Гражданское право (Сергеев А.П., 2010)

Коммерческие организации как субъекты гражданских правоотношений

Полное товарищество

Общие положения. Полным признается товарищество, участники которого в соответствии с заключенным договором занимаются предпринимательством от имени товарищества и несут ответственность по его обязательствам принадлежащим им имуществом (п. 1 ст. 69 ГК). В отношении товарищества действуют три категории норм гл. 4 ГК: специальные нормы подпараграфа 2 § 2 (ст. 69-81); нормы подпараграфа 1 § 2, общие для всех хозяйственных товариществ и обществ (ст. 66-68); нормы § 1, общие для всех юридических лиц (ст. 48-65).

Товарищество - особая коммерческая организация: специальным статусом предпринимателя обладает оно само как юридическое лицо, а также занимающиеся предпринимательством и выступающие от его имени участники, которыми могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации, к тому же полным товарищем лицо может быть одновременно только однажды (абз. 1 п. 4 ст. 66, п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК). Обычно смысл правила абз. 1 п. 4 ст. 66 объясняют следующим: поскольку участник ведет дела товарищества и выступает от его имени самостоятельно (а участие в предпринимательской деятельности требует специального статуса), он должен быть предпринимателем. Однако поскольку участник выступает в обороте от имени товарищества (п. 1 ст. 69 ГК), а значит, правовой эффект от его деятельности возникает у товарищества непосредственно, не лишены оснований пожелания расширить круг полных товарищей за счет дееспособных физических лиц вообще.

Закон признает существенной связь между товариществом и его участниками. Устойчивость товарищества зависит от состава его участников. При выходе или смерти участника, признании его безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным, несостоятельным (банкротом), его реорганизации по решению суда, ликвидации или обращении взыскания на часть имущества, соответствующую его доле в складочном капитале, товарищество подлежит ликвидации. Это правило является общим: товарищество может продолжить свою деятельность, если это предусмотрено учредительным договором или соглашением остающихся участников (п. 1 ст. 76, ч. 2 ст. 81 ГК). В случае смерти участника его наследник может вступить в товарищество лишь с согласия других участников. Это замечание по общему правилу касается и правопреемника юридического лица, участвовавшего в товариществе (см. абз. 1 и 2 п. 2 ст. 78 ГК).

Участники вправе управлять делами товарищества и одновременно обязаны участвовать в его деятельности (ст. 67, п. 1 ст. 73 ГК), при принятии решений голосование, как правило, подчиняется формуле "один участник - один голос" (п. 2 ст. 71 ГК).

Фирма товарищества должна содержать либо имена (наименования) всех его участников, либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов "и компания" и слова "полное товарищество" (п. 3 ст. 69 ГК).

Создание. Товарищество приобретает правоспособность в момент создания (абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК), для чего необходим фактический состав из двух основных последовательных фактов: заключения учредительного договора и акта регистрации на его основе товарищества. Государственная регистрация товарищества связывается с внесением территориальными налоговыми органами соответствующей записи в Реестр (п. 2 ст. 51 ГК). Поскольку факт внесения в Реестр имеет правоустанавливающее значение, государственная регистрация носит конститутивный характер. Товарищество может быть создано первоначально путем учреждения или в результате реорганизации (и правопреемства), в том числе преобразования товарищества на вере или производственного кооператива (п. 1 ст. 68, п. 2 ст. 112 ГК).

Учредительный договор - единственный учредительный документ товарищества (п. 1 ст. 52, ст. 70 ГК). С момента его заключения он устанавливает для участников те или иные юридические обязанности (п. 2 ст. 73 ГК) и регулирует только внутренние отношения в товариществе, а поскольку на этапе создания товарищества (вплоть до момента его регистрации) никакого другого договора (кроме учредительного) нет, регулирование внутренних отношений объективно существует до и независимо от создания товарищества и обеспечивается именно учредительным договором. Для заключения учредительного договора надлежит согласовать все существенные его условия (п. 1 ст. 432, п. 1 ст. 433 ГК). Несогласование хотя бы одного из них (п. 2 ст. 70, абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК) влечет незаключенность договора и препятствует регистрации товарищества. К существенным относятся условия о размере и составе складочного капитала, размере и порядке изменения долей каждого участника в складочном капитале, размере, составе, сроках и порядке внесения вкладов по формированию складочного капитала, ответственности за нарушение обязанностей по внесению вкладов (п. 2 ст. 70 ГК). Учредительный договор должен содержать также обязательные для всех юридических лиц наименование и местонахождения товарищества. Общее правило об универсальной правоспособности большинства коммерческих организаций не требует, чтобы учредительный договор формулировал предмет деятельности товарищества (что, однако, не мешает участникам сделать это, ограничив тем самым его правоспособность - предложение третье абз. 1 п. 2 ст. 52 ГК). Вопрос о том, является ли существенным условие об органах управления в товариществе, не имеет однозначного решения: а) в товариществе закон вообще не предусматривает органов управления как таковых, провозглашая только общие принципы управления и ведения дел; б) всякий раз этот вопрос может решаться как положительно (если исходить из императивности правила п. 2 ст. 52 ГК и в особенности с точки зрения чиновника), так и отрицательно (учитывая, что п. 1 ст. 71 ГК устанавливает принцип единогласия всех товарищей, а назначение договора видит как раз в обратном - в обозначении случаев, когда действует принцип большинства).

Согласно п. 1 ст. 70 ГК учредительный договор заключается в письменной форме в виде единого документа (абз. 1 п. 1 ст. 160, п. 2 ст. 434 ГК). Следуя общим правилам ГК (за отсутствием специальных), несоблюдение письменной формы не влечет его недействительности, а лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но и не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (пп. 1, 2 ст. 162 ГК). Кроме того, поскольку для регистрации товарищества наряду с прочими документами должен быть представлен и учредительный договор, его отсутствие порождает другое последствие - отказ в регистрации товарищества (п. "в" ст. 12, подп. "а" п. 1 ст. 23 Закона о регистрации). По закону учредительный договор нотариальному удостоверению не подлежит, однако это не исключается по соглашению участников (ст. 163 ГК) с последствиями, предусмотренными ст. 165 ГК.

Внешние отношения. Товарищество представляют его участники. Этот принцип сформулирован в самом определении товарищества (п. 1 ст. 69 ГК) и в общем правиле абз. 1 п. 1 ст. 72 ГК. Каждый участник товарищества - его законный представитель, наделенный максимальным кругом полномочий и представляющий товарищество без доверенности (абз. 1 п. 1 ст. 182 ГК). Из общего правила абз. 1 п. 1 ст. 72 учредительный договор может делать два исключения, когда: дела товарищества участники ведут совместно; ведение дел товарищества возлагается на отдельных участников (одного или нескольких). При первом исключении при совершении каждой сделки требуется согласие всех участников, при втором - доверенность, которую участники, уполномоченные вести дела товарищества, должны выдать неуполномоченным участникам, если последние выступают от имени товарищества (абз. 1-3 п. 1 ст. 72).

Оба исключения ограничивают полномочия отдельных участников товарищества, при этом данные ограничения распространяются только на внутренние отношения участников. Напротив, третьи лица защищены от случаев превышения участником товарищества полномочий, установленных учредительным договором, презумпцией: они предполагаются неосведомленными о превышении участником полномочий до тех пор, пока товарищество не докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника права действовать от имени товарищества (абз. 4 п. 1 ст. 72). Буквальный смысл данного правила требует, чтобы третье лицо не знало и заведомо не должно было знать об отсутствии у участника права действовать от имени товарищества. Поэтому если третье лицо имело возможность ознакомиться с учредительным договором, предусматривающим, что участники ведут дела совместно или ведение дел поручено отдельным участникам, оно должно было знать о специфике ведения дел в товариществе со всеми вытекающими из этого последствиями. Как и всякий средний (обычный) участник оборота, третье лицо в таком случае должно было удостовериться в наличии согласия со стороны всех участников товарищества или запросить доверенность. А поскольку речь идет в основном о торговом обороте, последний, будучи специальной частью оборота гражданского, предъявляет к своим участникам повышенные требования, в том числе к выбору контрагента.

Правило абз. 4 п. 1 ст. 72 ГК имеет двоякое значение. Оно защищает:

Полномочия на ведение дел товарищества, предоставленные одному (нескольким) участникам, могут быть прекращены судом по требованию других участников при наличии серьезных к тому оснований (грубое нарушение уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей, обнаружившаяся неспособность к разумному ведению дел, другие серьезные причины). Судебное решение - основание для внесения в учредительный договор необходимых изменений (п. 2 ст. 72 ГК). Исходя из принципов самостоятельности осуществления гражданских прав и свободы договора (ст. 1, 9, 421 ГК), общих правил о представительстве (в том числе коммерческом - ст. 184 ГК) и доверенности (гл. 10 ГК) нельзя исключать возможности представления товарищества лицами, не являющимися его участниками. Такое - договорное - представительство, учитывая специфику товарищества, возможно, если предусмотрено учредительным договором или последующим соглашением участников.

Внутренние отношения. Внутренние отношения в товариществе регулируют учредительный договор и закон. В силу закона каждый товарищ вправе участвовать в управлении товариществом и одновременно обязан участвовать в его деятельности согласно учредительному договору (абз. 2 п. 1 ст. 67, п. 1 ст. 73 ГК). Управление деятельностью товарищества осуществляется по общему согласию всех участников, однако учредительный договор может предусматривать случаи принятия решения большинством голосов. Каждый участник имеет один голос, однако учредительный договор может предусматривать иное (п. 1, 2 ст. 71 ГК). Каждый товарищ имеет право и обязан участвовать в распределении прибыли и убытков товарищества, соглашение об устранении кого-либо из участников от участия в этих вопросах не допускается (п. 1 ст. 74 ГК). Каждый участник вправе получать информацию о деятельности товарищества, знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества, причем независимо от того, уполномочен ли он вести его дела (поскольку даже если он не ведет дела товарищества, это не снимает с него ответственности по обязательствам товарищества). Данное правило императивно, любые его ограничения ничтожны (абз. 3 п. 1 ст. 67, п. 3 ст. 71 ГК). Каждый участник обязан не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности товарищества (абз. 3 п. 2 ст. 67 ГК).

Участник вправе выйти из товарищества, причем соглашение об отказе от этого права ничтожно (ст. 77 ГК). В свою очередь, правило п. 2 ст. 76 ГК дает участникам возможность требовать исключения кого-либо из участников из товарищества, для чего необходимы три условия: судебный порядок рассмотрения данного вопроса; единогласное решение остающихся участников; наличие к тому серьезных оснований (грубое нарушение участником своих обязанностей, обнаружившаяся неспособность к разумному ведению дела и др.).

Требование воздержания от конкуренции (лояльности) запрещает участникам совершать без согласия других участников от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества, в противном случае товарищество вправе потребовать от нарушителя возмещения причиненных убытков или передачи всей приобретенной по таким сделкам выгоды (п. 3 ст. 73 ГК). Однородность сделок в абз. 1 п. 3 ст. 73 - понятие оценочное, его следует устанавливать исходя из обычной деятельности конкретного товарищества, не забывая при этом, что предмет деятельности товарищества может быть широк ввиду его универсальной правоспособности (абз. 2 п. 1 ст. 49, абз. 1 п. 2 ст. 52 ГК). Поэтому чем шире спектр деятельности товарищества, тем более ограничены его участники в вопросах самостоятельного совершения сделок (и наоборот). В то же время в целях правильного и взвешенного понимания запрета, установленного в п. 3 ст. 73 ГК, и обеспечения баланса интересов товарищества и его участников признак однородности сделки, по всей видимости, должен дополняться признаком систематичности (регулярности, типичности), т.е. данный запрет должен исключать эпизодические или разовые сделки товарищества.

Имущество товарищества. Имущество товарищества образуют вклады участников и имущество, произведенное и приобретенное товариществом в ходе его деятельности. Закон отказался от известного в прошлом правила, согласно которому имущество товарищества принадлежит его участникам на праве общей собственности: имущество товарищества принадлежит ему на праве собственности (абз. 1 п. 1 ст. 66 ГК), а участники сохраняют в отношении товарищества обязательственные права (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК), что обеспечивает раздельность имущества участников и товарищества.

Закон не предъявляет специальных требований к величине складочного капитала, так как гарантийную функцию прав кредиторов в товариществе выполняет не складочный капитал, а личная ответственность участников. Именно поэтому размер складочного капитала может быть символическим. Участники должны внести вклады согласно требованиям закона и условиям учредительного договора (п. 2 ст. 70 и п. 2 ст. 73 ГК). Вклад может быть в виде денег, ценных бумаг, вещей, имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку (абз. 1 п. 6 ст. 66 ГК), его размер и состав определяет учредительный договор (п. 2 ст. 70 ГК). Вклады участников могут быть одинаковыми или разными, при этом нет презумпции равенства вкладов при отсутствии оговорки о ином: а) данная презумпция применяется только в отношении простого товарищества (п. 2 ст. 1042 ГК); б) размер и состав конкретного вклада - существенные условия учредительного договора (п. 2 ст. 70 ГК), поэтому в случае несогласования данного условия договор нельзя считать заключенным. Этот вывод справедлив и в том случае, если вдруг предположить, что размер и состав конкретного вклада в учредительном договоре не определены, но само товарищество зарегистрировано. Как отмечалось выше, в основе товарищества лежит фактический состав, состоящий из акта регистрации (товарищества) и заключенного учредительного договора, а считать учредительный договор заключенным можно только при согласовании всех существенных его условий (в том числе состава и размера вклада).

Правильность сделанного вывода не колеблет правило абз. 2 п. 6 ст. 66 ГК, сформулированное в общих положениях о хозяйственных товариществах и обществах и тем не менее посвященное только обществам. Говоря иначе, если "денежная оценка вклада участника хозяйственного общества производится по соглашению между учредителями (участниками) общества и в случаях, предусмотренных законом, подлежит независимой экспертной проверке", то это не означает, что в товариществах, не охваченных действием данного правила, действует принцип равенства вкладов. Смысл правила абз. 2 п. 6 ст. 66 состоит в том, что в товариществах (где интересы кредиторов обеспечивает не складочный капитал, а ответственность участников) не требуются ни точность установления стоимости вклада, ни тем более независимая оценка этого, столь необходимые в обществах (где интересы кредиторов обеспечивает уставный капитал, а значит, совокупная реальная рыночная стоимость вкладов участников). Поэтому в товариществах денежная оценка вклада участника определяется исключительно самими участниками.

