьного, трудового воспитания несовершеннолетних, организации их досуга, а также повышению эффективности деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью.

Концептуальные основы и конкретные меры по решению возникающих в этой связи проблем определены в многочисленных документах, утвержденных Президентом и Правительством РФ. В их числе: "Основные направления государственной семейной политики", "Основные направления государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года", Указ Президента РФ от 1 июня 1992 года "О первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей в 90-е годы", Указ Президента РФ от 16 сентября 1992 года "О первоочередных мерах в области молодежной политики", постановления Правительства РФ от 23 августа 1-993 года "О реализации Конвенции ООН о правах ребенка и Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей" и от 13 января 1996 года "О плане действий по улучшению положения детей в Российской Федерации на 1995–1997 годы".

В 1994 году разработана и начала реализовываться федеральная президентская программа "Дети России", в 1996 году одобрена Правительством РФ федеральная программа "Развитие социального обслуживания семьи и детей", предусматривающие комплексные меры социальной и экономической защиты детей.

Непосредственно на решение проблем борьбы с преступностью несовершеннолетних нацелены меры, предусмотренные Указом Президента РФ от 6 сентября 1993 года "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав", федеральными целевыми программами по усилению борьбы с преступностью на 1994– 1995 годы и на 1996–1997 годы, и программой "Профилактика безнадзорности и правонарушений детей".

Принятие перечисленных документов реально способствовало началу процесса интенсивного перехода функций предупреждения преступности несовершеннолетних от правоохранительных и, прежде всего, милицейских органов, к иным государственным и общественным структурам и учреждениям, осуществляющим главным образом социальное обслуживание детей и подростков, защиту их прав и законных интересов.

Социальное обслуживание семьи и детей выступает сегодня как составная часть принципиально нового и чрезвычайно важного для настоящего и будущего России направления социальной политики.

В странах с развитой рыночной экономикой эта сфера стоит в одном ряду с такими отраслями, как здравоохранение и образование, имеет разветвленную сеть учреждений, в которых трудятся профессионально подготовленные кадры социальных работников, психологов, юристов и других специалистов. Суть социального обслуживания семьи и детей – помочь человеку на индивидуальном личностном уровне в решении проблем его жизнедеятельности, начиная с получения положенного по закону пособия до оказания психологических, юридических, социально-бытовых услуг, гарантировать социальную поддержку и помощь в трудной ситуации и одновременно актуализировать его внутренний потенциал самопомощи.

В Российской Федерации до недавнего времени социальные услуги оказывались только пожилым людям, инвалидам и детям-сиротам и заключались в основном в помещении их в стационарные учреждения. За последние 4–5 лет ситуация динамично меняется. Нарождающиеся социальные службы активно приступили к решению проблем детской беспризорности, профилактики правонарушений несовершеннолетних, социального сиротства, безнадзорности, защите прав детей и подростков.

В 1995–1996 годах в Российской Федерации действовало 991 учреждение социального обслуживания семьи и детей, в том числе 92 центра социальной помощи семье и детям, 228 отделений по работе с семьей и детьми в центрах социального обслуживания населения, 88 центров психологической помощи, 78 центров экстренной психологической помощи по телефону. Помощь семье оказывали и центры, деятельность которых непосредственно направлена на социальную поддержку ребенка, оказавшегося в особо трудной ситуации. Это 150 приютов, 58 социально-реабилитационных центров, 25 центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей.

Для решения проблем устройства детей и подростков, лишившихся родительского попечения, была развернута сеть семейных детских домов (в 1995 году их насчитывалось 347), созданы специальные центры для оказания им необходимой помощи. Новый Семейный кодекс РФ законодательно определил также возможности для помещения таких детей в приемные семьи.

Создана сеть специальных учебно-воспитательных учреждений открытого типа для лиц, которые не сумели адаптироваться в обычной школе, склонны к агрессии, бродяжничеству, не имеют нормального контакта с родителями, чьи семьи принадлежат к группе риска. Кроме того, открыты и специальные (коррекционные) учреждения для несовершеннолетних, имеющих отклонения в развитии и совершивших общественно опасные деяния.

Большинство этих учреждений действуют в республиканских, краевых и областных центрах. Они име'ют разную ведомственную подчиненность и созданы комитетами по делам семьи и молодежи, органами социальной защиты населения, образования, здравоохранения, внутренних дел. В их работе участвуют общественные и благотворительные организации, трудовые коллективы, предприниматели, религиозные конфессии. Такое социальное партнерство позволяет расширять материальные, кадровые и финансовые возможности этих учреждений, сконцентрировать усилия на решении наиболее актуальных проблем социальной защиты несовершеннолетних.

