Российское гражданское право (Суханов Е.А., 2011)

Юридические лица как участники гражданских правоотношений

  1. Понятие и виды юридических лиц
    1. Сущность юридического лица
    2. Классификация юридических лиц
    3. Виды юридических лиц
  2. Юридическое лицо как субъект гражданского права
    1. Признаки юридического лица
    2. Правоспособность юридического лица
    3. Органы юридического лица
    4. Представительства и филиалы
  3. Возникновение и прекращение юридических лиц
    1. Возникновение (создание) юридического лица
    2. Прекращение юридического лица путем реорганизации
    3. Прекращение юридического лица путем ликвидации
    4. Прекращение юридического лица путем банкротства
    5. Основные процедуры банкротства
  4. Юридическая личность коммерческих организаций
    1. Общие положения о хозяйственных товариществах и обществах
    2. Полное товарищество
    3. Товарищество на вере (коммандитное)
    4. Общество с ограниченной ответственностью
    5. Общество с дополнительной ответственностью
    6. Акционерное общество
    7. Дочерние и зависимые общества
    8. Производственный кооператив (артель)
    9. Унитарное предприятие
  5. Юридическая личность некоммерческих организаций
    1. Некоммерческие организации как юридические лица
    2. Потребительский кооператив
    3. Некоммерческое товарищество
    4. Некоммерческое партнерство
    5. Объединения юридических лиц
    6. Объединения юридических и(или) физических лиц
    7. Общественные объединения
    8. Фонд
    9. Автономная некоммерческая организация
    10. Учреждение
    11. Государственная корпорация

Понятие и виды юридических лиц

Сущность юридического лица

Участниками гражданских правоотношений являются не только физические лица (граждане), но и юридические лица – организации, специально создаваемые для участия в гражданском обороте. Поскольку гражданский оборот носит имущественный, товарный характер, участвовать в нем могут лишь независимые, самостоятельные товаровладельцы, имеющие собственное имущество. Поэтому у юридических лиц должно быть свое имущество, обособленное от имущества их создателей (учредителей, участников). Этим имуществом они будут отвечать перед своими кредиторами (контрагентами).

Закрепление определенного имущества за организацией в целом означает его выбытие из состава имущества ее учредителей (участников).

Но одновременно значительно уменьшается риск их возможных потерь от участия в обороте. Ведь именно учредители (участники) управляют деятельностью созданного ими субъекта, а нередко прямо или косвенно участвуют в ней и тем самым в имущественном обороте, тогда как неблагоприятные имущественные последствия этой деятельности по общему правилу относятся на имущество этого субъекта (организации), а не на их собственное. В этом и состоит смысл конструкции юридического лица.

В результате объединения (отчуждения) части имущества учредителей появляется новый субъект права – собственник, являющийся не реальным физическим лицом, а неким искусственным (в этом смысле – «фиктивным») образованием, признаваемым, однако, законом особым, самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Более того, данный субъект в принципе продолжает существовать и в случаях ухода из общего дела одного, нескольких или даже всех учредителей (участников). Иначе говоря, его юридическая личность является вполне самостоятельной, независимой от личности создавших его лиц и не сводится к ней. Поэтому такой субъект выступает в обороте от своего собственного имени, а не от имени своих участников, и приобретенные им гражданские права и обязанности принадлежат именно ему, а не его участникам. Этим в свою очередь предопределяется и необходимость возложения возможной ответственности по долгам этого субъекта на его имущество, а не на имущество его учредителей (участников).

На таких принципах создавались первые классические юридические лица – торговые компании. Впоследствии категория юридического лица получила еще более широкое распространение и стала использоваться законом по отношению ко всякой самостоятельной организации, допущенной государством к участию в имущественном обороте, в том числе даже и к некоторым органам самого государства («юридические лица публичного права»). Ведь создание юридического лица может преследовать не только цель получения прибыли на вложенное имущество (в том числе лицами, не являющимися предпринимателями), но и цель материального обеспечения управленческой, научно-образовательной, культурно-воспитательной, благотворительной или иной общественно полезной деятельности (не предполагающей получение прямых доходов от нее).

Но во всех ситуациях применение данной юридической конструкции связано с обособлением определенного имущества с целью ограничения имущественной ответственности (т.е. уменьшения риска участия в гражданском обороте) для его учредителей (участников). Следовательно, основными функциями (задачами), выполняемыми конструкцией юридического лица, являются ограничение риска ответственности его участников по долгам и более эффективное использование капитала (имущества), в том числе при его объединении учредителями (участниками).

Таким образом, юридическое лицо как субъект гражданского права по сути представляет собой не что иное, как особый способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества, т.е. в наделении законом обособленного учредителями имущества качествами «персоны» (субъекта), признании его особым, самостоятельным товаровладельцем. Именно персонификация имущества характеризует его юридическое обособление от имущества (и личности) своих учредителей и дает возможность последующего самостоятельного участия в гражданском обороте (т.е. приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей от своего имени, а не от имени своих учредителей или участников) под собственную имущественную ответственность перед кредиторами.

Поэтому никакое юридическое лицо не может нормально участвовать в гражданских правоотношениях, не имея реального имущества, обособленного от имущества его учредителей (участников), но зато после своего создания оно может выступать в обороте и при отсутствии участников, и даже при отсутствии учредителей. Подобным образом действуют, например, многие благотворительные и иные фонды. Рассмотрение юридического лица в качестве персонифицированного имущества объясняет и тот факт, что у него нет и не может быть никаких личных неимущественных прав, ибо даже его деловая репутация (п. 7 ст. 152 ГК) целиком обусловлена его участием в имущественных отношениях.

С другой стороны, необходимо отметить опасность этой конструкции для имущественного оборота: ведь одни его участники с помощью создания юридических лиц заранее ограничивают возможность своих имущественных потерь, тогда как другие по-прежнему отвечают перед потенциальными кредиторами всем своим имуществом. Это обстоятельство предопределяет необходимость законодательного закрепления, во-первых, строго ограниченного, исчерпывающего перечня (numerus clausus) видов (организационно-правовых форм) юридических лиц (с тем, чтобы исключить появление неизвестных и непонятных разновидностей, потенциально опасных для других участников оборота); во-вторых, жестких, императивных правил относительно наличия и состава их имущества (с тем, чтобы исключить появление в обороте «пустышек», заведомо не способных к самостоятельной имущественной ответственности по долгам).

Из сказанного становится очевидным, что категория юридического лица является гражданско-правовой, созданной для удовлетворения определенных реальных потребностей имущественного (гражданского) оборота. Данная юридическая конструкция теряет смысл в публично-правовых отношениях, где правосубъектность организации никак не связана с ее имущественной обособленностью, ибо определяется совершенно иными задачами. Именно поэтому, например, правительство или парламент, будучи высшими органами публичной власти, сами по себе совершенно не нуждаются в признании их юридическими лицами (для материального обеспечения их деятельности обычно создаются специальные организации с правами юридических лиц), поскольку цели их создания и деятельности никак не предполагают их непосредственного участия в имущественных отношениях.

Вместе с тем персонификация имущества как юридическая конструкция, т.е. определенный прием юридической (законодательной) техники, всегда вызывала известные сомнения, которые основываются на упрощенных, абстрактных представлениях о невозможности участия в правоотношениях таких «искусственных», «фиктивных» образований. В основе этих взглядов лежит методологически ошибочное, но, к сожалению, достаточно распространенное даже среди юристов представление о том, что право, включая гражданское, может служить лишь формой для содержательных экономических или иных общественных явлений и в силу этого не должно создавать и использовать собственные категории и конструкции, принципиально отличающиеся от философских или экономических понятий.

Между тем правовые отношения представляют собой особый, самостоятельный вид реально существующих общественных отношений.

С этой точки зрения признание юридической личности за обособленным имуществом представляется не фикцией, а вполне содержательной гражданско-правовой конструкцией. Ведь ее использование позволяет участникам такой организации реально уменьшить риск своих имущественных потерь, а ее кредиторам – получить также вполне реальное, а не фиктивное удовлетворение своих имущественных требований, что и соответствует потребностям развитого имущественного оборота. Для решения этих задач необходимо наличие у юридического лица определенного имущества, тогда как наличие и количество его участников (учредителей) само по себе не имеет для «третьих лиц» (потенциальных кредиторов) никакого значения. Именно поэтому в теоретической литературе было справедливо указано на отсутствие необходимости обоснования или поиска людского «субстрата» (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо.

В цивилистической литературе, главным образом в германской литературе XIX в., а также в отечественной литературе советского периода, обосновывалось большое количество различных теорий, по-разному объяснявших сущность юридического лица. Однако ни одна из них не стала общепризнанной, в частности, и потому, что большинство из них базировалось на особенностях того или иного конкретного правопорядка и в силу этого оказалось непригодным для объяснения использования этой юридической категории в современном высокоразвитом имущественном обороте (достаточно широко использующем, например, конструкцию «компании одного лица»).

Классификация юридических лиц

Существующая в российском правопорядке система юридических лиц обусловлена переходным (от централизованно управляемого к рыночноорганизованному) характером современной отечественной экономики.

В ее составе сохраняются преобладавшие в плановом хозяйстве унитарные (государственные и муниципальные) производственные предприятия, а также некоторые некоммерческие организации-несобственники (учреждения), признание которых юридическими лицами несвойственно нормальному рыночному обороту. Наряду с ними развиваются, занимая господствующее место, обычные для рыночной экономики субъекты – акционерные и другие хозяйственные общества и товарищества.

Отсюда – деление юридических лиц в российском гражданском праве на собственников и несобственников (обладателей особых ограниченных вещных прав), не свойственное развитым правопорядкам.

В прежней, централизованно управляемой огосударствленной экономике основной вид юридических лиц составляли производственные предприятия как таковые, как производственно-технические (имущественные) комплексы. При этом реально они не были имущественно обособленными, оставаясь собственностью государства-учредителя и находясь под его полным контролем. Однако государство не только не отвечало своим имуществом по их долгам, но и запрещало другим кредиторам обращать взыскание на «основные фонды» предприятий (т.е. на наиболее ценное имущество) как на объекты своей собственности.

Очевидно, что такие своеобразные «субъекты», не будучи не только собственниками, но и юридическими лицами в подлинном смысле слова, могли участвовать лишь в правоотношениях с другими такими же «субъектами» в искусственно организованном и управляемом государством-собственником имущественном «обороте». Не случайно государственные предприятия свыше 30 лет (с конца 20-х до середины 60-х годов прошлого века) работали, вообще не имея формально признанных прав юридического лица и каких-либо прав на закрепленное за ними имущество государства, поскольку этого по сути и не требовалось тогдашними условиями хозяйствования. Ведь они были не товаропроизводителями, объективно нуждавшимися в участии в имущественном обороте и тем самым – в самостоятельной правосубъектности, а сугубо производственно-техническими образованиями, имевшими целью производство какой-либо продукции безотносительно к реальной потребности в ней, поскольку ее заранее запланированный сбыт составлял уже не их задачу. Ясно, что такие «субъекты права» ни в коей мере не соответствуют рыночной организации хозяйства.

В отличие от этого в рыночной экономике юридическими лицами становятся прежде всего организации коммерческого, а не сугубо производственного характера – различные хозяйственные общества и товарищества (которые также не случайно практически полностью отсутствовали в прежнем правопорядке). Находящиеся в их собственности «предприятия» – заводы, фабрики, транспортные комплексы, магазины, гостиницы и т.д. (т.е. производственно-технические, имущественные комплексы) – рассматриваются как объект, а не субъект права.

В развитых правопорядках, прежде всего в европейском континентальном праве, традиционным является деление юридических лиц на корпорации и учреждения. Корпорации представляют собой добровольные объединения физических и(или) юридических лиц, организованные на началах членства их участников (акционерные и другие общества и товарищества, кооперативы, общественные объединения и т.д.), а учреждения – организации, создаваемые («учреждаемые») одним или несколькими лицами и не имеющие членства (строго фиксированного участия), например благотворительные и иные фонды.

Но такой классический подход, к сожалению, неприемлем для российского гражданского права, ибо к числу «учреждений» пришлось бы, например, отнести унитарные предприятия. Понятие «учреждения» у нас имеет свое, особое значение, отличное от традиционного. Под ним понимается некоммерческая организация, обладающая ограниченным вещным правом на свое имущество (п. 1 ст. 120, п. 1 ст. 296, ст. 298 ГК). Поэтому в отечественном правопорядке пока отсутствует деление юридических лиц на корпорации и учреждения, а их законодательная классификация проводится по иным основаниям.

Классификация юридических лиц имеет важное гражданско-правовое значение. Во-первых, она дает исчерпывающее представление обо всех их разновидностях. Будучи закрепленной законом, она исключает появление правосубъектных организаций, не входящих в какое-либо подразделение данной классификации, и тем самым препятствует появлению среди участников оборота непонятных, сомнительных образований (типа разного рода «фирм», «корпораций», «центров» и т.п.). Поэтому в интересах всех участников оборота закон устанавливает исчерпывающий, закрытый перечень (numerus clausus) видов юридических лиц, которые могут создаваться лишь в прямо предусмотренных им формах.

Во-вторых, такая классификация делает возможным четкое определение правового статуса той или иной организации и исключает смешение различных по юридической природе организационно-правовых форм хозяйственной деятельности. Так, «малые предприятия», подобно средним и большим, в действительности существуют не в форме унитарных предприятий, а в виде небольших по численности хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, а «совместные предприятия» (с иностранным участием) – лишь в форме хозяйственных обществ. Сами же «малые» и «совместные» предприятия обоснованно не признаются законом самостоятельными разновидностями юридических лиц.

Виды юридических лиц

В действующем российском гражданском законодательстве все юридические лица в зависимости от характера деятельности разделяются прежде всего на коммерческие и некоммерческие организации.

К коммерческим относятся организации, имеющие в качестве основной цели своей деятельности получение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК). Полученную прибыль они в дальнейшем тем или иным способом распределяют между своими участниками (учредителями). К ним относятся:

Ни в каких иных организационно-правовых формах, кроме названных, коммерческие организации создаваться не могут (п. 2 ст. 50 ГК).

Таким образом, законодатель намеренно ограничил перечень постоянных, профессиональных участников оборота. Статус коммерческой организации дает возможность весьма широкого участия в гражданском обороте (в частности, на базе общей, а не специальной правоспособности, которая предоставляется всем таким организациям, за исключением унитарных предприятий), но влечет и предъявление повышенных требований к деятельности соответствующего юридического лица (например, с точки зрения условий имущественной ответственности).

К некоммерческим организациям относятся потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), учреждения, фонды и другие прямо предусмотренные отдельными законами виды юридических лиц (например, ассоциации и союзы юридических лиц, некоммерческие партнерства и др.). Гражданский кодекс не содержит исчерпывающего перечня некоммерческих организаций, но предусматривает возможность их появления только в формах, установленных законом (п. 3 ст. 50 ГК). Таким образом, остается по сути непоколебленным замкнутый перечень видов юридических лиц.

Некоммерческие организации создаются для выполнения социально-культурных и тому подобных задач неимущественного характера, решение которых само по себе не требует участия в гражданском обороте. Поэтому ряд из них, например некоторые общественные организации, строго говоря, могут работать, не имея прав юридического лица. Но и для тех из них, кто получил статус юридического лица, участие в имущественных гражданских правоотношениях всегда является (и должно быть) вспомогательным по отношению к их основной деятельности. В связи с этим их предпринимательская, т.е. направленная на получение доходов, деятельность, без которой в некоторых случаях невозможно выполнение их основных задач, подлежит жестким ограничениям, с тем чтобы она не превратилась в главную и не оттеснила на второй план выполнение основных (некоммерческих) задач такой организации.

Некоммерческие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность (т.е. получать прибыль), которая должна, однако, соответствовать двум условиям: служить достижению поставленных перед организацией некоммерческих целей и соответствовать этим целям по своему характеру (например, общественная организация вправе осуществлять приносящую прибыль издательскую деятельность, но не вправе заниматься торгово-посреднической деятельностью). Полученную прибыль некоммерческая организация не вправе распределять между своими участниками (учредителями), а должна направлять на достижение установленных для нее учредителями целей.

В зависимости от прав учредителей (участников) юридического лица на его имущество закон разделяет все юридические лица на три группы. Первую группу составляют юридические лица – собственники, в отношении которых их учредители (участники) имеют лишь обязательственные (или корпоративные) права требования, реализуемые за счет имущества этих юридических лиц. Учредители (участники), следовательно, утрачивают право собственности на переданное ими юридическому лицу имущество, если, конечно, последнее прямо не передается создаваемой организации только во временное пользование. К таким юридическим лицам относится большинство коммерческих организаций (за исключением унитарных предприятий – несобственников), т.е. товарищества, общества и производственные кооперативы, а из числа некоммерческих – потребительские кооперативы (п. 2 ст. 48 ГК) и некоммерческие партнерства.

Во вторую группу включаются юридические лица – несобственники, на имущество которых учредители сохраняют право собственности (унитарные предприятия и учреждения). Существование таких юридических лиц не свойственно нормальному имущественному обороту и, как отмечалось, является следствием переходного характера отечественной экономики и основанного на нем правопорядка.

К третьей группе относятся юридические лица – собственники, в отношении которых их учредители (участники) не сохраняют ни обязательственных, ни вещных прав. Это большинство некоммерческих организаций – общественные и религиозные организации (объединения), фонды, ассоциации (союзы) и др. (за исключением потребительских кооперативов, учреждений и некоммерческих партнерств).

Различие в статусе этих разновидностей юридических лиц проявляется, например, при их ликвидации или выходе из них участника (учредителя). При выходе из юридического лица, относящегося к первой группе, его участник вправе потребовать передачи ему части имущества этой организации (причитающейся на его долю), а при ее ликвидации – части соответствующего остатка (выход из акционерного общества обычно осуществляется путем продажи или иного отчуждения принадлежавших акционеру акций). Если речь идет о второй группе юридических лиц, то при их ликвидации учредитель-собственник получает весь остаток их имущества, а при реорганизации по-прежнему остается собственником имущества соответствующего юридического лица. Наконец, участник (учредитель) юридического лица, относящегося к третьей группе, не получает никаких прав на имущество последнего ни при выходе из организации, ни при ее ликвидации.

Юридическое лицо как субъект гражданского права

Признаки юридического лица

Российское гражданское законодательство закрепляет обязательные признаки юридического лица, совокупность которых дает возможность учредителям обладающей такими признаками организации ставить перед государством вопрос о признании ее самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. К числу таких признаков относятся (п. 1 ст. 48 ГК):

  1. организационное единство;
  2. имущественная обособленность;
  3. самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;
  4. выступление в гражданском обороте и при разрешении споров в судах от собственного имени.

Организационное единство характеризует всякую организацию как единое целое, способное решать определенные социальные (в данном случае – гражданско-правовые, имущественные) задачи. Оно предполагает определенную внутреннюю структуру организации, выражающуюся в наличии у нее органов управления, а при необходимости – и соответствующих подразделений для выполнения установленных для нее задач.

Как задачи (функции) организации, так и ее структура закрепляются в ее учредительных документах – уставе, учредительном договоре, а иногда – в общем положении (типовом уставе) об организациях данного вида (п. 1 ст. 52 ГК). В них обязательно определяется наименование и место нахождения юридического лица, порядок управления его деятельностью (органы управления, их компетенция и т.д.), в большинстве случаев – предмет и цели этой деятельности, а также иные сведения, предусмотренные законом для соответствующих разновидностей юридических лиц. Наличие такого рода документов и является формальным выражением организационного единства как признака юридического лица.

В большинстве случаев учредительным документом организации является ее устав, но в некоторых некоммерческих организациях эту роль выполняют два учредительных документа – устав и учредительный договор (в ассоциациях и союзах), а в некоторых коммерческих организациях – только учредительный договор (в полных и в коммандитных товариществах). Для некоторых организаций, не занимающихся предпринимательской деятельностью, например для отдельных видов государственных и муниципальных учреждений, допускается наличие только общего (типового) положения (устава) об организациях данного вида (в этом случае роль индивидуального учредительного документа, содержащего необходимые сведения о конкретной организации, выполняет решение учредителя о создании такой организации). В перспективе предлагается сделать устав единственным учредительным документом любого юридического лица.

Имущественная обособленность организации предполагает наличие у нее некоторого имущества на праве собственности (либо на особом ограниченном вещном праве). Очевидно, что отсутствие собственного имущества исключает для организации возможность самостоятельного участия в гражданском (имущественном) обороте, а тем самым и признания субъектом гражданских правоотношений.

Возможно существование юридических лиц, действующих исключительно на базе имущества, которое состоит из прав пользования (например, аренды здания) и(или) прав требования (например, денежных средств, числящихся на банковском счете) и потому не является объектом вещных прав. Такую ситуацию можно, конечно, объяснить широким пониманием категории «имущество», включающим не только вещи, но и права. Вместе с тем она вряд ли может быть принята в качестве нормального, общего правила (не говоря уж об опасности участия в обороте таких субъектов, имущественное состояние которых по существу целиком зависит от надежности их контрагентов по обязательствам). По изложенным выше причинам невозможно согласиться с существованием таких юридических лиц (хотя бы даже и «некоммерческих организаций на другой день после создания»), которые «в течение какого-то периода времени» вообще не имеют ни вещей, ни прав требования, поскольку такие «пустышки» в любом случае опасны и потому недопустимы для нормального гражданского оборота.

Все закрепленное за организацией имущество подлежит обязательному учету на ее самостоятельном балансе (а выделенное учреждениюнесобственнику – также и по смете его расходов, утвержденной собственником). Числящееся на балансе организации имущество характеризует его обособленность от имущества учредителей (или участников), в силу чего наличие самостоятельного баланса становится важнейшим показателем самостоятельности организации, бесспорно свидетельствующим о ее имущественной обособленности. Самостоятельный бухгалтерский баланс, имеющийся у юридического лица, следует отличать от отдельного баланса, который в учетных целях может быть открыт и несамостоятельному подразделению юридического лица.

С имущественной обособленностью организации неразрывно связана ее самостоятельная имущественная ответственность по долгам.

Смысл обособления имущества юридического лица как раз и состоит в выделении таких объектов, на которые его возможные кредиторы смогут обратить взыскание (с тем, чтобы вывести из-под него иное, личное имущество учредителей или участников). Именно этим целям прежде всего служит уставный капитал (уставный или паевой фонд), который определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы кредиторов юридического лица (абз. 2 п. 1 ст. 90 и абз. 2 п. 1 ст. 99 ГК). Юридическое лицо (за исключением учреждений и казенных предприятий) отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом (п. 1 ст. 56 ГК), а не только имеющимися у него (прежде всего числящимися на его банковских счетах) денежными средствами.

Наконец, показателем самостоятельности юридического лица является его выступление в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени. Имя юридического лица служит его индивидуализации и заключается в его наименовании, определенном в учредительных документах. Наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму (например, общество с ограниченной ответственностью, государственное унитарное предприятие, благотворительный фонд), а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК) (например, страховое акционерное общество, профсоюз работников жилищно-коммунального хозяйства, добровольное общество защиты животных). Термины «биржа» и «банк» в соответствии с требованиями законодательства могут использоваться в наименовании лишь тех организаций, которые имеют лицензию на право совершения соответствующей деятельности.

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования (фирму), например АО «АвтоВАЗ»; общество с ограниченной ответственностью «Брянскавтосервис»; Торговый дом «Смирнов и сыновья», полное товарищество. Фирменные наименования организаций с устойчивой деловой репутацией и стабильно высоким качеством производимой продукции (товаров, работ, услуг) представляют собой большую коммерческую ценность. Поэтому юридическому лицу принадлежит исключительное право на фирменное наименование как на охраняемое законом средство своей индивидуализации (подп. 13 п. 1 ст. 1225, п. 1 ст. 1474 ГК). Фирменное наименование коммерческой организации определяется в ее учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при ее регистрации. Требования к содержанию фирменного наименования определяются ст. 1473 ГК1. После этого коммерческая организация получает исключительную возможность его использования (в фирменных бланках, вывесках, рекламе, упаковке и т.п.), а другие юридические лица не вправе использовать тождественные или сходные до степени смешения фирменные наименования, если они осуществляют деятельность, аналогичную деятельности правообладателя (ст. 1474 ГК).

