главная :: экономика :: право :: сертификация :: учебники :: поиск
Криминология (Долгова А.И.)
главная >> учебники по праву >> Криминология (Долгова А.И.) >> Коррупционная преступность

Коррупционная преступность

Понятие и криминологическая характеристика

Под коррупционной преступностью понимается совокупность преступлений коррупционного характера.

Коррупция – социальное явление, характеризующееся подкупом – продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.

Она определяется иногда как "социальное явление, заключающееся в корыстном использовании должностным лицом органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения". Но в таком случае к коррупции можно было бы отнести хищение, совершаемое путем злоупотребления служебным положением, присвоения или растраты вверенного по службе имущества. Однако не надо смешивать вора и взяточника. Кроме того, при коррупции используется не только непосредственно служебное положение, но и основанные на нем авторитет, возможности, связи.

Механизм коррупции – это:

а) двусторонняя сделка, при которой лицо, находящееся на государственной или иной службе, нелегально "продает" свои служебные полномочия или услуги, основанные на авторитете должности и связанных с ним возможностях, физическим и юридическим лицам, группам (в том числе организованным преступным формированиям), а "покупатель" получает возможность использовать государственную либо иную структуру в своих целях: для обогащения, законодательного оформления привилегий, ухода от предусмотренной законом ответственности, социального контроля и т. п.;

б) вымогательство служащим взятки, дополнительного вознаграждения;

в) инициативный, активный подкуп служащих, нередко с одновременным сильным психическим воздействием на них. Последнее характерно для организованной преступности.

В США в каждом организованном преступном формировании фиксировалась как минимум одна должность корруптера. Корруптеры и подкупают, и запугивают чиновников.

В России из числа выявленных организованных формирований имели коррупционные связи в 1991 году 65 организованных формирований, в 1992 – 635, в 1993 – 801, в 1994 – 1037, в 1995 – 857.

В связи с получением не основанного на законе вознаграждения служащий выполняет угодные взяткодателю деяния. При этом он принимает взятку либо за действия, которые он должен был совершить по службе, либо за незаконные действия.

Правонарушения, связанные с коррупцией, включают:

а) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде предоставления, принятия материальных, иных благ и преимуществ; б) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т. п.). Эти правонарушения многообразны, носят уголовно-правовой, административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер.

Вот почему иногда употребляется выражение "борьба с коррупцией и преступностью". Оно отражает то, что не вся коррупция преступна и уголовно наказуема, хотя это и не вполне корректно. Точнее было бы представить соотношение этих явлений в виде частично накладывающихся друг на друга кругов.

Круг коррупционных преступлений не совпадает с должностной преступностью, ибо, например, он не включает халатность. Не вполне совпадает он и с преступностью по службе.

Коррупционная преступность поэтому включает разные уголовно-правовые классы деяний. Ее составляют многие преступления против государственной власти, государственной и иной службы. Это прежде всего взяточничество (ст. 173– 174 УК РСФСР, 290–291 УК РФ), а также связанные с ним злоупотребление должностными полномочиями (ст. 170 УК РСФСР, ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст. 171 УК РСФСР, ст. 286 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); служебный подлог (ст. 175 УК РСФСР, ст. 292 УК РФ), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ), преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях (ст. 201–204 УК РФ) и целый ряд иных преступлений, в том числе в сфере компьютерной информации: неправомерный доступ к компьютерной информации лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 272 УК РФ) и т. п. Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел, материалов о взяточничестве, коммерческом подкупе, незаконном участии в предпринимательской деятельности, а анализ последних осуществляется начиная со статистических данных.

Особенно опасна коррупция в органах государственной власти. В случаях подкупа соответствующего служащего он начинает служить не государству либо иному субъекту, у которого он официально состоит на службе (общественной, коммерческой организации), а тому, кто ему платит больше или дополнительно.