Развитию сети этих учреждений все большее внимание уделяют федеральные и региональные структуры власти и управления в области семейной политики. К их числу можно отнести Комитет по вопросам женщин, семьи и молодежи Государственной Думы, Комитет по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте РФ, Департамент проблем семьи, женщин и детей Министерства социальной защиты населения РФ, а также структурные подразделения федеральных министерств и ведомств социальной направленности, занимающиеся вопросами образования, воспитания, охраны здоровья, отдыха, культуры, бытового обслуживания и обеспечивающие выполнение семьей ее репродуктивной, воспитательной, жизнеохранительной и других важнейших функций. Однако число этих учреждений явно не соответствует масштабам проблемы, количеству детей и подростков, попавших в трудную жизненную ситуацию. Их созданию мешают как межведомственные трения и амбиции, отсутствие квалифицированных социальных работников, других специалистов по работе с несовершеннолетними правонарушителями, так и недостаток необходимых бюджетных средств.

Сдерживают процессы дальнейшего развития и совершенствования сети данных учреждений, повышения их роли в улучшении социального обслуживания семьи и детей неразвитость нормативно-правовой базы, недостаточность научно-методического обеспечения. Наблюдается явная недооценка, недопонимание роли этих учреждений и со стороны многих руководителей местных органов власти и управления.

Все это не позволяет осуществлять должным образом профилактику безнадзорности, бродяжничества детей и подростков, усиливает социальную напряженность, обрекает значительную часть детей на криминальный образ жизни, совершение преступлений.

Чтобы поправить сложившееся положение, Правительство РФ проводит в последнее время ряд мер, направленных на совершенствование государственной системы борьбы с преступностью несовершеннолетних.

Вновь возобновили свою профилактическую деятельность комиссии по делам несовершеннолетних. По данным, полученным из 79 регионов России, в настоящее время при органах исполнительной власти и органах местного самоуправления функционирует 2 560 таких комиссий, в них работают 2 329 штатных сотрудников. Для координации действий министерств и ведомств РФ по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних образована Межведомственная комиссия по делам несовершеннолетних при Правительстве РФ. Проводимая ею работа направлена прежде всего на переориентацию низовых комиссий от применения преимущественно административного воздействия на правонарушителей к осуществлению контроля за соблюдением прав и законных интересов несовершеннолетних.

В законопроектах, подготовленных с целью совершенствования деятельности этих комиссий, предполагается их реорганизация в комиссии по защите прав несовершеннолетних. Разработан также законопроект об учреждении на всех территориях Российской Федерации должности уполномоченного по правам детей.

В связи с практической реализацией в стране концепции судебной реформы на законодательном уровне прорабатывается вопрос о создании ювенальной юстиции, которая бы включала в себя сеть правоохранных социальных служб для несовершеннолетних и специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних.

В системе органов внутренних дел проведена реорганизация приемников-распределителей для несовершеннолетних. На их основе созданы центры временной изоляции для детей и подростков, совершивших общественно опасные деяния. В районах и городах при отделах внутренних дел вместо ранее действовавших инспекций по делам несовершеннолетних созданы отделы по предупреждению правонарушений несовершеннолетних. Они в основном сосредоточили свою деятельность на подростках, совершивших правонарушения, передав не свойственные им функции ранней профилактики органам социальной защиты.

Постепенно идет реформирование уголовно-исполнительной системы. Несовершеннолетние, отбывающие наказание в колониях, получили право на длительные свидания, на трудовой отпуск за пределами исправительного учреждения, на телефонные разговоры с родственниками, на право проживания вне территории и др. Однако соответствующие изменения, внесенные в законодательство и свидетельствующие о начале процесса гуманизации исполнения наказания в виде лишения, свободы, на практике плохо реализуются по финансово-экономическим причинам. До начала 1996 года лишь в 39 воспитательно-трудовых колониях (из 61) удалось оборудовать помещения для длительных свиданий с родственниками, всего в 5 созданы профилактории для проведения воспитанниками отпусков. В итоге расширение прав осужденных без возможности их практической реализации может иметь отрицательные последствия, способствовать рецидиву их противоправного поведения.

Одним из важнейших направлений борьбы с рецидивной преступностью несовершеннолетних является обеспечение социальной адаптации подростков, которые возвращаются из специальных учебно-воспитательных учреждений и воспитательно-трудовых колоний. Справиться с этой проблемой не удается многие годы прежде всего в силу того, что среди покидающих эти учреждения почти половина – сироты и подростки, лишившиеся родительского попечения. Их никто не ждет, многим негде жить, не на что существовать. Практически неразрешимой стала и проблема их трудоустройства. Федеральные и региональные службы занятости населения уклоняются от работы с этой категорией подростков.

Борьбе с преступностью несовершеннолетних существенно мешают недостатки в нормотворческой деятельности. Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 года "О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики" предусматривалась разработка в трехмесячный срок проектов нормативных актов о реорганизации системы государственных органов, осуществляющих функции по предупреждению безнадзорности, преступности и иных правонарушений несовершеннолетних, защите их прав и о создании соответствующих структур в системе органов исполнительной власти всех уровней. Однако законы по этим вопросам до сих пор не приняты, хотя установленные сроки их подготовки давно истекли. Более того, проекты этих законов давно подготовлены, но они не могут преодолеть бюрократические процедуры их принятия.



Криминология (Долгова А.И.) | Кухарук В.В. Криминология | Криминология (Латыпов Р.И.) | Селянин А.В. Криминология |
Институт экономики и права Ивана Кушнира