Наименование некоммерческого юридического лица не является объектом исключительного (имущественного) права его носителя.

Целям индивидуализации товаров (услуг) юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, наряду с фирменными наименованиями служат товарные знаки и знаки обслуживания, а также наименования мест происхождения товаров, которые после их государственной регистрации также становятся объектами исключительных прав соответствующих коммерческих организаций (подробнее об их правовом режиме см. гл. 26 настоящего тома учебника).

Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения («юридический адрес»), которое обычно определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК) и обязательно указывается в его учредительных документах. По этому месту ему направляются различные документы, в том числе судебные повестки, и определяется место исполнения некоторых его обязательств. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а при отсутствии такового – иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

На основе перечисленных признаков юридического лица закон традиционно закрепляет определение этой категории. В соответствии с ним юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

Необходимо подчеркнуть, что даже наличие всех четырех перечисленных признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом – субъектом гражданского права.

Для этого необходима ее государственная регистрация в этом качестве (п. 2 ст. 51 ГК), т.е. официальное признание ее юридической личности государством.

Правоспособность юридического лица

Как всякий участник гражданских правоотношений, юридическое лицо обладает правоспособностью и дееспособностью. Однако эти его качества отличаются от аналогичных качеств, признаваемых законом за физическими лицами (гражданами).

Прежде всего правоспособность и дееспособность юридического лица возникают одновременно, в момент его государственной регистрации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст. 51 ГК). У граждан же дееспособность, как известно, возникает лишь с достижением определенного возраста, а иногда зависит и от состояния здоровья человека. Поэтому для юридических лиц различие данных категорий обычно не имеет значения.

Прекращаются они также одновременно – в момент завершения ликвидации юридического лица путем внесения соответствующей записи об этом в государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК).

Правоспособность юридических лиц может быть как универсальной (общей), дающей им возможность участвовать в любых гражданских правоотношениях, так и специальной (целевой), предполагающей их участие лишь в определенном, ограниченном круге таких правоотношений. Правоспособность граждан всегда является общей, ибо гражданин обладает признанной законом возможностью иметь любые имущественные и личные неимущественные права.

Правоспособность юридических лиц предполагается целевой, ибо юридическое лицо по общему правилу может иметь только такие гражданские права, которые соответствуют определенным законом и(или) учредительными документами целям его деятельности, и соответственно может нести лишь связанные с этой деятельностью обязанности (п. 1 ст. 49 ГК). Такие ограничения вызваны тем, что сами юридические лица обычно создаются для достижения вполне конкретных целей, определенных их учредителями, а потому не могут использовать свою самостоятельную правосубъектность в противоречии с этими целями. Ясно, например, что государственные учреждения или общественные организации не должны иметь широкие возможности для занятия коммерческой деятельностью, ибо они создавались для достижения иных целей.

Вместе с тем в условиях рыночной организации хозяйства целевые ограничения правоспособности юридических лиц весьма отрицательно сказываются на деятельности коммерческих организаций, заставляя их учредителей (участников) изменять и перерегистрировать учредительные документы при каждом, иногда даже не очень существенном изменении характера деятельности созданной ими организации (например, при вступлении ее во внешнеэкономический оборот или при развитии в ее рамках дополнительных, «непрофильных» видов деятельности). С формальной стороны такие ограничения легко обходятся закреплением в учредительных документах длинного перечня различных видов деятельности, которые вправе осуществлять данная организация, да и сами цели деятельности могут быть сформулированы весьма общим образом.

Поэтому ГК, следуя общим современным тенденциям развития гражданского законодательства, закрепил почти за всеми коммерческими организациями способность иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых не запрещенных законом видов деятельности, т.е. общую правоспособность (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК). Исключение в этом отношении составляют унитарные предприятия – несобственники (поскольку они создаются публичными собственниками для строго определенных целей), а также некоторые другие организации, для которых специальная правоспособность определена законом с целью их сосредоточения лишь на одном, специальном, виде коммерческой деятельности, к тому же обычно лицензированном, т.е. допускаемом по особому разрешению публичной власти (например, банки и страховые компании).

Необходимо отметить, что осуществление тех видов предпринимательства, для которых требуется специальное разрешение государства (лицензия), возможно лишь с момента его получения и до истечения срока его действия (абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК) и в этом смысле не зависит от наличия или отсутствия соответствующей записи в учредительных документах юридического лица. Поэтому коммерческой организации не может быть отказано в выдаче соответствующей лицензии только на том основании, что данный вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами. Перечень лицензируемых видов деятельности определяется федеральным законом (абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК).

Вместе с тем государственное лицензирование отдельных видов деятельности означает, что коммерческие организации, не имеющие соответствующей лицензии, не вправе заниматься такой деятельностью даже при наличии общей правоспособности, и потому можно говорить об известном ограничении ее содержания.

Разумеется, учредители коммерческой организации вправе установить перечень видов деятельности, которыми только и может заниматься создаваемое ими юридическое лицо, или прямо исключить для него возможность осуществления отдельных видов деятельности.

Такое «самоограничение» правоспособности будет иметь силу и для третьих лиц – других участников оборота, но лишь в том случае, когда они знали или должны были знать о нем (ст. 173 ГК). Иначе говоря, такая коммерческая организация сама должна оповещать своих контрагентов об имеющихся у нее ограничениях правоспособности.

Для юридических лиц, сохраняющих целевую правоспособность по прямому указанию закона (некоммерческих организаций, унитарных предприятий, банков и страховых компаний), возможно совершение лишь таких действий (сделок), которые соответствуют установленным учредительными документами целям деятельности. Специального оповещения контрагентов об этом не требуется (ибо знание ими действующего закона предполагается), а потому сделки, выходящие за указанные пределы, считаются ничтожными вне зависимости от того, знали ли они о таких ограничениях (ст. 168 ГК).

Органы юридического лица

Правоспособность и дееспособность юридического лица реализуются через его органы (п. 1 ст. 53 ГК), формирующие и выражающие вовне его волю как самостоятельного субъекта права. Органы юридического лица не только осуществляют управление его деятельностью, но и выступают в имущественном обороте от его имени, иначе говоря, их действия признаются действиями самого юридического лица. Они составляют часть юридического лица и не являются самостоятельными субъектами права (в отличие от представителей, которые тоже могут выступать от имени юридического лица по его поручению, и от полных товарищей, предпринимательская деятельность которых признается деятельностью соответствующего товарищества в целом). Поэтому для совершения сделок от имени юридического лица они не нуждаются в доверенности.

Органы юридического лица могут быть единоличными (директор, генеральный директор, президент, председатель правления и т.п.) и коллегиальными (правление, наблюдательный или попечительский совет, общее собрание). Коллегиальные органы обязательно создаются в корпоративных юридических лицах, построенных на началах членства (товариществах и обществах, кооперативах, общественных организациях, ассоциациях и союзах). Высшим органом здесь является общее собрание их участников. Они, впрочем, могут создаваться и в фондах (попечительские советы), и в учреждениях (например, в научных и образовательных), не относящихся к корпоративным организациям. Это, однако, не касается собраний «трудовых коллективов» юридических лиц, поскольку наемные работники (рабочие и служащие) в этом своем качестве не участвуют в формировании имущества (уставного или иного капитала) юридического лица и потому не вправе влиять на формирование его воли (по крайней мере без прямого на то согласия учредителей или участников).

Органы юридического лица могут создаваться для формирования его воли («волеобразующие органы») и для выражения его воли вовне, по отношению ко всем третьим лицам – участникам имущественного оборота («волеизъявляющие», или исполнительные, органы). К числу первых относятся прежде всего общие собрания и иные коллегиальные органы, волю которых как волю юридического лица должны затем осуществлять соответствующие исполнительные органы. Вместе с тем исполнительные (волеизъявляющие) органы одновременно всегда являются и волеобразующими. Их деятельность не ограничивается только строгим исполнением воли, сформированной иными органами юридического лица. Более того, в унитарных предприятиях, а также во многих видах учреждений единоличный руководитель (директор) одновременно является единственным волеобразующим и волеизъявляющим (исполнительным) органом.

Закон требует, чтобы волеизъявляющие органы юридического лица действовали добросовестно и разумно, руководствуясь его, а не собственными интересами (п. 3 ст. 53 ГК). При нарушении этих требований на них может быть возложена обязанность по возмещению причиненных юридическому лицу убытков за счет своего личного имущества. Поскольку, однако, речь идет о внутренних взаимоотношениях юридического лица и его органа, такие противоправные действия последнего не могут служить основанием для признания недействительными сделок, заключенных этим органом от имени юридического лица с третьими лицами.

Кроме того, правомочия исполнительных (волеизъявляющих) органов на выступление от имени юридического лица могут дополнительно ограничиваться законом или учредительными документами организации (т.е. волей ее учредителей), например, необходимостью получения предварительного согласия на совершение определенных сделок от соответствующего коллегиального органа или учредителя (собственника). Если такие ограничения установлены в нормативном порядке, их несоблюдение влечет недействительность соответствующих сделок с третьими лицами (ст. 168 ГК), ибо последние должны были знать о требованиях закона. Например, унитарное предприятие не вправе распоряжаться своей недвижимостью без согласия собственника-учредителя (п. 2 ст. 295 ГК). Если же ограничения введены уставом конкретного юридического лица (например, запрет единоличному органу акционерного общества заключать договоры на определенную сумму без предварительного согласия коллегиального органа), оспаривание соответствующих сделок возможно лишь при доказанности знания контрагентов об этих ограничениях (ст. 174 ГК).

Единоличные органы либо назначаются учредителями (например, собственником имущества унитарного предприятия или учреждения или уполномоченным им органом), либо избираются участниками (учредителями) юридического лица или созданным ими коллегиальным органом (советом, правлением). Коллегиальные органы (совет директоров, правление) либо избираются всеми участниками (учредителями), либо состоят из них (общее собрание, попечительский совет).

Состав и компетенция органов юридических лиц, а также порядок их формирования (назначение или избрание) определяются законодательством и учредительными документами юридического лица.

По общему правилу заместитель руководителя (единоличного органа) юридического лица, а также члены правления или дирекции (коллегиального органа) не являются органами юридического лица.

Так, в унитарном предприятии в соответствии с законом единственным (единоличным) органом является его руководитель (п. 4 ст. 113 ГК). Однако в уставах хозяйственных обществ и некоторых некоммерческих организаций может предусматриваться выступление в определенных сделках от их имени без доверенности также заместителей руководителя (например, вице-президентов).

В содержание правоспособности юридического лица входит и его деликтоспособность, т.е. способность самостоятельно отвечать за причиненный его действиями имущественный вред. Поскольку действия органов юридического лица являются его собственными действиями, выражающими его волю, то очевидно, что оно и должно отвечать за их вредоносный характер. Но оно отвечает также и за действия своих наемных работников, совершенные ими в пределах своих трудовых (служебных) обязанностей, как за свои собственные (п. 1 ст. 1068 ГК), ибо такие действия тоже совершаются во исполнение указаний (воли) этого юридического лица.

Представительства и филиалы

Юридическое лицо может испытывать потребность в постоянном совершении каких-либо действий за пределами своего основного места нахождения. С этой целью оно вправе создать в другом месте свое обособленное подразделение в виде представительства или филиала. Представительство создается для представления и защиты интересов юридического лица, т.е. с целью постоянного совершения для него определенных юридических действий (п. 1 ст. 55 ГК), например, в центре того или иного региона. Филиал создается для осуществления всех или определенной части функций (целей) юридического лица, включая и цели представительства (п. 2 ст. 55 ГК).

Другими словами, филиал занимается той же деятельностью, что и создавшее его юридическое лицо, но одновременно может осуществлять и функции его представительства. В этой роли может выступать, например, отдельно расположенный цех или иное производство, отделение банка и т.п. Филиалами иногда могут стать и вполне самостоятельные в экономическом или в структурном смысле организации, если их учредитель – юридическое лицо считает необходимым сохранить полный контроль (и полную ответственность) за их деятельностью. Таковы, в частности, филиалы ряда вузов, действующие в других городах.

Создавшее представительство или филиал юридическое лицо наделяет их некоторым имуществом (обязательно указывая об этом в своих учредительных документах для того, чтобы об этом знали потенциальные кредиторы) и утверждает положение, определяющее содержание и порядок их деятельности. Однако это имущество остается принадлежащим юридическому лицу, создавшему филиал и(или) представительство. Ведь последние являются лишь обособленными подразделениями, т.е. частями создавшего их юридического лица. Не будучи самостоятельными юридическими лицами, они не имеют собственного имущества и, следовательно, не в состоянии сами участвовать в гражданских правоотношениях. Выделенное представительству или филиалу имущество, учитываемое на его отдельном балансе, может стать объектом взыскания кредиторов создавшего его юридического лица, причем независимо от того, связан ли долг с деятельностью данного подразделения или нет. Вместе с тем по долгам, возникшим в связи с деятельностью представительства или филиала, юридическое лицо отвечает всем своим имуществом, а не только выделенным этому подразделению.

Отсутствие у филиалов и представительств гражданской правосубъектности лишает совершаемые ими действия юридического (гражданско-правового) значения. Для осуществления представительских и иных юридических функций от имени юридического лица последнее должно выдать доверенность назначенному им руководителю (директору) своего представительства или филиала (абз. 2 п. 3 ст. 55 ГК), т.е. конкретному физическому лицу (поскольку выдать доверенность своему подразделению, иначе говоря, вступить с ним в гражданскоправовые отношения представительства невозможно из-за отсутствия у него гражданской правосубъектности). Руководитель представительства или филиала на основании выданной ему доверенности действует от имени и в интересах выдавшего ее юридического лица, а не «от имени» филиала или представительства. Ведь он не является органом юридического лица, а потому его полномочия на выступление от имени организации не могут основываться на указаниях, содержащихся в положении о филиале или представительстве либо в учредительных документах юридического лица.

Возникновение и прекращение юридических лиц

Возникновение (создание) юридического лица

Юридические лица создаются по воле их учредителей, однако государство в интересах всех участников имущественного оборота контролирует законность их создания. Отсюда – требование обязательной государственной регистрации юридических лиц (п. 1 ст. 51 ГК).

В качестве учредителей юридического лица могут выступать их первоначальные участники (члены) (в хозяйственных обществах и товариществах, кооперативах, ассоциациях, общественных и религиозных организациях) либо собственник их имущества или уполномоченный им орган (при создании унитарных предприятий и учреждений), а также иные лица, вносящие в них имущественные вклады, хотя и не принимающие затем непосредственного участия в их деятельности (учредители фондов).

Законодательству известно несколько способов (порядков) создания юридических лиц. В условиях рыночной организации оборота основным становится явочно-нормативный (или нормативно-явочный, иногда называемый также заявительным либо регистрационным) способ их создания. Он исключает необходимость получения предварительного разрешения органов публичной власти на создание юридического лица. Учредители «являются» в регистрирующий орган, который не вправе отказать им в регистрации создаваемой организации при отсутствии каких-либо нарушений правовых норм с их стороны.

В таком порядке создается большинство юридических лиц.

В качестве предусмотренного законом исключения используется также разрешительный порядок создания некоторых юридических лиц, предполагающих заниматься только предпринимательской деятельностью. Он связан с необходимостью получения предварительного разрешения (согласия) от органов публичной власти на создание соответствующего юридического лица, что обычно служит общим интересам всех участников оборота. В таком порядке создаются коммерческие банки, поскольку их деятельность связана с оказанием финансовых услуг неограниченному кругу потребителей и аккумулированием значительных денежных средств последних. Кроме того, данный порядок используется при создании юридических лиц, могущих занять доминирующее или даже монопольное положение на рынке определенных товаров или услуг с тем, чтобы сохранить в интересах потребителей конкуренцию между существующими товаропроизводителями (услугодателями).

В обоих случаях юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (п. 2 ст. 51 ГК). С этой же даты возникает и правоспособность юридического лица. Государственной регистрации подлежат также все изменения его статуса (состав учредителей или участников, а также органов юридического лица, изменение предмета его деятельности, места нахождения, размера уставного капитала и т.д.). Данная регистрация осуществляется налоговыми органами в порядке, предусмотренном Законом о регистрации юридических лиц, в едином государственном реестре юридических лиц, открытом для всеобщего ознакомления (п. 1 ст. 51 ГК, ст. 2 названного закона).

Возможность получения выписок из указанного реестра, а также копий документов регистрационного дела позволяет любому участнику оборота получить необходимую и достоверную информацию о своем потенциальном партнере.

Для регистрации предоставляются документы, исчерпывающим образом перечисленные в Законе о государственной регистрации юридических лиц. Требовать предоставления иных документов закон запрещает. Регистрация должна проводиться в срок не более пяти рабочих дней с момента представления документов в регистрирующий орган.

Отказ в государственной регистрации юридического лица возможен только по мотивам непредставления необходимых для регистрации документов или представления их в ненадлежащий регистрирующий орган, но не по иным основаниям, например из-за «отсутствия целесообразности». При этом решение об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в судебном порядке.

К сожалению, законодательно оформленное стремление к упрощению и ускорению государственной регистрации юридических лиц, особенно коммерческих организаций, содействовало появлению многочисленных злоупотреблений, в том числе созданию по подложным документам и фиктивным адресам значительного количества «фирмоднодневок», в действительности являющихся подставными лицами – «пустышками» с символическим или вовсе отсутствующим уставным капиталом, не имеющим ни прав требования и долгов, ни реальных участников и органов, – которые используются для совершения различных неправомерных действий. Для борьбы с такими злоупотреблениями предлагается ввести обязательную проверку достоверности и законности представляемых для регистрации документов, использовать типовые формы уставов наиболее распространенных видов юридических лиц и т.п. В перспективе данные государственного реестра юридических лиц должны стать публично достоверными, а на их действительность, гарантированную государственными органами, будут вправе полагаться все участники имущественного оборота.

Необходимо также установление контроля за регистрацией изменений, вносимых в учредительные документы юридических лиц и иные данные государственного реестра, а также обязанности информировать о них всех заинтересованных лиц. Действующий уведомительный порядок таких изменений также ведет к многочисленным нарушениям прав и интересов участников юридических лиц, особенно хозяйственных обществ, нередко узнающих об изменениях своего статуса и(или) имущественного положения уже при отсутствии у общества реальных активов (имущества) или после наступления иных фактически необратимых последствий.

Прекращение юридического лица путем реорганизации

Деятельность юридического лица по общему правилу прекращается посредством его реорганизации или ликвидации. Кроме того, законодательством предусмотрены специальные процедуры прекращения юридических лиц, не являющиеся их реорганизацией или ликвидацией (поскольку при этом не применяются соответствующие процедуры, установленные в интересах их кредиторов). Так, юридические лица, фактически прекратившие свою деятельность, могут быть исключены из государственного реестра по решению регистрирующего органа. Унитарные предприятия, а также государственные или муниципальные учреждения могут также прекращаться в связи с решением соответствующего публичного собственника о приватизации всего их имущества путем его внесения в уставные капиталы акционерных обществ (или «государственных корпораций»).

Реорганизация юридического лица осуществляется в таких формах, как:

  1. слияние нескольких юридических лиц в одно;
  2. присоединение одного или нескольких юридических лиц к другому;
  3. разделение юридического лица на несколько самостоятельных организаций;
  4. выделение из состава юридического лица (не прекращающего при этом своей деятельности) одного или нескольких новых юридических лиц;
  5. преобразование юридического лица из одной организационно-правовой формы в другую (п. 1 ст. 57 ГК).

Во всех этих случаях, за исключением выделения, прекращается деятельность по крайней мере одного юридического лица, однако при этом все его права и обязанности переходят к вновь созданным (а в случаях присоединения – к существующим) юридическим лицам в порядке правопреемства, причем универсального (во всей своей совокупности).

Правопреемство происходит и при выделении, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу и в этом случае должна переходить часть всех прав и обязанностей остающегося юридического лица (а не только его долги или, наоборот, имущественные активы). Следовательно, реорганизация юридического лица влечет появление универсального правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения или при отсутствии нового юридического лица в случаях присоединения или преобразования).

При этом почти во всех случаях реорганизации (кроме присоединения) возникают новые юридические лица, в связи с чем реорганизацию можно считать способом не только прекращения, но и возникновения юридических лиц. Таким образом, при реорганизации имеет место:

Вместе с тем российскому праву неизвестна реорганизация, при которой юридические лица не прекращаются и(или) не возникают. Такая «реорганизация», предлагаемая в литературе на базе зарубежного опыта, осуществляется главным образом с целью отчуждения «готового бизнеса» или его части путем передачи одним юридическим лицом всех или части (комплекса) своих прав и обязанностей другому или другим, уже существующим юридическим лицам, что может поставить в сложное положение кредиторов «реорганизованного» таким способом юридического лица.

Особый случай реорганизации представляет собой преобразование, которое формально состоит в прекращении деятельности одного юридического лица и возникновении на его имущественной базе другого.

Фактически же, в том числе и с имущественной точки зрения, юридическое лицо продолжает существовать, лишь меняя свою «одежду» (организационно-правовую форму). Действующий закон в отдельных случаях допускает возможность использования преобразования с целью изменения юридическим лицом своего «видового» статуса путем «превращения» коммерческой организации в некоммерческую и наоборот. Так, акционерное общество может преобразоваться в некоммерческое партнерство, а последнее (как и учреждение, ассоциация и союз) может преобразоваться в любое хозяйственное общество; унитарное предприятие может быть преобразовано в государственное или муниципальное учреждение.

Обычно реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного на то учредительными документами его органа, например общего собрания его участников. Добровольная реорганизация в форме слияния, присоединения или преобразования в предусмотренных законом случаях может осуществляться с предварительного согласия государственных органов (п. 3 ст. 57 ГК).

Такое согласие требуется, например, получить от антимонопольных органов, контролирующих появление хозяйствующих субъектов, которые могли бы занять доминирующее положение на товарном рынке.

В случаях, прямо предусмотренных законом, реорганизация в форме разделения и выделения может осуществляться принудительно, по решению суда. Так, коммерческие организации, занимающие доминирующее положение на каком-либо товарном рынке, в случае систематического осуществления ими монополистической деятельности по иску антимонопольного органа могут быть подвергнуты судом принудительной реорганизации в форме разделения или выделения (п. 1 ст. 34 и ст. 38 Закона о защите конкуренции).

Реорганизация юридических лиц оформляется либо передаточным актом (балансом) (в случаях слияния, присоединения и преобразования), либо разделительным балансом (в случаях разделения и выделения) (ст. 58 ГК). В передаточном акте или в разделительном балансе должны содержаться положения о правопреемстве по всем без исключения правам и обязанностям реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая и оспариваемые сторонами обязательства (п. 1 ст. 59 ГК). Соблюдение этого правила призвано обеспечить как универсальный характер правопреемства, так и, главное, полную ясность относительно всех правоотношений, участником которых являлось реорганизованное юридическое лицо. Очевидно, что оно установлено прежде всего в интересах кредиторов юридического лица с тем, чтобы их требования не «затерялись» в ходе реорганизации.

Процесс реорганизации вообще таит в себе значительные опасности для кредиторов – контрагентов реорганизуемых юридических лиц.

Так, они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после его разделения или выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам. Присоединение или слияние грозит кредиторам увеличением их числа, отнюдь не обязательно сопровождающимся увеличением имущества должника (если, например, имущество присоединяемого юридического лица уже обременено многочисленными долгами). Изменение организационно-правовой формы в результате преобразования может повлечь исключение дополнительной ответственности участников юридического лица перед кредиторами (например, при преобразовании общества с дополнительной ответственностью или производственного кооператива в общество с ограниченной ответственностью).