Согласно формуле накопления складочного капитала не менее половины вклада участник обязан внести к моменту регистрации товарищества, оставшуюся часть - в сроки, установленные учредительным договором (п. 2 ст. 73 ГК). Если иное не предусмотрено договором (учредительным или иным), закон исходит из того, что прибыть и убытки товарищества распределяются между его участниками пропорционально их долям в складочном капитале. Кроме того, закон запрещает соглашения об устранении кого-либо из участников от участия как в прибыли, так и в убытках (п. 1 ст. 74 ГК). Соотношение между складочным капиталом товарищества и его чистыми активами влияет на направление использования прибыли товарищества: если в результате понесенных товариществом убытков стоимость его чистых активов станет меньше размера складочного капитала, прибыль не распределяется между участниками до тех пор, пока стоимость чистых активов не превысит размер складочного капитала. Таким образом, полученная товариществом прибыль направляется на выравнивание этого показателя, соответственно вплоть до этого момента участники не имеют права на получение даже какой-либо ее части (п. 2 ст. 74). Если иное не предусмотрено учредительным договором, доля участника в складочном капитале непосредственно влияет на выплаты при его выходе из товарищества (абз. 1 п. 1 ст. 78 ГК). Если иное не предусмотрено учредительным договором или соглашением участников, при выходе участника из товарищества изменяется структура складочного капитала (доли оставшихся участников соответственно увеличиваются - п. 3 ст. 78 ГК).

Закон разрешает сделки с долями (их частями) в складочном капитале товарищества в пользу других участников или третьих лиц при условии обязательного согласования таких сделок с другими участниками. Участники имеют право санкционировать сделки по отчуждению доли (ее части) и вправе блокировать (ст. 79 ГК), но не имеют преимущественного права приобретения этой доли (ее части). Поэтому участнику, желающему расстаться со своей долей и не получившему санкцию остальных участников на ее отчуждение, остается одно: выйти из товарищества и получить часть имущества товарищества, соответствующую данной доле в складочном капитале (или иной эквивалент согласно учредительному договору), а при наличии особого соглашения с другими участниками - получить имущество в натуре (п. 1 ст. 78 ГК). Объяснить право участников санкционировать сделку с долей (ее частью) несложно: такая сделка во всяком случае сопряжена с необходимостью изменения учредительного договора. Так, если доля (ее часть) отчуждается в пользу другого участника, изменяются по меньшей мере все существенные условия учредительного договора, связанные со структурой складочного капитала и долей участия в товариществе этого участника, если же доля (ее часть) отчуждается в пользу третьего лица, изменяется сам состав участников товарищества. Передача участником доли (участия) для него самого влечет прекращение членства в товариществе, а передача части доли соответственно уменьшает его присутствие в товариществе. Приобретатель доли (ее части) из числа других участников увеличивает присутствие в товариществе, тогда как приобретатель доли (ее части) из числа посторонних лиц становится участником товарищества взамен выбывшего участника или дополнительным участником товарищества (ст. 79 ГК).

Сложнее объяснить отсутствие правила о преимущественном праве участника приобрести отчуждаемую долю (ее часть). Правило о преимущественном праве само по себе направлено на блокирование проникновения посторонних лиц в ту или иную закрытую правовую сферу и обеспечение устойчивого ее существования с изначальным составом участников. Отсюда можно предположить, что применительно к товариществу закон считает главным не это, а нечто другое. Возможно, предоставляя участникам вместо преимущественного права приобретения доли (ее части) право на санкционирование сделки с долей (ее частью), он исходит из целесообразности не сохранения, а ликвидации товарищества в связи с выходом участника (п. 1 ст. 76, ч. 2 ст. 81 ГК), что лишний раз подчеркивает роль и значение не капитала, а личного участия. Впрочем, отсутствие правила о преимущественном праве в законе не препятствует возможности его закрепления в учредительном договоре.

Доля участника в складочном капитале может быть объектом обращения взыскания по личным долгам участника (ст. 80 ГК). Однако название ст. 80 нельзя признать правильным, кроме того, оно не соответствует ее содержанию. Саму долю, учитывая специфику товарищества, продать нельзя, не случайно поэтому по тексту ст. 80 речь идет не о продаже доли, а о выделе части имущества, соответствующей доле участника-должника, и об обращении кредитором взыскания на это имущество (см. также п. 1 ст. 76 ГК). Обращение взыскания на имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале, влечет прекращение его членства в товариществе (ч. 2 ст. 80). Последствием обращения взыскания на имущество, соответствующее части доли, является уменьшение доли, а значит, и присутствия в товариществе. Теоретический вариант приобретения самой доли (ее части) лицом, членство которого получило бы немедленную санкцию со стороны других участников товарищества, едва ли можно допустить практически ввиду особенностей проведения публичных торгов. Гораздо проще было бы урегулировать ситуацию, когда доля (ее часть) участника-должника переходит к другому участнику (участникам) или самому товариществу с последующим перераспределением долей и изменением структуры складочного капитала. Видимо, ст. 80 не решает эти вопросы по той же причине, по которой ст. 79 ГК не дает участникам преимущественного права приобретения отчуждаемой доли (ее части): оба механизма, очевидно, связаны между собой и имеют общую природу и назначение.

Ответственность. Товарищество несет ответственность по своим обязательствам своим имуществом. При недостаточности последнего участники солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества всем своим имуществом (п. 1 ст. 69, п. 1 ст. 75 ГК).

1. Согласно общим правилам ст. 322-326 ГК кредитор вправе требовать исполнения обязательств как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности (как полностью, так и в части долга); кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, вправе требовать недополученное с остальных должников; все солидарные должники считаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Исполнение солидарной обязанности полностью одним должником погашает обязательство и освобождает остальных должников от исполнения, но порождает регрессное требование исполнившего должника в отношении остальных должников (ст. 323, 325 ГК). Специфика солидарной ответственности участников товарищества состоит в следующем: а) участники несут ответственность даже по тем обязательствам, которые возникли до их вступления в товарищество (абз. 1 п. 2 ст. 75 ГК); б) выбывший участник отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором он выбыл из товарищества (абз. 2 п. 2 ст. 75). Соглашение об ограничении или устранении ответственности ничтожно (п. 3 ст. 75).

2. Согласно общим правилам ст. 399 ГК (о субсидиарной ответственности) ответственность участников исключают три случая - если кредитор: а) не предъявлял требования к товариществу вообще; б) по неуважительным причинам (т.е. по причинам, не связанным с отказом товарищества или с неполучением от него ответа относительно предъявленного требования) предпочел иметь дело не с товариществом, а с участниками; в) предпочел иметь дело с участниками товарищества вместо реальной возможности удовлетворить требование к товариществу путем зачета встречного требования или бесспорного взыскания средств. Именно поэтому кредитор, не предъявивший по каким-либо причинам требования к товариществу, лишается возможности получить удовлетворение от его участника впоследствии - в пределах трехлетнего срока исковой давности.

Известны и другие правила об ответственности участников. Так, п. 2 ст. 73 ГК предусматривает ответственность участника в виде 10% годовых с невнесенной части вклада и возмещения причиненных убытков, причем устанавливает ее в качестве общего правила (если иные последствия не установлены договором). В то же время п. 2 ст. 70 ГК вполне определенно говорит об ответственности участников за нарушение обязанностей по внесению вклада как о существенном условии учредительного договора, несогласование которого влечет его незаключенность. "Развести" эти правила, явно установленные в отношении одного и того же нарушения, можно следующим образом. Поскольку особенностью обязательств, вытекающих из учредительного договора, является возможность требования их исполнения как самим юридическим лицом, так и другими участниками, в п. 2 ст. 73 речь идет об установленной законом ответственности участников товарищества перед самим товариществом. Напротив, в п. 2 ст. 70 ГК имеется в виду подлежащая согласованию договорная ответственность участников друг перед другом.

Реорганизация и ликвидация. Товарищество может быть преобразовано в коммандитное товарищество, производственный кооператив или хозяйственное общество (п. 1 ст. 68 ГК, ср. с правилом абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК), причем если полный товарищ становится членом кооператива или участником общества, он продолжает нести в течение двух лет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим от товарищества к кооперативу или обществу (п. 2 ст. 68 ГК). В остальном реорганизация товарищества подчиняется общим правилам о реорганизации юридических лиц (ст. 57-60 ГК). Напротив, ликвидации товарищества особо посвящена ст. 81 ГК, которую дополняют ст. 61-65 ГК и ст. 20-22 Закона о регистрации.

Причины ликвидации товарищества могут не зависеть от участников или, напротив, зависеть от них и даже быть преодолимыми. Так, основания ликвидации, предусмотренные в п. 1 ст. 76 ГК, может преодолеть не только учредительный договор (до их наступления), но и соглашение остающихся участников (после их наступления), о чем прямо говорится в п. 1 ст. 76 и в ч. 2 ст. 81 ГК, а если в товариществе остается единственный участник, оно может не преобразовываться в общество, а быть сохранено как товарищество в результате принятия в него еще хотя бы одного или нескольких участников.

И хотя эта возможность не предусматривается законом прямо, она вполне очевидна и возможна, принимая во внимание принцип устойчивости гражданского оборота, а также то предпочтение, которое в сравнении с ликвидацией субъекта следует отдать реорганизации и другим "сберегающим" субъект процедурам (в частности, прием в состав товарищества нового участника или участников). Возможную ссылку оппонентов на автоматическое прекращение учредительного договора (и самого товарищества с единственным участником), которая могла бы стать препятствием для приема новых членов, а заодно и поводом для предположения о необходимости заключения в таком случае нового договора (и, стало быть, создания нового товарищества), следует исключить по двум причинам.

Во-первых, с того момента, когда в товариществе остается единственный участник, оно может существовать еще в течение шести месяцев (см. второе предложение ч. 1 ст. 81 ГК), а если быть более точным - вплоть до завершения ликвидации и внесения соответствующей записи в Реестр (п. 8 ст. 63 ГК).

Во-вторых, сам закон прямо говорит, что коммандита (также основанная только на учредительном договоре, подписываемом только полными товарищами, - п. 1 ст. 83 ГК) сохраняется, если в ней остаются по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК), при этом никаких дополнений состава участников не требуется.

Все это означает, что товарищество даже в условиях единственного оставшегося в нем участника может быть сохранено в результате принятия в его состав дополнительного участника (участников).

Товарищество не может быть прекращено в результате выкупа одним участником долей других участников (а следовательно, их выхода из товарищества - ч. 3 ст. 79 ГК): в результате такой сделки (которая сама по себе возможна) товарищество не прекращается, напротив, может полноценно существовать в течение шести месяцев. Если единственный участник, оставшийся в товариществе, воспользуется правом, предоставленным ч. 1 ст. 81 ГК, товарищество будет преобразовано в общество, в противном случае - подлежит ликвидации (см. предложение 1 ч. 1 ст. 81 ГК), поэтому ситуация, когда в товариществе остается единственный участник, - не альтернатива ликвидации, а одна из ее причин.

Товарищество на вере

Общие положения. Товарищество на вере (коммандитное товарищество, коммандита) - товарищество, в котором наряду с участниками, осуществляющими от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающими по его обязательствам своим имуществом (полными товарищами), имеется один или несколько участников-вкладчиков (коммандитистов), которые несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 82 ГК). Правовое регулирование коммандиты исчерпывается ГК. К ней применимы: а) специальные правила ст. 82-86 ГК; б) правила ст. 69-81 ГК о полном товариществе (которые могут и должны применяться, если речь идет о правовом регулировании статуса полных товарищей, - п. 2 ст. 82 ГК, порядка управления и ведения дел - п. 1 ст. 84 ГК, оснований ликвидации - абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК, а также других вопросов, если это не противоречит правилам о коммандите - п. 5 ст. 82 ГК); в) общие положения о хозяйственных товариществах и обществах (ст. 66-68 ГК); г) наконец, основные положения о юридических лицах (ст. 48-65 ГК).

Коммандита - самостоятельный вид хозяйственного товарищества, который в ряду признанных моделей коммерческих организаций "располагается между" полным товариществом и обществом с ограниченной ответственностью. Коммандиту роднит с полным товариществом наличие в ней полных товарищей (комплементариев), которые ведут от ее имени предпринимательскую деятельность и несут ответственность по ее обязательствам всем своим имуществом, а с обществом с ограниченной ответственностью - наличие вкладчиков (коммандитистов), которые не принимают участия в ведении предпринимательской деятельности и несут риск убытков, связанных с деятельностью коммандиты, в пределах сумм внесенных ими вкладов. Принимая во внимание возможность применения в отношении коммандиты правил о полном товариществе (п. 2, 5 ст. 82, п. 1 ст. 84, абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК), можно предположить, что коммандита - частный случай (вид) полного товарищества. Некоторые авторы так и поступают, признавая легальный подход ошибочным и предлагая считать полное товарищество и коммандиту двумя подвидами единой организационно-правовой формы (вида). Однако такое мнение ошибочно.

1. Особенности развития форм ведения бизнеса не предрешают вопроса об их последующей самостоятельности или несамостоятельности. Коммандита как вид хозяйственного (торгового) товарищества вне зависимости от особенностей ее происхождения в России была известна в досоветский, советский и постсоветский периоды и всегда противопоставлялась полному товариществу по ключевому признаку ее участников, а также по ряду других вытекающих отсюда признаков. В то же время в России никогда не существовало известной за рубежом акционерной коммандиты (сегодня ее прямо запрещает закрытый перечень форм коммерческих организаций, а также правило п. 7 ст. 66 ГК), а известная современному закону конструкция негласного товарищества (ст. 1054 ГК) - это разновидность простого товарищества, которое не имеет к товариществам хозяйственным никакого отношения.

2. Используемые по тексту закона отсылочные нормы далеко не всегда свидетельствуют о подчиненности юридических форм (моделей). При регламентации моделей коммерческих организаций они служат цели оптимизации расположения нормативного материала и позволяют избежать ненужного его дублирования в разных рубриках нормативного правового акта (и увеличения от этого его объема), а также нежелательного применения гражданского законодательства по аналогии. Примечательно, что хотя коммандита и занимает "серединное место" между полным товариществом и обществом с ограниченной ответственностью, закон предусматривает возможность применения к ней только правил о полном товариществе (единственный пример связи между коммандитой и обществом с ограниченной ответственностью - правило подп. 4 п. 2 ст. 85 ГК). Отсюда следует, что: а) коммандита более близка полному товариществу (не случайно оба вида товарищества объединяет родовое понятие "хозяйственное товарищество"); б) применение в отношении коммандиты правил об обществе с ограниченной ответственностью возможно только по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК).

3. Закон прямо устанавливает, что "хозяйственные товарищества могут создаваться в форме полного товарищества и товарищества на вере" (п. 2 ст. 66 ГК), что "хозяйственные товарищества... одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида (здесь и далее курсив авт.)... по решению общего собрания участников в порядке, установленном настоящим Кодексом" (п. 1 ст. 68 ГК), наконец, что "товарищество на вере ликвидируется при выбытии всех участвовавших в нем вкладчиков. Однако полные товарищи вправе вместо ликвидации преобразовать товарищество на вере в полное товарищество" (абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК). Поэтому предположение о том, что коммандита - частный случай полного товарищества, порождает ряд важных последствий, вступающих в противоречие с действующим законом. В самом деле, если это так, то с выбытием из коммандиты всех вкладчиков она автоматически должна была бы стать полным товариществом, но закон требует ее ликвидации или преобразования (т.е. реорганизации) (абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК); кроме того, можно было бы вообще всякий раз переходить от коммандиты к полному товариществу и наоборот, минуя процедуру реорганизации (ст. 57-60 ГК), но закон устанавливает иное (п. 1 ст. 68 ГК).