Феномен использования государственной машины организованной преступностью связан преимущественно с коррупцией. Она – один из способов превращения государственных полномочий в частную собственность. Гегель писал:

"Та доля государственной власти, которую приобрел для себя отдельный индивидуум, потеряна для власти всеобщего". Мало того: опираясь на приобретенную часть власти, соответствующие индивиды и криминальные формирования ведут наступление на государство, институты гражданского общества, его ценности.

В годы перестройки и реформ в России (особенно в 1990– 1995 годы) отмечалась все более интенсивная криминализация государственного аппарата, использование его возможностей в незаконных целях. При этом, наряду с традиционными формами подкупа должностных лиц, использовались новые: оплата зарубежных поездок, льготные кредиты, оказание различных услуг, предоставление высокооплачиваемой должности после увольнения из государственного аппарата, включение в состав советов коммерческих структур или соучредителей, предоставление работы по совместительству и т. п.

Только функционеры теневой экономики направляли, по оценочным данным, около 7 млрд. долл. на коррумпирование чиновников. До половины преступных доходов на эти же цели расходовала организованная преступность. В 70-е – начале 80-х годов у нее на это уходила примерно треть преступных доходов. Столько же тратили в США в 1920–1930-е годы гангстеры Чарли Лючиано и Аль Капоне. Во второй половине XX века, как писали В. М. Геворгян и Б. С. Никифоров, коррумпированная часть чиновничьего и полицейского аппарата США ежегодно получала "около 14 млрд. долларов в чистом виде, т. е. не обложенных никакими налогами".

В свою очередь от коррупционеров требуется вывести из-под социального контроля физических и юридических лиц, действующих в нарушение установленных правил, совершающих преступления, требуется активное лоббирование интересов предпринимателей и предпринимательских структур, несмотря даже на то, что эти интересы противоречат интересам государства, общества.

Опасность коррупции очевидна, ее масштабы в России периода реформ приняли беспрецедентный характер: и по числу торгующих своими полномочиями служащих, и по числу подкупающих их лиц, и по пораженности коррупцией всех ветвей власти, всех ее эшелонов. Об этом свидетельствуют криминологические исследования, и в данной оценке единодушны сотрудники всех правоохранительных органов и спецслужб. Признают это и руководители высших органов государственной власти.

Показательны следующие результаты работы по выявлению и пресечению фактов коррупции, осуществляемые

МВД России после издания Президентом России Указа от 4 апреля 1992 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы":

  • росло число направленных в суд уголовных дел на коррумпированных лиц: в 1995 году оно вдвое превысило показатели 1992 года;
  • в числе таких дел более двух третей составляли дела сотрудников органов государственного управления;
  • увеличивался среди дел о коррумпированных лицах удельный вес дел в отношении сотрудников правоохранительных органов: в 1992 году он составлял 19%, в 1993 – 24,6%, в 1994 – 30%, в 1995 – 29,6%. В основном это были работники органов внутренних дел, хотя в 1994 и 1995 годах в суды стали направляться не единичные дела в отношении сотрудников прокуратуры, появились и дела о коррупционных преступлениях сотрудников ФСБ;
  • в 1995 году по сравнению с 1992 годом удвоилось число уголовных дел о депутатах (14 по сравнению с 7);
  • впервые в 1995 году были направлены в суд два уголовных дела в отношении коррумпированных судей.

В то же время латентность коррупции огромна. И в значительной мере это связано с тем, что часто она проявляется именно как двусторонняя "конфиденциальная сделка", в разоблачении которой не заинтересована ни одна из сторон.

Специфика причинности и детерминации

Коррупция является следствием отмечавшихся в предыдущих главах как общих процессов детерминации и причинности преступности, так и специфических. Последние преимущественно связаны с государственной или иной службой.

Существенны три стороны вопроса: 1) характеристики служебной среды; 2) характеристики служащих; 3) условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы.

1. Если говорить о служебной среде, или условиях службы, то прежде всего следует обратить внимание на три обстоятельства, наиболее часто участвующих в продуцировании коррупции.