Поэтому закон требует, чтобы реорганизуемое юридическое лицо опубликовало уведомление о своей реорганизации для сведения кредиторов, а последние вправе по общему правилу требовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств и возмещения возникших убытков (п. 1 и 2 ст. 60 ГК). Данные правила составляют важнейшие юридические гарантии прав и интересов кредиторов реорганизуемого юридического лица. Если же кредитор не воспользовался указанным правом, место реорганизованного юридического лица в обязательстве перед ним занимает правопреемник, определяемый на основании передаточного акта или разделительного баланса. Поэтому после утверждения названных документов лицами или органами, принявшими решение о реорганизации, они должны быть представлены для государственной регистрации вместе с учредительными документами вновь возникших юридических лиц. Непредставление этих документов для регистрации либо отсутствие в них положений о правопреемстве в отношении обязательств реорганизованного юридического лица влекут отказ в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (абз. 2 п. 2 ст. 59 ГК), т.е. по сути непризнание состоявшейся реорганизации. Вновь созданные в результате реорганизации или продолжающие деятельность юридические лица несут солидарную ответственность перед кредиторами реорганизованного юридического лица (п. 4 ст. 60 ГК). Таким образом, в ходе реорганизации юридических лиц осуществляется всесторонняя защита интересов кредиторов.

Для отдельных видов юридических лиц законодательство предусматривает особый порядок реорганизации. Так, при слиянии акционерных обществ ими заключается специальный договор о слиянии, определяющий не только порядок и условия слияния, но и порядок конвертации (замены) акций каждого общества в акции нового общества, а при присоединении акционерных обществ ими заключается аналогичный по содержанию договор о присоединении, причем проводится совместное общее собрание реорганизуемых такими способами обществ (ст. 16 и 17 Закона об акционерных обществах). При реорганизации (слиянии, присоединении и преобразовании) открытых акционерных обществ их кредиторы вправе требовать досрочного исполнения или прекращения обязательств общества-должника только в судебном порядке и только при отсутствии достаточного обеспечения исполнения таких обстоятельств (например, залогом имущества) (абз. 1 п. 3 и п. 5 ст. 60 ГК).

В последние годы в сфере действия акционерных и других хозяйственных обществ получили известное распространение «корпоративные захваты» (называемые также «недружественными поглощениями»), которые осуществляются в том числе в форме вынужденных слияний и присоединений одних обществ к другим, что свидетельствует и о недостатках имеющегося законодательного регулирования. Вместе с тем появляются различные предложения об упрощении порядка реорганизации хозяйственных обществ, в частности о разрешении «совмещения» различных форм реорганизации в едином акте (например, выделение из акционерного общества другого общества с одновременным преобразованием последнего в общество с ограниченной ответственностью), а также об отказе от прав кредиторов реорганизуемого общества требовать досрочного исполнения им своих обязательств. Реализация таких предложений в нынешних условиях таит в себе многочисленные опасности для имущественного оборота, поэтому законодатель идет на них достаточно осторожно. Так, ст. 191 Закона об акционерных обществах (в ред. Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 146-ФЗ) теперь допускает реорганизацию акционерного общества в форме разделения или выделения с одновременным слиянием создаваемого в результате этого нового акционерного общества с другим таким же обществом (или обществами) либо с одновременным присоединением нового общества к другому существующему обществу. Однако эта возможность предусмотрена законом только для акционерных обществ; к тому же речь при этом не идет о любых возможных комбинациях (сочетаниях) различных форм реорганизации.

Реорганизация считается завершенной (состоявшейся) с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц, а в случае присоединения – с момента государственной регистрации прекращения деятельности присоединенного юридического лица (п. 4 ст. 57 ГК).

Прекращение юридического лица путем ликвидации

Ликвидация юридического лица представляет собой способ прекращения его деятельности при отсутствии универсального преемства в его правах и обязанностях (п. 1 ст. 61 ГК). Этим она принципиально отличается от реорганизации. В ходе ликвидации возможно лишь частичное (сингулярное) правопреемство: отдельные права прекращаемого юридического лица переходят к его кредиторам в ходе расчетов с ними, а после их удовлетворения – к участникам (учредителям), к собственнику имущества ликвидируемого унитарного предприятия или учреждения либо к иным лицам, указанным в законе и(или) уставе ликвидируемой организации (п. 7 ст. 63 ГК), а обязанности (долги) могут возлагаться на лиц, несущих дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (п. 6 ст. 63 ГК). Поскольку весь комплекс прав и обязанностей ликвидируемого юридического лица не переходит к правопреемникам, задача обеспечения прав и интересов кредиторов (других участников имущественного оборота) приобретает здесь еще большую важность, чем в случаях реорганизации. Поэтому закон устанавливает специальный порядок ликвидации юридического лица.

Ликвидация может осуществляться добровольно – по решению учредителей либо уполномоченного на то органа юридического лица, в частности, по истечении срока или с достижением целей, для которых оно создавалось (например, дирекция строящегося предприятия прекращает свою деятельность после сдачи готового объекта в эксплуатацию). В отношении благотворительных и иных фондов добровольная ликвидация не допускается (п. 2 ст. 119 ГК, п. 2 ст. 18 Закона о некоммерческих организациях) для предотвращения возможных злоупотреблений в использовании собранного ими имущества.

Возможна и принудительная ликвидация в соответствии с судебным решением (абз. 2 п. 2 ст. 61 ГК). Основаниями для нее, в частности, являются осуществление юридическим лицом своей деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), либо деятельности, запрещенной законом, либо с неоднократным или грубым нарушением закона или иных правовых актов, а также противоречие его деятельности законодательным запретам (в том числе при систематическом нарушении своей специальной правоспособности некоммерческой организацией). Так, основанием для ликвидации юридического лица в судебном порядке по требованию прокурора может стать неоднократное или грубое нарушение им исключительных прав (ст. 1253 ГК).

Случаи принудительной ликвидации юридического лица могут предусматриваться только Гражданским кодексом. К ним относится также признание судом недействительной регистрации юридического лица из-за допущенных при его создании грубых и неустранимых нарушений закона, поскольку в этом случае «добровольная» по форме ликвидация юридического лица по сути носит вынужденный (принудительный) характер.

Наконец, принудительную ликвидацию юридических лиц влечет и признание их судом несостоятельными (банкротами) (п. 4 ст. 61 и абз. 2 п. 1 ст. 65 ГК).

Ликвидация юридического лица представляет собой достаточно длительный процесс, основное содержание которого сводится к выявлению и удовлетворению имеющихся у кредиторов требований. При этом юридическое лицо продолжает свою деятельность (до момента исключения его из государственного реестра). Поэтому как имеющиеся, так и возможные контрагенты должны быть осведомлены, предупреждены о том, что данное юридическое лицо находится в процессе ликвидации и осуществляет расчеты со своими кредиторами, имея решение (или будучи обязанным) прекратить свою деятельность. С этой целью лица или органы, принявшие решение о ликвидации юридического лица, должны незамедлительно письменно сообщить об этом регистрирующему органу для внесения соответствующих сведений в государственный реестр (п. 1 ст. 62 ГК). С момента внесения данных сведений в реестр к наименованию (фирменному наименованию) юридического лица обязательно добавляются слова «в ликвидации».

Урегулированная императивными правилами закона процедура ликвидации рассчитана прежде всего на защиту интересов кредиторов.

Ведь учредители или участники юридического лица при его ликвидации обычно заинтересованы в сохранении максимально возможного остатка имущества после завершения всех расчетов, поскольку он обычно поступает в их собственность.

Ликвидация начинается с назначения учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о его ликвидации, специальной ликвидационной комиссии (ликвидкома) или единоличного ликвидатора, к которым и переходят все полномочия по управлению делами юридического лица, включая выступление в суде от его имени (п. 2 и 3 ст. 62 ГК). В период их работы лишь они выступают от имени юридического лица, лишая аналогичной возможности его органы. Перечисленные действия составляют первый этап процесса ликвидации.

Главной задачей ликвидкома является выявление всех долгов юридического лица и осуществление расчетов с его кредиторами. Поэтому на втором этапе ликвидком публикует извещение о ликвидации юридического лица, а также о порядке и сроке заявления требований его кредиторами (причем такой срок не может быть менее двух месяцев с момента данной публикации) и письменно уведомляет всех известных ему кредиторов о ликвидации. Помимо этого ликвидком принимает все другие возможные меры по выявлению кредиторов, а также по получению задолженности с должников ликвидируемого юридического лица (дебиторской задолженности).

По истечении срока для предъявления требований кредиторами ликвидком должен составить промежуточный ликвидационный баланс, в котором отражаются сведения о фактическом составе имущества ликвидируемого юридического лица, перечне заявленных кредиторами требований и результатах их рассмотрения (возможности удовлетворения или отклонения). Данный баланс утверждается лицами или органами, принявшими решение о ликвидации (а в некоторых случаях согласуется с уполномоченным государственным органом в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 63 ГК). Названными действиями завершается второй этап ликвидации.

Если по данным промежуточного баланса у ликвидируемого юридического лица недостаточно денежных средств для удовлетворения заявленных кредиторами требований, ликвидком продает с публичных торгов иное его имущество (с тем, чтобы выручить за него максимально возможные суммы). При недостатке и этого имущества в некоторых случаях возможно обращение с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет имущества лиц, несущих в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица (например, собственника имущества казенного предприятия или учреждения (п. 6 ст. 63 ГК)).

В таком случае кредитор не связан сроками утверждения ликвидационного баланса и работы ликвидационной комиссии. В этом состоит третий этап ликвидации.

Если же при принятии решения о ликвидации юридического лица или утверждении промежуточного баланса обнаружится недостаточность его имущества для удовлетворения требований его кредиторов (несмотря на возможное принятие вышеназванных мер), ликвидация должна производиться только в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве) (абз. 2 п. 4 ст. 61 и п. 1 ст. 65 ГК, ст. 224 Закона о банкротстве). В этом случае ликвидком обращается с заявлением о признании ликвидируемого юридического лица банкротом в арбитражный суд, который открывает конкурсное производство, причем без применения предварительных процедур наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления.

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса начинаются расчеты с кредиторами юридического лица, составляющие четвертый этап его ликвидации. Они производятся в порядке очередности, установленной ст. 64 ГК. В соответствии с ней предусмотрены четыре последовательно удовлетворяемых очереди кредиторов.

При этом требования каждой последующей очереди удовлетворяются только после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди (абз. 1 п. 2 ст. 64 ГК). Следовательно, при недостатке или отсутствии необходимого имущества требования последующих очередей могут остаться неудовлетворенными (в том числе в случае ликвидации юридического лица с применением процедуры банкротства). Между кредиторами одной очереди имущество ликвидируемого юридического лица при его недостатке распределяется пропорционально суммам их требований. Например, если требования соответствующей очереди составляют 500 тыс. руб., а оставшееся после удовлетворения требований предшествующих очередей имущество стоит 100 тыс. руб., то это означает, что каждый из кредиторов данной очереди получит за рубль долга только 20 коп.

К первой и второй очереди отнесены требования наиболее нуждающихся и наименее социально защищенных лиц: 1) граждан, перед которыми юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью (т.е. инвалидов и лиц, потерявших кормильца), а также за причинение морального вреда; 2) по выплатам работникам юридического лица и авторам результатов интеллектуальной деятельности (т.е. вознаграждений авторов, изобретателей, исполнителей и т.п. граждан). Эти требования следует считать привилегированными, поскольку они удовлетворяются преимущественно перед требованиями всех других кредиторов. Третью очередь, которую также можно считать привилегированной, составляют требования органов публичной власти по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды (т.е. главным образом налоговые). Все остальные (непривилегированные) требования кредиторов, прежде всего контрагентов ликвидируемого юридического лица по различным гражданско-правовым обязательствам, удовлетворяются в последнюю, четвертую очередь (п. 1 ст. 64 ГК).

Особое место в указанной очередности занимают требования залоговых кредиторов, обеспеченные залогом определенного имущества ликвидируемого юридического лица. Такие требования удовлетворяются преимущественно перед другими кредиторами, но только за счет и в пределах средств, полученных от продажи предмета залога (абз. 2 п. 2 ст. 64, п. 1 ст. 334 ГК). В случае недостаточности указанных средств удовлетворение оставшихся требований залоговых кредиторов осуществляется в четвертую очередь, т.е. в общем порядке.

Вместе с тем граждане – кредиторы двух первых очередей, интересы которых закон обеспечивает в привилегированном порядке, вправе удовлетворять свои требования и за счет средств, полученных от реализации заложенного юридическим лицом имущества, причем преимущественно даже перед залоговыми кредиторами, если их права требования возникли до заключения соответствующего договора залога. Если же указанные требования возникли после заключения юридическим лицом договором залога, их удовлетворение возможно только за счет незаложенной части имущества ликвидируемого юридического лица.

При отказе ликвидкома в удовлетворении конкретного требования кредитора последний вправе обратиться с соответствующим иском в суд (до момента утверждения окончательного ликвидационного баланса). В этот же период еще возможно обращение с требованием к ликвидкому, несмотря на пропуск установленного им для этих целей срока. В обеих ситуациях требования кредиторов могут быть удовлетворены из остатка имущества, если таковой имеется. При отсутствии такого остатка требования кредиторов считаются погашенными. Также погашаются требования кредиторов, отклоненные ликвидкомом и не предъявленные затем в суде, либо требования, в удовлетворении которых кредитору отказано судебным решением (п. 4–6 ст. 64 ГК).

Последний, пятый этап ликвидации начинается после завершения всех расчетов с кредиторами. Ликвидком составляет окончательный ликвидационный баланс, который утверждается лицами или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица (п. 5 ст. 63 ГК).

Остаток имущества передается учредителям или участникам юридического лица, а при ликвидации некоторых некоммерческих организаций используется на цели, предусмотренные законодательством и их учредительными документами. Ликвидация считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование с момента внесения записи об этом в государственный реестр (п. 8 ст. 63 ГК) в соответствии с правилами Закона о регистрации юридических лиц.

Как уже отмечалось, ликвидацией не являются ни предусмотренное ст. 211 Закона о регистрации юридических лиц исключение из государственного реестра «недействующих юридических лиц», ни приватизация всего имущества унитарных предприятий или государственных или муниципальных учреждений (ср. ст. 212 названного закона), ибо сами по себе они не становятся основаниями для удовлетворения требований их кредиторов.

Прекращение юридического лица путем банкротства

Банкротство является особым случаем ликвидации юридического лица. Поэтому, в частности, нормы законодательства о банкротстве в порядке аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) применяются для решения ряда вопросов, связанных с процедурой ликвидации юридических лиц. Основную особенность ликвидации при банкротстве составляет обязательное соблюдение специального (конкурсного) порядка распределения имущества ликвидируемого юридического лица между его кредиторами.

Несостоятельность (банкротство) наступает в случаях невозможности (неспособности) полного удовлетворения юридическим лицом требований своих кредиторов по денежным обязательствам. Они, следовательно, могут рассчитывать лишь на частичное удовлетворение своих требований («ломается рубль», т.е. кредиторы смогут получить, например, лишь «по гривеннику с рубля» своих требований, удовлетворив их, таким образом, только в размере 10%). В такой ситуации речь должна идти о равномерном и справедливом распределении имеющегося имущества должника между его кредиторами, которые при этом как бы «конкурируют» друг с другом в рамках определенных групп (очередей). Порядок такого распределения и называется конкурсом, или конкурсным производством («конкурсным процессом»).

Составляющие его правила являются сутью института несостоятельности (банкротства).

Институт банкротства не связан с ликвидацией лишь коммерческих организаций. Из числа юридических лиц банкротами не могут быть объявлены только казенные предприятия и учреждения, по долгам которых их учредители несут субсидиарную ответственность, а также политические партии и религиозные организации, которые, будучи некоммерческими организациями, обычно не являются активными участниками предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 65 ГК, п. 2 ст. 1 Закона о банкротстве). Специальными законами исключено применение законодательства о банкротстве к случаям ликвидации государственных корпораций и некоторых фондов.

Лицо может быть признано несостоятельным только в судебном порядке – по решению арбитражного суда, принятому по требованию кредиторов (в том числе уполномоченных государственных органов, например налоговых) или по заявлению самого неплатежеспособного должника. В предусмотренных законом случаях руководитель должника обязан обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 9 Закона о банкротстве).

Основанием несостоятельности (банкротства) может являться либо недостаточность имущества должника для погашения всех его долгов, при которой совокупный размер его задолженности превышает общую стоимость его имущества (принцип неоплатности), либо неисполнение должником требований по денежным обязательствам в течение определенного законом времени, т.е. обнаружившаяся неспособность должника к платежам своим кредиторам (принцип неплатежеспособности). Применение первого из названных принципов, т.е. установление и подтверждение в суде недостаточности имущества должника, может оказаться непростым делом, требующим значительного времени (в течение которого должник, фактически являющийся банкротом, тем не менее будет считаться нормальным участником оборота, а недобросовестный должник сможет даже предпринять известные действия в ущерб кредиторам). Поэтому более предпочтительной является вторая система, которая ставит в основание несостоятельности неспособность должника к платежам. Такое состояние должника обнаруживается гораздо легче и позволяет быстрее применить к нему процедуры банкротства, одновременно исключая возможность многих злоупотреблений с его стороны, что в большей мере отвечает потребностям имущественного (гражданского) оборота. Поэтому п. 2 ст. 3 Закона о банкротстве называет в качестве признаков банкротства юридического лица его неспособность удовлетворять денежные требования своих кредиторов или уплатить обязательные (налоговые) платежи, которая проявляется в неисполнении им указанных обязанностей в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

Вместе с тем институт банкротства не направлен только на прекращение (ликвидацию) юридического лица. Ведь интерес кредиторов неплатежеспособного юридического лица состоит не в его ликвидации, а в возможно более полном удовлетворении своих требований, чему может служить и продолжение его деятельности (если, конечно, ее результатом станут дополнительные доходы, а не убытки юридического лица – должника). Следует также иметь в виду, что ликвидация юридического лица в результате его банкротства крайне неблагоприятно отражается на его наемных работниках и нередко имеет иные отрицательные социальные последствия (например, при банкротстве градообразующих предприятий). Поэтому современные правопорядки закрепляют различные подходы к законодательному регулированию банкротства: одни традиционно направлены на ликвидацию неплатежеспособного должника, под угрозой которой он должен стремиться к максимально возможному удовлетворению требований своих кредиторов («прокредиторские» системы), тогда как другие рассматривают банкротство как возможность должника «очиститься от долгов» и снова вступить в бизнес («продолжниковские» системы). В любом случае банкротство является крайней мерой, использованию которой обычно предшествует применение иных, предупредительных мер.

В силу указаний ст. 30 Закона о банкротстве учредители (участники) должника, а в предусмотренных законом случаях – и органы публичной власти должны принимать своевременные меры по предупреждению банкротства организаций, в том числе меры, направленные на восстановление платежеспособности должника при наличии признаков его банкротства. Речь может идти о реорганизации должника, продаже части его имущества, закрытии убыточных производств, смене руководства, а также об оказании прямой финансовой поддержки и тому подобных мероприятиях. При непринятии названными лицами предупредительных мер возможна их субсидиарная ответственность по долгам должника в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

К числу таких мер относится и досудебная санация (оздоровление), под которой понимается оказание должнику финансовой помощи, достаточной для погашения его денежных обязательств и восстановления платежеспособности, которая может быть предоставлена не только учредителями (участниками), но и его кредиторами и иными (третьими) лицами (ст. 31 Закона о банкротстве). Речь может идти о льготных займах (кредитах), предоставлении поручительств и банковских гарантий исполнения обязательств должника, отсрочках и рассрочках платежей, дополнительных взносах в уставный капитал должника и т.п.

Традиционной мерой предотвращения ликвидации является мировое соглашение должника с кредиторами (ст. 150 Закона о банкротстве).

Оно принимается по решению общего собрания кредиторов на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве и утверждается арбитражным судом. Содержание мирового соглашения могут составлять условия о рассрочке или отсрочке удовлетворения требований кредиторов, о прекращении обязательств путем предоставления должником отступного, изменения (новации) их содержания (например, передачи кредиторам оборудования или ценных бумаг вместо денежных сумм), об уменьшении (скидке) долга, об удовлетворении требований кредиторов иными законными способами. Утвержденное арбитражным судом мировое соглашение может быть расторгнуто только судом, по заявлению, но не по соглашению его участников (ст. 164 Закона о банкротстве). В этом случае производство по делу о банкротстве возобновляется.

Основные процедуры банкротства

К процедурам банкротства, применяемым арбитражным судом при рассмотрении дела о банкротстве юридического лица, относится не только конкурсное производство, завершающееся ликвидацией должника, и мировое соглашение, исключающее такую ликвидацию, но и наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление (п. 1 ст. 27 Закона о банкротстве). Три последние процедуры могут завершиться восстановлением платежеспособности должника и тем самым – снятием угрозы его ликвидации, а потому считаются «реабилитационными» процедурами.

Наблюдение за деятельностью должника (ст. 62–75 Закона о банкротстве) вводится арбитражным судом после проверки обоснованности требований заявителя (кредитора) к должнику. Для его осуществления суд утверждает временного управляющего, который, однако, не заменяет руководителя и другие органы должника при выполнении их функций (но вправе ходатайствовать перед судом об отстранении руководителя должника от его должности). В этот период приостанавливается производство и исполнение по всем делам, связанным с обращением взыскания на имущество должника, а денежные требования к нему могут предъявляться лишь в конкурсном порядке. Кроме того, должнику запрещается удовлетворение требований своих участников о выделе им доли в его имуществе или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов, доходов по долям (паям) и распределение прибыли между учредителями (участниками) должника (п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве).

Цель этих мер очевидна – сохранение имущества должника для соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов. Поэтому в период наблюдения органы управления должника не вправе совершать ряд сделок без письменного согласия временного управляющего, а также не могут принимать решения о реорганизации или ликвидации должника, его участии в иных юридических лицах, выплате дивидендов и размещении эмиссионных ценных бумаг, так как это также может ущемить интересы кредиторов. Лишь акционерное общество – должник вправе в этот период увеличить свой уставный капитал путем размещения по закрытой подписке дополнительных обыкновенных (голосующих) акций за счет вкладов своих участников или третьих лиц, поскольку это способствует улучшению его имущественного положения.

Временный управляющий обязан опубликовать сообщение о введении наблюдения за деятельностью юридического лица, а руководитель должника должен уведомить о введении наблюдения работников и учредителей (участников) юридического лица. Временный управляющий в этот период принимает меры по обеспечению сохранности имущества должника, проводит анализ его финансового состояния, а также созывает и проводит их первое общее собрание. На нем кредиторы с учетом имеющихся сведений, в том числе результатов проведенного временным управляющим анализа финансового состояния должника, принимают решение о его дальнейшей судьбе. Если должнику удалось восстановить платежеспособность и ликвидировать просроченную задолженность, возможно решение кредиторов об обращении в суд с предложением об отказе в признании должника банкротом. Допустимо также принятие решения о заключении мирового соглашения кредиторов с должником.

Если этого не произошло, кредиторы обращаются в арбитражный суд с ходатайством о применении других (кроме наблюдения) процедур банкротства: введении финансового оздоровления или внешнего управления либо признании должника банкротом и открытии конкурсного производства. С даты применения по решению суда одной из названных процедур наблюдение прекращается.

Финансовое оздоровление (ст. 76–92 Закона о банкротстве)2 представляет собой новую реабилитационную процедуру, ранее неизвестную не только отечественному, но и зарубежному праву. Она вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов на срок не более двух лет при наличии утверждаемого судом графика погашения задолженности. При предоставлении лицами, ходатайствующими о введении финансового оздоровления должника (например, его учредителями или участниками), дополнительного обеспечения требований кредиторов в виде банковской гарантии, суд может ввести его и независимо от решения собрания кредиторов (п. 3 ст. 75 Закона о банкротстве). Существо финансового оздоровления сводится к тому, что должник производит расчеты с кредиторами в соответствии с графиком погашения задолженности, при нарушении которого лица, предоставившие дополнительное обеспечение кредиторам, за его или за свой счет удовлетворяют их требования в упрощенном порядке (ст. 89 Закона о банкротстве), что значительно укрепляет позиции кредиторов.