Коммандита ведет хозяйственную деятельность под своим именем: а) в самом ее определении сказано, что ее участники - полные товарищи - осуществляют предпринимательскую деятельность от ее имени (см. п. 1 ст. 82 ГК); б) фирма коммандиты должна содержать либо имена (наименования) всех полных товарищей и слова "товарищество на вере" ("коммандитное товарищество"), либо имя (наименование") хотя бы одного полного товарища с добавлением слов "и компания" и слова "товарищество на вере" ("коммандитное товарищество").

Сущность коммандиты. Коммандита, как и полное товарищество, - договорная организация (п. 1 ст. 83 ГК). Особенность ее учредительного договора состоит в том, что его подписывают только полные товарищи, но не вкладчики (предл. 2 п. 1 ст. 83). Отсюда следует, что коммандиту могут создать два и более полных товарища, но, будучи созданной, она может существовать и с единственным полным товарищем и одним вкладчиком (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Роль вкладчиков, не подписывающих учредительный договор, при создании коммандиты юридически иррелевантна. Вкладчики не могут стать и не становятся участниками (и сторонами) учредительного договора коммандиты, и в то же время они становятся участниками коммандиты, созданной на основании данного договора, и приобретают обязанность внесения вклада в ее складочный капитал (п. 1 ст. 85 ГК). Таким образом, юридически иррелевантная роль вкладчиков при заключении учредительного договора и создании коммандиты активизируется позднее в связи с формированием ее складочного капитала. Правильность этого вывода подтверждает обращение к существенным условиям учредительного договора, к которым закон относит размер и состав складочного капитала, размер и порядок изменения долей каждого из полных товарищей в складочном капитале, размер, состав, сроки и порядок внесения ими вкладов, их ответственность за нарушение обязанностей по внесению вкладов, совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками (п. 2 ст. 83 ГК). Договор должен также определять порядок получения вкладчиками части прибыли коммандиты, причитающейся на их долю в складочном капитале, а также вклада при выходе из коммандиты (подп. 1 и 3 п. 2 ст. 85 ГК). Очевидно, что ГК, формулируя существенные условия учредительного договора, делает явный акцент в сторону полных товарищей, тогда как требования к вкладчикам ограничиваются необходимостью определения совокупного размера их вкладов (причем без какой-либо индивидуализации вкладчика и вклада) и специфических финансовых взаимоотношений с коммандитой - порядка получения прибыли и возврата вклада. Все это означает следующее.

1. Вкладчики вносят вклады после создания (регистрации) коммандиты. Дело в том, что вкладчик "обязан внести вклад в складочный капитал. Внесение вклада удостоверяется свидетельством об участии, выдаваемым вкладчику товариществом" (п. 1 ст. 85 ГК), следовательно, отношения по внесению вкладов вкладчики выстраивают с самой коммандитой (а не с полными товарищами), таким образом, к моменту внесения вкладов коммандита должна существовать как юридическое лицо. Вкладчики хотя и не становятся участниками учредительного договора коммандиты, но становятся участниками самой коммандиты, приобретая членство в ней по правовому основанию, иному, чем учредительный договор (поэтому в данном случае конструкция договора присоединения вкладчиков неприменима к учредительному договору - ст. 428 ГК). Поэтому вкладчики - участники коммандиты, которые никогда не являются ее учредителями, при этом именно в фигуре вкладчика наиболее отчетливо проявляется контраст, существующий между понятиями "учредитель" и "участник" (коммерческой организации).

2. После регистрации коммандиты с учетом условий учредительного договора о размере и составе ее складочного капитала и совокупном размере вкладов каждый вкладчик в рамках самостоятельного договора с коммандитой вносит свой вклад в складочный капитал. Данный договор (об участии в коммандите) юридически оформляет экономические отношения между вкладчиком и коммандитой по обмену имущественного вклада на членство в коммандите и дивиденд за пользование последней этим вкладом. Именно поэтому он вплотную примыкает к категории договоров об оказании финансовых услуг:

В силу этого коммандита - модель потенциально капиталоемкой организации со значительным числом вкладчиков (и общим числом участников). Это, с одной стороны, отличает ее от полного товарищества, с другой - делает сопоставимой с открытым акционерным обществом (и конкурентоспособной с ним), а кроме того, еще и неплохой альтернативой финансово-кредитным организациям, юридические возможности которой по привлечению средств третьих лиц (вкладчиков) едва ли по достоинству оценены современным бизнесом. Наличие договора между вкладчиком и коммандитой удостоверяется выдаваемым вкладчику свидетельством об участии (п. 1 ст. 85 ГК), которое не является ценной бумагой (ибо не отнесено к их числу законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке - ст. 143 ГК).

3. Членство в коммандите разных участников имеет договорную природу, однако членство полных товарищей покоится на учредительном договоре, который они заключают между собой, тогда как членство вкладчиков - на их договоре с коммандитой об участии в ней. Оба договора связаны между собой. Учредительный договор является более ранним по времени заключения, а по содержанию - фиксирует базовые принципы участия в коммандите вкладчиков. Договор об участии заключается позднее и реализует соответствующие положения учредительного договора применительно к конкретному вкладчику. Так, в силу прямого указания закона именно учредительный договор должен устанавливать порядок получения вкладчиком части прибыли коммандиты и вклада при выходе (подп. 1, 3 п. 2 ст. 85 ГК). Он также может содержать и другие правила, имеющие прямое отношения к вкладчику (в частности, предусматривать дополнительные права согласно последнему предложению ст. 85, устанавливать непропорциональный порядок распределения между всеми участниками коммандиты ликвидационной стоимости (квоты), причем не обязательно в пользу вкладчика (абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК)). Поэтому всякий договор об участии должен и в самом деле соответствовать учредительному договору, однако насчет необходимости формального согласования вкладчиками условий учредительного договора надлежит сделать два уточнения:

4. Из связанности между собой двух договоров (учредительного и об участии) возникает практический вопрос: вправе ли полные товарищи менять положения учредительного договора в части, касающейся вкладчиков, без учета мнения последних (и вправе ли вкладчики блокировать такие изменения)? По мнению одних, положения учредительного договора, затрагивающие права вкладчиков, не могут изменяться без их согласия; по мнению других, поскольку закон не предусматривает право вкладчика оспаривать решение полных товарищей о внесении изменений в учредительный договор в отношении условий и порядка распределения прибыли (даже если в результате этого его положение ухудшается), он может воспользоваться только правом на выход из коммандиты. Решение этого вопроса связывается с тремя принципами: а) обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве стороны, оно может создавать для третьих лиц только права, и то в случаях, предусмотренных законодательством или соглашением сторон (п. 3 ст. 308 ГК); б) односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий по общему правилу не допускается (ст. 310 ГК); в) изменение и расторжение договора возможны, как правило, по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК). Отсюда следует, что:

Именно поэтому условия разных договоров об участии различаются, а значит, в коммандите могут быть разные вкладчики (с неодинаковыми условиями членства в коммандите).

5. Закон исходит из принципа автономии (раздельности) статуса полных товарищей и вкладчиков, т.е. одно и то же лицо в одной и той же коммандите не может быть одновременно и полным товарищем, и вкладчиком. Участие одного и того же лица в разном качестве позволило бы ему: а) создать одночленную коммандиту (см. последнее предложение п. 1 ст. 86 ГК) в противоречии с самой сущностью хозяйственных товариществ (абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК); б) совместить все "плюсы" коммандитного бизнеса одновременно, узурпировав экономическую власть в коммандите, что в условиях фактического отсутствия в ней органов управления весьма принципиально, особенно если голосование зависит от доли в складочном капитале, и при решении тех вопросов, в которых могут участвовать вкладчики (то и другое может разрешать учредительный договор - п. 2 ст. 71 в связи с п. 2, 5 ст. 82 ГК, а также последнее предложение ст. 85 ГК). Разумеется, внутрикоммандитные сделки с долями (участия в коммандите) возможны. Их совершение между полными товарищами требует согласования с другими полными товарищами (ч. 1 ст. 79 в связи с п. 2, 5 ст. 82 ГК), а между вкладчиками они и вовсе ничем не ограничены (вкладчики не являются участниками учредительного договора, которому, в свою очередь, достаточно определять только совокупный размер вкладов, вносимых вкладчиками, отсюда сделки с долями между вкладчиками не влияют на размер складочного капитала и не требуют внесения в учредительный договор изменений).

Однако внутрикоммандитные сделки с долями между полными товарищами и вкладчиками возможны при условии сохранения "чистоты членства". Это позволяет предположить четыре варианта таких сделок:

Совершение первых двух сделок ограничивается преимущественным правом других вкладчиков (при наличии таковых). Кроме того, совершение всех указанных сделок должно быть согласовано с полными товарищами, поскольку это влечет или может повлечь изменения учредительного договора (подп. 4 п. 2 ст. 85, ч. 1 ст. 79 в связи с п. 2, 5 ст. 82 ГК). Учитывая, что членство полного товарища и членство вкладчика имеют разные правовые основания, изменение статуса участников при совершении ими сделок с долями предполагает, что полные товарищи, ставшие вкладчиками, должны выйти из учредительного договора и заключить договор об участии, тогда как вкладчики, ставшие полными товарищами, должны прекратить договор об участии и стать участниками учредительного договора.

6. Вкладчик в коммандите имеет двоякий статус - он является: инвестором; участником коммандиты. Этим он отличается как от полного товарища, так и от обычного кредитора (займодавца) коммандиты.

А. Вкладчик и полный товарищ вносят свои вклады в складочный капитал коммандиты, они (как участники коммандиты) имеют право на дивиденд, который выплачивается в порядке, предусмотренном учредительным договором (подп. 1 п. 2 ст. 85 ГК), а поскольку это право зависит от прибыльности деятельности коммандиты, величина дивиденда не может быть известной заранее и фиксированной. Напротив, имущество обычного кредитора, переданное коммандите, не направляется в ее складочный капитал, при этом сам кредитор имеет право на процент (от его использования), величина которого изначально известна и не зависит от успешности дел должника (коммандиты).

Б. Вкладчик вправе выйти из коммандиты по окончании финансового года и получить вклад в порядке, предусмотренном учредительным договором (подп. 3 п. 2 ст. 85 ГК). Напротив, полный товарищ вправе выйти из товарищества в любой момент, заявив об этом не менее чем за шесть месяцев до фактического выхода (досрочный отказ от участия в срочной коммандите возможен только по уважительной причине - ст. 77 в связи с пп. 2, 5 ст. 82 ГК) и получить не вклад, а пропорциональную вкладу долю во всем имуществе коммандиты, если иное не предусмотрено учредительным договором (абз. 1 п. 1 ст. 78 в связи с пп. 2, 5 ст. 82). Кроме того, вкладчики и полные товарищи имеют право на отчуждение своей доли (ее части) в складочном капитале коммандиты с той разницей, что совершение такой сделки вкладчиком требует соблюдения им преимущественного права других вкладчиков (см. подп. 4 п. 2 ст. 85 ГК), тогда как ее совершение полным товарищем - ее санкционирования другими полными товарищами, которые при этом по закону не имеют права преимущественного приобретения отчуждаемой доли или ее части (ст. 79 в связи с п. 2, 5 ст. 82). Наконец, кредиторы вкладчика могут обратить взыскание на его долю (участия в складочном капитале коммандиты), тогда как кредиторы полного товарища вправе потребовать от коммандиты выдела части ее имущества, соответствующей доле должника в складочном капитале, с целью обращения взыскания на это имущество (см. ст. 80 в связи с пп. 2, 5 ст. 82 ГК). Все сказанное не относится к обычным кредиторам, которые в отношении должника имеют только право на возврат имущества согласно условиям соответствующего договора.

В. При ликвидации коммандиты (в том числе при банкротстве) требования обычных кредиторов наиболее привилегированны, поскольку удовлетворяются прежде всех расчетов с вкладчиками и полными товарищами (абз. 1 п. 2 ст. 86 ГК). Только после удовлетворения требований кредиторов коммандиты из оставшегося имущества вкладчик имеет право на получение из имущества коммандиты вклада, которое является преимущественным перед аналогичным правом полных товарищей (данное преимущественное право вкладчика предусмотрено законом императивно). И только после расчетов по вкладам из оставшегося имущества участники коммандиты (вкладчики и полные товарищи) имеют право на получение ликвидационной квоты, которая распределяется между ними без учета каких-либо преимуществ - пропорционально их долям в складочном капитале коммандиты (принцип пропорционального распределения ликвидационной квоты предусмотрен законом диспозитивно) (п. 2 ст. 86).

7. Наконец, несколько замечаний о складочном капитале коммандиты, который образуют вклады как полных товарищей, так и вкладчиков. Закон не содержит требований:

Итак, создание коммандиты сопряжено с двумя основными юридическими фактами: с заключением учредительного договора; с государственной регистрацией коммандиты как субъекта права. Одновременно основа функционирования полноценной коммандиты (в отличие от полного товарищества) - фактический состав не из двух, а из трех последовательно связанных между собой фактов: учредительного договора коммандиты; акта ее государственной регистрации как субъекта права; договора (договоров) об участии вкладчика (вкладчиков) в коммандите.

Закон, таким образом, отводит коммандите роль коммерсанта, способного привлекать средства вкладчиков в объеме заранее провозглашенного совокупного размера вкладов, вкладчикам - роль участника с экономической (инвестиционной) функцией, а полным товарищам, ведущим дела коммандиты, - роль профессионального управляющего активами вкладчиков.

Комплементарии. Положение полных товарищей и их ответственность по обязательствам коммандиты определяют правила об участниках полного товарищества (п. 2 ст. 82 ГК). Коммандита представляет собой тот предусмотренный законом случай, когда юридическое лицо осуществляет гражданские права и обязанности через своих участников (п. 2 ст. 53 ГК) в лице полных товарищей, которые управляют коммандитой и ведут ее дела также в соответствии с правилами о полном товариществе (ст. 71, 72 в связи с п. 1 ст. 84 ГК). Это означает, что управление коммандитой осуществляется по общему согласию всех полных товарищей, при этом каждый полный товарищ имеет, по общему правилу, один голос (п. 1, 2 ст. 71 ГК). Каждый полный товарищ вправе действовать от имени коммандиты как ее законный представитель, имея при этом широкие полномочия, кроме случаев когда учредительный договор предусматривает: а) совместное ведение дел или б) возлагает ведение дел на отдельных полных товарищей, при этом третьи лица пользуются защитой от случаев превышения полным товарищем полномочий (п. 1 ст. 72). Полномочия отдельных (одного или нескольких) полных товарищей на ведение дел коммандиты могут быть не только блокированы договором, но и прекращены судом, для чего необходимы три условия: требование одного или нескольких других участников; судебный порядок рассмотрения вопроса; наличие к тому серьезных оснований (в частности, грубое нарушение уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей или обнаружившаяся неспособность к разумному ведению дел). Положительное решение суда - основание для внесения в учредительный договор коммандиты соответствующих изменений (п. 2 ст. 72). Каждый полный товарищ одновременно обязан участвовать в деятельности коммандиты согласно учредительному договору (п. 1 ст. 73 в связи с пп. 2, 5 ст. 82).