Во-первых, невыполнение правила о таком размере оплаты труда служащих, который позволил бы достойно жить им и их семьям. Иногда оплата бывает настолько мизерной, что как бы подразумевается, что служащий перейдет на "кормление клиентами". При этом в России периода реформ задержка выплаты многим государственным служащим зарплаты была скорее правилом, чем исключением. Это порождало ситуацию крайней нужды в семьях, и под влиянием последней у части служащих формировалась мотивация на совершение коррупционного преступления.

Ситуация обострялась в условиях резких контрастов в оплате труда служащих даже одной организации, не обусловленных вескими основаниями.

Во-вторых, имеет значение тип управления. При первом, так называемом ситуативном, управлении разного рода задачи решаются в значительной мере по усмотрению отдельных служащих. Правовое регулирование осуществляется лишь в самом общем порядке. Здесь отмечается простор для личного усмотрения и произвола. В конце концов значительное число граждан, устающих от многочисленных, заранее точно не определенных требований служащих, бывает готово откупиться от них. Порой уже само по себе предъявление многозначных и изменяющихся требований оценивается как вымогательство взятки и провоцирует ее.

При втором, нормативном, управлении речь преимущественно идет о применении в определенных типах ситуаций подробно их регламентирующих правовых норм, а не просто об учете норм, вводящих те или иные ограничения. В этом случае тоже существует взяточничество, но взятки даются инициативно за то, чтобы чиновник нарушил установленные правила. Вторая ситуация выглядит менее провоцирующей коррупцию.

В литературе вносятся предложения по борьбе с коррупцией иногда по принципу: "нет человека – нет преступления". И соответственно ставится вопрос о сокращении государственного аппарата, о ликвидации правового регулирования многих отношений и государственного контроля за многими сферами деятельности. Но дело не в этом, а в характеристиках служащих, размерах их содержания, порядке их деятельности, контроле за ними. Например, резкое, необоснованное сокращение лицензирования определенной деятельности может повлечь не менее тяжкие последствия, чем коррупция при ее осуществлении. Но выход можно найти в том, чтобы детально регламентировать, в какие сроки принимается решение, какие документы должны быть представлены, какими являются образцы этих документов, при каких исчерпывающе перечисленных условиях возможен отказ в лицензировании.

В-третьих, существенна социально-психологическая обстановка. Например, признание коррупции в среде государственных служащих нормальным явлением, подобно чаевым в среде швейцаров, является важным фактором формирования криминальной мотивации.

2. Что касается характеристик самих служащих, совершающих коррупционные преступления, то здесь существенна иерархия их ценностей и, в частности, готовность принести в жертву материальной выгоде закон и нормы морали, профессиональную честь. Сказываются и такие характерологические черты, как жадность, зависть. Моральная неустойчивость сказывается при инициативном подкупе.

Большое значение имеет социальная среда личности:

а) наличие в ней лиц с высоким уровнем материального благосостояния, а тем более достигнутого за счет коррупционной и иной криминальной деятельности;

б) материально обеспеченная среда в условиях развития личности и резкое снижение этой обеспеченности в дальнейшем. Например, когда молодой человек создает семью и начинает жить на свою зарплату. Его привычки к иному уровню жизни в определенных условиях могут провоцировать избрание преступного варианта решения проблемы;

в) характеристики референтной для человека среды. Если он ориентирован на стандарты жизни голливудских звезд, а получает скромную зарплату служащего, то это создает для него проблемную ситуацию. Так называемый эффект Эллочки-Людоедочки, которая пыталась конкурировать в одежде с дочерью зарубежного миллионера, можно назвать криминогенным, способным в определенных условиях привести к мздоимству и лихоимству;

г) наличие дорогостоящих привычек и интересов: неумеренного употребления спиртных напитков, увлечения азартными играми и т. п. Заслуживает внимания и такое обстоятельство: продуманный выбор учебного заведения, будущей профессии с учетом получения не основанных на законе крупных подарков, подношений. Среди некоторых студентов-медиков даже существовал термин "дорваться до тела".