Суд также утверждает административного управляющего, который и контролирует выполнение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, рассматривает отчеты должника по этим вопросам и предоставляет свои заключения об этом общему собранию кредиторов, а также ведет реестр требований кредиторов и созывает их общие собрания. Органы управления должника продолжают осуществлять свои функции (если только арбитражный суд не отстраняет руководителя должника от должности), но ряд сделок они не вправе совершать от имени должника без согласия собрания (или комитета) кредиторов либо без согласия административного управляющего (п. 3 и 4 ст. 82 Закона о банкротстве).

После решения арбитражного суда о введении финансового оздоровления требования кредиторов по денежным обязательствам могут быть предъявлены к должнику только в конкурсном порядке; отменяются меры по обеспечению требований кредиторов; приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям; запрещается удовлетворение требований участников о выделе им доли в имуществе должника или выплате ее стоимости в связи с их выходом из состава участников, а также выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам (п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве). Финансовое оздоровление может завершаться досрочно как в случае досрочного погашения должником всех требований кредиторов (что влечет прекращение судом производства по делу о банкротстве), так и в случае неоднократного или существенного нарушения сроков удовлетворения требований кредиторов (что может повлечь принятие судом по ходатайству собрания кредиторов решения о введении внешнего управления или об открытии конкурсного производства).

По окончании срока финансового оздоровления арбитражный суд рассматривает его результаты и принимает решение либо о прекращении производства по делу о банкротстве (при полном погашении задолженности и отсутствии или необоснованности жалоб кредиторов), либо о введении внешнего управления (в случае наличия возможности восстановить платежеспособность должника) или о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (п. 6 ст. 88 Закона о банкротстве).

Внешнее управление (ст. 93–123 Закона о банкротстве)1 вводится арбитражным судом на срок не более 18 месяцев, но может быть продлено еще не более чем на 6 месяцев (а по ходатайству собрания кредиторов или внешнего управляющего этот срок может быть сокращен). На период внешнего управления вводится мораторий – отсрочка удовлетворения требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам. Одновременно судом утверждается внешний управляющий, который управляет делами должника, поскольку к нему переходят полномочия руководителя и других органов должника (последние сохраняют лишь право принимать решения об увеличении уставного капитала должника, в том числе путем размещения дополнительных акций, а также о замещении его активов или о продаже предприятия должника как имущественного комплекса) (ст. 94 Закона о банкротстве).

Внешний управляющий разрабатывает план внешнего управления и представляет его на утверждение собранию кредиторов. План должен предусматривать меры по восстановлению платежеспособности должника, в частности перепрофилирование производства и закрытие нерентабельных производств, продажу части имущества или предприятия должника, увеличение его уставного капитала, замещение активов должника путем создания на базе его имущества открытого акционерного общества и др. Внешний управляющий управляет и распоряжается имуществом должника в соответствии с указанным планом, реализует предусмотренные им меры и информирует о результатах собрание кредиторов. При этом крупные и некоторые другие сделки внешний управляющий вправе заключать лишь с предварительного согласия собрания (комитета) кредиторов. Он вправе отказаться от исполнения должником некоторых заключенных сделок, препятствующих восстановлению его платежеспособности или носящих заведомо убыточный характер (п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве).

По результатам своей деятельности внешний управляющий предоставляет отчет собранию кредиторов. В зависимости от этих результатов кредиторы принимают решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством: либо о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника (в этом случае внешний управляющий будет производить последующие расчеты с кредиторами определенной очереди), либо о прекращении производства по делу о банкротстве (в связи с удовлетворением всех требований кредиторов), либо о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Возможно и заключение мирового соглашения кредиторов с должником. После этого внешнее управление считается завершенным. При прекращении производства по делу о банкротстве или при открытии конкурсного производства полномочия внешнего управляющего прекращаются.

Конкурсное производство (ст. 124–149 Закона о банкротстве)1 открывается с момента судебного признания должника банкротом и вводится сроком на один год с возможностью продления не более чем на шесть месяцев. Оно, в отличие от рассмотренных выше «реабилитационных процедур банкротства», относится к «ликвидационным процедурам», влекущим прекращение деятельности юридического лица – банкрота. С этого момента считается наступившим срок исполнения всех денежных обязательств должника (что уравнивает требования всех кредиторов независимо от сроков их возникновения) и одновременно прекращается начисление пени (неустоек) и процентов по всем видам его задолженности. Совершение сделок с имуществом должника, предъявление требований отдельными кредиторами и исполнение в их пользу теперь допускаются только в порядке конкурса (конкурсный иммунитет) (п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве).

Все полномочия по управлению делами должника и распоряжению его имуществом переходят к конкурсному управляющему (а полномочия органов управления и собственника имущества должника соответственно прекращаются). Он вправе требовать признания недействительными совершенных должником сделок и расторжения заключенных им договоров, направленных на уменьшение его имущества; он может предъявлять иски об истребовании имущества должника у третьих лиц, а также принимать иные меры по возврату имущества должника (п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве). В некоторых правопорядках для этого устанавливается специальный срок – «период подозрительности».

Конкурсный управляющий обязан опубликовать сведения об открытии конкурсного производства в отношении должника, провести инвентаризацию имущества должника и привлечь для его оценки независимого оценщика, принять все меры по обеспечению сохранности имущества должника и анализировать его финансовое состояние.

При наличии достаточных оснований он обязан также предложить собранию кредиторов обсудить вопрос о переходе к реабилитационной процедуре внешнего управления и о прекращении конкурсного производства. После проведения инвентаризации и оценки имущества должника конкурсный управляющий представляет собранию (комитету) кредиторов предложения о порядке, сроках и условиях продажи этого имущества, а затем приступает к его продаже на открытых торгах. Имущество должника, которое предназначено для удовлетворения требований кредиторов, составляет конкурсную массу.

Из вырученных от продажи сумм производятся расчеты с кредиторами в соответствии с очередностью их требований (ст. 134–138 Закона о банкротстве). Вне очереди погашаются требования по текущим платежам, причем сначала удовлетворяются требования по платежам, связанным с судебными расходами по делу, выплатой вознаграждения арбитражному управляющему и оплатой деятельности лиц, привлеченных им в соответствии с требованиями законодательства (например, оценщиков), а затем – требования по коммунальным и эксплуатационным платежам, необходимым для осуществления деятельности должника, и по иным текущим платежам.

В первую очередь удовлетворяются требования по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, а также по компенсации им морального вреда. Во вторую очередь удовлетворяются требования работников по оплате труда и по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности. Таким образом, состав двух первых (привилегированных) очередей кредиторов совпадает с составом аналогичных очередей при обычной ликвидации юридического лица (ср. ст. 134–136 Закона о банкротстве и абз. 2 и 3 п. 1 ст. 64 ГК). Расчеты с остальными кредиторами производятся в последнюю, третью очередь.

При этом требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди, а между кредиторами одной очереди имущество должника при его недостаточности распределяется пропорционально суммам их требований (п. 2 и 3 ст. 142 Закона о банкротстве). Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества должника, а также не признанные конкурсным управляющим или признанные необоснованными арбитражным судом, считаются погашенными.

Действия конкурсного управляющего контролируются кредиторами и арбитражным судом (ст.143 Закона о банкротстве). По завершении расчетов с кредиторами конкурсный управляющий представляет суду отчет с приложением реестра требований кредиторов (с указанием размера погашенных требований) и документов, подтверждающих продажу имущества и погашение требований кредиторов. После рассмотрения отчета управляющего арбитражный суд выносит определение о завершении конкурсного производства, которое является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица – должника. С момента внесения такой записи в указанный реестр (т.е. государственной регистрации) конкурсное производство считается завершенным, а юридическое лицо – ликвидированным.

Банкротство отдельных видов юридических лиц обладает некоторыми особенностями, предусмотренными законодательством. Так, при банкротстве градообразующих организаций допускается введение внешнего управления под поручительство публично-правового образования по обязательствам должника (ст. 171 Закона о банкротстве); определенные особенности имеются при банкротстве банков, страховых компаний и иных финансовых организаций (ст. 180–189 Закона о банкротстве), стратегических предприятий и организаций (ст. 190–196 Закона о банкротстве), субъектов естественных монополий (ст. 197–201 Закона о банкротстве).

По упрощенной процедуре осуществляется банкротство отсутствующих должников – юридических лиц, фактически прекративших свою деятельность, руководители (органы) которых отсутствуют и установить место их нахождения не представляется возможным (ст. 227–228 Закона о банкротстве).

Юридическая личность коммерческих организаций

Общие положения о хозяйственных товариществах и обществах

Товарищества и общества имеют много общих черт. Все они являются коммерческими организациями, созданными на добровольной (как правило, договорной) основе на началах членства (корпоративных), и наделены законом общей правоспособностью. Они становятся едиными и единственными собственниками имущества, образованного за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенного и приобретенного в процессе их деятельности, что делает их самостоятельными, полноценными участниками имущественного оборота. Закон определяет их как коммерческие организации с разделенным на доли (вклады) учредителей (участников) уставным (складочным) капиталом (п. 1 ст. 66 ГК).

Как организации корпоративного характера товарищества и общества имеют однотипную структуру управления, в которой высшим (волеобразующим) органом признается общее собрание их участников. Последние также имеют во многом сходные права и обязанности (ст. 67 ГК). В частности, все они вправе участвовать в управлении делами компании и получать информацию о ее деятельности (корпоративные права), а также принимать участие в распределении прибыли и получать ликвидационную квоту (часть имущества, оставшегося после ликвидации компании и осуществления расчетов со всеми ее кредиторами) (обязательственные права). Перечисленные права отражены в доле участника в уставном (складочном) капитале общества или товарищества. Участники во всяком случае обязаны вносить установленные учредительными документами вклады в имущество компании и не разглашать конфиденциальную информацию о ее деятельности. Близость этих организационно-правовых форм делает возможным их преобразование из товариществ и обществ одного вида в товарищества и общества другого вида (п. 1 ст. 68 ГК).

Вместе с тем российский закон, следуя известной европейской (германской) традиции, различает товарищества как объединения лиц (предпринимателей, коммерсантов) и общества как объединения капиталов.

Хозяйственные товарищества (объединения лиц) по российскому праву могут создаваться только в двух формах: полных товариществ и товариществ на вере (коммандитных) (п. 2 ст. 66 ГК), а хозяйственные общества – в трех формах: обществ с ограниченной или с дополнительной ответственностью и акционерных обществ (п. 3 ст. 66 ГК).

Объединения лиц помимо имущественных вкладов предполагают непосредственное, личное участие в делах товарищества, которые должны вести сами участники. А так как речь идет об участии в предпринимательской деятельности, участник которой должен иметь статус либо индивидуального предпринимателя, либо коммерческой организации, очевидно, что только указанные лица и могут быть участниками товариществ (абз. 1 п. 4 ст. 66 ГК).

При этом конкретный предприниматель (или коммерческая организация) одновременно может быть участником лишь одного товарищества (если не учитывать возможность одновременного выступления в качестве вкладчика в нескольких товариществах на вере, поскольку имущественное положение такого вкладчика в принципе аналогично статусу участника хозяйственного общества) (п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК).

Это связано не только с необходимостью личного участия в деятельности компании, но и с тем обстоятельством, что участники товариществ (за исключением упомянутых вкладчиков) несут неограниченную ответственность личным имуществом по обязательствам таких компаний при недостатке у последних собственного имущества. Иначе говоря, они по существу как бы ручаются всем своим имуществом по возможным долгам созданной ими компании, а ручательство одним и тем же имуществом по возможным долгам нескольких самостоятельных субъектов недопустимо.

Вместе с тем участники товарищества, действуя от его имени, не нуждаются в специальных исполнительных (волеизъявляющих) органах этого юридического лица, а потому структура управления им всегда проста (и не требует специального закрепления в уставе). Поэтому единственным учредительным документом товарищества является учредительный договор (товарищества нередко именуют договорными объединениями). С учетом этого статус товариществ во многом определяется диспозитивными нормами закона. Таким образом, товарищества характеризуются большим значением личного элемента (между товарищами, по сути, возникают лично-доверительные отношения, исключающие или серьезно ограничивающие перемену участников или уступку ими своего членства иным лицам). В силу этого, в частности, выбытие полного товарища по общему правилу влечет прекращение товарищества. Очевидно также, что товарищество не может быть создано одним лицом (которому не с кем будет заключать учредительный договор).

В отличие от этого общества как объединения капиталов не предполагают (хотя и не исключают) обязательного личного участия учредителей (участников) в своих делах. Отсюда принципиальная возможность участия в них любых лиц, а не только профессиональных коммерсантов (предпринимателей) (абз. 2 п. 4 ст. 66 ГК). Тем самым в обществах исключаются какие-либо доверительные отношения участников, и потому имеются гораздо более широкие, чем в товариществах, возможности изменения их состава (особенно в открытых акционерных обществах), которое обычно не влияет на их существование. Закон исключает участие в хозяйственных обществах от своего имени государственных органов и органов местного самоуправления, поскольку они создаются не для участия в имущественном обороте (участие некоторых из них в акционерных обществах, создаваемых в ходе приватизации, в действительности оформляет участие в них государства или иного публичного собственника).

В свою очередь это делает необходимым создание специальных исполнительных (волеизъявляющих) органов общества, подчиняющихся воле общего собрания его участников, т.е. ведет к появлению сложной (многозвенной) структуры управления компанией, требующей специального оформления в ее уставе, который становится необходимым учредительным документом. Статус уставных объединений в преобладающей мере определяется императивными нормами закона.

В обществах отсутствует личная ответственность их участников по долгам компании (за исключением обществ с дополнительной ответственностью). Поэтому одно лицо вполне может одновременно быть участником нескольких обществ, в том числе и занимающихся однородной по характеру деятельностью (что понижает для него риск возможных потерь). Вместе с тем общества, несмотря на свое название, в современных условиях могут создаваться одним лицом или состоять из одного лица, что исключается для товариществ (в товариществе на вере должен иметься одновременно хотя бы один полный товарищ и хотя бы один вкладчик-коммандитист).

Полное товарищество

Полным признается такое хозяйственное товарищество, участники которого, во-первых, осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества и, во-вторых, субсидиарно несут ответственность по его обязательствам всем принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 69 ГК).

Таким образом, предпринимательская деятельность участника полного товарищества признается деятельностью самого товарищества, а при недостатке имущества последнего для погашения его долгов кредиторы вправе требовать удовлетворения из личного имущества любого из участников (или всех их вместе). Следовательно, здесь не исключается ситуация, когда по сделке, заключенной одним из участников, имущественную ответственность будет нести другой участник, причем всем своим личным имуществом. При этом личную имущественную ответственность по долгам товарищества несут и те его участники, которые вступили в товарищество после его создания (в том числе по обязательствам, возникшим до их вступления в товарищество), а также выбывшие из товарищества, причем эта их личная ответственность не может быть ни устранена, ни ограничена соглашением участников (п. 2 и 3 ст. 75 ГК). Поэтому взаимоотношения участников такого товарищества (полных товарищей)

носят лично-доверительный характер. Не случайно полные товарищества появились и развивались прежде всего как форма семейного предпринимательства.

Ответственность полных товарищей по долгам товарищества личным имуществом приводит к двум важным последствиям. Во-первых, она делает излишним предъявление каких-либо особых требований к складочному капиталу товарищества, ибо важнейшей гарантией погашения возможных долгов становится имущество каждого из товарищей. Во-вторых, она объясняет значение обязательного указания в фирменном наименовании полного товарищества имен (или фирменных наименований) его участников (п. 3 ст. 69 ГК). Ориентируясь на это указание, контрагенты товарищества будут оценивать и его потенциальную платежеспособность, учитывая состоятельность отдельных товарищей. Поэтому товарищество может указать в своем фирменном наименовании имена (или фирменные наименования) наиболее обеспеченных участников, добавив слова «и компания, полное товарищество».

Полное товарищество создается на основании учредительного договора, с момента государственной регистрации которого оно и возникает как юридическое лицо.

Ведение дел полного товарищества может осуществляться как каждым из его участников, так и всеми участниками совместно (т.е. по их обязательному согласию на совершение каждой сделки товарищества) либо одним или несколькими отдельными, наиболее опытными участниками (п. 1 ст. 72 ГК). Вместе с тем для контрагентов товарищества при заключении сделки достаточно удостовериться в том, что они имеют дело с одним из полных товарищей, предполагая, что он вправе действовать от имени товарищества. Поэтому сделки, заключенные от имени товарищества любым его участником, будут действительными, если только само товарищество не сможет доказать, что контрагент по сделке знал или должен был знать об отсутствии правомочий у конкретного участника (например, знакомился с содержанием учредительного договора товарищества, содержащего соответствующие ограничения).

В полном товариществе каждый участник имеет один голос, если только учредительным договором прямо не предусмотрен иной порядок определения количества голосов участников (например, в зависимости от размера вклада). Поэтому и управление полным товариществом строится на основе общего согласия всех участников (п. 1 ст. 71 ГК), т.е. по принципу единогласия (учредительным договором могут быть предусмотрены случаи, когда решение принимается тем или иным большинством голосов участников).

Участник полного товарищества наряду с правомочиями, признаваемыми законом за любым участником общества или товарищества (п. 1 ст. 67 ГК), вправе также знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества, в том числе и в случае, когда он не уполномочен на ведение этих дел. Ведь он продолжает нести риск возможной ответственности по общим долгам своим личным имуществом, а потому должен быть в курсе дел товарищества и может требовать по суду прекращения полномочий тех товарищей, кто недолжным образом ведет общие дела. Кроме того, он вправе передать свою долю в складочном капитале товарищества (или ее часть) как другому товарищу, так и третьему лицу, не участвующему в товариществе (ст. 79 ГК), но лишь с согласия остальных товарищей.

В любой момент он может выйти из товарищества (ст. 77 ГК) и потребовать выдачи ему части имущества, пропорциональной его доле в складочном капитале. Он, однако, продолжает отвечать по долгам товарищества, возникшим до момента его выбытия, еще в течение двух лет (абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК). В полном товариществе, учрежденном на определенный срок, выход участника допускается при наличии уважительных причин (например, при отсутствии согласия кого-либо из товарищей на передачу доли иному лицу).

Обязанностями полного товарища являются внесение вклада в общее имущество (в соответствии с условиями учредительного договора) и воздержание от совершения сделок в собственных интересах или в интересах лиц, не участвующих в товариществе, если эти сделки однородны с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества, т.е. воздержание от конкуренции с товариществом (ст. 73 ГК). Такие сделки могут совершаться лишь с согласия всех остальных участников (товарищей).

Нарушение своих обязанностей товарищем служит основанием не только для предъявления ему требования о возмещении причиненных товариществу убытков (или передачи товариществу незаконно приобретенной выгоды в соответствии с правилом абз. 2 п. 3 ст. 73 ГК), но и для исключения такого товарища из числа участников товарищества в судебном порядке (по единогласному решению остающихся участников).

При исключении из товарищества бывшему участнику также выплачивается стоимость части общего имущества, пропорциональная его доле в складочном капитале, но за ним сохраняется и ответственность по долгам товарищества, предусмотренная правилом абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК.

Изменение состава участников вследствие выхода или смерти кого-либо из участников, признания одного из них безвестно отсутствующим, недееспособным, или ограниченно дееспособным, либо несостоятельным (банкротом), ликвидации участвующего в товариществе юридического лица, а также при обращении кредиторами участника взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале, влечет прекращение деятельности товарищества (ч. 2 ст. 81 ГК). Однако этого может и не произойти, если учредительным договором или соглашением остающихся участников товарищества предусмотрено продолжение деятельности товарищества и в данной ситуации (п. 1 ст. 76 ГК).

Ведь между его участниками продолжают сохраняться характерные для полного товарищества лично-доверительные отношения. Конечно, при этом должны быть внесены и зарегистрированы необходимые изменения в содержание учредительного договора.

При отсутствии соответствующей записи в учредительном договоре или соглашения всех оставшихся участников товарищество подлежит ликвидации. Наряду с общими основаниями прекращения деятельности юридических лиц (ст. 61 ГК) полное товарищество прекращается также в случае, когда в нем остается единственный участник (ст. 81 ГК), ибо оно не может существовать в качестве «компании одного лица».

Товарищество на вере (коммандитное)

Товарищество на вере, или коммандитное, представляет собой такое объединение лиц, в котором одни участники осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества и при этом солидарно отвечают своим личным имуществом по его долгам, т.е. являются полными товарищами (и составляют полное товарищество внутри коммандитного), в то время как другие лишь вносят вклады в имущество товарищества, не участвуя непосредственно в его предпринимательской деятельности, и несут только риск их утраты (вкладчики, коммандитисты) (п. 1 ст. 82 ГК).

Коммандитное товарищество дает возможность объединения имущества для предпринимательской деятельности как предпринимателям (полным товарищам), так и непредпринимателям (вкладчикам), известным образом соединяя в себе свойства объединения лиц (предпринимателей) и объединения капиталов. Иначе говоря, коммандита представляет собой такое объединение лиц, в котором хотя бы один участник отвечает по общим долгам всем своим имуществом, а другой (или другие) рискует только внесенным вкладом. При этом коммандитисты (вкладчики), не будучи профессиональными предпринимателями и рискуя лишь своим вкладом, не участвуют в ведении дел и в управлении товариществом. Поэтому в вопросах использования имущества товарищества они вынуждены полагаться на полных товарищей, доверять им. Отсюда традиционное российское название коммандиты – товарищество на вере.

Наличие в коммандите полных товарищей и их решающая роль в делах такого товарищества объясняют общее правило закона о распространении на этих товарищей статуса участников полного товарищества, а на коммандиту в целом – правил о полном товариществе (п. 2 и 5 ст. 82 ГК). Из этого вытекает невозможность для полного товарища выступать в таком качестве более чем в одной коммандите либо являться одновременно участником хотя бы одного полного товарищества (п. 3 ст. 82 ГК), ибо полным товарищем можно быть лишь в одном товариществе.

В фирменном наименовании товарищества на вере указывается имя (наименование) всех, нескольких или одного полного товарища с добавлением слов «и компания, товарищество на вере» (или «коммандитное товарищество»). При этом включение в фирменное наименование коммандиты имени (наименования) вкладчика автоматически ведет к превращению его в полного товарища и, следовательно, к его неограниченной солидарной ответственности по долгам товарищества (п. 4 ст. 82 ГК). Ведь указание имени участника в фирменном наименовании товарищества всегда служит важным ориентиром для потенциальных кредиторов.

По тем же причинам, что и в полном товариществе, единственным учредительным документом коммандиты остается учредительный договор, подписываемый всеми полными товарищами, и только ими (п. 1 ст. 83 ГК). Вкладчики не подписывают учредительный договор и не участвуют в формировании его условий, а их отношения с товариществом оформляются договорами о внесении ими вкладов. Управление делами здесь также осуществляется исключительно полными товарищами, а его организация полностью совпадает с управлением делами в полном товариществе. Вкладчики не только не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, но и лишены возможности оспаривать соответствующие действия полных товарищей (п. 2 ст. 84 ГК).

В образовании складочного капитала товарищества на вере должны принимать участие как полные товарищи, так и вкладчики (а в учредительном договоре должно содержаться условие о совокупном размере вкладов коммандитистов). Однако соотношение вкладов коммандитистов и полных товарищей закон отдает целиком на усмотрение самих участников. Это означает, что полные товарищи сами определяют в учредительном договоре, какой дополнительный капитал потребуется товариществу от вкладчиков и каково будет количество последних.