Независимо от правила абз. 1 п. 4 ст. 66 ГК статус полного товарища приобретает вкладчик, если его имя (наименование) включены в фирму коммандиты (абз. 2 п. 4 ст. 82). Учитывая указанные выше особенности членства вкладчика в коммандите, правило абз. 2 п. 4 ст. 82 рассчитано на исключительные случаи, в частности, когда: а) лицо было участником договорного процесса о создании коммандиты, однако не подписало учредительный договор и вступило в коммандиту позднее как вкладчик; б) первоначальная фирма коммандиты менялась впоследствии, в результате чего в нее было включено имя (наименование) вкладчика. Закон не дифференцирует причины таких ситуаций (т.е. были ли это случайность, небрежность или заведомость) и устанавливает единое последствие: если имя (наименование) вкладчика было включено в фирму коммандиты, он становится полным товарищем. Данное последствие надлежит толковать буквально, т.е. в части как обязанностей (в том числе ответственности), которыми закон наделяет полных товарищей, так и прав (в частности, участия в управлении и ведении дел): хотя правило абз. 2 п. 4 ст. 82 и установлено в интересах кредиторов коммандиты (для которых ее фирма - важнейший формальный ориентир), защищая интересы кредиторов и возлагая на такого вкладчика полную ответственность по обязательствам коммандиты, не следует забывать и о его собственных интересах, и о необходимости обеспечения тем самым баланса интересов участников гражданского оборота.

Коммандитисты. Вкладчиком может быть гражданин и юридическое лицо (абз. 2 п. 4 ст. 66 ГК). Это общее правило требует трех уточнений:
вкладчиками не могут быть государственные органы и органы местного самоуправления, если иное не установлено законом (абз. 3 п. 4 ст. 66);
учреждения (ст. 120 ГК) могут быть вкладчиками с разрешения собственника, если иное не установлено законом (абз. 4 п. 4 ст. 66);
закон может запрещать (или ограничивать) возможность быть вкладчиком отдельным категориям граждан (абз. 5 п. 4 ст. 66), главным образом исходя из их профессиональной (служебной) деятельности.

Статус коммандитиста регулируют специальные правила о коммандите.

1. В определении коммандиты говорится об ответственности полных товарищей по обязательствам коммандиты всем своим имуществом, о вкладчиках же сказано, что они "несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов" (п. 1 ст. 82 ГК). Из этого правила следуют три важных вывода:
а) вкладчики несут риск убытков в пределах сумм внесенных вкладов, т.е. опасность (возможность, вероятность) утраты того имущества, которое они передали в складочный капитал коммандиты (ср. абз. 1 п. 1 ст. 87 и абз. 1 п. 1 ст. 96 ГК). Имущество, которым рискует вкладчик, как правило, передается им в собственность коммандиты в обмен на право членства в ней, поэтому между вкладчиком и коммандитой существует обязательственная связь (абз. 2 п. 2 ст. 48, п. 2 ст. 85 ГК). Передав имущество коммандите, вкладчик уже не является его собственником и не несет ответственность этим (чужим) имуществом. Не случайно, что когда закон говорит об ответственности полных товарищей, он прямо указывает на то, что они отвечают по обязательствам товарищества своим, т.е. переданным товариществу, имуществом;
б) в п. 2 ст. 83 ГК говорится только о совокупном размере вкладов, вносимых вкладчиками, который должен определять учредительный договор. Закон не проводит дифференциацию между понятиями "коммандитная сумма" и "вклад коммандитиста". Однако другой договор - об участии вкладчика в коммандите - может предусматривать различный режим внесения вклада, а потому не исключены ситуации, когда на момент привлечения коммандиты к ответственности и в случае постановки вопроса об ответственности ее участников вкладчик внесет только часть оговоренного вклада. В этом случае вкладчик рискует тем имуществом, которое передано коммандите, а в пределах непереданного несет ответственность. Последний вывод не имеет отражения в специальных правилах о коммандите и не следует из обращения к правилам о полном товариществе ввиду отсутствия в нем фигуры вкладчика. Тем не менее справедливость вывода подтверждает следующее: непереданный вкладчиком вклад (его часть) образует его долг перед коммандитой, а значит, возможность истребования последнего коммандитой в целях погашения из его стоимости долга коммандиты. Кроме того, именно об ответственности участника в размере неполностью переданного говорится в правилах о хозяйственных обществах (абз. 2 п. 1 ст. 87, абз. 2 п. 1 ст. 96 ГК), а между вкладчиком в коммандите и участником хозяйственных обществ есть много общего (абз. 2-4 п. 4 ст. 66 ГК);
в) вкладчики несут риск убытков в пределах сумм внесенных ими вкладов и ответственность в пределах невнесенной суммы в связи с деятельностью коммандиты (т.е. по обязательствам коммандиты перед третьими лицами). Именно поэтому перед самой коммандитой вкладчик несет ответственность своим имуществом безотносительно к уже внесенному (или еще не внесенному) вкладу.

2. Полная ответственность вкладчика возможна, если:
его имя (наименование) включено в фирму коммандиты (абз. 2 п. 4 ст. 82 ГК);
он совершает сделку от имени коммандиты, действуя без доверенности или с превышением полномочий. Если коммандита позднее прямо не одобрит сделку, она считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, т.е. вкладчика (п. 1 ст. 183 ГК), со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе связанными с действием принципа полного возмещения убытков контрагенту (ст. 15 ГК);
он привлекается к ответственности перед самой коммандитой (а не перед ее кредиторами) (ст. 15, а также п. 3 ст. 53 ГК);
он вызвал несостоятельность (банкротство) коммандиты и привлекается к субсидиарной ответственности по ее обязательствам согласно абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК. В то же время, поскольку членство вкладчика всегда возникает после создания коммандиты и на основании самостоятельного договора об участии, вкладчик не является учредителем коммандиты и едва ли может быть привлечен к ответственности по обязательствам, связанным с ее созданием и возникшим до ее государственной регистрации.

3. Вкладчики в отличие от полных товарищей по общему правилу не вправе участвовать в управлении и ведении дел коммандиты. Это возможно при двух совокупных условиях:
если не запрещает учредительный договор (достаточно, чтобы договор не запрещал возможность представления коммандиты вкладчиками, хотя саму возможность этого, а заодно и различные варианты реализации представительских функций и представительские ситуации договор может предусматривать прямо и подробно регламентировать их, что опирается на последнее правило ст. 85 ГК);
если вкладчик имеет доверенность на представительство коммандиты перед третьими лицами (п. 2 ст. 84 ГК). Такая доверенность (генеральная, разовая или специальная) может быть выдана вкладчику (и даже третьему лицу, не являющемуся участником коммандиты) любым полным товарищем с соблюдением правил об особенностях представительства коммандиты самими полными товарищами (абз. 1-3 п. 1, а также п. 2 ст. 72 в связи с пп. 2, 5 ст. 82 ГК).

Поскольку вкладчик не вправе вести дела коммандиты, закон не распространяет на него требование воздержания от конкуренции с коммандитой (требование лояльности - п. 3 ст. 73 ГК).

4. Вкладчик вправе получать информацию о деятельности коммандиты - знакомиться с ее годовыми отчетами и балансами. Это право он может реализовать в отношении самой коммандиты в лице ее полных товарищей и посредством обращения в компетентные государственные органы (подп. 2 п. 2 ст. 85 ГК). Данное право вкладчика сформулировано императивно, поэтому положения учредительного договора коммандиты, исключающие или ограничивающие его, ничтожны (п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК). Поскольку учредительный договор коммандиты может предусматривать "и иные права вкладчика" (п. 2 ст. 85 ГК), его возможности по контролю за коммандитой могут быть существенно расширены (так, вкладчику может быть предоставлена возможность знакомиться не только с годовыми отчетами и балансами, но и с текущими результатами деятельности коммандиты, при этом его контрольные возможности вполне могут стать сопоставимы с аналогичными возможностями полных товарищей). И все же пределы расширения контрольных прав вкладчиков ограничивает сам закон, императивно закрепляя, что "вкладчики не вправе оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел товарищества" (п. 2 ст. 84 ГК). В данном ограничении речь идет только о вопросах управления коммандитой и ведения ее дел. По всем остальным вопросам вкладчик вправе оспорить действия полных товарищей (например, если они нарушают установленные законом, учредительным договором или договором об участии его права).

5. Вкладчик участвует в прибыли коммандиты пропорционально внесенному в ее складочный капитал вкладу (подп. 1 п. 2 ст. 85). Вкладчик участвует в убытках коммандиты в пределах стоимости вклада.

Реорганизация и ликвидация. За отсутствием специальных правил вопросы реорганизации коммандиты (как и полного товарищества) регулируют ст. 57-60, 68 ГК. Напротив, ее ликвидации особо посвящена ст. 86 ГК, которую дополняют ст. 81, ст. 61-65 ГК и ст. 20-22 Закона о регистрации. Законодатель называет только одно специальное основание ликвидации коммандиты - выбытие всех ее вкладчиков - которое в то же время может быть основанием для ее реорганизации (преобразования) в полное товарищество (абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК). До тех пор пока в коммандите остаются хотя бы один полный товарищ и один вкладчик, она сохраняется как полноценный субъект и не требует принятия в ее состав нового полного товарища или процедуры реорганизации. Данное правило, особо закрепленное в последнем предложении п. 1 ст. 86 как исключение из предыдущего правила этого же абзаца, позволяет сделать два важных вывода.

1. Данное правило свидетельствует о том, что минимальный состав участников коммандиты, необходимый и достаточный для ее создания, и минимальный состав участников, достаточный для обеспечения ее жизнеспособности впоследствии, отличаются друг от друга. Для создания коммандиты достаточно как минимум два полных товарища, однако впоследствии (когда она уже создана) достаточно, чтобы в ней оставался один полный товарищ и один вкладчик. Членство этих участников имеет различное договорное основание. Но поскольку из учредительного договора все участники вышли, речь можно вести только о договоре, имевшем место в прошлом, который продолжает выполнять функцию учредительного документа коммандиты до тех пор, пока в ней остается хотя бы один вкладчик. Соответственно наличие в коммандите вкладчика обеспечивает для лежащего в ее основе учредительного договора некий "сохраняющий эффект". Есть и другое мнение: поскольку коммандита относится к договорным объединениям, а существование учредительного договора (в котором вкладчики не участвуют) при условии сохранения только одной его стороны проблематично, коммандита нуждается в преобразовании в хозяйственное общество.

2. Данное правило исключает ликвидацию коммандиты, если в ней остается единственный полный товарищ (как и необходимость ее реорганизации в хозяйственное общество - ч. 1 ст. 81 ГК). Кроме того, оно блокирует возможность ликвидации коммандиты по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 81 ГК (выход или смерть кого-либо из участников, признание одного из них безвестно отсутствующим, недееспособным или ограниченно дееспособным и др. - п. 1 ст. 76 ГК). Основания для ликвидации, названные в ст. 81 ГК, специфические для полного товарищества, неприменимы к коммандите, поэтому отсылка ст. 86 к ст. 81 не несет никакой нагрузки: ч. 1 ст. 81 только переадресует к ст. 61, но с таким же успехом к ст. 61 можно было перейти из ст. 86, минуя при этом ст. 81. Остается, что среди прочих (не названных в ст. 86 ГК) оснований ликвидации коммандиты есть общие основания ликвидации юридических лиц, а именно:
решение полных товарищей, в том числе в связи с истечением срока, на который (или с достижением цели, ради которой) коммандита создавалась (п. 2 ст. 61 ГК);
решение суда в случае грубых и неустранимых нарушений закона, допущенных при создании коммандиты, осуществления деятельности без надлежащего разрешения (лицензии), запрещенной законом деятельности, а также деятельности с иными неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов (п. 2 ст. 61 ГК);
несостоятельность (банкротство) коммандиты (п. 4 ст. 61, ст. 65 ГК).

Производственный кооператив (артель)

Общие положения. Производственный кооператив (артель) - добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности (производство, переработка, сбыт промышленной, сельскохозяйственной и иной продукции, выполнение работ, торговля, бытовое обслуживание, оказание других услуг), основанной на их личном трудовом и ином участии и объединении его членами (участниками) имущественных паевых взносов (п. 1 ст. 107 ГК). Кооператив - правосубъектная корпоративная (основанная на членстве) коммерческая организация. Он противопоставляется хозяйственным товариществам и обществам (§ 2 гл. 4 ГК) и является особым субъектом, а значит, на него не распространяются ни специальные правила о хозяйственных товариществах (ст. 69-86 ГК), ни общие положения о хозяйственных товариществах и обществах (ст. 66-68 ГК). Применение этих правил возможно только в порядке аналогии закона и при наличии достаточных для этого условий (п. 1 ст. 6 ГК).

Статус кооператива регулируют:

Согласно п. 2 ст. 2 Закона о ПК особенности создания и деятельности сельскохозяйственных производственных кооперативов определяются ФЗ от 8 декабря 1995 г. N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" (с изм. и доп.).

В дореволюционном праве кооперативы обычно рассматривались в качестве разновидности торговых товариществ, а насчет их происхождения не было единства мнений.

Так, К.П. Победоносцев считал артель народной формой товарищества, возникшей непосредственно из хозяйственных потребностей и условий природы и быта и полагал, что понятие о ней намного шире понятия о договоре (в частности, товарищества) и принадлежит к иному порядку форм и явлений (это форма организации быта, родственная понятию семьи и общины). Причина целостности артели - в целостности быта. Правительство нередко пользуется ею как готовым орудием для установления хозяйственного порядка.

Артельное товарищество, по мнению Г.Ф. Шершеневича, порождено экономическими условиями новейшего времени, представляет собой соединение лиц с целью достижения совместным трудом какой-либо хозяйственной цели, при этом личное участие - необходимое условие данной формы (тогда как капиталистический элемент играет совершенно второстепенную роль), напротив, в полном товариществе, корни которого уходят в римское право, личное участие не составляет необходимого признака, но обыкновенно имеет место, а потому предполагается.