3. Что касается социального контроля, то он должен носить в первую очередь упреждающий характер. Отсутствие контроля за доходами и расходами служащих, за выполнением ими служебных обязанностей, нереагирование на факты коррупции либо слабое, не основанное на законе реагирование во многих случаях являются условиями, облегчающими совершение коррупционных преступлений. А для части виновных это – составляющие причинного комплекса, порождавшие криминальную мотивацию следующего типа: "другие брали и берут взятки, не изобличались, ни в чем не нуждались – почему бы и мне не попробовать". Нередко изобличаются именно эти взяточники, ибо первые, как правило, действуют на организованной, продуманной основе.

За распространенностью коррупционной преступности стоят крупные просчеты в управлении делами государства и общества, слабая экономическая и организационная основы функционирования государственной и иной службы, распространение психологии вседозволенности и допустимости использования любых средств обеспечения личного благополучия, правовой нигилизм и правовой цинизм.

Исключительно криминогенно распространение этой психологии и основанного на ней поведения в высших эшелонах государственной власти. Нельзя не вспомнить в связи с изложенным строку Булата Окуджавы: "О, были б небеса чисты, а остальное все приложится". Этому нередко противопоставляется другое суждение: "Народ имеет то правительство, которое он заслуживает". Но представляется, что такой тезис носит больше яркий, чем справедливый характер. Ситуацию в пирамиде государственной службы очень сильно определяет ее вершина.

Невиданное ранее распространение коррупции в России периода реформ происходило под влиянием двух основных и взаимосвязанных обстоятельств. Во-первых, как уже отмечалось, в условиях обвального перехода к рынку люди оказались предоставленными сами себе, и чиновники стали использовать любые средства для того, чтобы обеспечить себе материальное благополучие и "достойное" место в будущем. Мерой всего стал рубль, а точнее доллар. Во-вторых, коррупция стала в 1991–1993 годах (менее выражение в дальнейшем) одним из основных средств переустройства общества. В главах 7–8 приводились данные о том, что власть выкупалась у номенклатуры, обменивалась на собственность. Органы государственной власти субъектов Федерации подкупали федеральные органы на местах, дополнительно финансируя, например, суды и другие федеральные органы, руководители государственных органов – выборочно своих служащих, разрешая их участие в коммерческих структурах или закрывая глаза на это, предоставляя им не предусмотренные законодательством привилегии и льготы. Сами разрешали, предоставляли, сами же могли отменить.

Чиновник, таким образом, начинает служить не государству, а непосредственному руководителю, становится покорным участником "команды" данного руководителя.

Формирование новых экономических отношений и нового слоя собственников как социальной опоры реформ осуществлялось в ускоренном темпе при сознательном допущении легализации криминальных и иных теневых капиталов. В результате положение дел стало таким, что, по оценке бывшего помощника Президента РФ А. Лившица, усиление борьбы с коррупцией способно "привести к потере равновесия в экономике", а потому он "против резких движений в вопросах борьбы с коррупцией".

Законодательство о борьбе с коррупцией существенно не менялось, не учитывались новые ее формы.

Коррупция наряду с экономической преступностью становилась все более мощным средством перераспределения собственности и капиталов, в том числе криминальных.

Таким образом, с одной стороны, создавался все более широкий и внушительный слой граждан, заинтересованных в сохранении основанных на коррупции отношений, с другой – все большая часть граждан испытывала на себе пагубные последствия коррупции.

Недовольство населения приглушалось эпизодическими громкими разоблачениями со стороны средств массовой информации каких-то лиц, групп и постоянной критикой судов, правоохранительных органов, спецслужб. Эти разоблачения, как правило, не имели правовых последствий, а указанная критика еще больше подрывала доверие населения к правоохранительным органам, усиливала нежелание сотрудничать с ними.

Результативность борьбы с коррупцией снижалась. Число осужденных за взяточничество (ст. 173–174 УК РСФСР) за 10 лет сократилось в несколько раз. В 1986 году осуждено 3454 человека, в 1990 – 649, в 1993 – 843, в 1994 – 1114, в 1995 – 1072. За иные должностные преступления были осуждены в 1994 году 1137 человек, в 1995 – 1072.