Вкладчики коммандиты вправе получить часть прибыли товарищества, приходящейся на их долю (вклад), причем обычно преимущественно перед полными товарищами. Они могут также передать свою долю или ее часть как другому вкладчику, так и не участвующему в товариществе третьему лицу (п. 2 ст. 85 ГК), причем без согласия товарищества или полных товарищей, ибо никаких лично-доверительных отношений с участием вкладчиков не возникает. При продаже вкладчиком своей доли (ее части) третьему лицу остальные вкладчики товарищества пользуются преимущественным правом ее покупки. Вкладчик вправе по своему желанию выйти из товарищества, получив при этом свой вклад (но не долю во всем имуществе товарищества, пропорциональную вкладу). Учредительным договором конкретной коммандиты могут устанавливаться и иные права вкладчиков.

К числу их обязанностей относится прежде всего обязанность по внесению вкладов в складочный капитал, исполнение которой удостоверяется особым «свидетельством об участии», которое и удостоверяет статус вкладчика. Они обязаны также не разглашать ставшую им известной (в частности, после ознакомления с документами товарищества) конфиденциальную информацию о его деятельности (п. 2 ст. 67, п. 2 ст. 85 ГК). Закон не предусматривает возможности исключения вкладчиков из товарищества.

Товарищество на вере ликвидируется по тем же основаниям, что и полное товарищество, а также при выбытии из него всех вкладчиков.

В последнем случае оставшиеся полные товарищи вместо ликвидации могут преобразовать его в полное товарищество (п. 1 ст. 86 ГК).

Общество с ограниченной ответственностью

Обществом с ограниченной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли уставным капиталом, участники которого не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей (п. 1 ст. 87 ГК; п. 1 ст. 2 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее – Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Традиционное наименование этой коммерческой организации «общество с ограниченной ответственностью» неточно. Так как вклады участников становятся собственностью самого общества как юридического лица, его участники несут не «ответственность» по его долгам, «ограниченную размерами их вкладов», а только риск убытков (утраты внесенных ими вкладов). Поскольку речь идет о хозяйственном обществе, участники которого не обязаны лично участвовать в его деятельности, общество с ограниченной ответственностью должно иметь особые исполнительные (волеизъявляющие) органы. Их состав и компетенция определяются уставом общества, утверждаемым учредителями и являющимся его единственным учредительным документом. Воля же учредителей на создание общества и условия участия в нем выражаются в решении учредителей и в договоре об учреждении общества (п. 1 ст. 89 ГК, ст. 11, 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В обществе с ограниченной ответственностью обязательна двухзвенная структура управления (ст. 91 ГК; ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью): общее собрание и исполнительный орган, но возможна и трехзвенная система управления (общее собрание – наблюдательный совет – исполнительный орган), если она специально предусмотрена уставом конкретного общества. Высшим (волеобразующим) органом общества является общее собрание его участников, к компетенции которого отнесены наиболее важные вопросы жизни общества, которые не могут быть им переданы на решение других его органов (за исключением прямо предусмотренных законом случаев):

Такой подход призван защитить интересы участников общества (отнюдь не всегда являющихся профессиональными предпринимателями) от возможных злоупотреблений со стороны его исполнительных органов. Этими же соображениями обусловлены и предусмотренные законом и уставами конкретных обществ правила о созыве и проведении очередных и внеочередных собраний общества.

Вопросы, не входящие в компетенцию общего собрания, предполагаются отнесенными к компетенции исполнительного органа общества (если иное прямо не предусмотрено в его уставе), поскольку последний в силу своей природы должен иметь достаточно широкие возможности для самостоятельных действий. Исполнительный (волеизъявляющий) орган общества осуществляет текущее управление его деятельностью и подотчетен общему собранию. Он может быть как коллегиальным (правление, дирекция и т.п.), так и единоличным (президент, генеральный директор и т.д.). При этом коллегиальный исполнительный орган образуется в обществе, только если это предусмотрено его уставом, а единоличный – во всех случаях.

Уставом конкретного общества может быть предусмотрено создание в нем наблюдательного совета (совета директоров) как постоянно действующего органа его участников, контролирующего исполнительные органы общества, к компетенции которого в этом случае может быть отнесено образование исполнительных органов общества, решение вопросов о совершении крупных сделок от имени общества и подготовка и проведение общего собрания, а также иные вопросы (п. 21 ст. 32 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). В обществах создаются также ревизионные комиссии (или исполняющие их функции ревизоры), не являющиеся органами общества.

Участниками общества с ограниченной ответственностью могут быть любые субъекты гражданского права, за исключением государственных и муниципальных органов (абз. 3 п. 4 ст. 66 ГК). Количество участников общества ограничено 50, с тем чтобы эта конструкция не заменяла собой акционерные общества (для которых, напротив, повсеместно устанавливается минимально необходимое число участников). Общество может быть создано и одним лицом (например, индивидуальным предпринимателем или публично-правовым образованием). В этом случае в структуре управления отсутствует общее собрание (решения которого заменяются письменными указаниями единственного участника).

Участники общества имеют права, признаваемые законом за всеми участниками товариществ и обществ (п. 1 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом объем прав, принадлежащих конкретному участнику общества (количество голосов на общем собрании, размер дивиденда и ликвидационной квоты), определяется размером его доли в уставном капитале.

Участник общества вправе также произвести отчуждение (уступку) своей доли или ее части как другим участникам общества, так и иным (третьим) лицам. Если, однако, участники общества не заинтересованы в изменениях его состава, они могут предусмотреть в уставе своего общества обязательность получения предварительного согласия на уступку своей доли (ее части) одним из участников общества другому всех других участников и(или) общества в целом, а также вообще запретить уступку доли (ее части) третьим лицам. При отчуждении участником общества своей доли (ее части) третьим лицам другие участники во всяком случае пользуются преимущественным правом ее приобретения; уставом конкретного общества такое право может быть также закреплено и за обществом в целом (п. 4 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Кроме того, уставом конкретного общества может быть установлена необходимость получения согласия его участников на переход доли одного из них к его наследникам или другим правопреемникам (но и при отсутствии такого согласия последним, разумеется, компенсируется стоимость доли) (п. 8 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Отсутствие свободы отчуждения долей в обществе с ограниченной ответственностью свидетельствует о сохранении в нем элементов, свойственных объединениям лиц.

Участник общества с ограниченной ответственностью вправе выйти из него путем отчуждения своей доли обществу независимо от согласия других участников или общества в целом, если, однако, такое право прямо предусмотрено уставом данного общества (ст. 94 ГК, п. 1 ст. 26 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом он вправе получить действительную стоимость своей доли, т.е. соответствующую ей часть стоимости имущества общества (в виде денежной суммы или имущества в натуре) за вычетом падающих на нее долгов. Но и при отсутствии такого права в уставе участник общества может добиться аналогичных последствий, предложив продать или передать свою долю другим участникам или третьим лицам, ибо при отказе других участников и(или) общества в целом от реализации преимущественного права покупки такой доли или от дачи согласия на ее отчуждение третьим лицам общество будет обязано выплатить своему участнику действительную стоимость его доли или выдать соответствующее имущество в натуре (п. 3 ст. 93 ГК). Поэтому выход участника или попытка отчуждения им своей доли могут неблагоприятно отразиться на делах общества.

Кроме того, участники общества с ограниченной ответственностью могут приобретать дополнительные права, предусмотренные уставом общества или предоставленные им по единогласному решению общего собрания (например, право голоса, превышающее пропорциональный размер доли в уставном капитале, или право назначать одного из директоров общества) (п. 2 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При выходе участника из общества (в том числе при отчуждении им всей своей доли) предоставленные ему дополнительные права прекращаются.

Учредители (участники) общества теперь вправе также заключить между собой договор, по которому они обязуются определенным образом осуществлять свои права, либо воздерживаться от их осуществления, в частности определенным образом голосовать на общем собрании, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом, а также продавать свою долю или ее часть на заранее согласованных условиях, либо воздерживаться от ее отчуждения и т.п. (п. 3 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Такой договор, ранее неизвестный отечественному законодателю, относится к числу известных зарубежному праву корпоративных соглашений (сделок), а его появление свидетельствует об успешном развитии российского корпоративного права.

Участники общества несут обязанности, предусмотренные законом для любых участников товариществ и обществ (п. 2 ст. 67 ГК; п. 1 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Уставом общества либо решением его общего собрания, принятого большинством не менее чем в две трети голосов участников (или единогласно), могут предусматриваться или возлагаться дополнительные обязанности для всех или конкретных участников, например, по внесению дополнительных вкладов в имущество общества (п. 2 ст. 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Такие обязанности прекращаются при отчуждении участником принадлежащей ему доли (влекущей прекращение участия в обществе) либо по решению общего собрания.

Участник общества, грубо нарушающий свои обязанности или затрудняющий своими действиями деятельность общества, может быть исключен из него, но только в судебном порядке. Такая возможность также свидетельствует о сохранении этим обществом черт, присущих объединениям лиц, а не капиталов, и в известном смысле позволяет говорить о его «смешанной» природе.

Общество с дополнительной ответственностью

Обществом с дополнительной ответственностью признается хозяйственное общество с разделенным на доли участников уставным капиталом, участники которого солидарно несут ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов (п. 1 ст. 95 ГК).

Такая ответственность наступает лишь при недостаточности имущества самого общества для покрытия возникших у него долгов, т.е. в субсидиарном порядке. Однако она касается не всего имущества участников (как в полном товариществе), а лишь его заранее определенной части, предусмотренной учредительными документами общества (например, в трехили пятикратном размере стоимости вклада в уставный капитал). В случае банкротства одного из участников его дополнительная ответственность распределяется между остальными участниками, как бы «прирастая» к их долям (пропорционально или в ином порядке, например поровну). Поэтому общая сумма дополнительных гарантий кредиторам общества остается неизменной.

В остальном статус этого хозяйственного общества аналогичен статусу общества с ограниченной ответственностью, что влечет применение к нему и соответствующих правовых норм (п. 3 ст. 95 ГК). Таким образом, общество с дополнительной ответственностью занимает промежуточное положение между товариществами (с неограниченной ответственностью их участников) и обществами (исключающими ответственность участников). Вместе с тем эта организационно-правовая форма не получила значительного практического распространения и в будущем скорее всего постепенно исчезнет.

Акционерное общество

Акционерным признается такое хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на определенное количество одинаковых долей, выраженных ценными бумагами – акциями, а его участники (владельцы акций – акционеры) не отвечают по долгам общества и несут лишь риск убытков в пределах стоимости принадлежащих им акций (п. 1 ст. 96 ГК, п. 1 ст. 2 Закона об акционерных обществах).

Акционерное общество представляет собой способ создания, централизации крупного капитала, первоначально распыленного среди множества мелких владельцев. Доли участия в собранном капитале оформляются затем ценными бумагами – акциями, по общему правилу свободно обращающимися, в том числе на фондовых биржах. Это делает возможным быстрый перелив капитала из одной сферы предпринимательства в другую в соответствии с постоянно меняющейся рыночной конъюнктурой (ибо продажа акций одного общества и приобретение акций другого экономически и означает смену капиталом сферы своего приложения). Эти два преимущества обеспечили распространение акционерных обществ.

Вместе с тем акционерная форма организации предпринимательства таит в себе и значительные опасности для акционеров, особенно мелких. Будучи рассчитанной на весьма широкий круг участников, она затрудняет их реальный контроль за деятельностью исполнительных органов общества, предоставляя последним широчайшие, иногда, по сути, бесконтрольные возможности распоряжения громадным чужим капиталом. Ведь рядовые акционеры обычно заинтересованы только в получении дивидендов и нередко даже не стремятся участвовать в управлении обществом, в том числе в работе его общих собраний, не будучи знакомы с предпринимательской деятельностью. Привлечение же их средств к формированию капитала общества часто достигается с помощью разного рода рекламы, обещаний исключительно высоких дивидендов и т.п.1 Поэтому одной из важнейших задач акционерного законодательства наряду с защитой интересов возможных кредиторов общества становится защита интересов мелких акционеров.

Юридическая конструкция акционерного общества на первый взгляд весьма сходна с конструкцией общества с ограниченной ответственностью. Ведь основными признаками акционерного общества также являются разделение уставного капитала на доли и отсутствие ответственности участников по долгам общества. В действительности, однако, между ними имеются принципиальные, существенные различия.

Прежде всего уставный капитал акционерного общества оформляется акциями. Акции разрешено выпускать лишь акционерному обществу (п. 7 ст. 66 ГК). Осуществление прав акционера и их передача (уступка) другим лицам возможны только путем предъявления или передачи акций как ценных бумаг. Следовательно, и выход из общества может быть осуществлен только путем отчуждения акций другому лицу. Поэтому при выходе из общества акционер не может требовать от него никаких выплат или выдач, причитающихся на его долю, – он получает лишь компенсацию за отчуждаемые акции от своего контрагента-приобретателя. Таким образом, акционерное общество гарантировано от уменьшения своего имущества вследствие выхода из него участников.

Это составляет важнейшее преимущество акционерной формы по сравнению с формой общества с ограниченной ответственностью.

Устав общества является его единственным учредительным документом (п. 3 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 11 Закона об акционерных обществах).

Заключаемый учредителями договор, определяющий порядок осуществления ими деятельности по созданию общества (п. 1 ст. 98 ГК; п. 5 ст. 9 Закона об акционерных обществах), как и договор об учреждении общества с ограниченной ответственностью, по своей юридической природе является не учредительным, а договором о совместной деятельности (п. 1 ст. 1041 ГК). В момент государственной регистрации акционерного общества как юридического лица этот договор прекращается и потому не может определять статус созданного с его помощью общества.

В уставе акционерного общества наряду с общими сведениями, которые необходимо указывать в учредительных документах всякого юридического лица, должны содержаться условия о категориях выпускаемых обществом акций, их количестве и номинальной стоимости (п. 3 ст. 98 ГК; п. 3 ст. 11 Закона об акционерных обществах).

При учреждении акционерного общества все его акции первоначально должны быть распределены среди его учредителей (п. 3 ст. 99 ГК) и, следовательно, оплачены ими по номиналу. Лишь после этого возможно проведение открытой подписки на акции (в открытых обществах). Это сделано для того, чтобы учредители приняли непосредственное участие в формировании уставного капитала общества и не могли бы сформировать его исключительно за счет вкладов иных лиц. Закон об акционерных обществах в п. 1 ст. 27 допускает возможность установления уставом конкретного общества не только количества и номинала акций, приобретенных (и оплаченных) акционерами (размещенных акций), но и некоторого количества акций, предполагаемых к дополнительному размещению (и оплате) в будущем (объявленных акций). Это позволяет обществу при необходимости привлекать дополнительных инвесторов.

Наличие в обычном, открытом акционерном обществе гораздо большего количества участников, чем в закрытом акционерном обществе или в обществе с ограниченной ответственностью, ведет к усложнению структуры управления им. Наряду с общим собранием акционеров, являющимся высшим (волеобразующим) органом общества, и исполнительным (волеизъявляющим) органом (или органами), в акционерных обществах с числом участников более 50 обязательно создается наблюдательный совет (отождествляемый российским законодательством с советом директоров) как постоянно действующий (волеобразующий) орган акционеров, контролирующий управляющих (директоров) общества.

Таким образом, в открытых акционерных обществах с большим количеством участников появляется трехзвенная структура управления.

Идея трехзвенной структуры управления воплощена в немецкой модели акционерного общества. В отличие от нее англо-американская модель предусматривает двухзвенную структуру управления – общее собрание и совет директоров или правление (при отсутствии наблюдательного совета). Российский Закон об акционерных обществах, пытаясь подражать американской модели, одновременно оставаясь в рамках классических конструкций, закрепил весьма странный «смешанный» вариант, при котором наблюдательный совет не только отождествлен с советом директоров, но и в определенной мере состоит из членов коллегиального исполнительного органа (что, к сожалению, имеет место и в обществах с ограниченной ответственностью), что делает его существование в значительной мере неоправданным.

Общее собрание акционеров имеет исключительную компетенцию, определенную непосредственно законом (п. 1 ст. 103 ГК, п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах) и включающую наиболее принципиальные вопросы жизни общества, которые не могут быть переданы общим собранием на решение как исполнительного органа, так и наблюдательного совета общества. Вместе с тем общее собрание не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, прямо не отнесенным законом к его компетенции, поскольку при ином подходе может быть затруднено управление текущей деятельностью общества к невыгоде самих акционеров. Установленные законодательством правила о порядке созыва и проведения общего собрания, в том числе о способах голосования участников, также служат прежде всего защите интересов мелких (рядовых) акционеров.

Наблюдательный совет («совет директоров») общества тоже имеет исключительную компетенцию, определяемую не только законом, но и уставом конкретного общества (п. 2 ст. 103 ГК, ст. 65 Закона об акционерных обществах). В нее обычно входят:

Исполнительный (волеизъявляющий) орган акционерного общества может быть либо единоличным (директор, генеральный директор), либо коллегиальным (правление, дирекция). Однако единоличный орган должен быть у общества во всяком случае, а коллегиальный – в случаях, предусмотренных уставом конкретного общества. По решению общего собрания полномочия исполнительного органа могут быть переданы наемному управляющему (индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации – «управляющей компании»), с которым заключается соответствующий гражданско-правовой договор (абз. 3 п. 3 ст. 103 ГК; абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об акционерных обществах). Исполнительный орган (органы) осуществляет руководство текущей деятельностью общества и решает все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции волеобразующих органов общества.

В российском праве акционерные общества разделяются на открытые и закрытые (ст. 97 ГК; ст. 7 Закона об акционерных обществах). При этом как открытые, так и закрытые акционерные общества являются разновидностями одной организационно-правовой формы и не должны рассматриваться как разные виды коммерческих организаций.

Открытые акционерные общества вправе продавать свои акции, т.е. формировать уставный капитал, не только по закрытой подписке (среди заранее определенного круга лиц), но и путем открытой (публичной) подписки, т.е. свободной продажи акций всем желающим, в том числе на фондовых биржах. Акционеры открытых обществ вправе и сами свободно отчуждать принадлежащие им акции как другим акционерам, так и третьим лицам. Все это делает состав участников такого общества не только большим, но и весьма изменчивым и ведет к необходимости публичного ведения его дел – обязательной ежегодной открытой публикации для всеобщего сведения годового отчета, бухгалтерского баланса и счета прибылей и убытков (подтвержденных независимым аудитом). Количественный состав участников таких обществ не ограничивается (крупные общества могут иметь десятки и даже сотни тысяч акционеров).

В отличие от них закрытые акционерные общества могут распределять свои акции только между учредителями или иным заранее определенным кругом лиц. Следовательно, число участников таких обществ изначально ограничено (не более чем 50 участниками), а размер уставного капитала поэтому, как правило, гораздо меньше, чем в открытых обществах. Кроме того, акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества, которое призвано содействовать сохранению их «закрытости». Для них не установлено и обязанности публичного ведения дел. Все это сближает закрытые общества с обществами с ограниченной ответственностью (выполняющими в принципе одинаковые экономические задачи). Конструкция закрытого акционерного общества была некритически заимствована современным российским законодателем из англо-американского права, где close corporation выполняет функции общества с ограниченной ответственностью.

Следует также иметь в виду, что в современном отечественном правопорядке действует значительное количество акционерных обществ, созданных в результате приватизации государственных и муниципальных предприятий. Здесь акционерная форма использовалась для целей, прямо противоположных тем, для которых она создавалась, – для «раздачи» (распределения), а не для собирания (концентрации) капитала. Таким образом, появились особые акционерные общества, статус которых определяется не только общим акционерным законодательством, но и специальным законодательством о приватизации (абз. 2 п. 3 ст. 96 ГК). Особенности их статуса касаются прежде всего порядка их создания, формирования их органов и прав публично-правового образования как акционера.

Кроме того, довольно странной «разновидностью» акционерных обществ формально считаются акционерные общества работников («народные предприятия»). Их появлением отечественное право обязано исключительно демагогическому стремлению законодателя защитить интересы наемных работников, ставших мелкими акционерами превращенных в акционерные общества государственных предприятий.

Но вместо прямого допуска трудящихся к участию в управлении акционерным обществом (опыт которого давно отработан в развитых правопорядках) либо использования кооперативных и других адекватных ситуации форм организации производства было решено искусственно создать новую организационно-правовую форму «народных предприятий». Однако невозможность изменения п. 2 ст. 50 ГК, исключающего создание новых видов коммерческих организаций, привела к необходимости ее «подгонки» под одну из известных форм. В качестве таковой была избрана сама по себе не очень удачная конструкция закрытого акционерного общества, нормы о которой в субсидиарном порядке применяются к «акционерным обществам работников» (п. 2 ст. 1 Федерального закона от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», далее – Закон о народных предприятиях). В действительности же речь идет не о разновидности акционерных обществ, а о некоей смешанной форме юридического лица, включающей в себя в самом причудливом виде элементы хозяйственного общества и производственного кооператива. Как и следовало ожидать, данная организационно-правовая форма оказалась нежизнеспособной и не получила сколько-нибудь серьезного распространения.

Участниками акционерного общества могут быть любые лица (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 66 ГК). Акционерное общество может быть учреждено и одним лицом (п. 6 ст. 98 ГК; п. 1 ст. 9, п. 2 ст. 10

Закона об акционерных обществах), становясь тем самым «компанией одного лица». Оно лишь не может иметь в качестве единственного учредителя или участника другую «компанию одного лица» (за исключением, предусмотренным абз. 2 п. 6 ст. 98 ГК).

В обществе должен вестись реестр акционеров (ст. 44 Закона об акционерных обществах). Поскольку современные акционерные общества не выпускают свои акции в виде отдельных документов, а используют «безбумажную» («бездокументарную») форму их эмиссии, единственным способом подтверждения прав акционера становится получение выписки из этого реестра. В нем же в связи с этим должны также фиксироваться и все сделки акционеров по отчуждению (приобретению) акций общества.

Участники акционерного общества обладают всеми правами участников обществ и товариществ, предусмотренных п. 1 ст. 67 ГК.

Лишь владельцы привилегированных акций общества (по которым общество гарантирует получение заранее определенного дивиденда) по общему правилу не имеют права голоса на общем собрании (за исключением случаев, предусмотренных п. 3–5 ст. 32 Закона об акционерных обществах). При этом все акции одной категории или типа (обыкновенные, привилегированные и т.п.) должны иметь одинаковую номинальную стоимость и в силу этого предоставлять своим владельцам одинаковый объем прав. Вместе с тем наличие у одного акционера нескольких акций или их определенного количества (например, контрольного пакета, составляющего большинство обыкновенных (голосующих) акций данного общества) позволяет аккумулировать соответствующий объем прав (право голоса, право на дивиденд и т.д.) и повышает роль данного акционера в управлении делами общества.

Акционеры несут обязанность лишь по оплате приобретенных ими акций общества. В связи с этим акционер, полностью оплативший приобретенные акции (либо получивший их в порядке правопреемства), ни при каких условиях не может быть исключен из акционерного общества.

Законодательство теперь допускает «акционерные соглашения» (ст. 32.1 Закона об акционерных обществах в редакции Федерального закона от 3 июня 2009 г. № 115-ФЗ), предметом которых может стать согласованное осуществление ими своих корпоративных прав, например голосование на общем собрании по каким-либо вопросам.

Вместе с тем практическое использование таких корпоративных соглашений, известных развитым правопорядкам, не должно менять предусмотренную императивными нормами закона структуру акционерного общества, порядок принятия им решений и другие правила, установленные законом в расчете на третьих лиц, не являющихся участниками этих соглашений.

Следует отметить, что статус многих современных крупных (открытых) акционерных обществ фактически во многом отличается от охарактеризованных выше классических конструкций. Теперь они представляют собой не способ концентрации множества мелких капиталов, а форму осуществления крупных инвестиций; соответственно этому их акционеры, особенно миноритарии, фактически лишаются корпоративных прав участия в управлении и получения дивидендов. Этому способствует и изменение юридической природы акций, которые теперь выпускаются в виде «бездокументарных ценных бумаг» (подробнее об этом см. § 3 гл. 7 настоящего тома учебника), учитываемых в особых реестрах, в результате чего мелкие акционеры имеют дело не столько с акционерными обществами, сколько с банками, обычно распространяющими их акции, и с компаниями-реестродержателями, ведущими учет акционеров и их прав. Однако эти особенности статуса современных АО пока не нашли отражения в действующем законодательстве.