Современный законодатель делит все кооперативы на два вида - производственные и потребительские, относя первые к коммерческим, а вторые - к некоммерческим организациям (ср. ст. 107, 116 ГК). Единые кооперативные принципы создания и деятельности юридического лица (добровольность и членство как основа объединения, осуществление кооперативом хозяйственной деятельности, удовлетворение его членами материальных потребностей и возможность распределения между ними дохода от его деятельности, наличие имущественных паевых взносов и субсидиарной ответственности членов по обязательствам кооператива и др.) реализуются как в коммерческом, так и в некоммерческом секторах экономики. С таким легальным подходом согласны не все. В литературе высказано мнение, что кооперативы независимо от их вида и формы - единое социальное явление, основная цель которого - не извлечение прибыли, а удовлетворение материальных и иных потребностей членов (в то время как прибыль - средство ее достижения), а раз так, то все кооперативы следовало бы отнести к некоммерческим организациям и противопоставить коммерческим хозяйственным товариществам и обществам, изменив соответствующим образом закон.

Кооперативы и хозяйственные товарищества объединяет приоритет личного участия членов над финансовым участием в кооперативе (капиталом). Если быть более точным, кооператив - синтез самостоятельной организационно-правовой формы коммерческой организации и специфической гражданско-правовой формы организации коллективного (совместного) труда, синтез прибыли и заработной платы, которые лицо получает как участник и как работник коммерческой организации, оптимальная форма юридического лица, которым управляет трудовой коллектив. Этот вывод покоится на следующей совокупности формальных аргументов.

1. Кооператив - объединение граждан (юридические лица могут участвовать только в силу закона или устава) и форма организации совместной производственной или иной хозяйственной деятельности, основанной на их личном трудовом и ином участии и объединении паевых взносов, при этом число членов кооператива, внесших паевой взнос, но не принимающих в его деятельности личного трудового участия, не может превышать 25% числа членов, принимающих личное трудовое участие в его деятельности (п. 1 ст. 107 ГК, п. 2 ст. 7 Закона о ПК).

2. Прибыль кооператива и ликвидационная квота делятся между его членами, как правило, исходя из их трудового участия (п. 4 ст. 109 ГК). Часть прибыли, распределяемой исходя из размера паевых взносов, не может превышать 50% всей распределяемой прибыли (абз. 2 п. 2 ст. 12 Закона о ПК). Прибыль кооператива может распределяться не только между членами, но и между наемными работниками (п. 1 ст. 12 Закона о ПК).

3. В кооперативах ограничено использование наемного труда: среднее за отчетный период число наемных работников не должно превышать 30% числа членов кооператива (ст. 21 Закона о ПК).

4. Каждый член кооператива имеет один голос, причем для принятия решений закон устанавливает достаточно жесткие требования, в том числе особо квалифицированное большинство и единогласие (п. 4 ст. 110 ГК, п. 2 ст. 15 Закона о ПК).

В отличие от хозяйственных товариществ, фирма которых должна содержать имена (наименования) всех участников - полных товарищей либо имя (наименование) одного (нескольких) участника (п. 3 ст. 69, п. 4 ст. 82 ГК), фирма производственного кооператива свободна от этого требования: она должна содержать его наименование и слова "производственный кооператив" или "артель" (п. 3 ст. 107 ГК).

Создание. Кооператив может быть создан первоначально путем учреждения или в результате реорганизации (и правопреемства), в том числе преобразования хозяйственных товариществ и обществ (п. 1 ст. 68 ГК).

Кооператив образуется исключительно по решению его учредителей (ст. 4 Закона о ПК). В отличие от хозяйственных товариществ кооперативы действуют на основании устава, который является единственным их учредительным документом (п. 1 ст. 108 ГК). Помимо сведений, являющихся общими для всякого юридического лица (1 п. 2 ст. 52 ГК), устав кооператива должен содержать ряд специфических сведений: о размере, составе и порядке внесения членами паевых взносов и ответственности за нарушение обязательств по их внесению, о характере и порядке трудового участия членов в деятельности кооператива и их ответственности за нарушение обязательств по личному трудовому участию, о порядке распределения прибыли и убытков кооператива, о размере и условиях субсидиарной ответственности членов по обязательствам кооператива, о составе и компетенции органов управления кооперативом и порядке принятия ими решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются в особом порядке - единогласно или квалифицированным большинством и др. (п. 2 ст. 108 ГК, п. 2 ст. 5 Закона о ПК). Отсутствие в уставе хотя бы одного такого условия препятствует регистрации кооператива.

Отсутствие в кооперативе учредительного договора некоторые авторы объясняют тем, что такой договор не порождает трудовых правоотношений между его участниками и результатом (юридическим лицом), которые являются имманентной чертой кооператива (п. 1 ст. 107 ГК, ст. 1 Закона), более того - трудовые отношения членов кооператива (в отличие от наемных работников) покоятся на самом факте членства, не требуют специального оформления и не регулируются трудовым законодательством (п. 1 ст. 19 Закона).

Несмотря на то что закон не предусматривает в кооперативе учредительного договора, лица, создающие кооператив, могут заключить договор о создании кооператива для регулирования внутренних организационных отношений, который исчерпывает себя с созданием кооператива (ср. п. 1 ст. 98 ГК).

Кооператив приобретает правоспособность в момент создания (абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК), для чего необходим фактический состав из двух основных последовательных фактов: а) разработка устава и его утверждение на общем собрании; б) акт государственной регистрации кооператива (внесение территориальными налоговыми органами записи в Реестр - п. 2 ст. 51 ГК).

Членство. Кооператив - объединение граждан, которые могут быть его членами по достижении 16 лет (абз. 2 п. 4 ст. 26 ГК, ст. 7 Закона о ПК). Их гражданство (его отсутствие) значения не имеет (ст. 4, п. 1 ст. 7 Закона). Членство граждан сопряжено с осуществлением ими личной трудовой либо иной (финансовой, организационной, обеспечительной и т.п.) функции. Членство юридических лиц (участвующих через своего представителя) возможно, если предусмотрено законом и уставом (п. 1 ст. 107 ГК, ст. 1, 4 Закона о ПК), и это понятно: кооператив - форма организации коллективного труда, в которой гражданско-правовой элемент (членство) объединяется с трудовым (личное трудовое участие), что невозможно для лиц юридических, способных участвовать только своим капиталом. Возможные исключения из этого правила (а также из правил п. 2 ст. 7 и абз. 2 п. 2 ст. 12 Закона, посвященных неработающим членам кооператива и распределению прибыли пропорционально размеру паевых взносов) в литературе критически оцениваются как непродуманная попытка вкрапления в модель кооператива чужеродных "капиталистических" элементов, злоупотребление которыми чревато разрушением данной модели. Взамен предлагается противопоставить членам кооператива (гражданам-трудящимся, получающим прибыль исходя из личного трудового участия) его участников (юридических лиц, получающих прибыль кооператива исходя из размера паевого взноса). Тем не менее в условиях действующего законодательства сказанное о гражданах и юридических лицах (основных и факультативных членах кооператива) требует двух важных уточнений: а) гражданин, являющийся членом кооператива, не обязывается законом к тому, чтобы иметь статус индивидуального предпринимателя; б) участвующее в кооперативе юридическое лицо ввиду отсутствия легальных ограничений может быть как коммерческой организацией, так и некоммерческой. Это еще одно принципиальное отличие кооператива от полного товарищества (ср. абз. 1 п. 4 ст. 66 ГК).

Минимальное число членов кооператива - пять человек (п. 3 ст. 108 ГК, ст. 4 Закона о ПК), т.е. членство юридических лиц не должно включаться в эту цифру, а может только дополнять ее. Максимальное число членов не ограничено, что позволяет сопоставить кооператив с открытым акционерным обществом.

Членство в кооперативе связано с существованием у членов обязательственных прав в отношении кооператива (и не дает вещного права в отношении имущества кооператива - абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Член кооператива имеет право участвовать в деятельности кооператива и в работе общего собрания с правом голоса, избирать и быть избранным в наблюдательный совет, исполнительные и контрольные органы кооператива, получать подлежащую распределению долю прибыли кооператива и иные выплаты, запрашивать информацию по любым вопросам деятельности кооператива, выйти из кооператива и получить соответствующие имущественные выплаты.

Членство в кооперативе возлагает и ряд обязанностей (внести паевой взнос, участвовать в деятельности кооператива личным трудом или путем внесения дополнительного паевого взноса, нести субсидиарную ответственность по долгам кооператива и др.) (ст. 8 Закона о ПК). Член кооператива вправе по своему усмотрению выйти из него, предупредив письменно председателя (правление) не позднее чем за две недели (п. 1 ст. 22 Закона о ПК). Прием и исключение членов - исключительная компетенция общего собрания членов кооператива (п. 2 ст. 110 ГК, п. 1 ст. 15 Закона о ПК).

Исключение из кооператива возможно при невнесении в установленные сроки паевого взноса, неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей, возложенных уставом, а также в других случаях, установленных законом и уставом. Так, член наблюдательного совета или исполнительного органа может быть исключен в связи с его членством в аналогичном кооперативе (абз. 1, 2 п. 2 ст. 111 ГК, п. 3 ст. 22 Закона о ПК).

Управление. В кооперативе в отличие от хозяйственных товариществ существуют органы управления (ст. 110 ГК, гл. V Закона о ПК), компетенцию которых и порядок принятия ими решений определяют закон и устав (п. 2 ст. 108, п. 2 ст. 110 ГК). Законодатель исходит из нескольких основных принципов:

1. Высший орган управления - общее собрание членов кооператива, которое вправе рассматривать и принимать решения по любому вопросу образования и деятельности кооператива. В его исключительной компетенции - утверждение устава и внесение в него изменений, определение основных направлений деятельности, образование наблюдательного совета и прекращение полномочий его членов, прием и исключение членов, утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов и распределение прибыли и убытков, решение о ликвидации и реорганизации, а также другие вопросы согласно Закону или уставу (абз. 1 п. 1, п. 3 ст. 110 ГК, п. 1 ст. 15 Закона). Общее собрание правомочно, если на нем присутствуют более 50% всех членов кооператива. Каждый член независимо от размера пая при принятии решений общим собранием имеет один голос (данная норма является императивной и не подлежит изменению уставом, что опять-таки отличает кооператив от товарищества, в котором аналогичное правило сформулировано только как общее - п. 2 ст. 71 ГК). В зависимости от существа вопроса решения принимаются открытым или тайным голосованием большинством голосов присутствующих - простым (общее правило), двумя третями (при исключении члена), тремя четвертями (при изменении устава, ликвидации или реорганизации кооператива кроме преобразования в хозяйственное товарищество или общество) либо единогласно (при преобразовании в хозяйственное товарищество или общество) (п. 4 ст. 110 ГК, пп. 2, 5 ст. 15 Закона о ПК). Указанные требования к голосованию исключают возможность принятия единоличных или узкокорпоративных решений (подобно тому, как это могут делать обладатели контрольного пакета участия в хозяйственных обществах). Все это, в свою очередь, исключает саму идею дочерних (зависимых) кооперативов (ср. ст. 105, 106 ГК). Общее собрание созывается правлением (председателем) и проводится не реже чем один раз в год в сроки, предусмотренные уставом, но не позднее чем через три месяца после окончания финансового года. Внеочередные собрания созываются по решению наблюдательного совета, требованию ревизионной комиссии (ревизора) или не менее чем 10% общего числа членов (п. 3 ст. 15 Закона).

2. В крупных кооперативах (с членством более 50 лиц) может быть наблюдательный совет. Его создание - право (а не обязанность) кооператива. Наблюдательный совет контролирует деятельность исполнительных органов и решает другие вопросы, отнесенные к его компетенции уставом. Заседания наблюдательного совета проводятся по мере необходимости, но не реже чем один раз в полгода (абз. 2 п. 1 ст. 110 ГК, ст. 16 Закона).

3. В кооперативе избирается председатель, а в кооперативах с числом членов более десяти - правление, т.е. исполнительные органы, осуществляющие текущее руководство кооперативом и подотчетные наблюдательному совету и общему собранию. Срок полномочий исполнительных органов определяет устав (абз. 3 п. 1 ст. 110 ГК, ст. 17 Закона о ПК).

4. Закон о ПК (в отличие от ГК) предусматривает ревизионную комиссию (в составе не менее трех членов) или ревизора (если число членов менее 20), которые осуществляют контроль за финансово-хозяйственной деятельностью кооператива (ст. 18).

Имущество. Кооператив, подобно хозяйственным товариществам, - собственник имущества, переданного ему членами и приобретенного (произведенного) впоследствии, при этом сами члены имеют обязательственные права в отношении кооператива (абз. 2 п. 2 ст. 48, абз. 1 п. 1 ст. 109 ГК).

Важнейшая (и первоначальная) часть имущества кооператива - его паевой фонд, который состоит из паевых взносов членов и определяет минимальный размер имущества кооператива, гарантирующего интересы его кредиторов (п. 3 ст. 10 Закона о ПК). Паевые взносы могут быть основными и дополнительными (первые вносятся всеми членами, вторые - только неработающими "взамен" их неучастия личным трудом - п. 2 ст. 8 Закона о ПК). Законодатель предусматривает специфическую формулу накопления паевого фонда кооператива. Так, член обязан внести к моменту регистрации кооператива не менее 10% паевого взноса, а остальную часть - в течение года с момента регистрации (п. 2 ст. 109 ГК, п. 1 ст. 10 Закона о ПК). Особенность данной формулы состоит в том, что она: а) предусмотрена законом императивно (а потому не может быть изменена членами); б) касается как работающего, так и неработающего члена кооператива. Для сравнения: в полном товариществе каждый участник должен внести к моменту регистрации не менее 50% вклада, а оставшуюся часть - в сроки, установленные учредительным договором, которые могут быть любыми, в том числе весьма продолжительными (п. 2 ст. 73 ГК). Размер паевого взноса (основного и дополнительного) устанавливается уставом и может быть одинаковым для всех членов или разным. Оценка конкретного паевого взноса осуществляется по соглашению всех членов при образовании кооператива с учетом рыночных цен, а при вступлении в кооператив новых членов - комиссией, назначаемой правлением (по всей видимости, если данный орган отсутствует, ее должен назначить председатель). Оценка паевого взноса, превышающего 250 МРОТ, должна проводиться независимым оценщиком (см. п. 2 ст. 10 Закона о ПК).

Ни ГК, ни Закон о ПК не определяют величину (размер) паевого фонда (это же характерно и для складочного капитала товариществ). Данный вопрос - прерогатива кооператива, а требования Закона о ПК сводятся к тому, чтобы: а) паевой фонд был полностью сформирован в течение первого года деятельности кооператива; б) начиная со второго года деятельности кооператива и каждый последующий год стоимость его чистых активов не была меньше стоимости паевого фонда, иначе последний подлежит уменьшению (пп. 3, 4 ст. 10 Закона о ПК).