Во всей России в 1995 году осуждено за взяточничество к лишению свободы 397 лиц, в 1994 году – 380. К лишению свободы приговаривались лишь около одной трети осужденных взяточников. Каждому четвертому осужденному предоставлялась отсрочка исполнения приговора.

Указанные данные сами по себе еще не свидетельствовали о либеральной судебной практике, ибо, судя по материалам уголовных дел, осуждались случайные взяточники невысокого ранга, а не лица, коррумпированные с использованием изощренных форм, на систематической или постоянной основе, имеющие солидных покровителей.

В 1995 году было выявлено всего 1364 лица, получивших взятку (ст. 173 УК РСФСР), и только 255 лиц, которые это сделали при квалифицирующих обстоятельствах, или занимали ответственное должностное положение, или вымогали взятку, или получили взятку в крупном размере.

В детерминационном комплексе коррупционной преступности значима роль отсутствия энергичной законотворческой и правоохранительной деятельности. В 1993–1995 годах федеральные законы о борьбе с коррупцией, организованной преступностью неоднократно принимались, но так и не вступили в действие.

Во-первых, борьба с коррупцией громогласно сводилась только к карательной стороне, а на деле это оборачивалось некоторой активизацией выявления и наказания лишь тех лиц, которые брали взятки вне соучастия с должностными лицами высокого ранга, крупными предпринимателями, организованными преступными формированиями с широкими коррумпированными связями ( за их счет в 1993–1995 годах несколько возросло число осужденных взяточников). При этом, что особенно недопустимо, правоохранительные органы ориентировались многими субъектами (включая средства массовой информации) на "решительные меры", не всегда основанные на законе. Игнорирование закона и не основанное на нем ограничение прав граждан компрометирует борьбу с коррупцией. Такой результат тоже просчитывается как желаемый определенным кругом лиц.

Во-вторых, оказывалось мощное противодействие принятию нового законодательства о борьбе с коррупцией, учитывающего рыночные реалии и зарубежный опыт, в том числе предусматривающего ответственность за новые формы коррупционного поведения.

В-третьих, не принималось действенных мер по рекон-струированию экономических, управленческих, иных отношений на правовой основе. Существуют целые сферы легальной деятельности, которые не могут успешно осуществляться на практике.без коррумпированных связей.

Коррупция в органах государственной власти развивалась в условиях официального крайне низкого размера содержания служащих, нерегулярной его выплаты, неясной правовой основы предоставления дополнительных льгот служащим, фактического участия государственных структур и их сотрудников в частной предпринимательской деятельности не вытекающей из задач и правового статуса соответствующего государственного органа.

Особенности борьбы с коррупцией

Борьба с коррупцией должна отвечать всем требованиям борьбы с преступностью.

Общую организацию борьбы с коррупционной преступностью следует базировать на:

  • постоянном анализе изменений коррупции и ее причин;
  • определении стратегии и тактики борьбы с ней с учетом реальных социально-экономических, политических условий, состояния общественного сознания, правоохранительной системы;
  • основе закона, а не подзаконных актов, так как, во-первых, неизбежные ограничения ряда прав служащих (при представлении декларации о доходах, ограничении совместительства и т. п.) могут в соответствии со ст. 55 Конституции РФ осуществляться только на основе федерального закона; во-вторых, доказательствами в уголовном судопроизводстве признаются только данные, полученные в предусмотренном законом порядке. При этом обеспечивать развитие антикоррупционного законодательства с использованием средств разных отраслей права, комплексного подхода;
  • разработке целевых взаимоувязанных программ борьбы с коррупцией в Российской Федерации и ее субъектах, причем реально обеспеченных в материальном, кадровом, правовом отношениях;
  • координации деятельности всех органов государственной власти Президентом России (возможно, через Совет Безопасности) и координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступными проявлениями коррупции – Генеральным прокурором России;
  • специализированной подготовке кадров и выделении в правоохранительных органах специализированных подразделений;
  • использовании помощи разных институтов гражданского общества, населения, юридических лиц (включая сотрудничество банков);
  • систематической оценке результатов работы и корректировке мер.