Дочерние и зависимые общества

В развитом рыночном хозяйстве большое распространение получают своеобразные объединения компаний, в которых одна («материнская») компания так или иначе контролирует деятельность связанных с ней других (дочерних) компаний или даже специально создает их.

В немецком праве такие объединения получили название концернов, а в англо-американском – холдингов (от англ. holder – держатель, ибо такие «держательские» компании являются владельцами крупных пакетов акций или долей в уставном капитале многочисленных дочерних корпораций). Находящиеся в их составе компании в ряде случаев, по сути, не имеют или не выражают собственной воли, хотя являются формально независимыми и самостоятельными участниками имущественного оборота. При этом «материнские» компании формально остаются в стороне от возможных отрицательных результатов своего руководства, например от последствий навязанных контролируемому обществу сделок. В проигрыше оказываются не только контрагенты дочернего общества, но и его участники, не контролирующие его деятельность (в частности, оставшиеся в меньшинстве акционеры).

И здесь, таким образом, возникают традиционные для корпоративного права задачи – защита интересов кредиторов и миноритарных акционеров (других участников контролируемых обществ). Решение данной проблемы состоит в признании возможности возложения имущественной ответственности по сделкам дочерних компаний не только на совершившее их юридическое лицо, но и на его участников, реально определявших его действия (т.е. на «материнскую» компанию). Поскольку при этом закон пренебрегает оболочкой юридического лица, призванной не допустить кредиторов к имуществу его участников (учредителей), данная возможность получила наименование «снятия корпоративных покровов».

Эта проблема не встает применительно к деятельности товариществ.

Полные товарищи всегда несут неограниченную личную ответственность по их долгам (что снимает вопрос о защите интересов кредиторов) и находятся друг с другом в лично-доверительных отношениях (что снимает вопрос о защите их личных интересов). Поэтому в роли контролируемых (дочерних) компаний могут выступать только хозяйственные общества, в роли же контролирующих, основных («материнских») компаний – как общества, так и товарищества.

Дочерним признается хозяйственное общество, действия которого определяются другим (основным) хозяйственным обществом или товариществом либо в силу преобладающего участия последнего в уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом (п. 1 ст. 105 ГК; п. 2 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 2 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В силу этого взаимоотношения двух компаний могут быть признаны взаимоотношениями «материнской» и дочерней компаний при наличии хотя бы одного из трех условий:

Из этого следует, что дочернее общество не является какой-либо особой организационно-правовой формой или разновидностью хозяйственных обществ. Всякое хозяйственное общество может быть признано дочерним при доказанности хотя бы одной из названных выше ситуаций, в том числе только в отношении конкретной сделки, т.е. даже в единственном правоотношении.

Последствия признания общества дочерним (и «материнским») двоякие (п. 2 ст. 105 ГК). Во-первых, общество, которое вправе давать дочернему обществу обязательные указания, отвечает солидарно со своим дочерним обществом по сделкам, заключенным во исполнение таких указаний (что дает возможность кредиторам обратить взыскание сразу на имущество «материнской» компании). Однако такая ситуация возможна лишь для компании, имеющей формальное право на дачу указаний другой компании в силу «договора о подчинении» или прямой записи об этом в уставе дочернего общества. При этом солидарная ответственность «материнской» компании наступает независимо от ее вины. Во-вторых, при банкротстве дочернего общества возникает субсидиарная ответственность «материнской» компании перед кредиторами дочерней компании. Эта ответственность, однако, предполагает наличие вины основного общества в банкротстве дочерней компании. Дочернее же общество ни при каких условиях не отвечает по долгам «материнской» компании, ибо оно не может оказать влияние на формирование ее воли.

Что касается защиты интересов меньшинства участников дочерней компании, то действующее российское законодательство ограничивается предоставлением им возможности требовать непосредственно от основного общества возмещения убытков, причиненных дочерней компании (поскольку в результате этого у них, в частности, может понизиться размер дивиденда) (п. 3 ст. 105 ГК). Условия такой ответственности те же, что и при банкротстве дочернего общества, т.е. вина основного общества в возникновении убытков. В развитых правопорядках акционерам дочерних обществ предоставляются и другие возможности, например право обмена (конвертации) своих акций на акции «материнской» компании (этого права, разумеется, должны быть лишены сама «материнская» компания и ее акционеры).

Участие обществ в капиталах друг друга может быть и взаимным, и даже равным, что исключает возможность одностороннего влияния.

Такая ситуация сама по себе не ведет к контролю одной компании над другой (если только данное участие не является преобладающим в сравнении с долями других участников общества), а потому и не возникает ответственности преобладающего общества по долгам зависимого.

Вместе с тем об этой зависимости должны быть осведомлены другие участники гражданского оборота. Поэтому ее наличие также приобретает определенное гражданско-правовое значение.

Зависимым признается хозяйственное общество, в уставном капитале которого другое (преобладающее, участвующее) общество имеет более 20% участия (голосующих акций или долей) (п. 1 ст. 106 ГК; п. 4 ст. 6 Закона об акционерных обществах; п. 4 ст. 6 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Зависимыми (и преобладающими) в данном смысле могут быть только хозяйственные общества, но не товарищества. Как и дочерние общества, они также не составляют какой-либо самостоятельной организационно-правовой формы или разновидности хозяйственных обществ.

Закон устанавливает два последствия такой зависимости. Во-первых, преобладающее общество должно публично объявить о своем участии в зависимом обществе для сведения всех иных лиц (что может означать публичную информацию об учредителях хозяйственного общества и о размере их участия в его уставном капитале). Во-вторых, антимонопольное законодательство, а также законодательство о банковской, страховой и инвестиционной деятельности может предусматривать ограничения (пределы) такого участия для того, чтобы не допустить отстранения мелкиx участников обществ от реального участия в управлении их делами. К сожалению, эти положения не получили практического распространения, в связи с чем в будущем предполагается их отмена.

Производственный кооператив (артель)

Производственный кооператив, подобно товариществам и обществам, представляет собой коммерческую организацию, основанную на началах членства, т.е. корпорацию. Однако в отличие от товариществ и обществ кооперативы рассчитаны не только и не столько на объединение имущества участников, сколько на их совместное, личное трудовое участие в деятельности созданной ими организации. Отсюда – распределение полученного дохода между участниками главным образом (или даже исключительно) по труду, а не пропорционально имущественным вкладам, а также наличие у каждого из них лишь одного голоса при решении всех общих вопросов (т.е. полное равенство в управлении общими делами).

Таким образом, производственным кооперативом (артелью) признается добровольное объединение не являющихся предпринимателями граждан для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности, основанной на их личном трудовом (или ином) участии и объединении определенных имущественных (паевых) взносов, при их личной ограниченной субсидиарной ответственности по обязательствам этой коммерческой организации (п. 1 и 2 ст. 107 ГК; ст. 1 Федерального закона от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах», далее – Закон о производственных кооперативах).

Кооперативные принципы организации совместной хозяйственной деятельности в гораздо большей мере соответствуют особенностям сельскохозяйственного и ряда видов мелкого промышленного производства, нежели искусственно навязываемая законодательством о приватизации в качестве универсальной акционерная форма. Вместе с тем действующее законодательство устанавливает особый статус производственных кооперативов в области сельскохозяйственного производства, создавая ряд неоправданных особенностей в их правовом положении и одновременно дублируя некоторые нормы общего закона о производственных кооперативах. Это вынуждает выделять сельхозкооперативы в особый подвид производственных кооперативов.

В свою очередь сельскохозяйственные производственные кооперативы разделяются на сельскохозяйственные и рыболовецкие артели (колхозы) и кооперативные хозяйства (коопхозы) (п. 2–4 ст. 3 Закона о сельхозкооперации). Участниками первых являются граждане, земельные участки или земельные паи (доли) которых поступают в собственность (паевой фонд) кооператива, в котором они обязаны трудиться, а участниками вторых – лишь главы крестьянских (фермерских) хозяйств или граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, при этом сохраняющие земельные участки в своей собственности и осуществляющие личным трудом лишь определенные виды совместной деятельности.

Потребительские общества, предусмотренные Законом РФ от 19 июня 1992 г. № 3086-I «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (далее – Закон о потребительской кооперации), несмотря на свое название, также фактически представляют собой форму производственного кооператива. Основными задачами потребительского общества являются: закупка у граждан и юридических лиц продукции сельского хозяйства и промыслов с последующей их переработкой и реализацией; производство пищевых продуктов и непродовольственных товаров с последующей их реализацией через организации розничной торговли и т.д., т.е. характерная для коммерческой организации предпринимательская деятельность.

Дело в том, что первоначально возникшие и развивавшиеся в качестве потребительских кооперативов потребительские общества в нашей стране были затем огосударствлены: на них возложили функции удовлетворения потребностей сельского (а в 30–50-х годах прошлого века – и городского) населения в товарах и услугах (члены самих потребительских обществ имели при этом лишь некоторые преимущества в снабжении); управление ими было жестко централизовано и включено в единую общегосударственную систему; при потребительских кооперативах и их территориальных объединениях были созданы многочисленные производственные предприятия и т.д. При переходе к рыночной организации экономики централизованной системе потребкооперации удалось во многом сохранить свою прежнюю организацию и задачи.

Поэтому и в нынешней форме она не может считаться добровольным объединением самостоятельных потребительских кооперативов.

Производственный кооператив создается на основании устава, являющегося его единственным учредительным документом. В уставе кооператива помимо общих сведений, необходимых для учредительных документов любого юридического лица, должны быть также указаны условия:

Структура управления производственным кооперативом определяется его корпоративной природой (отношениями членства его участников). Высшим (волеобразующим) органом управления здесь является общее собрание (в сельскохозяйственных производственных кооперативах, имеющих более 300 членов, оно может проводиться в форме собрания уполномоченных). Общее собрание имеет исключительную компетенцию, которая установлена законом и может быть расширена уставом конкретного кооператива. К ней отнесены:

Общее собрание производственного кооператива, в отличие от общего собрания хозяйственного общества, вправе рассматривать и принимать решения по любым вопросам деятельности кооператива (п. 1 ст. 15 Закона о производственных кооперативах), в том числе входящим в компетенцию его исполнительных органов. В этом выражается принцип кооперативной демократии, учитывающей совместный трудовой характер деятельности всех членов кооператива.

В крупных производственных кооперативах (с числом членов более 50) могут создаваться наблюдательные советы как постоянно действующие органы контроля их членов за деятельностью исполнительных органов. В этих случаях наблюдательный совет тоже получает исключительную компетенцию, определенную уставом конкретного кооператива (п. 1 ст. 110 ГК; п. 1 ст. 16 Закона о производственных кооперативах, п. 1 ст. 19 Закона о сельхозкооперативах). В сельхозкооперативах наблюдательный совет выполняет не свойственные ему функции ревизионной комиссии и даже исполнительного органа (в том числе принимает решения о заключении крупных сделок, а в некоторых случаях может даже временно выполнять функции правления и представлять кооператив в суде) (ст. 30 и 38 Закона о сельхозкооперации).

Тем не менее он является волеобразующим, а не волеизъявляющим (исполнительным) органом кооператива. Поэтому избранные в его состав члены кооператива не могут одновременно являться членами его исполнительного органа.

Исполнительными органами производственного кооператива являются правление (коллегиальный орган) и его председатель (единоличный орган), причем председатель кооператива одновременно возглавляет и его правление (п. 2 ст. 17 Закона о производственных кооперативах, п. 1 и 2 ст. 26 Закона о сельхозкооперации). Члены правления и председатель избираются только из числа членов кооператива и не могут быть его наемными работниками (управляющими). Однако в сельхозкооперативах допускается передача «ряда полномочий» его исполнительных органов исполнительному директору (п. 8 ст. 26 Закона о сельхозкооперации). В компетенцию исполнительных органов кооператива входит решение всех вопросов, не отнесенных к исключительной компетенции общего собрания и наблюдательного совета.

В производственном кооперативе может состоять любое число участников. Однако по своей экономико-правовой природе он не может быть «компанией одного лица». Поэтому закон предусматривает обязательный минимум учредителей и участников производственного кооператива – не менее пяти членов (п. 3 ст. 108 ГК; ст. 4 Закона о производственных кооперативах; п. 5 ст. 3 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Необходимость личного трудового участия в делах кооператива по общему правилу исключает для его участника возможность одновременного членства в двух или нескольких производственных кооперативах.

Поскольку в современном имущественном обороте производственные кооперативы, основанные исключительно на личном труде их участников, неизбежно были бы оттеснены более мощными в экономическом отношении объединениями капиталов (хозяйственными обществами), законодательство в ограниченных размерах допускает участие в них не только личным трудом, но и исключительно имущественными вкладами («иное участие»), возможное также и для юридических лиц (применительно к которым невозможно говорить об их «личном трудовом участии» в деятельности кооператива). Такие «финансовые участники» должны способствовать укреплению имущественной базы кооператива (получая взамен доход на вложенный в кооператив капитал), но не могут быть обязаны к личному трудовому участию в его деятельности. В их роли выступают не только предприниматели и иные состоятельные лица, но и, например, пенсионеры и другие нетрудоспособные граждане. Важно лишь, чтобы «финансовые участники» не преобладали среди других членов производственного кооператива, по сути превращая его тем самым в хозяйственное общество. Поэтому их число не может превышать 25% (в сельскохозяйственных производственных кооперативах – 20%) от числа обычных членов кооператива (п. 2 ст. 7 Закона о производственных кооперативах, ст. 14 Закона о сельхозкооперации).

Все члены производственного кооператива имеют равное право на участие в управлении его делами, получая всегда только один голос при принятии решений общим собранием, независимо от размера пая или трудового участия (п. 4 ст. 110 ГК; п. 2 ст. 15 Закона о производственных кооперативах). Они вправе также получать соответствующую их трудовому или иному вкладу часть прибыли кооператива и ликвидационную квоту. Ассоциированные члены сельхозкооператива при его ликвидации имеют преимущественное перед другими его членами право на выплату стоимости паевых взносов и объявленных дивидендов (п. 9 ст. 14 Закона о сельхозкооперации).

Член производственного кооператива вправе передать свой пай или его часть как другим членам, так и третьим лицам; свободно выйти из кооператива, получив свой пай и другие предусмотренные уставом выплаты или выдачи. Поскольку отчуждение пая третьему лицу влечет обязанность его приема в кооператив (и личного трудового участия в деятельности кооператива), закон ограничивает эту возможность требованием обязательного согласия кооператива на прием нового члена и правом других членов кооператива на преимущественную покупку отчуждаемого третьему лицу пая (его части) (абз. 2 п. 3 ст. 111 ГК; п. 4 ст. 9 Закона о производственных кооперативах; п. 5 ст. 16 Закона о сельхозкооперации). Уставом производственного кооператива разрешено устанавливать запрет на отчуждение пая или его части даже другому члену кооператива.

К обязанностям члена производственного кооператива относится внесение как паевого, так и вступительного и иных, в том числе дополнительных, взносов, предусмотренных уставом кооператива или решением его общего собрания. Члены производственного кооператива (кроме «финансовых», или «ассоциированных», участников) обязаны личным трудом участвовать в его деятельности, соблюдая при этом трудовую и производственную дисциплину. Они могут нести и иные обязанности, предусмотренные законом или уставом (например, по неразглашению информации, являющейся коммерческой тайной кооператива). В субсидиарном порядке они также несут ограниченную ответственность по его долгам частью своего личного имущества.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение лежащих на члене производственного кооператива обязанностей он может быть исключен из кооператива по решению общего собрания (п. 2 ст. 111 ГК; п. 2–6 ст. 22 Закона о производственных кооперативах; ст. 17 Закона о сельхозкооперации). Исключенный член кооператива сохраняет право на получение своего пая и других выплат или выдач, предусмотренных уставом для выходящих из кооператива членов.

Унитарное предприятие

Среди всех коммерческих организаций унитарные предприятия выделяются тем, что не являются построенными на началах членства корпорациями и не становятся собственниками закрепленного за ними имущества. Создавший такое предприятие единоличный учредитель (публичный собственник) сохраняет за собой право собственности на переданное предприятию и приобретенное им в ходе своей деятельности имущество, тогда как само предприятие как самостоятельное юридическое лицо в силу закона наделяется лишь определенным ограниченным вещным правом, по сути используя чужое имущество. Иначе говоря, его имущественная обособленность является искусственной, условной, поскольку, в отличие от других участников гражданского оборота, у него нет и не может быть никакого собственного имущества.

Такая юридическая конструкция является прямым порождением предшествующего экономического и общественного строя, в котором государство было вынуждено условно распределять большую часть своего имущества между своими «предприятиями», объявленными им формально самостоятельными юридическими лицами, по долгам которых оно не несет ответственности, оставаясь при этом собственником всего их имущества. Поэтому действующее законодательство сохраняет конструкцию унитарного предприятия лишь для публичных собственников (абз. 3 п. 1 ст. 113 ГК). Преобразование унитарных предприятий в другие формы коммерческих организаций означает их приватизацию, тогда как публичные интересы требуют сохранения государственной собственности в ряде секторов экономики. Поэтому ставшая привычной для отечественного хозяйства организационно-правовая форма унитарных предприятий, видимо, еще сохранится в течение некоторого времени.

Унитарным предприятием признается коммерческая организация, имущество которой остается неделимой собственностью ее учредителя (п. 1 ст. 113 ГК, п. 1 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях).

Термин «унитарное» подчеркивает неделимость имущества такого юридического лица по вкладам (долям, паям), в том числе и между его наемными работниками, которые не участвуют в образовании имущества своего «предприятия» и не несут имущественной ответственности по его долгам, а потому и не имеют на это имущество какихлибо прав. Юридическим лицом признается именно предприятие, а не его «трудовой коллектив», не являющийся субъектом гражданских правоотношений.

Унитарное предприятие несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам всем находящимся у него на ограниченном вещном праве имуществом учредителя. С другой стороны, унитарное предприятие не отвечает этим «своим» имуществом по долгам своего учредителя-собственника (кредиторы которого не могут, следовательно, обратить взыскание на имущество унитарного предприятия) (п. 5 ст. 113 ГК; п. 1 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях). Собственник несет ответственность по долгам унитарного предприятия лишь в субсидиарном порядке и только в случае его банкротства, вызванного выполнением указаний собственника (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

Унитарное предприятие, учреждаемое публичным собственником, является единственной разновидностью коммерческих организаций, обладающей не общей, а целевой (специальной) правоспособностью (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК; п. 1 ст. 3 Закона об унитарных предприятиях).

Поэтому в его уставе помимо общих сведений, указываемых в учредительных документах юридического лица, должны содержаться сведения о целях, предмете и видах его деятельности. Сделки, совершенные унитарным предприятием с нарушением его правоспособности, являются недействительными (ст. 173 ГК).

Подавляющее большинство сделок по распоряжению «своим» имуществом государственные и муниципальные предприятия не вправе совершать без предварительного согласия учредителя-собственника (ст. 6 и 18 Закона об унитарных предприятиях). Более того, любым своим имуществом такое предприятие распоряжается «только в пределах, не лишающих его возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены его уставом». Сделки, совершенные с нарушением данного требования, объявлены ничтожными (п. 3 ст. 18 Закона об унитарных предприятиях, ст. 168 ГК). Следовательно, контрагент унитарного предприятия по сделке теперь должен практически каждый раз удостоверяться, во-первых, в наличии разрешения собственника-учредителя на ее совершение и, во-вторых, в ее соответствии возможностям предприятия продолжать осуществление предусмотренной его уставом деятельности.

Кроме того, собственнику имущества унитарного предприятия предоставлено право оспаривать в суде действительность заключенных его предприятием сделок (в которых сам учредитель не участвовал) и истребовать имущество своего предприятия из чужого незаконного владения иных лиц (п. 3 и 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях). Тем самым, защищая интересы публичного собственника, закон поставил в весьма неприятное положение контрагентов созданных им формально самостоятельных юридических лиц (т.е. всех других участников гражданского оборота), находящихся под постоянной угрозой оспаривания их действий со стороны лица, с которым они не вступали ни в какие правоотношения.

В результате всесторонне защищаются имущественные интересы учредителя унитарного предприятия – публичного собственника, но эта защита далеко не всегда соответствует интересам имущественного оборота, затрудняя совершение сделок с унитарными предприятиями и применение к ним имущественной ответственности.

Унитарное предприятие может быть создано (учреждено) лишь одним публичным собственником – Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием. Создание унитарных предприятий путем соучредительства не допускается (п. 4 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях). В фирменном наименовании унитарного предприятия должно содержаться указание на собственника его имущества (учредителя).

Единственным учредительным документом унитарного предприятия является его устав, утверждаемый уполномоченным на то органом соответствующего публично-правового образования (в этой роли обычно выступают соответствующие отраслевые органы исполнительной власти).

Собственник имущества унитарного предприятия назначает ему руководителя (директора), который является его единственным (единоличным) исполнительным органом, подотчетным собственникуучредителю (п. 4 ст. 113 ГК; п. 1 ст. 21 Закона об унитарных предприятиях). Никаких иных («волеобразующих») органов унитарного предприятия, в том числе «собраний трудового коллектива», закон не предусматривает.

Учредитель наделяет унитарное предприятие уставным фондом, который не может быть менее пяти тысяч минимальных размеров оплаты труда для государственного предприятия и одной тысячи – для муниципального предприятия (п. 3 ст. 114 ГК; п. 3 ст.12 Закона об унитарных предприятиях), и осуществляет контроль за его деятельностью.

В случаях, предусмотренных законом или иными правовыми актами, унитарное предприятие обязано публиковать отчетность о своей деятельности для всеобщего сведения, т.е. вести дела публично (подобно открытому акционерному обществу).

Унитарные предприятия существуют в двух разновидностях: основанные на праве хозяйственного ведения и основанные на праве оперативного управления (казенные) (ст. 114 и 115 ГК; п. 2 ст. 2 Закона об унитарных предприятиях).

Казенные предприятия создаются для производства ограниченно оборотоспособной продукции (например, вооружений) и продукции, предназначенной главным образом для обеспечения федеральных и иных публичных нужд, а также для использования имущества, необходимого для обеспечения безопасности Российской Федерации, реализации ее стратегических интересов и в иных аналогичных целях (п. 4 ст. 8 Закона об унитарных предприятиях). Очевидна их ограниченная потребность участия в имущественном обороте, одновременно сочетающаяся с преобладающим коммерческим характером их деятельности. Этим объясняется наличие у таких предприятий весьма ограниченных прав на имущество собственника-учредителя. Закон разрешает создавать такие предприятия субъектам РФ и даже муниципальным образованиям, что ведет к не всегда обоснованному увеличению их численности.

Различия в правовом статусе названных видов унитарных предприятий заключаются прежде всего в объеме правомочий, получаемых ими в отношении имущества учредителя-собственника, поскольку право оперативного управления казенного предприятия по своему содержанию еще более узкое, чем право хозяйственного ведения унитарного предприятия (ср. ст. 295–297 ГК). В частности, для совершения казенным предприятием любых сделок по распоряжению имеющимся у него имуществом требуется обязательное согласие собственника (уполномоченного им органа), если только речь не идет о готовой продукции такого предприятия (п. 1 ст. 297 ГК; ст. 19 Закона об унитарных предприятиях).

Казенное предприятие осуществляет свою деятельность в соответствии с утверждаемой собственником сметой доходов и расходов (подобно госбюджетному учреждению). Это обстоятельство предопределяет строго целевой (а не формально самостоятельный, как у обычного унитарного предприятия) характер использования любого закрепленного за ним имущества собственника-учредителя. До него доводятся обязательные для исполнения заказы собственника на поставку товаров, производство работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд. Кроме того, у него может быть изъято излишнее, используемое не по назначению или неиспользуемое имущество (п. 2 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях).