Кооператив не вправе выпускать акции (ср. п. 7 ст. 66, п. 3 ст. 109 ГК). Его имущество делится на паи членов согласно уставу. Пай состоит из паевого взноса (который может быть в виде денег, ценных бумаг, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также иных объектов гражданских прав - п. 2 ст. 10 Закона о ПК) и соответствующей части чистых активов кооператива, за исключением средств неделимого фонда (п. 3 ст. 9 Закона о ПК). Таким образом, имущество кооператива образуют паи его членов и неделимый фонд, при этом ни ГК, ни закон не регулируют соотношение между этими составляющими, а потому согласно уставу оно может быть разным. Основной является паевая часть имущества. Гражданско-правовое значение пая связывается со следующим.

1. При всяком прекращении членства лицу выплачивается денежная стоимость пая или выдается имущество в натуре, соответствующее стоимости пая (п. 1, абз. 3 п. 2 ст. 111 ГК, п. 7 ст. 22 Закона о ПК). Расчеты с выбывающем членом производятся исходя из паевой части имущества кооператива (т.е. при этом не учитывается имущество неделимого фонда).

2. Согласно п. 4 ст. 109 ГК пай по общему правилу не влияет на распределение между членами прибыли кооператива и ликвидационной квоты. Он может оказывать влияние на то и (или) другое, только если это предусмотрено законом или уставом. В свою очередь, согласно ст. 12 Закона о ПК паевой взнос - равноправный (наряду с личным трудовым и (или) иным участием) критерий при делении прибыли, причем часть прибыли, распределяемая пропорционально размерам паевых взносов, не должна превышать 50% от всей распределяемой прибыли.

3. Пай (его часть) может быть предметом сделок как между членами кооператива (если иное не предусмотрено законом или уставом), так и между членом и третьим лицом (только с согласия кооператива). В последнем случае и при возмездном отчуждении членом своего пая (его части) другие члены имеют преимущественное право покупки отчуждаемого пая (его части), что отличает кооператив от полного товарищества (ст. 79 ГК). Передача всего пая влечет для отчуждателя прекращение его членства, а передача части пая - сокращение его финансового участия в кооперативе. Соответственно приобретение пая (его части) другим членом увеличивают его финансовое участие в кооперативе, а если пай (его часть) приобретены третьим лицом, оно (с учетом его пожелания) либо принимается в члены кооператива, либо реализует право требования выплатить из имущества кооператива соответствующую часть денежных средств (имущество в натуре). Передача пая (его части) осуществляется в порядке, предусмотренном уставом (п. 3 ст. 111 ГК, п. 4 ст. 9 Закона о ПК).

4. В случае смерти члена кооператива пай в составе наследственной массы переходит к его наследникам, при этом последние по общему правилу могут быть приняты в члены кооператива, если же это запрещено уставом (а также с учетом желания самого наследника) - кооператив выплачивает наследнику стоимость пая умершего члена (п. 4 ст. 111 ГК).

5. Пай - объект для обращения взыскания по личным долгам члена кооператива при недостатке у него иного имущества для их покрытия (п. 5 ст. 111 ГК, п. 3 ст. 13 Закона о ПК). Законодатель (в отличие от того, как он поступает в ст. 80 ГК) оставляет открытым вопрос о том, возможно ли обращение кредиторами взыскания на сам пай (его продажа с публичных торгов), или же требования кредиторов подлежат удовлетворению из соответствующей (паю) части выделяемого имущества кооператива (денежной или натуральной). По смыслу п. 5 ст. 111 ГК и п. 3 ст. 13 Закона о ПК, поскольку порядок обращения взыскания на пай не определяет законодатель, его должен определять устав.

Создание неделимого фонда, следуя смыслу абз. 2 п. 1 ст. 109 ГК, - право (а не обязанность) кооператива, решение о его создании принимают члены, как правило, единогласно (если иное не предусмотрено уставом - абз. 3 п. 1 ст. 109 ГК). Неделимый фонд используется на цели, определяемые уставом (абз. 2 п. 1 ст. 109 ГК, п. 1 ст. 11 Закона о ПК). На него не может быть обращено взыскание по личным долгам члена кооператива (п. 5 ст. 111 ГК; п. 1 ст. 11, п. 3 ст. 13 Закона о ПК).

Ответственность. Кооператив отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом и не отвечает по обязательствам своих членов (пп. 1, 2 ст. 13 Закона о ПК). Члены несут субсидиарную ответственность по обязательствам кооператива, ее размеры и порядок предусматривает Закон и устав (п. 2 ст. 107 ГК). Между тем п. 1 ст. 13 Закона о ПК не решает этот вопрос и переадресует его к уставу. Ясно, во всяком случае, следующее. Члены должны нести ответственность по обязательствам кооператива только при недостаточности его имущества как основного должника (ст. 399 ГК). В этом отношении они ничем не отличаются от полных товарищей в хозяйственных товариществах (ср. п. 1 ст. 75 и п. 2 ст. 82 ГК). Согласно п. 2 ст. 107 ГК размер их ответственности должен быть предусмотрен законом и уставом, а согласно п. 2 ст. 108 ГК размер и условия такой ответственности должны быть отражены в уставе.

Поскольку ни ГК, ни Закон о ПК не предусматривают размера такой ответственности и отдают этот вопрос на откуп уставу:
в каждом конкретном кооперативе субсидиарная ответственность его членов устанавливается индивидуально;
субсидиарная ответственность членов кооператива, не являющихся предпринимателями и не выступающих в гражданском обороте от имени кооператива, распространяется только на часть их имущества и этим отличается от ответственности полных товарищей, которые занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества и отвечают по его обязательствам всем своим имуществом (ср. с п. 1 ст. 69 ГК);
поскольку п. 2 ст. 107 ГК и ст. 13 Закона о ПК не требуют, чтобы ответственность членов кооператива по его обязательствам была установлена в одинаковом для всех членов кратном размере (ср. с п. 1 ст. 95 ГК), она свободна от этого требования (в этом отношении члены кооператива отличаются и от участников общества с дополнительной ответственностью).

Примечательно, что Закон ничего не говорит о порядке возложения ответственности членов кооператива по их обязательствам - напротив, в целом ряде других случаев прямо сказано о солидаритете (п. 1 ст. 75, абз. 2 п. 1 ст. 87, п. 1 ст. 95, абз. 2 п. 1 ст. 96, абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК). Кстати, именно об этом Закон говорит и в контексте ответственности членов потребительского кооператива (абз. 2 п. 4 ст. 116 ГК). Согласно п. 2 ст. 107 и п. 2 ст. 108 ГК, а также п. 1 ст. 13 Закона о ПК порядок возложения рассматриваемой ответственности должен определять устав. В случае сомнений следует исходить из принципа долевой ответственности членов кооператива, поскольку: а) редакция правила п. 2 ст. 107 является оригинальной и едва ли случайной; б) правило о долевом обязательстве в условиях множественности лиц является общим (ст. 321 ГК); в) члены кооператива не занимаются предпринимательской деятельностью от имени кооператива (в отличие от полных товарищей - ср. п. 1 ст. 69 ГК), а потому на них не распространяется правило п. 2 ст. 322 ГК.

Реорганизация и ликвидация. Вопросы реорганизации и ликвидации кооперативов решаются в соответствии с общими правилами о реорганизации и ликвидации юридических лиц, поэтому положения гл. VIII Закона о ПК в основном воспроизводят общие правила, предусмотренные ст. 57-65 ГК. Оригинальными для кооператива можно считать следующие два правила, одно из которых посвящено реорганизации, другое - ликвидации.

1. Кооператив может быть преобразован только в хозяйственное товарищество или общество и только по единогласному решению его членов (п. 2 ст. 112 ГК, п. 5 ст. 26 Закона о ПК).

2. Имущество кооператива, оставшееся после удовлетворения требований его кредиторов, подлежит распределению между его членами в порядке, предусмотренном уставом или соглашением между членами (п. 5 ст. 27 Закона о ПК).

Особенность кооперативной формы исключает ликвидацию кооператива по такому основанию, как уменьшение имущества кооператива, специфическому для хозяйственных обществ (ср. с п. 4 ст. 90, п. 4 ст. 99 ГК). Однако нет никаких сомнений в том (законодатель оставляет этот вопрос открытым), что уменьшение числа основных членов кооператива (и, таким образом, невыполнение требований п. 3 ст. 108 ГК и Закона о ПК) - основание для реорганизации (преобразования) кооператива, а при невыполнении кооперативом данного требования - для его ликвидации.

Общество с ограниченной ответственностью

Общие положения. Общество с ограниченной ответственностью - учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники такого общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости внесенных вкладов (абз. 1 п. 1 ст. 87 ГК). Деятельность обществ с ограниченной ответственностью регулируется ФЗ от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изм. и доп.); ст. 87-94 ГК; общими положениями о хозяйственных товариществах и обществах (ст. 66-68 ГК); основными положениями о юридических лицах (§ 1 гл. 4, ст. 48-65 ГК).

Правовое положение обществ, являющихся кредитными организациями (последние могут создаваться и существовать только в форме хозяйственных обществ), права и обязанности их участников дополнительно определяются законами, регулирующими деятельность кредитных организаций (п. 3 ст. 87 ГК).

Сходное замечание касается обществ в сферах страховой и инвестиционной деятельности, сельхозпроизводства, а также с участием иностранных инвесторов (п. 2 ст. 1, п. 3 ст. 11 Закона об ООО).

В отношении обществ не могут применяться правила о других коммерческих организациях (такое возможно только в порядке аналогии закона и при наличии достаточных для этого условий - п. 1 ст. 6 ГК), в свою очередь, правила об обществе могут применяться в отношении общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК).

Общество - форма ведения бизнеса, обеспечивающая объединение и обособление капитала (а не участвующих в нем лиц). Если же общество создается одним лицом (такое возможно только в хозяйственных обществах - абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК), оно не является корпоративной структурой (от лат. corporatio - общество, союз, группа лиц, объединяемая общностью интересов) и используется только как форма обособления капитала (от другого имущества лица) для его использования в предпринимательской деятельности. Приведем ряд аргументов, подтверждающих главенство в обществе именно капитала, а не состава участников.

1. Уже в определении общества (п. 1 ст. 87 ГК) закон ставит на первое место разделенный на доли уставный капитал, а не участников, занимающихся от имени созданной ими организации предпринимательской деятельностью или осуществляющих в созданной ими организации трудовую или иную функцию, что характерно для хозяйственных товариществ и производственного кооператива (ср. с п. 1 ст. 69, п. 1 ст. 82, п. 1 ст. 107 ГК). Уставный капитал выполняет гарантийную функцию - определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующий интересы его кредиторов (п. 1 ст. 90 ГК, п. 1 ст. 14 Закона об ООО), при этом законодатель формулирует ряд оригинальных правил (не известных товариществам и кооперативам), особо посвященных уставному капиталу и его гарантийной функции (абз. 2 п. 1 ст. 87, ст. 90 ГК; абз. 2 п. 1 ст. 2, ст. 15-20 Закона об ООО). Так, законодатель подробно регламентирует вопросы и механизмы динамики уставного капитала (п. 2 ст. 17, ст. 18-20 Закона об ООО). Его увеличение возможно за счет:

Его уменьшение возможно путем:

2. Доля в уставном капитале, как правило, оказывает прямое влияние на распределяемую между участниками прибыль общества (п. 2 ст. 28 Закона об ООО, ср. с п. 1 ст. 74 и п. 4 ст. 109 ГК) и имеет значение в других случаях (ст. 10, 58 Закона об ООО). На общем собрании каждый участник, как правило, имеет число голосов, пропорциональное его доле в уставном капитале (п. 1 ст. 32 Закона об ООО, ср. с п. 2 ст. 71, п. 4 ст. 110 ГК).

3. Общество может иметь статус дочернего по отношению к другому хозяйственному обществу или товариществу или зависимого по отношению к другому хозяйственному обществу с последствиями, предусмотренными ст. 105, 106 ГК и ст. 6 Закона об ООО. При этом одним из критериев в первом случае и исключительным критерием во втором случае является именно структура его уставного капитала (напротив, законодательству неизвестны явления дочернего или зависимого хозяйственного товарищества или кооператива).

В результате такого смещения акцента с роли "личного" в сторону "имущественного" наиболее последовательно и полно достигается разделение и противопоставление между самим обществом как правосубъектной коммерческой организацией и его участниками, а само общество олицетворяет модель капиталистической организации. Общество - наиболее популярная и распространенная форма, соединяющая максимум "положительных" черт при минимуме "отрицательных". Наиболее востребованные с практической точки зрения его достоинства - отсутствие особых требований к участникам (в сравнении с хозяйственными товариществами), а главное - их ответственности по долгам общества (в сравнении с товариществами, кооперативом и обществом с дополнительной ответственностью), а также простота устройства и создания (в сравнении с акционерными обществами). Общество не вправе выпускать акции (п. 7 ст. 66 ГК), которые являются исключительным атрибутом акционерного общества - наиболее близкой ему формы коммерческой организации (ст. 96-104 ГК).

Фирма общества должна содержать его наименование и слова "с ограниченной ответственностью" (п. 2 ст. 87 ГК, см. также ст. 4 Закона об ООО). Данное правило отличается от правил п. 3 ст. 69, п. 4 ст. 82 ГК и, напротив, вполне сопоставимо с правилом п. 3 ст. 107 ГК.

Создание. Общество может быть создано первоначально (путем учреждения) или в результате реорганизации (и правопреемства), в том числе преобразования хозяйственных товариществ, производственного кооператива или акционерного общества (ст. 68, п. 2 ст. 112 ГК), а также общества с дополнительной ответственностью (ст. 56 Закона об ООО). В отличие от хозяйственных товариществ (которые являются договорными организациями) и производственного кооператива (в основе которого лежит устав) учредительными документами общества являются заключаемый учредителями учредительный договор и утверждаемый ими устав, а если общество учреждается одним лицом - только утверждаемый им устав. Если затем число участников общества увеличивается с одного до двух и более, они должны заключить учредительный договор (п. 1 ст. 11 Закона об ООО). Учредительные документы общества должны содержать ряд специфических сведений: о размере уставного капитала и долей каждого из участников, о размере, составе, сроках и порядке внесения ими вкладов, об ответственности за нарушение обязанностей по внесению вкладов, о составе и компетенции органов управления и порядке принятия ими решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов, а также иные сведения (п. 2 ст. 89 ГК; подробнее см. ст. 12 Закона об ООО).

Общество приобретает правоспособность в момент создания (абз. 1 п. 3 ст. 49 ГК), для чего необходим фактический состав из двух основных последовательных фактов: разработка учредительных документов; акт государственной регистрации общества (внесение территориальными налоговыми органами записи в единый государственный реестр юридических лиц - п. 2 ст. 51 ГК, ст. 13 Закона об ООО). Общество считается созданным с момента его государственной регистрации. Оно создается на неопределенный срок, если иное не предусмотрено уставом. Все изменения, вносимые в учредительные документы общества, впоследствии подлежат государственной регистрации и приобретают силу для третьих лиц с момента таковой. При расхождении между условиями учредительного договора и положениями устава приоритет имеют последние, причем как для участников общества, так и для третьих лиц.