Предупреждение коррупции, т. е. воздействие на ее причины и условия, должно стать основным направлением, иначе коррупционные формы поведения будут воспроизводиться и при ужесточении наказания отдельных лиц.

В плане общего предупреждения необходимо прежде всего исключать использование коррупции как средства становления и укрепления новых общественных отношений, создания социальной опоры рыночных отношений, а также пресекать отмывание, приумножение криминальных капиталов.

При специальном предупреждении коррупции важны:

  • установление такого содержания служащим, которое способно обеспечить им и их семьям достойный уровень жизни;
  • повышенный контроль за: доходами и расходами государственных и ряда иных категорий служащих; аспектами поведения, наиболее чувствительными к коррупции (выдаче информации, не подлежащей официальному распространению и т. п. ); кадровой политикой, использование в том числе ротации кадров;
  • режим обеспечения безопасности лиц, осуществляющих борьбу с коррупцией, преступностью, а также их семей;
  • устранение фактов расхождения закрепленных законом задач, полномочий разных субъектов и правовых средств их обеспечения (например, когда негосударственным службам безопасности государственные правоохранительные органы не обязаны предоставлять необходимую информацию);
  • введение режима исключительно служебного использования дорогостоящих государственных квартир, особняков, предоставляемых в связи с занятием государственной должности, при гарантированности частного жилья на общих, предусмотренных законом условиях;
  • производство всех выплат из бюджетной системы Российской Федерации только на основе закона.

Правоохранительная деятельность должна неуклонно осуществляться только в рамках и на основе закона, при соблюдении презумпции невиновности, индивидуализации уголовной ответственности, наказания и с использованием всего арсенала правовых средств (дисциплинарных, административных, гражданско-, уголовно-правовых).

Борьба с коррупционной преступностью включает восстановление нарушенных коррупционными правонарушениями законных интересов и прав, возмещение вреда, реформирование общественных отношений на основе закона, а не коррупционных отношений.

Крайне важно обеспечение взаимосвязанной борьбы с организованной преступностью и коррупцией, так как организованная преступность осуществляет масштабный подкуп служащих на постоянной или регулярной основе.

Иллюзорным и не основанным на мировой практике является расчет на самодостаточность рыночных механизмов в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. В странах с устоявшимися рыночными отношениями, где рынок властвует в течение столетий и где уже несколько десятилетий с организованной преступностью, коррупцией ведется энергичная борьба, эти явления все-таки продолжают существовать и развиваться. Но борьба не позволяет им разрастаться в такой мере, чтобы они смогли глобально криминализировать государство и общество. В указанных странах постоянно совершенствуются и дополняются правовые предписания в этой области, причем с обязательным ужесточением наказаний, а также с введением дополнительных оперативно-розыскных, уголовно-процессуальных мер, контрольно-финансовых и иных мер по разоблачению коррупции и организованной преступности.

Принижение социальной роли государства и права – один из существенных моментов, влияющих на коррупционную преступность и ее характеристики.

Федеральный закон "О борьбе с коррупцией", принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, отразил следующую концепцию борьбы с рассматриваемым явлением:

1. Граждане (налогоплательщики) имеют право на честное исполнение своих обязанностей государственными служащими и другими лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, а также приравненными к ним, на неподкупность таких лиц. Одной из важнейших гарантий реализации данного права является соблюдение правила, в соответствии с которым указанные лица не вправе принимать материальные, любые иные блага и преимущества, помимо. предусмотренных законом и вне установленного законом порядка.

2. Поскольку коррупция, как правило, заключается во взаимовыгодной сделке, в ее разоблачении не заинтересована ни одна, ни другая сторона. Поэтому раскрытие соответствующих преступлений представляет существенные трудности. Главное в их предупреждении и обнаружении – контроль за доходами и расходами различных категорий лиц, выполняющих государственные функции и приравненных к ним, предотвращение и пресечение различных злоупотреблений по службе. На этом основании в Федеральный закон "О борьбе с коррупцией" введена гл. II. "Предупреждение коррупции".