Важным для оборота является то обстоятельство, что при недостатке у казенных предприятий «своего» имущества наступает субсидиарная ответственность их учредителей по их долгам (п. 5 ст. 115 ГК; п. 3 ст. 7 Закона об унитарных предприятиях), тогда как для обычных унитарных предприятий такая ситуация исключается (кроме некоторых случаев банкротства). Поэтому казенное предприятие в отличие от обычного унитарного не может быть объявлено банкротом.

Дополнительная ответственность учредителя по долгам казенного предприятия приводит к тому, что для такой коммерческой организации становится излишней категория уставного фонда как минимальной гарантии удовлетворения имущественных интересов кредиторов.

Поэтому в казенном предприятии уставный фонд не формируется (п. 5 ст. 12 Закона об унитарных предприятиях), что отличает его от всех других видов коммерческих организаций.

Юридическая личность некоммерческих организаций

Некоммерческие организации как юридические лица

Некоммерческой организацией является юридическое лицо, которое не преследует извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяет полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 50 ГК; п. 1 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях).

В отличие от коммерческих организаций некоммерческие организации не являются профессиональными участниками имущественных отношений. Поэтому для некоммерческих юридических лиц законодатель устанавливает специальную (целевую) правоспособность (п. 1 ст. 49 ГК) и разрешает использовать имеющееся у них имущество лишь для достижения целей, указанных в их учредительных документах (п. 4 ст. 213 ГК). В связи с этим основной целью деятельности некоммерческой организации не может служить извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК; п. 1 ст. 2 Закона о некоммерческих организациях). Выступление некоммерческих юридических лиц в гражданском обороте обусловлено необходимостью материального обеспечения их основной деятельности, которая не должна являться предпринимательской. Несмотря на то что всем некоммерческим организациям разрешено, хотя и с ограничениями, заниматься предпринимательством, такую деятельность они могут осуществлять лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они были созданы, и соответствует этим целям (п. 3 ст. 50 ГК). Например, образовательное учреждение вправе оказывать платные дополнительные образовательные услуги, не предусмотренные соответствующими образовательными программами и государственными образовательными стандартами. Платная образовательная деятельность негосударственного образовательного учреждения не рассматривается как предпринимательская, если получаемый от нее доход полностью идет на возмещение затрат на обеспечение образовательного процесса (в том числе на заработную плату), его развитие и совершенствование в данном образовательном учреждении (ст. 45–47 Закона РФ от 10 июля 1992 г. № 3266-I «Об образовании», далее – Закон об образовании).

Вместе с тем по общему правилу учредители (участники) некоммерческой организации не вправе распределять между собой прибыль (доход), полученную от ее деятельности (п. 1 ст. 50 ГК). При ликвидации некоммерческой организации оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество направляется в соответствии с ее учредительными документами на цели, в интересах которых она была создана, и(или) на благотворительные цели, если иное не предусмотрено законом. Некоммерческие юридические лица, за исключением учреждений, политических партий и религиозных организаций, могут признаваться несостоятельными (банкротами).

Организационно-правовые формы некоммерческих юридических лиц отличаются гораздо большим разнообразием по сравнению с коммерческими. В рамках одного вида могут существовать несколько разновидностей некоммерческих организаций, статус которых регламентируется не только ГК, но также федеральными законами и другими правовыми актами РФ.

Большинство некоммерческих организаций, подобно коммерческим, являются корпорациями, т.е. построены на началах фиксированного членства. Однако встречаются некоммерческие юридические лица, не являющиеся корпорациями (учреждения, фонды, автономные некоммерческие организации и др.).

Среди некоммерческих организаций обнаруживаются и смешанные формы. Благотворительные либо религиозные организации могут быть названы учреждениями с корпоративным устройством, так как по форме они являются корпорациями, а фактически представляют собой учреждения (ст. 6, 7, 10, 15 Федерального закона от 11 августа 1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», далее – Закон о благотворительной деятельности; ст. 8, 10 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», далее – Закон о свободе совести). Существенным отличием названных организаций от классических корпораций является то обстоятельство, что, даже если благотворительная или религиозная организация основаны на членстве, далеко не каждый из ее членов может участвовать в управлении организацией и ее имуществом. Высшим органом управления благотворительной организации выступает ее коллегиальный орган, формируемый в порядке, предусмотренном уставом этой организации (ст. 10 Закона о благотворительной деятельности).

Гражданским кодексом предусмотрены следующие организационно-правовые формы некоммерческих организаций:

  1. потребительский кооператив;
  2. общественная или религиозная организация (объединение);
  3. объединение юридических лиц (ассоциация или союз);
  4. фонд;
  5. учреждение (бюджетное или автономное).

Иные федеральные законы существенно расширяют этот перечень, допуская возможность создания некоммерческих юридических лиц также в формах:

  1. некоммерческого товарищества, в том числе товарищества собственников жилья; садоводческого, огороднического или дачного товарищества;
  2. некоммерческого партнерства;
  3. автономной некоммерческой организации;
  4. товарной биржи;
  5. торгово-промышленной палаты;
  6. объединения работодателей;
  7. государственной корпорации и других.

Во многих случаях различие организационно-правовых форм некоммерческих организаций не вызывается реальной необходимостью, а становится лишь результатом принятия очередного отдельного закона об их статусе (например, общины малочисленных народов как юридические лица по сути являются потребительскими кооперативами). В развитых европейских правопорядках для отражения особенностей их статуса обычно используется не более 3–4 организационно-правовых форм (объединение или союз, фонд, учреждение).

Поэтому в перспективе число разновидностей некоммерческих организаций, признаваемых юридическими лицами, должно быть значительно уменьшено.

Потребительский кооператив

Потребительским кооперативом признается основанная на началах членства организация, созданная для удовлетворения материальных и иных потребностей участников путем объединения ими имущественных паевых взносов (п. 1 ст. 116 ГК).

Потребительскими являются жилищные, жилищно-строительные, дачные, гаражные, садоводческие, огороднические, кредитные и тому подобные кооперативы. В отличие от производственных кооперативов потребительские кооперативы создаются не для совместной хозяйственной деятельности, основанной на личном труде их участников, а для удовлетворения материальных и иных потребностей своих членов. Поэтому члены потребительского кооператива не обязаны лично участвовать в его делах, но должны вносить вклады в имущество кооператива. С этой точки зрения потребительские кооперативы можно сравнить с объединениями капиталов, тогда как производственные кооперативы ближе к объединениям лиц. Вследствие этого граждане или юридические лица могут одновременно участвовать в нескольких потребительских кооперативах, в том числе однородных по характеру деятельности.

Потребительский кооператив создается по решению его учредителей (членов), которыми могут выступать как граждане, так и юридические лица (коммерческие или некоммерческие), если иное не предусмотрено федеральным законом. Потребительские кооперативы должны учреждаться не менее чем тремя лицами, если иное количество учредителей не определено федеральным законом. Учредительным документом потребительского кооператива является устав, принятый на общем собрании учредителей (членов) кооператива.

Потребительский кооператив обязан иметь паевой (уставный) фонд, являющийся минимальной гарантией удовлетворения требований его кредиторов. Законом и уставом кооператива может быть предусмотрено образование иных имущественных фондов, формируемых за счет взносов его членов. Не исключена возможность осуществления потребительским кооперативом некоторых видов предпринимательской деятельности, например сдача в аренду неиспользуемого имущества.

По решению общего собрания членов кооператива доходы, полученные от такой деятельности, подлежат расходованию на общие нужды. Норма п. 5 ст. 116 ГК допускает распределение этих доходов между членами кооператива, что противоречит природе потребительского кооператива как некоммерческой организации.

По общему правилу высшим (волеобразующим) органом потребительского кооператива является общее собрание его членов. Общее собрание правомочно принять к своему рассмотрению любой вопрос, касающийся деятельности кооператива, и обладает исключительной компетенцией при рассмотрении целого ряда вопросов, определенных уставом кооператива. Общее собрание формирует единоличные и коллегиальные исполнительные (волеизъявляющие) органы кооператива, которые вправе решать все вопросы, не отнесенные к исключительной компетенции общего собрания. В качестве постоянно действующего коллегиального исполнительного органа в потребительском кооперативе обычно создается пpaвлeниe. Единoличным иcпoлнитeльным opгaном является пpeдceдaтeль. Исполнительные органы потребительского кооператива формируются из числа его членов и не могут быть наемными. Деятельность коллегиальных и единоличных исполнительных органов контролируется ревизором либо ревизионной комиссией, которые не являются органами кооператива.

Каждый член потребительского кооператива вправе принимать участие в управлении делами кооператива, в том числе путем голосования на общем собрании. Независимо от размера паевого взноса каждый член кооператива обладает лишь одним голосом. Члены кооператива также имеют право: избирать и быть избранными в состав исполнительных органов; получать в пользование часть кооперативного имущества, пропорциональную размеру своего пая и предназначенную для удовлетворения определенных потребностей – жилищных и т.д.

Член потребительского кооператива вправе в любое время выйти из его состава, получив стоимость своего пая, а в случаях, предусмотренных законом и уставом кооператива, также иные выплаты. Согласно правилам, изложенным в законах и уставах большинства потребительских кооперативов, каждый его член вправе продать, передать по наследству (в порядке правопреемства) или иным образом произвести отчуждение своего пая и тем самым выйти из состава кооператива.

Пай может быть разделен между несколькими лицами, например наследниками умершего члена, лишь в случаях, которые прямо предусмотрены законом и уставом кооператива и не противоречат существу отношений, касающихся пользования кооперативным имуществом.

В частности, нельзя разделить пай, связанный с пользованием однокомнатной квартирой, неделимым земельным участком (п. 2 ст. 6 ЗК).

В таких случаях отчуждение части пая не допускается.

Член потребительского кооператива несет обязанности по уплате вступительного, паевого и иных (целевых, дополнительных) взносов.

Уставом кооператива или решениями общего собрания часто предусматриваются иные обязанности членов потребительского кооператива, например по отработке определенного времени при создании объектов кооперативной собственности. За невыполнение этих обязанностей пайщик может быть исключен из кооператива по решению общего собрания его членов, которое может быть обжаловано в судебном порядке.

По общему правилу потребительский кооператив не получает доходов от своей деятельности. Поэтому одной из важнейших обязанностей членов кооператива является необходимость компенсировать убытки, возникшие в результате деятельности кооператива, за счет дополнительных взносов. В случае отказа от внесения или неполного внесения дополнительного взноса виновный член кооператива может быть привлечен к солидарной с кооперативом ответственности по его долгам своим личным имуществом, хотя и в размере неуплаченных сумм и только при недостатке имущества кооператива (п. 4 ст. 116 ГК). Дополнительные взносы представляют собой форму ограниченной субсидиарной ответственности члена потребительского кооператива по долгам кооператива.

Определенную специфику правового статуса имеют разновидности потребительских кооперативов:

Помимо ст. 116 ГК и названных законов деятельность потребительских кооперативов регламентируется другими нормативными актами. Так, Закон СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-XI «О кооперации в СССР» и типовые уставы некоторых видов потребительских кооперативов действуют в части, не противоречащей нормам ГК РФ, а также принятым позднее федеральным законам РФ.

Некоммерческое товарищество

Специфической разновидностью некоммерческих организаций являются некоммерческие товарищества. Высшим (волеобразующим) органом некоммерческого товарищества является общее собрание его участников (собрание уполномоченных), правомочное решать любой вопрос, отнесенный к компетенции коллегиального исполнительного органа. Ряд вопросов деятельности некоммерческого товарищества составляют исключительную компетенцию общего собрания. Исполнительными (волеизъявляющими) органами товарищества являются правление (коллегиальный орган) и его председатель (единоличный орган). Контроль за финансово-хозяйственной деятельностью исполнительных органов товарищества (председателя, правления) осуществляет ревизионная комиссия (ревизор), избранная из числа членов товарищества. Ревизионная комиссия (ревизор) не является органом товарищества. В отличие от кооператива члены некоммерческого товарищества не отвечают по его обязательствам. Однако они могут быть обязаны к внесению дополнительных взносов, которые фактически становятся формой их ограниченной субсидиарной ответственности по долгам некоммерческого товарищества.

Законодательству известны две основные разновидности этих организаций: товарищества собственников жилья, а также садоводческие, огороднические или дачные товарищества.

Товариществом собственников жилья признается добровольное объединение собственников помещений в многоквартирном доме, созданное ими для совместного управления комплексом недвижимого имущества в таком доме, обеспечения его надлежащей эксплуатации и использования (ст. 291 ГК; п. 1 ст. 135 ЖК).

Товарищество собственников жилья организуется не менее чем двумя домовладельцами, в качестве которых могут выступать не только граждане, но и другие собственники жилых помещенийюридические лица и публично-правовые образования (по решению последних членами товарищества могут стать их унитарные предприятия или учреждения). Учредительным документом товарищества является его устав. Товарищества собственников жилья могут возникать на основе жилищных и жилищно-строительных кооперативов, члены которых полностью выплатили свои паевые взносы.

Товарищество собственников жилья признается собственником принадлежащего ему имущества (которое не следует смешивать с общим имуществом жилого дома), а участники не приобретают на это имущество каких-либо прав, не могут требовать от товарищества никаких выплат или выдач в случае выхода из него, не отвечают по обязательствам товарищества. Хозяйственная (предпринимательская) деятельность товарищества строго ограничена рамками эксплуатации и ремонта общих помещений и оборудования, а полученный от нее доход идет на общие нужды и не распределяется между участниками.

Участники товарищества собственников жилья обладают правом голоса в управлении его делами пропорционально доле принадлежащих им жилых помещений, если иное прямо не предусмотрено уставом товарищества. Членство в товариществе обусловлено правом собственности на соответствующее жилое помещение. Поэтому с утратой данного права по любым основаниям членство в товариществе прекращается. Участник не может быть исключен из товарищества. При нарушении обязанности по уплате взносов в имущество товарищества он должен возместить товариществу причиненные этим убытки.

Товарищество собственников жилья нельзя признать разновидностью потребительского кооператива. В отличие от потребительского кооператива в товариществе собственников жилья нет паевых отношений. Участники товарищества не обладают равным количеством голосов в управлении его общими делами, не вправе претендовать на получение какого-либо его имущества. Они не могут быть исключены из товарищества собственников жилья и не несут никакой ответственности по его долгам.

Садоводческое, огородническое или дачное некоммерческое товарищество – некоммерческая организация, учрежденная гражданами на добровольных началах для содействия ее членам в решении общих социально-хозяйственных задач ведения садоводства, огородничества и дачного хозяйства (п. 1, 2 ст. 4 Закона о садоводческих объединениях). Оно создается не менее чем тремя совершеннолетними гражданами, имеющими земельные участки в границах такого товарищества. Учредительный документ – устав, утвержденный общим собранием учредителей.

В садоводческом, огородническом или дачном некоммерческом товариществе имущество общего пользования, приобретенное или созданное таким товариществом за счет целевых взносов, является общей собственностью его членов. Имущество общего пользования, приобретенное или созданное за счет средств специального фонда, образованного по решению общего собрания садоводческого, огороднического, дачного некоммерческого товарищества, является собственностью товарищества как юридического лица. Специальный фонд составляют вступительные и членские взносы членов такого товарищества, доходы от его хозяйственной деятельности, иные поступления, которые расходуются на цели, соответствующие задачам, предусмотренным уставом товарищества.

Члены садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества, в частности, имеют право при отчуждении садового, огородного, дачного земельного участка одновременно отчуждать приобретателю долю имущества общего пользования в составе садоводческого, огороднического, дачного некоммерческого товарищества в размере целевых взносов и имущественный пай в размере паевого взноса, за исключением той части, которая включена в специальный неделимый фонд товарищества. При ликвидации товарищества его члены могут получать причитающуюся им долю имущества общего пользования. Они вправе добровольно выходить из его состава с одновременным заключением с товариществом договора о порядке пользования и эксплуатации инженерных сетей, дорог и другого имущества общего пользования.

Важнейшими обязанностями членов товарищества являются: использование земельного участка в соответствии с его целевым назначением, в том числе его освоение в течение трех лет, если иной срок не установлен земельным законодательством; соблюдение установленных режимов, ограничений, обременений и сервитутов; выполнение агротехнических, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных требований и пр.

Некоммерческое партнерство

Некоммерческим партнерством признается основанная на членстве некоммерческая организация, учрежденная гражданами и(или) юридическими лицами для содействия своим членам в достижении некоммерческих целей путем осуществления предпринимательской деятельности (п. 1, 2 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

Партнерство вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую его уставным целям, может создавать другие коммерческие и некоммерческие организации. В форме некоммерческого партнерства, в частности, могут быть созданы:

Некоммерческое партнерство создается по решению его учредителей, число которых не ограничивается, но не может быть меньше двух. Учредители утверждают устав партнерства и по желанию могут заключить учредительный договор, который в этом случае становится его вторым учредительным документом (п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях).

Высшим (волеобразующим) органом некоммерческого партнерства является общее собрание его участников, имеющее исключительную компетенцию. Возможно также создание в нем постоянно действующего коллегиального органа типа наблюдательного совета. В партнерстве обязателен единоличный исполнительный (волеизъявляющий) орган, образуемый его высшим органом. В случаях, предусмотренных уставом, возможно создание коллегиального исполнительного органа (правления, директората и т.п.).

Участники партнерства не отвечают по его обязательствам. Они имеют право участвовать в управлении его делами, получать информацию о его деятельности, могут обладать иными правами, предусмотренными его уставом, а главное – вправе свободно выйти из него, получив при этом часть его имущества или его стоимость (в пределах стоимости имущества, первоначально переданного участниками некоммерческого партнерства в его собственность), за исключением членских взносов, если иное не установлено законом или учредительными документами партнерства (п. 3 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях). Часть остатка имущества или его стоимости пропорционально своим взносам они также могут получить при ликвидации партнерства (п. 2 ст. 20 Закона о некоммерческих организациях). По смыслу этих норм партнерам надлежит вносить вклады в имущество партнерства, в соответствии с которыми они получают право на участие в управлении его делами.

Таким образом, основная особенность партнерства состоит в наделении его участников правом получить при выходе из него или при его ликвидации часть имущества партнерства, т.е. иметь прямые имущественные выгоды от участия в некоммерческой организации, что противоречит статусу партнерства как некоммерческой организации.

Участники партнерства несут предусмотренные его учредительными документами обязанности, в том числе по внесению вкладов в его имущество. За нарушение этих обязанностей они могут быть исключены из партнерства по решению остающихся членов. Исключенный участник сохраняет право на получение соответствующей части имущества некоммерческого партнерства (п. 4 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях).

Объединения юридических лиц

Нормами ст. 121 ГК, ст. 11 Закона о некоммерческих организациях и рядом иных федеральных законов предусмотрено объединение юридических лиц в форме ассоциаций или союзов.

Ассоциацией (союзом) признается основанное на началах членства объединение юридических лиц, созданное ими с целью координации деятельности, а также представления и защиты их интересов (п. 1 и 2 ст. 121 ГК; п. 1 и 2 ст. 11 Закона о некоммерческих организациях).

В отличие от неправосубъектных объединений холдингового типа, включающих «материнские» и «дочерние» компании, объединения различных юридических лиц, основанные на корпоративных (членских) началах, во-первых, являются самостоятельными юридическими лицами; во-вторых, преследуют некоммерческие цели, будучи созданными для координации деятельности участников, представления и защиты их общих, в том числе имущественных, интересов. Они возникают исключительно на добровольной основе и не вправе осуществлять какие-либо управленческие функции в отношении своих участников, которые полностью сохраняют свою самостоятельность и права юридического лица (п. 3 ст. 121 ГК; п. 3 ст. 11 Закона о некоммерческих организациях); могут одновременно являться членами нескольких объединений, даже однородных по характеру деятельности. Ассоциации и союзы не вправе самостоятельно осуществлять предпринимательскую деятельность, но могут создавать для этой цели хозяйственные общества или участвовать в них.

Учредительными документами объединения юридических лиц служат учредительный договор и устав (п. 1 ст. 122 ГК; п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). В договоре определяются цели создания объединения и условия членства в нем, в уставе – статус самого объединения. Поскольку данная некоммерческая организация создается на корпоративных началах, ее высшим (волеобразующим) органом является общее собрание участников (их представителей), компетенцию и порядок работы которого в соответствии с законом должен определять устав объединения (п. 1–3 ст. 29 Закона о некоммерческих организациях). Исполнительные (волеизъявляющие) органы ассоциации (союза) образуются высшим органом объединения из числа физических лиц – органов (должностных лиц) или представителей участников.

Имущество ассоциации или союза первоначально составляется из вступительных и членских взносов участников, а также их добровольных пожертвований и становится объектом права собственности самого объединения, предназначенным исключительно для достижения целей, определенных его учредительными документами. Объединение не вправе распределять между участниками доходы от своей деятельности, а должно использовать их только на нужды объединения.

Участники ассоциации (союза) имеют право безвозмездно пользоваться услугами объединения (п. 1 ст. 123 ГК; п. 1 ст. 12 Закона о некоммерческих организациях), могут обладать правом корпоративного пользования его имуществом. Каждый член объединения наравне с другими может участвовать в управлении его делами; вправе беспрепятственно выйти из его состава, поскольку его выход не влечет для ассоциации или союза обязанностей по осуществлению каких-либо выплат или выдач. Участник объединения несет корпоративные обязанности, в том числе по уплате членских или иных взносов, за неисполнение которых он может быть исключен из ассоциации (союза) по решению остальных участников (абз. 2 п. 2 ст. 123 ГК; абз. 2 п. 2 ст. 12 Закона о некоммерческих организациях).

При недостатке имущества объединения для удовлетворения требований его кредиторов участники ассоциации или союза несут субсидиарную ответственность своим имуществом в размере и порядке, предусмотренными учредительными документами объединения (п. 4 ст. 121 ГК; п. 4 ст. 11 Закона о некоммерческих организациях; п. 4 ст. 14 Закона о благотворительной деятельности). Дополнительная ответственность по долгам объединения в размере, пропорциональном взносу участника в ее имущество, сохраняется в течение двух лет с момента его выхода из состава ассоциации (союза). Новые члены принимаются в объединение по единогласному решению его участников. Вступление в ассоциацию (союз) нового члена может быть обусловлено возложением на него субсидиарной ответственности личным имуществом по долгам объединения, возникшим до момента его принятия в объединение (п. 3 ст. 123 ГК; п. 3 ст. 12 Закона о некоммерческих организациях). Все это составляет принципиальную особенность их гражданско-правового статуса.

К этому же виду некоммерческих организаций относятся территориальные и межрегиональные объединения профсоюзов, а также общероссийское объединение (ассоциация) профсоюзов (п. 5 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», далее – Закон о профессиональных союзах) и некоторые другие.

Объединения юридических и(или) физических лиц

К числу объединений юридических лиц, не исключающих членства физических лиц, относятся торгово-промышленные палаты, многие саморегулируемые организации предпринимателей, объединения работодателей, товарные биржи. Несмотря на определенное сходство, гражданско-правовой статус каждого из этих видов объединений имеет свою специфику

Торгово-промышленная палата является добровольным объединением на началах членства коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, созданным с целью содействия развитию предпринимательства, организации взаимодействия предпринимателей, а также представления и защиты их интересов (п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 3 Закона о торгово-промышленных палатах).

Торгово-промышленные палаты образуются по территориальному принципу, причем на одной и той же территории (в регионе) может существовать только одна такая палата. Торгово-промышленная палата (ТПП) создается по инициативе не менее 15 учредителей. В отличие от обычного объединения юридических лиц единственным учредительным документом ТПП служит устав. Членами ТПП являются исключительно российские коммерческие организации и индивидуальные предприниматели, а также их объединения (союзы и ассоциации). Главной особенностью ТПП по сравнению с другими разновидностями объединений юридических лиц является отсутствие дополнительной ответственности участников по долгам палаты. В остальном правовое положение ТПП аналогично статусу обычной ассоциации (союза).

Специфической разновидностью ассоциаций можно признать саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг, функционирующих на основании лицензии на осуществление деятельности в качестве саморегулируемых организаций (ст. 48–50 Закона о рынке ценных бумаг). Создание схожих по статусу саморегулируемых организаций арбитражных управляющих предусмотрено ст. 21, 22 Закона о банкротстве.