Участники. Поскольку общество - форма объединения и (или) обособления капитала, законодатель не предъявляет особых требований к участникам. Он, в частности, не требует от них личного участия (необходимого для членов кооператива) и не возлагает на них специфическую функцию осуществления предпринимательской деятельности от имени организации (характерную для участников товариществ). Кроме того, нет никакой зависимости между составом участников и стабильностью общества (ср. с п. 1 ст. 76 ГК). И все же Закон об ООО устанавливает некоторые количественные и качественные ограничения на участие в обществе. Так, минимальное число участников общества - одно лицо (одночленным оно может быть с момента учреждения или стать впоследствии), максимальное - 50 человек. При превышении допустимого числа участников общество в течение года должно преобразоваться в открытое акционерное общество или в производственный кооператив, в противном случае подлежит ликвидации (п. 1 ст. 88 ГК, абз. 2 п. 2, п. 3 ст. 7 Закона об ООО). Участниками общества могут быть граждане и юридические лица, при этом на их участие Закон устанавливает те же ограничения, что и на участие вкладчиков в коммандитах:

Участие в обществе (как и в товариществах и кооперативе) сопряжено с сохранением за участниками только обязательственных прав в отношении общества (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Статья 67 ГК, а также ст. 8 и 9 Закона об ООО формулируют основные права участников (участвовать в управлении обществом, получать информацию о его деятельности, знакомиться с бухгалтерской и иной документацией, получать прибыль и ликвидационную квоту, отчуждать долю или ее часть в уставном капитале и др.) и их основные обязанности (вносить вклады и сохранять конфиденциальную информацию о деятельности общества). Помимо основных прав и обязанностей, установленных в ГК и законе, участник может иметь дополнительные права и обязанности согласно уставу, особенность которых состоит, в частности, в том, что если такие права (обязанности) связаны с определенным участником, они носят личный характер и не передаются в порядке правопреемства при отчуждении доли (ее части) (п. 2 ст. 8, п. 2 ст. 9 Закона об ООО).

Участник вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других участников и получить стоимость части его имущества (или имущество в натуре), соответствующей его действительной доле в уставном капитале (ст. 94 ГК, пп. 1-3 ст. 26 Закона об ООО). Аналогичное право на получение части имущества общества предусмотрено и для некоторых других случаев, в частности при невозможности отчуждения доли (ее части) участником или как одно из последствий при универсальном правопреемстве (соответственно пп. 3, 6 ст. 93 ГК; пп. 2, 5 ст. 23 Закона об ООО), а также при исключении участника (п. 4 ст. 23 Закона об ООО).

Участник может быть исключен из общества в судебном порядке по требованию других участников, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала (см. ст. 10 Закона об ООО, ср. с п. 2 ст. 76 ГК, который в аналогичной ситуации требует единогласия остающихся полных товарищей).

Управление. Общество, как и кооператив (в отличие от товариществ), имеет органы управления (ст. 91 ГК, гл. IV Закона об ООО), компетенция которых и порядок принятия ими решений определяются Законом и уставом общества (п. 2 ст. 91), при этом в отличие от кооперативов здесь нет жесткой связи между участием в обществе и пребыванием в его органах управления (т.е. органы могут формироваться не только из числа участников - п. 1 ст. 91 ГК; пп. 3 и 6 ст. 32, п. 1 ст. 40, п. 1 ст. 41 Закона об ООО), а принцип раздельности участия (невозможности одновременного участия в разных органах) ограничен (абз. 5 п. 2 и абз. 3 п. 6 ст. 32 Закона об ООО).

1. Общее собрание участников - высший орган общества. К его исключительной компетенции относятся изменение устава и уставного капитала общества, образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, утверждение годовых отчетов и балансов общества, распределение его прибылей и убытков, решение вопроса о реорганизации и ликвидации общества, избрание ревизионной комиссии (ревизора) и др. (п. 2 ст. 91 ГК, подробнее см. п. 1 ст. 32, ст. 33 Закона об ООО).

2. В обществе может создаваться совет директоров (наблюдательный совет), компетенцию которого определяет устав в соответствии с Законом (п. 2 ст. 32 Закона об ООО).

3. В целях текущего руководства обществом создается исполнительный орган - коллегиальный (правление, дирекция и др.) и (или) единоличный (генеральный директор, президент и др.), подотчетные общему собранию и совету директоров (п. 4 ст. 32, ст. 40, 41 Закона об ООО).

4. Для проверки финансово-хозяйственной деятельности в обществе может быть (а в обществах с числом более 15 участников - должна быть) ревизионная комиссия (ревизор) (п. 6 ст. 32, ст. 47 Закона об ООО).

Имущество. Общество (как и товарищества и кооперативы) - собственник имущества, переданного ему в виде вкладов его учредителями (участниками), а также произведенного и приобретенного в ходе его деятельности (абз. 1 п. 1 ст. 66 ГК), при этом участники имеют обязательственные права в отношении общества (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Участники должны вносить вклады двух видов - в уставный капитал общества, а если это предусмотрено уставом - также в имущество общества (ст. 15 и 27 Закона об ООО), при этом последние не оказывают влияние на уставный капитал (см. п. 4 ст. 27 Закона об ООО).

Уставный капитал - важнейшая часть имущества общества. Согласно п. 1 ст. 90 ГК он состоит из стоимости вкладов (а по терминологии абз. 1 п. 1 ст. 14 Закона об ООО - из номинальной стоимости долей) участников и определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов. В отличие от хозяйственных товариществ и производственных кооперативов Закон требует, чтобы размер уставного капитала был не менее 100 МРОТ (п. 1 ст. 90 ГК; п. 1 ст. 14 Закона об ООО) и предусматривает специфическую формулу его накопления: он должен быть оплачен участниками не менее чем наполовину на момент регистрации общества. Оставшаяся часть подлежит оплате в течение первого года деятельности общества, при этом каждый учредитель общества должен полностью внести свой вклад в течение срока, который определен учредительным договором в пределах одного года с момента государственной регистрации общества (п. 3 ст. 90 ГК, ст. 16 Закона об ООО). Размер уставного капитала и номинальная стоимость образующих его долей участников определяются в рублях, при этом размер доли в уставном капитале определяется в виде процентов или дроби (и должен соответствовать соотношению номинальной стоимости доли и уставного капитала). Максимальный размер доли, а также возможность изменения соотношения долей могут быть ограничены уставом, при этом такое ограничение не должно касаться только отдельных участников. От номинальной стоимости доли (являющейся проекцией на уставный капитал) следует отличать действительную стоимость доли, которая является проекцией на чистые активы общества и соответствует части их стоимости исходя из размера доли (ст. 14 Закона об ООО).

Вкладом в уставный капитал может быть любое имущество - деньги, ценные бумаги, другие вещи или имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку, за исключениями, предусмотренными уставом (напротив, вклады в имущество общества вносятся, как правило, деньгами - п. 3 ст. 27 Закона об ООО). Денежная оценка неденежных вкладов утверждается на общем собрании единогласным решением всех участников. Оценка неденежного вклада, номинальная стоимость (или увеличение номинальной стоимости) которого превышает 200 МРОТ, должна проводиться независимым оценщиком, ответственным за завышение действительной стоимости вклада (пп. 1, 2 ст. 15 Закона об ООО). Номинальная стоимость (увеличение номинальной стоимости) доли, оплачиваемой неденежным вкладом, не может превышать оценочную стоимость вклада (абз. 2 п. 2 ст. 15 Закона об ООО); о невозможности превышения номинальной стоимости доли над стоимостью вклада говорится и в других случаях (абз. 1 п. 1 и абз. 3 п. 2 ст. 19 Закона об ООО). Участники могут передавать вклады не только в собственность общества, но и в пользование, для таких случаев установлены специфические механизмы сохранения уставного капитала для целей выполнения им гарантийной функции (пп. 3, 4 ст. 15 Закона об ООО). Впрочем, об особой роли уставного капитала говорит ряд других специфических правил, имеющих "капиталосберегающую" направленность.

1. Участники, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах стоимости неоплаченной части вклада каждого участника (абз. 2 п. 1 ст. 87 ГК; абз. 2 п. 1 ст. 2 Закона об ООО). Участники не могут освобождаться от обязанности внесения вклада в уставный капитал, в том числе путем зачета их требований к обществу (п. 2 ст. 90 ГК; абз. 2 п. 1 ст. 16 Закона об ООО).

2. При неполной оплате уставного капитала в течение года с момента государственной регистрации общество должно уменьшить уставный капитал (до фактически оплаченного размера) или принять решение о ликвидации (п. 2 ст. 20 Закона об ООО). По окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов общества не должна быть меньше уставного капитала, иначе общество обязано уменьшить уставный капитал (до размера, не превышающего стоимость чистых активов), а если при этом стоимость чистых активов становится меньше 100 МРОТ, оно подлежит ликвидации (п. 4 ст. 90 ГК, п. 3 ст. 20 Закона об ООО). Общество обязано уменьшить свой уставный капитал и в других случаях (п. 5 ст. 93 ГК, п. 3 ст. 26 Закона об ООО).

3. Уменьшение уставного капитала допускается после уведомления всех кредиторов общества, которые вправе потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательств общества и возмещения убытков (п. 5 ст. 90 ГК, п. 4 ст. 20 Закона об ООО). Его увеличение может быть только после его полной оплаты, до этого момента общество не вправе принимать решение о распределении между участниками прибыли (п. 6 ст. 90 ГК, п. 1 ст. 17, п. 1 ст. 29 Закона об ООО).

4. До полной оплаты доли участник может совершать сделку с долей только в пределах оплаченной ее части (п. 4 ст. 93 ГК; п. 3 ст. 21 Закона об ООО).

Поскольку общество представляет собой прежде всего форму объединения и (или) обособления капитала, доли участников в уставном капитале общества отличаются повышенной оборотоспособностью.

1. Участник вправе без каких-либо ограничений продать или иным образом уступить свою долю (ее часть) в уставном капитале одному (нескольким) другим участникам, а если это не запрещает устав - третьему лицу с соблюдением преимущественного права покупки данной доли (ее части), принадлежащего другим участникам (пп. 1, 2 ст. 93 ГК, пп. 1, 2, 4-6 ст. 21 Закона об ООО). Для сравнения: в хозяйственных товариществах передача доли (ее части) полным товарищем другому участнику или третьему лицу возможна всегда и только с согласия остальных полных товарищей, при этом закон не предусматривает преимущественного права приобретения данной доли (ее части) (ст. 79 ГК). В свою очередь, передача пая (его части) в производственном кооперативе другому члену кооператива допускается, если иное не предусмотрено законом или уставом, а передача пая третьему лицу возможна только с согласия кооператива и с соблюдением преимущественного права покупки пая (его части), принадлежащего другим членам (п. 3 ст. 111 ГК).

Таким образом, возможность участника совершить сделку с долей (ее частью) в уставном капитале общества сопоставима с аналогичным правом вкладчиков в коммандитах (что имеет легальное подтверждение - подп. 4 п. 2 ст. 85 ГК). В некоторых указанных законом случаях приобретателем доли (ее части) может быть само общество с последствиями, предусмотренными п. 5 ст. 93 ГК и ст. 23 и 24 Закона (в частности, такие доли не учитываются при определении результатов голосования на общем собрании участников общества, а также при распределении прибыли и ликвидационной квоты). Закон об ООО (ст. 22) разрешает и другие сделки с долями (их частями), например залог.

2. Доли в уставном капитале переходят к правопреемникам участников общества, если учредительные документы не связывают возможность такого перехода с согласием остальных участников (п. 6 ст. 93 ГК, п. 7 ст. 21 Закона об ООО).

3. Доля (ее часть) в уставном капитале - объект для обращения взыскания по личным долгам участника при недостатке у него иного имущества для их покрытия (ст. 25 Закона). В этом случае само общество или его участники могут выплатить кредиторам действительную стоимость доли (ее части) участника-должника, иначе доля (ее часть) подлежит продаже с публичных торгов (т.е. любому лицу). При этом приобретатель становится участником общества независимо от согласия общества или его участников (п. 9 ст. 21, п. 3 ст. 25 Закона об ООО). Для сравнения: в хозяйственных товариществах продажа доли с публичных торгов исключена, а в производственных кооперативах - отдана на откуп уставу.

Ответственность. Общество несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом и не отвечает по обязательствам участников (п. 1 ст. 56 ГК; пп. 1, 2 ст. 3 Закона об ООО). При недостаточности имущества общества его участники также не несут ответственности: они несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (абз. 1 п. 1 ст. 87 ГК, абз. 1 п. 1 ст. 2 Закона об ООО). В этом и состоит сущность общества (и его название): ответственность общества ограничивается его имуществом (активами) и не может распространяться на имущество его участников. Говоря иначе, участники общества ( в отличие от полных товарищей в товариществах и членов кооперативов) не несут субсидиарной ответственности по обязательствам общества (в этом отношении они опять-таки сопоставимы с вкладчиками в коммандитах - ср. с п. 1 ст. 82 ГК). Однако из этого правила есть исключения.

1. Участники несут ответственность по обязательствам общества, если они не полностью внесли свой вклад, при этом ответственность таких участников является солидарной и ограничивается стоимостью неоплаченной части вклада (а если вклад не был внесен вообще - стоимостью всего вклада) (абз. 2 п. 1 ст. 87 ГК).

2. Участник отвечает по обязательствам общества как солидарный должник, если для этого есть следующие предпосылки: а) общество имеет статус дочернего, а его участник - основного общества (товарищества), а потому правомочен оказывать влияние на дочернее общество; б) дочернее общество выполняло указания, которые были для него обязательными; в) результатом этих указаний стала сделка (сделки), породившая ответственность общества (абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК; абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона об ООО).

3. Наконец, участник может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в условиях несостоятельности (банкротства) общества (абз. 2 п. 3 ст. 56, абз. 3 п. 2 ст. 105 ГК; п. 3 ст. 3, абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об ООО).

Участники могут привлекаться к ответственности и в других случаях (правда, здесь они отвечают уже по своим обязательствам, а не по обязательствам общества). Так, учредители несут солидарную ответственность по обязательствам, связанным с учреждением общества и возникшим до его регистрации (п. 2 ст. 11 Закона об ООО). Участник несет ответственность всем свои имуществом, если отвечает перед самим обществом (а не перед его кредиторами) (п. 3 ст. 53 ГК; абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона об ООО), а также если совершает сделку от имени общества, действуя без доверенности или с превышением полномочий: в этом случае если общество впоследствии прямо не одобрит сделку, она считается заключенной от имени и в интересах участника (п. 1 ст. 183 ГК) со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе связанными с действием принципа полного возмещения убытков контрагенту (ст. 15 ГК).