3. Широкая распространенность коррупции и многообразие ее проявлений являются основанием для использования системы разнообразных правовых средств борьбы с проявлениями коррупции разной степени общественной опасности. При этом решалась задача применения мер утоловно-правового характера по фактам наиболее опасных проявлений коррупции. В иных случаях предусматривается применение дисциплинарных, административных и гражданско-правовых мер.

4. Законодательство о борьбе с коррупцией и о государственной службе рассматриваются не как дублирующие, а как взаимно дополняющие друг друга акты. Во-первых, законодательство о государственной службе регулирует широкий круг вопросов, связанных с государственной службой, в том числе права и обязанности государственных служащих. В федеральном законе о борьбе с коррупцией предусматриваются конкретные нарушения соответствующих обязанностей коррупционного характера и ответственность за указанные правонарушения. Во-вторых, субъектами коррупци-онных правонарушений могут быть также должностные лица,. занимающие особо ответственное положение (категория "А"), присяжные и народные заседатели, ряд других лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций (частные нотариусы, аудиторы и т. п.).

5. Федеральный закон "О борьбе с коррупцией" подготовлен как акт прямого действия, который непосредственно позволяет привлекать лиц, виновных в коррупционных правонарушениях, к дисциплинарной, гражданско-правовой и административной ответственности.

Уголовная ответственность и наказание должны наступать по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Законопроект о внесении необходимых изменений в УК РСФСР был подготовлен и вместе с проектом федерального закона "О борьбе с коррупцией" составляет единый пакет. Их разрывать в принципе, а также по времени принятия нельзя, ибо будет неясной граница между уголовно наказуемыми и иными коррупционными правонарушениями.

6. В указанном документе четыре главы:

Глава I – Общие положения

Глава II – Предупреждение коррупции

Глава III – Коррупционные правонарушения и ответственность за них

Глава IV – Устранение последствий коррупционных правонарушений.

Тем самым регулируются основные вопросы борьбы с коррупцией на всех этапах этой борьбы. Приоритетными объявляются предупредительные меры в соответствии с основными положениями криминологии и международно-правовыми документами.

7. Проектом федерального закона "О борьбе с коррупцией" предусматривается ответственность и тех, кто подкупается, и тех, кто подкупает. При этом субъектами подкупа признаются как физические, так и юридические лица. Юридические лица привлекаются только к административной ответственности. Административная ответственность юридических лиц действующим законодательством предусматривается, в частности, за нарушение строительных правил, налоговые правонарушения.

С учетом почти единодушного мнения руководителей федеральных правоохранительных органов и субъектов Федерации дано универсальное определение должностного лица (ст. 2 Федерального закона "О борьбе с коррупцией"). Все субъекты правонарушений, связанных с коррупцией, делятся на три категории: недолжностные лица; должностные лица; должностные лица, занимающие особо ответственное положение. Их ответственность дифференцируется.

В отличие от Уголовного кодекса Российской Федерации в рассматриваемых законопроектах не предусматривается многочисленность статей об уголовной ответственности различных субъектов, ибо исчерпывающий перечень возможных субъектов и сфер коррупционных преступлений предусмотреть невозможно. Использован иной подход: предлагается введение статьи "Ответственность должностных лиц или иных служащих, общественных объединений, негосударственных хозяйствующих субъектов". Одновременно предложено в уголовно-процессуальном законе предусмотреть частный характер уголовного преследования по ней – на основании заявления потерпевшей стороны. Вмешательство прокурора допускается в случаях, когда потерпевший в силу ряда причин не в состоянии сам защитить свои права или когда затронут публичный интерес.



Криминология (Долгова А.И.) | Кухарук В.В. Криминология | Криминология (Латыпов Р.И.) | Селянин А.В. Криминология |
Институт экономики и права Ивана Кушнира