Некоторыми особенностями обладают объединения работодателей – юридических и(или) физических лиц. Учредительным документом объединения работодателей является устав, который помимо общеобязательных сведений должен включать условие о порядке наделения представителя и(или) представителей объединения работодателей полномочиями на ведение коллективных переговоров по подготовке, заключению и изменению соглашений, а также на участие в примирительных процедурах при возникновении коллективных трудовых споров (п. 10 ч. 2 ст. 11 Федерального закона от 27 ноября 2002 г. № 156-ФЗ «Об объединениях работодателей», далее – Закон об объединениях работодателей).

Члены объединения работодателей обязаны соблюдать условия заключенных объединением соглашений и выполнять обязательства, предусмотренные этими соглашениями. В отличие от участников ассоциаций и союзов при выходе из состава объединения работодателей его члены могут получить имущество, переданное ими в собственность объединения, в том числе членские и иные взносы, если такое право предусмотрено уставом объединения.

Своеобразием обладает статус товарных бирж, которыми признаются объединения предпринимателей, созданные ими с целью организации и регулирования биржевой торговли (Закон РФ от 20 февраля 1992 г. № 2383-I «О товарных биржах и биржевой торговле», далее – Закон о товарных биржах). С их помощью предприниматели заключают и исполняют прибыльные коммерческие сделки, в то время как сама деятельность биржи дохода не приносит, а потому требует финансирования со стороны ее участников. Биржа не вправе самостоятельно осуществлять торговую, посредническую или иную предпринимательскую деятельность, непосредственно не связанную с организацией биржевой торговли, а также не может создавать хозяйственные общества и товарищества, не ставящие целью организацию и регулирование биржевой торговли, либо участвовать в них. Биржевая деятельность лицензируется.

Учредительным документом биржи является ее устав, в котором должны содержаться сведения: о видах товаров, с которыми осуществляются сделки на данной бирже; о составе и компетенции ее органов и порядке принятия ими решений; о максимальном числе членов биржи; об условиях и порядке приобретения, приостановления и прекращения членства на бирже; о правах и обязанностях членов биржи и их категориях; о размере уставного капитала; об иных фондах биржи.

Будучи разновидностью корпорации, товарная биржа имеет высший орган в лице общего собрания членов биржи. Доля каждого участника (учредителя) биржи в ее уставном капитале (следовательно, количество его голосов на общем собрании) не может превышать 10%.

В соответствии с правилами, действующими на бирже, все члены биржи могут участвовать в биржевой торговле, в принятии решений на общих собраниях членов биржи, а также в работе других органов управления биржей. Члены биржи вправе получать дивиденды, если это предусмотрено учредительными документами биржи, могут обладать иными правами. Среди участников биржи различаются полные и неполные члены. Полные члены имеют право на участие в биржевых торгах во всех секциях или отделах биржи и соответствующее количество голосов на общих собраниях как биржи в целом, так и всех ее секций (отделов). Неполные члены вправе участвовать в биржевых торгах лишь в некоторых секциях (отделах) или секции биржи и имеют определенное количество голосов на общем собрании биржи и на собрании ее соответствующей секции (отдела). Учредителям биржи в течение трех лет с момента ее государственной регистрации разрешено иметь особые (дополнительные) права, предусмотренные уставом и не связанные со сферой биржевой торговли. Члены биржи могут уступить право на участие в биржевой торговле путем передачи своей доли в уставном капитале биржи другому лицу и даже сдать это право в «аренду» (п. 6 и 7 ст. 14 Закона о товарных биржах). Вместе с тем члены биржи обязаны вносить в ее имущество членские и иные целевые взносы, предусмотренные ее уставом. За невыполнение предусмотренных уставом обязанностей член биржи может быть исключен из ее состава по решению общего собрания, которое обжалуется в судебном порядке.

Общественные объединения

Общественные объединения представляют собой корпоративные (основанные на членстве) объединения граждан, созданные с целью совместного удовлетворения различных нематериальных, прежде всего духовных, потребностей.

К числу общественных объединений относятся разного рода творческие союзы, добровольные общества, политические партии, другие аналогичные объединения граждан по интересам и пр. Юридическая личность названных организаций, которая дает им возможность участвовать в гражданском обороте, составляет лишь одну, далеко не главную, сторону их правового статуса. Не случайно действующее законодательство допускает существование общественных объединений, например общественного движения или органа общественной самодеятельности, без государственной регистрации и без прав юридического лица (ч. 4 ст. 3 Федерального закона от 19 мая 1995 г. № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», далее – Закон об общественных объединениях; абз. 9 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»).

Общественные объединения вправе осуществлять предпринимательскую деятельность только для достижения своих уставных целей и соответствующую этим целям (абз. 2 п. 1 ст. 117 ГК; п. 2 ст. 24 Закона о некоммерческих организациях). Вместе с тем они могут выступать учредителями (участниками) коммерческих организаций, на которые указанные ограничения не распространяются. Доходы, полученные общественным объединением, предназначаются лишь для целей, указанных в его уставе, и не могут распределяться между его участниками или работниками (п. 3 ст. 26 Закона о некоммерческих организациях).

Общественные объединения должны ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества либо обеспечивать свободный доступ к таким сведениям (ст. 29 Закона об общественных объединениях), т.е. обязаны к публичному ведению своих имущественных дел.

Общественные объединения создаются по инициативе не менее чем трех граждан, если иное не предусмотрено федеральными законами об отдельных видах общественных объединений. Так, религиозные организации должны иметь в своем составе не менее 10 граждан. В число учредителей (членов) общественных объединений допускаются юридические лица, но лишь созданные в форме общественных объединений (ст. 6, ч. 2 ст. 8 Закона об общественных объединениях).

Учредительным документом общественного объединения является его устав. Помимо данных, подлежащих включению в устав любого юридического лица, устав общественного объединения должен содержать сведения о целях его деятельности; о порядке принятия и выхода членов из его состава; о структуре, порядке избрания и компетенции органов управления; об источниках образования имущества, а также иные сведения, предусмотренные законами об отдельных видах общественных объединений.

Высшим (волеобразующим) органом общественного объединения является съезд (конференция) или общее собрание членов, которые избирают его исполнительные (волеизъявляющие) органы и обладают исключительной компетенцией, определенной законом и уставом объединения. Из числа своих членов общественные объединения в обязательном порядке избирают коллегиальный исполнительный орган (совет, президиум, правление и пр.), руководитель которого является единоличным исполнительным органом данного юридического лица. В компетенцию исполнительных органов общественного объединения входит решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию его высшего органа (п. 2 ст. 30 Закона о некоммерческих организациях).

Все члены общественных объединений имеют равные права, предусмотренные их уставами, обладая одним голосом при решении вопросов его деятельности. Уставом общественного объединения для его членов может быть предусмотрено корпоративное право пользования имуществом объединения. Это означает, что в процессе осуществления деятельности объединения все его члены вправе безвозмездно пользоваться его имуществом в порядке и на условиях, определенных уставом объединения. Члены общественного объединения несут и равные обязанности, в том числе по уплате членских взносов.

В соответствии с уставом объединения за нарушение своих обязанностей его члены могут быть исключены из состава объединения. Выход участника из состава объединения не влечет для него никаких имущественных последствий, а потому осуществляется беспрепятственно. Никакой взаимной имущественной ответственности объединения и отдельных его членов не существует (п. 2 ст. 117 ГК).

Основными разновидностями общественных объединений являются:

1) общественная организация, т.е. основанное на началах членства объединение граждан, созданное ими на базе общности нематериальных интересов для совместного удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей, в том числе для совместного осуществления и защиты некоторых своих прав и интересов (ст. 117 ГК; ст. 6 Закона о некоммерческих организациях; ст. 8 Закона об общественных объединениях);

2) религиозная организация, каковой признается добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном порядке зарегистрированное в качестве юридического лица (п. 1 ст. 8 Закона о свободе совести);

3) благотворительная организация – неправительственная (негосударственная и немуниципальная) некоммерческая организация, созданная для социальной поддержки и защиты граждан, охраны окружающей среды и сохранения культурных ценностей, реализации иных предусмотренных законом целей путем осуществления благотворительной деятельности в интересах общества в целом или отдельных категорий лиц (ст. 6 Закона о благотворительной деятельности);

4) профессиональный союз, т.е. добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, создаваемое в целях представительства и защиты их социально-трудовых прав и интересов (п. 1 ст. 2 Закона о профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности);

5) политическая партия, представляющая собой общественное объединение, созданное в целях участия граждан РФ в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления (ст. 122 Закона об общественных объединениях; Федеральный закон от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях», далее – Закон о политических партиях);

6) общественное движение, которым признается состоящее из участников и не имеющее членства массовое общественное объединение, преследующее социальные, политические и иные общественно полезные цели (ст. 9 Закона об общественных объединениях);

7) орган общественной самодеятельности – не имеющее членства общественное объединение, целью которого является совместное решение различных социальных проблем, возникающих у граждан по месту жительства, работы или учебы, направленное на удовлетворение потребностей неограниченного круга лиц, чьи интересы связаны с достижением уставных целей и реализацией программ органа общественной самодеятельности по месту его создания (ст. 12 Закона об общественных объединениях).

В крупных общественных объединениях юридическими лицами в соответствии с законом и уставами могут признаваться как объединение в целом, так и его отдельные, как правило, территориальные звенья. Например, юридическим лицом может являться как в целом профсоюз, так и его первичные (профсоюзные) организации. Однако в этом качестве не вправе выступать советы, правления и иные руководящие органы таких объединений. Так, согласно закону юридическим лицом является не профсоюзный комитет (профком), а профсоюзная организация в целом.

Следует отметить, что Закон об общественных объединениях рассматривает в качестве разновидностей общественных объединений «общественные фонды» и «общественные учреждения», что не вполне соответствует нормам ГК, признающего фонды и учреждения самостоятельными организационно-правовыми формами юридических лиц.

Фонд

Фондом признается не имеющая членства организация, созданная на основе добровольных имущественных взносов учредителей в социальных, благотворительных, культурных, образовательных и иных общественно полезных (некоммерческих) целях (п. 1 ст. 118 ГК; п. 1 ст. 7 Закона о некоммерческих организациях).

Правовое положение юридических лиц, именуемых в законодательстве «фондами», отличается большим своеобразием. Классическими разновидностями фонда как организационно-правовой формы некоммерческой организации следует признать благотворительный фонд (ст. 7 Закона о благотворительной деятельности) и общественный фонд (ст. 10 Закона об общественных объединениях).

В то же время «фондами» называют некоторые, по сути, коммерческие организации. Так, негосударственные пенсионные фонды, созданные в соответствии с федеральными законами для осуществления деятельности по негосударственному пенсионному обеспечению участников фондов в соответствии с заключенными между ними договорами, а также деятельности в качестве страховщика по обязательному и профессиональному пенсионному страхованию, признаются законом особой организационно-правовой формой некоммерческих организаций социального обеспечения (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 7 мая 1998 г. № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», далее – Закон о негосударственных пенсионных фондах). Напротив, вопреки названию Пенсионный фонд РФ и Федеральный фонд обязательного медицинского страхования являются не фондами, а государственными учреждениями (п. 1 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации; п. 3, 4 Устава Федерального фонда обязательного медицинского страхования).

Как и общественное объединение, фонд преследует в своей деятельности исключительно общественно полезные цели. Поэтому он обязан законом к публичному ведению своих имущественных дел (абз. 2 п. 2 ст. 118 ГК; абз. 2 п. 2 ст. 7 Закона о некоммерческих организациях; п. 5 ст. 19 Закона о благотворительной деятельности). Фонд вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь в формах, разрешенных общественным объединениям. Эта деятельность должна непосредственно служить достижению целей фонда и полностью им соответствовать.

На тех же условиях фондам разрешено создавать хозяйственные общества или участвовать в них. Благотворительные фонды вправе создавать хозяйственные общества в качестве «компаний одного лица», будучи их единственными учредителями и участниками (п. 4 ст. 12 Закона о благотворительной деятельности). Для достижения своих уставных целей фонды могут создавать другие некоммерческие организации.

Фонд создается по решению его учредителей, которыми могут быть физические и юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации), а также публично-правовые образования, если иное не запрещено законом. Например, органы государственной власти (местного самоуправления), а также государственные (муниципальные) унитарные предприятия и учреждения не могут выступать учредителями благотворительного фонда, ибо иное означало бы нецелевое использование публичного имущества (ст. 8 Закона о благотворительной деятельности).

Не исключено создание фонда единственным учредителем.

Учредители фонда не обязаны участвовать в его деятельности. Однако важнейшей обязанностью учредителей является передача имущественного взноса в уставный капитал фонда. Поэтому в роли учредителей фонда не могут выступать лица, которые только организуют его деятельность, но не внесли вклад в имущество фонда. К сожалению, при создании благотворительных фондов такие лица иногда становятся их руководителями, получая возможность фактически бесконтрольно распоряжаться имуществом, полученным от благотворителей.

Единственным учредительным документом фонда служит устав, утвержденный его учредителями. Помимо обычных сведений в уставе фонда должны содержаться данные:

Закон ограничивает возможность внесения изменений в устав фонда его исполнительными органами, что затрудняет изменение статуса фонда вопреки воле его учредителей. Подобные изменения могут быть самостоятельно внесены органами фонда лишь в случаях, когда это прямо разрешено уставом, утвержденным учредителями фонда, а при отсутствии таких указаний – только по решению суда при наличии предусмотренных законом условий (п. 1 ст. 119 ГК).

Ни при каких условиях фонд не может распределять полученное им имущество между своими учредителями или работниками. Учредители вправе и должны контролировать соблюдение целевого характера использования имущества фонда. С этой целью в фонде из числа его учредителей или их представителей, а также иных авторитетных лиц создается попечительский совет (п. 4 ст. 118 ГК; п. 3 ст. 7 Закона о некоммерческих организациях). Будучи волеобразующим органом фонда, попечительский совет осуществляет надзор за всей деятельностью фонда, работой его исполнительных органов и должностных лиц. В фонде также образуются коллегиальный (правление, совет и т.п.) и единоличный (президент, председатель и т.д.) исполнительные (волеизъявляющие) органы, обычно назначаемые или утверждаемые учредителями либо попечительским советом. При наличии заинтересованности руководителя или иного должностного лица фонда в совершении сделки от имени фонда такая сделка подлежит предварительному одобрению попечительского совета под страхом признания ее недействительной (ст. 27 Закона о некоммерческих организациях).

Фонды могут реорганизовываться на основании решения их учредителей и(или) назначенного ими попечительского совета по общим правилам гражданского законодательства. Однако они не могут преобразовываться в другие виды юридических лиц. Закон предусматривает особый порядок ликвидации фондов. С целью предотвращения возможных злоупотреблений в использовании имущества фондов, особенно при их самоликвидации, перечень оснований ликвидации фондов определяется законом, а не уставом конкретного фонда, причем ликвидация допускается только по решению суда, но не в добровольном порядке (п. 2 ст. 119 ГК; п. 2 ст. 18 Закона о некоммерческих организациях). Остаток имущества фонда направляется на цели, предусмотренные его уставом, или на благотворительные цели, а при невозможности его использования для этих целей обращается в доход государства (п. 1 ст. 20 Закона о некоммерческих организациях). Фонд может быть объявлен банкротом.

Автономная некоммерческая организация

Автономная некоммерческая организация создается на основе имущественных взносов учредителей для оказания различных услуг некоммерческого характера: образовательных, культурно-просветительских, спортивно-оздоровительных, медицинских, научно-исследовательских, консультационных и пр. В этой форме могут функционировать частные учреждения образования, здравоохранения, культуры, спорта (ст. 10 Закона о некоммерческих организациях), адвокатские бюро (ст. 23 Закона об адвокатуре).

Автономной некоммерческой организацией признается не имеющая членства организация, созданная на базе имущественных взносов учредителей для оказания различных услуг, в том числе некоммерческого характера, и являющаяся собственником своего имущества (п. 1 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях).

Наряду с фондами и учреждениями автономная некоммерческая организация не имеет членства. Однако в отличие от учреждений данная организация, как и фонд, обладает правом собственности на свое имущество, в том числе переданное ей в качестве вклада учредителями. При этом учредители автономной некоммерческой организации, как и учредители фонда, не приобретают никаких прав на ее имущество и не отвечают пo ее обязательствам. Однако в порядке, определенном учредительными документами, они обязаны осуществлять надзор за тем, чтобы деятельность организации соответствовала ее уставным задачам. Учредители вправе пользоваться услугами, предоставляемыми созданной ими организацией, только на равных условиях с другими лицами (п. 4 ст. 10 Закона о некоммерческих организациях).

Учредителями автономной некоммерческой организации могут быть как физические, так и юридические лица, производящие взносы в ее имущество. Не исключено создание автономной некоммерческой организации единственным учредителем.

Учредительным документом данной организации является устав, а при наличии нескольких учредителей возможно также заключение между ними учредительного договора, который в этом случае выполняет роль второго учредительного документа (п. 1 ст. 14 Закона о некоммерческих организациях). В автономной некоммерческой организации создается высший коллегиальный (волеобразующий) opгaн (п. 1 ст. 29 Закона о некоммерческих организациях), имеющий исключительную компетенцию. В его состав входят как учредители (их представители), так и наемные работники этой организации, которые, впрочем, не могут составлять более одной трети от общего числа членов этого органа. Вопросы, не включенные в компетенцию высшего органа, решаются единоличным исполнительным органом. Уставом организации также может быть предусмотрено образование коллегиального исполнительного органа.

Учреждение

Учреждением признается не имеющая членства организация, созданная и финансируемая собственником в качестве субъекта ограниченного вещного права под его дополнительную ответственность для осуществления управленческих, социально-культурных и иных некоммерческих функций (п. 1 ст. 120 ГК; п. 1 ст. 9 Закона о некоммерческих организациях).

Учреждения создаются по решению собственника. Частное учреждение может быть создано гражданином или юридическим лицом, государственное или муниципальное учреждение – Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации либо муниципальным образованием.

От имени публичных собственников решение о создании учреждения принимается уполномоченным органом государственной власти (местного самоуправления). Государственное или муниципальное учреждение может быть бюджетным либо автономным учреждением (абз. 2 п. 2 ст. 120 ГК; ст. 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – БК); Федеральный закон от 3 ноября 2006 г. № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях», далее – Закон об автономных учреждениях).

Учреждениями являются органы государственной и муниципальной власти и управления, а также государственные (муниципальные) и частные организации образования, просвещения и науки, здравоохранения, культуры и спорта и др. (школы и вузы, научные институты, больницы, музеи, библиотеки и т.п.), особенности правового положения которых во многих случаях устанавливаются специальным законодательством.

Правоспособность учреждений носит узкоспециальный характер, в рамках которого законом и учредительными документами учреждению может быть разрешено осуществление некоторых видов предпринимательской (либо иной приносящей доходы) деятельности. Обычно речь идет о сдаче в аренду имущества учреждения, о предоставлении платных услуг, связанных с основной (уставной) деятельностью учреждения в сфере образования, воспитания, медицины, спорта, организации досуга, проведения научных исследований и пр. Если иное не предусмотрено законом и(или) учредительными документами, учреждение не вправе самостоятельно создавать другие юридические лица, ибо это означало бы распоряжение имуществом собственника без его согласия.

Это единственная разновидность некоммерческих организаций, которой имущество принадлежит не на праве собственности, а на праве оперативного управления (ст. 296, 298 ГК). Учреждения полностью или частично финансируются их учредителями – собственниками, в силу чего обладают весьма ограниченными возможностями распоряжения своим имуществом. Права учреждения на закрепленное за ним имущество собственника носят ограниченный характер и определяются непосредственно законом. Любые доходы учреждения, а также приобретенное за их счет имущество остаются собственностью учредителя и поступают лишь в самостоятельное распоряжение, но не в собственность учреждения (п. 2 ст. 298 ГК).

Частное или бюджетное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества (абз. 1 п. 1 ст. 298 ГК). Автономное учреждение не вправе распоряжаться без согласия собственника недвижимым имуществом и особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным автономным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества. Остальным закрепленным за ним имуществом автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом (абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК; ч. 2 ст. 3 Закона об автономных учреждениях).

Как правило, учредительным документом данного юридического лица является устав или положение, которое утверждается учредителями. Учреждение может действовать на основании общего (типового или примерного) положения об учреждениях данного вида, например, воинская часть внутренних войск МВД России может действовать на основании Общего положения о соединении и воинской части внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации (утвержден приказом МВД России от 15 ноября 2003 г. № 8841).

Собственник-учредитель назначает руководителя учреждения в качестве его единоличного исполнительного органа. В некоторых видах учреждений могут создаваться коллегиальные исполнительные органы (ученые и аналогичные им советы). Так, в соответствии с учредительными документами в общественном учреждении может создаваться коллегиальный орган, избираемый участниками, не являющимися учредителями данного учреждения и потребителями его услуг. Указанный орган может определять содержание деятельности общественного учреждения, иметь право совещательного голоса при учредителях, но не вправе распоряжаться имуществом общественного учреждения, если иное не установлено учредителями (ст. 11 Закона об общественных объединениях).

Частные и бюджетные учреждения полностью или частично финансируются собственником их имущества по смете, в которой строго фиксируются направления расходования и размер сумм, выделяемых ему собственником. Кроме того, учреждение может иметь самостоятельный баланс и лицевой счет (п. 1 ст. 43 Закона об образовании). Если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе (п. 2 ст. 298 ГК).

В отличие от других видов юридических лиц частные и бюджетные учреждения отвечают перед своими кредиторами не всем своим имуществом, а только имеющимися у них денежными средствами. При недостаточности находящихся в распоряжении учреждения денежных средств наступает неограниченная субсидиарная ответственность их учредителей-собственников (абз. 4 п. 2 ст. 120 ГК; абз. 2 п. 4 ст. 19 Закона о некоммерческих организациях). Поэтому учреждения не могут быть объявлены банкротами.

Автономное учреждение отвечает по своим обязательствам всем закрепленным за ним имуществом, за исключением недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества, закрепленных за автономным учреждением собственником этого имущества или приобретенных автономным учреждением за счет средств, выделенных собственником. Собственник имущества автономного учреждения не несет ответственности по обязательствам автономного учреждения, автономное учреждение не отвечает по обязательствам собственника его имущества (абз. 5 п. 2 ст. 120 ГК; п. 5, 6 ст. 2 Закона об автономных учреждениях).

Государственная корпорация

Государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций (ст. 71 Закона о некоммерческих организациях).

Несмотря на это законодательное определение, почти полностью соответствующее определению учреждения, в действительности государственные корпорации не являются таковыми, ибо в большинстве случаев предназначены для осуществления предпринимательской деятельности, имеющей важное публичное значение (корпорации «Олимпстрой», «Роснанотех», «Ростехнологии», «Внешэкономбанк» и др.). Они не относятся к числу корпораций, ибо не имеют членства, и являются частными собственниками имущества, безвозмездно или на особо льготных условиях полученного от федерального государства. Главная особенность их правового статуса состоит в том, что он каждый раз полностью определяется специальным федеральным законом, всегда содержащим существенные изъятия из общих правил законодательства о юридических лицах (отсутствие учредительных документов, особый порядок реорганизации и ликвидации, изъятия из сферы финансового и налогового контроля и т.п.).

Обладая таким исключительным статусом, они вместе с тем не составляют единой по правовой природе разновидности юридических лиц, ибо среди них находятся как коммерческие (Внешэкономбанк), так и некоммерческие (Фонд содействия реформе ЖКХ) организации, некоторые из которых обладают к тому же публично-правовыми функциями (Росатом, Олимпстрой). Поэтому госкорпорации следует считать не самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица, а специальным способом создания государством особых, уникальных по своему правовому статусу субъектов права, предназначенных для решения особо важных государственных задач.