Реорганизация и ликвидация. Вопросы реорганизации и ликвидации общества регулируются правилами гл. V Закона об ООО, которые в основном совпадают с положениями ст. 57-64 ГК. Впрочем, помимо традиционных для реорганизации передаточного акта и разделительного баланса (ст. 59 ГК), здесь можно встретить также договор о слиянии или присоединении (ст. 52, 53 Закона об ООО).

Общество может преобразоваться в акционерное общество, общество с дополнительной ответственностью или производственный кооператив (п. 1 ст. 56 Закона об ООО) и не может преобразоваться в товарищество (ст. 68, п. 2 ст. 92 ГК). Последнее объясняют тем, что в товариществах - специальный субъектный состав и личная ответственность участников. Однако такая аргументация сомнительна по следующим причинам:

При ликвидации обществ после расчетов с кредиторами остаточное имущество распределяется следующим образом: в первую очередь выплачивается распределенная, но не выплаченная прибыль, во вторую очередь - прочее имущество делится между всеми участниками пропорционально их долям в уставном капитале (п. 1 ст. 58 Закона об ООО).

Общество с дополнительной ответственностью

Общие положения. Общество с дополнительной ответственностью - учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров; участники такого общества солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества (п. 1 ст. 95 ГК). В ГК ему посвящена единственная статья - 95, которая непосредственно регулирует только два вопроса - ответственность его участников (п. 1) и содержание его фирмы (п. 2). В остальном же к обществу с дополнительной ответственностью применяются правила об обществах с ограниченной ответственностью. И хотя в п. 3 ст. 95 ГК говорится о возможности применения к обществам с дополнительной ответственностью правил Кодекса об обществах с ограниченной ответственностью (т.е. ст. 87-94), это не означает невозможности применения к ним Закона об ООО, иначе многие вопросы создания и деятельности обществ с дополнительной ответственностью останутся нерешенными. В отношении общества с дополнительной ответственностью не имеют прямого действия специальные правила о других коммерческих организациях, поэтому их применение возможно только в порядке аналогии закона и при наличии достаточных для этого предпосылок (п. 1 ст. 6 ГК).

Таким образом, в отношении обществ данного вида действуют: а) специальные правила ст. 95 ГК; б) правила об обществе с ограниченной ответственностью и ст. 87-94 ГК; в) общие положения о хозяйственных товариществах и обществах (ст. 66-68 ГК); в) основные положения о юридических лицах - § 1 гл. 4 ГК (ст. 48-65 ГК).

Требование к фирме общества с дополнительной ответственностью не оригинально (и сопоставимо с требованиями, предъявляемыми к фирме общества с ограниченной ответственностью): она должна содержать наименование общества и слова "с дополнительной ответственностью" (п. 2 ст. 95 ГК, ср. с п. 2 ст. 87 ГК).

Ответственность. Общество с дополнительной ответственностью отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом (п. 1 ст. 56 ГК). Особенностью такого общества является дополнительная ответственность участников по его обязательствам. Благодаря этому признаку общество, имея много общего с обществом с ограниченной ответственностью, в то же время имеет некоторое сходство с хозяйственными товариществами и производственным кооперативом.

1. Ответственность участников по обязательствам общества является субсидиарной (т.е. дополнительной) к той ответственности, которую несет само общество как основной должник. Поэтому участники могут нести ответственность по обязательствам общества, если само общество не сможет ответить по этим обязательствам (ввиду отсутствия или недостаточности имущества). Общие правила ст. 399 ГК (за отсутствием специальных правил в ст. 95 ГК) позволяют исключить ответственность участников в следующих трех случаях - если кредитор:

Именно поэтому кредитор, не предъявивший по каким-либо причинам своего требования к обществу, лишается возможности получить удовлетворение от его участника впоследствии - в пределах трехлетнего срока исковой давности.

2. Если общество имеет двух и более участвующих в нем лиц, их ответственность носит солидарный характер. Согласно общим правилам о солидаритете (ст. 322-326 ГК) кредитор вправе требовать исполнения как от всех участников-должников совместно, так и от любого из них в отдельности (как полностью, так и в части долга). Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, вправе требовать недополученное с остальных должников. Все солидарные должники считаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью. Исполнение солидарной обязанности полностью одним должником погашает обязательство и освобождает остальных должников от исполнения, однако порождает регрессное требование исполнившего должника в отношении остальных должников (ст. 323, 325 ГК).

Солидарная ответственность участников общества не имеет той специфики, которая присуща полным товарищам в хозяйственных товариществах (п. 2 ст. 75 ГК), а из-за сущностных различий между хозяйственными товариществами и обществами аналогия закона в этом вопросе исключена. Кроме того, о солидарной ответственности участников общества нельзя говорить в принципе при отсутствии множественности лиц на обязанной стороне, т.е. если общество является одночленным (абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК).

3. Ответственность участников устанавливается в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов. Кратность выражается коэффициентом, который может быть представлен целым (2; 3; 5 и т.д.) или дробью (2,5; 3,3; 5,6 и т.д.). Кратность размера ответственности должна быть одинаковой для всех участников. Закон запрещает, чтобы один участник нес ответственность в трех-, а другой - в пятикратном размере стоимости вклада. Отсюда следует, что если участники внесли вклады одинаковой стоимости (например, два участника по 1 млн. руб.) и несут ответственность в трехкратном размере стоимости вклада, их ответственность будет одинаковой: 3 млн руб. (1 млн руб. х 3). Если же участники внесли вклады разной стоимости (например, один - 1 млн. руб., а другой - 2 млн. руб.) и несут ответственность в трехкратном размере стоимости вклада, то первый будет отвечать на 3 млн. руб. (1 млн. руб. х 3), а второй - на 6 млн. руб. (2 млн. руб. х 3).

Понятно, что участники несут ответственность только частью своего имущества. Пределы такой - неполной - ответственности не устанавливаются нормативно, а потому индивидуальны для каждого общества и определяются его учредительными документами. При установлении ответственности участника ее пределы в каждом конкретном случае могут максимально ограничиваться и расширяться (в результате чего общество с дополнительной ответственностью может приближаться к обществу с ограниченной ответственностью или к полному товариществу). Поскольку ответственность участников должна быть во всяком случае, коэффициент кратности не может быть равен нулю, ничтожно будет и соглашение об исключении ответственности (ср. п. 3 ст. 75 ГК): все это подрывает саму конструкцию общества с дополнительной ответственностью, лишает его основополагающего конструктивного признака - дополнительной ответственности участников. В то же время участники не могут и не должны нести полную ответственность, иначе общество будет создавать необоснованную конкуренцию полному товариществу. Неясно, впрочем, как быть, если согласно заданному коэффициенту кратности ответственность участника намного превышает все мыслимое и немыслимое его личное имущество. Закон ничего не говорит на этот счет (не вводит каких либо ограничений на коэффициент), т.е. отдает это вопрос на откуп учредительным документам.

4. При банкротстве одного из участников его ответственность по обязательствам общества распределяется между остальными участниками пропорционально их вкладам (или в ином порядке, предусмотренном учредительными документами) (п. 1 ст. 95 ГК). Так, если в обществе было три участника, вклады которых составляли 50%, 25% и 25%, то при банкротстве первого участника его ответственность в размере 1 млн. руб. распределится между двумя другими участниками, учитывая равенство их долей, поровну (т.е. по 500 тыс. руб. на каждого). Если вклады трех участников составляли, к примеру, 60%, 30% и 10%, то при банкротстве первого участника его ответственность в размере 1 млн. руб. распределится между двумя другими участниками по принципу 3/1, т.е. за участника-банкрота второй участник должен будет нести ответственность в пределах 750 тыс. руб. (30% х 1 млн. руб. / 40%), а третий - в пределах 250 тыс. руб. (10% х 1 млн. руб. / 40%). Понятно, что если в обществе только два участника, ответственность участника-банкрота переходит на другого участника в полном объеме, а если общество является одночленным (состоит из единственного участника-банкрота), сказанное о переходе ответственности на других участников исключается в принципе за их отсутствием.

Акционерное общество

Общие положения. Акционерное общество - коммерческая организация, уставный капитал которой разделен на определенное число акций, удостоверяющих обязательственные права участников (акционеров) по отношению к обществу; акционеры не отвечают по обязательствам общества и несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций (абз. 1 ст. 96 ГК; абз. 1, 2 п. 1 ст. 2 ФЗ от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изм. и доп.)). В отношении акционерных обществ действуют: а) правила указанного Федерального закона и ст. 96-104 ГК; б) общие положения о хозяйственных товариществах и обществах (ст. 66-68 ГК); в) основные положения о юридических лицах - § 1 гл. 4 ГК (ст. 48-65 ГК). Правовое положение акционерных обществ, созданных путем приватизации государственных и муниципальных предприятий, дополнительно определяется законодательством о приватизации (абз. 2 п. 3 ст. 96 ГК, п. 5 ст. 1 Закона об АО). Сходное замечание касается правового положения акционерных обществ в банковской, инвестиционной и страховой деятельности, обществ, созданных на базе реорганизованных сельхозпредприятий и обслуживающих сферу сельхозпроизводства, а также обществ с участием иностранных инвестиций (абз. 3 п. 3 ст. 96 ГК, пп. 3, 4 ст. 1, п. 6 ст. 9 Закона об АО). В отношении акционерных обществ не могут применяться правила о других коммерческих организациях, и наоборот (такое возможно только в порядке аналогии закона и при наличии достаточных для этого условий - п. 1 ст. 6 ГК).

Акционерное общество исторически возникло для обеспечения централизации крупного капитала в целях реализации долгосрочных и дорогостоящих экономических проектов (в частности, строительства железных дорог). Современное акционерное общество может быть двух типов - открытым или закрытым. Принципиальная разница между ними состоит в том, что открытое общество вправе проводить открытую (публичную) подписку на выпускаемые акции и осуществлять свободную их продажу. Как правило (если иное не установлено законодательством или уставом), открытое общество вправе проводить также и закрытую подписку на выпускаемые акции. В открытом обществе ни акционеры, ни само общество не имеют преимущественного права на приобретение отчуждаемых другим акционером акций. Напротив, акции закрытого общества распределяются только среди его учредителей или иного заранее определенного круга лиц и не могут отчуждаться посредством открытой подписки или иным образом предлагаться для приобретения неограниченному кругу лиц. Акционеры закрытого общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами, а если акционеры не реализовали свое преимущественное право и в случаях, предусмотренных уставом, - такое преимущественное право может быть и у самого общества (ст. 97 ГК, а также пп. 2, 3 ст. 7, п. 2 ст. 39 Закона об АО).

Принципиальная разница в порядке распределения и обращения акций предопределяет другие различия. Речь, в частности, идет: а) о максимально допустимой численности акционеров (закон не ограничивает ее в открытых обществах и ограничивает 50 лицами в закрытых обществах); б) о характере деятельности общества (в открытых обществах она должна быть публичной - абз. 2 п. 1 ст. 97 ГК; ст. 92 Закона об АО); в) об уставном капитале (который в открытом обществе не может быть ниже 1000, а в закрытом - 100 МРОТ - ст. 26 Закона об АО) и о ряде других различий.

По свой сути и устройству закрытое общество сопоставимо с обществом с ограниченной ответственностью и отличается от него по большому счету правом выпуска акций (п. 7 ст. 66 ГК) - ценных бумаг и самостоятельных объектов права (ст. 128 и гл. 7 ГК). В то же время, как верно подчеркивает Е.А. Суханов, акции закрытых обществ изначально лишены свойства свободной отчуждаемости, что противоречит природе акции как ценной бумаги, поэтому классическими являются только открытые общества.

В самом деле, открытое общество по сути является классической и вместе с тем высшей формой капиталистической организации, способной привлечь максимальный объем собственного (а не заемного) капитала и обеспечить его централизацию и независимость от состава акционеров, которые ввиду их количества и географической разбросанности (удаленности) часто не знают друг друга, не присутствуют на общих собраниях и не участвуют непосредственно в процессе управления обществом (предоставляя такую возможность представителям и наемному менеджменту) и узнают об эффективности деятельности общества по информационным сообщениям и биржевым котировкам акций (для того чтобы придержать или, напротив, вовремя сбросить акции).

Как бы то ни было, всякое акционерное общество представляет собой форму объединения исключительно капитала. Не случайно, что если устойчивость товариществ непосредственно зависит от факторов личного свойства (п. 1 ст. 76 ГК), а устойчивость обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью и кооперативов - от реализации участником (членом) при его выходе из организации права на получение части имущества данной организации (ст. 94, п. 1 ст. 111 ГК, а также ст. 26 Закона об ООО), всякий акционер, напротив, не может требовать от самого общества каких-либо выплат: он может только продать имеющиеся у него акции другому лицу и таким образом выйти из общества (или сократить свое финансовое присутствие в нем) и получить удовлетворение имущественного интереса, исходя из ликвидности и рыночной стоимости отчуждаемых акций. Отсюда следует, что: а) устойчивость акционерного общества не зависит от динамики акционеров, а его капитал гарантирован от уменьшения при их выходе и отличается максимальной автономностью; б) содержание обязательственной связи между участником и организацией, о которой идет речь в абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК, - явление неоднородное и в акционерном обществе отличается спецификой, производной от его капиталистической сущности.

Фирма акционерного общества должна содержать его наименование и указание на то, что общество является акционерным, и на его тип (открытое или закрытое) (п. 2 ст. 96 ГК, ст. 4, п. 1 ст. 7 Закона об АО).

Создание. Акционерное общество может быть создано первоначально (путем учреждения) или в результате реорганизации (и правопреемства), в том числе преобразования хозяйственного товарищества, других хозяйственных обществ, производственного кооператива (см. ст. 8 Закона об АО, ст. 68, п. 2 ст. 112 ГК).

Учреждение общества осуществляется по решению учредителей, которое должно отражать результаты их голосования, принятые решения о создании общества, утверждение его устава, избрание органов управления. Если у общества один учредитель, в его решении должны быть определены размер уставного капитала, категории и типы акций и порядок их оплаты. Если учредителей несколько, они заключают между собой письменный договор, определяющий порядок осуществления ими совместной деятельности по созданию общества, размер его уставного капитала, категории и типы акций, подлежащих размещению среди учредителей, размер и порядок их оплаты, права и обязанности учредителей по созданию общества. Данный договор является договором о совместной деятельности (гл. 55 ГК) и исчерпывает себя с достижением цели - созданием акционерного общества. Он не относится к числу учредительных документов общества. Единственным его учредительным документом является устав, что отличает акционерное общество от других хозяйственных обществ и товариществ и делает его сопоставимым в этом отношении с производственным кооперативом (пп. 1, 3 ст. 98 ГК, п. 5 ст. 9, п. 1 ст. 11 Закона об АО).

Устав всякого общества должен содержать специфические сведения о типе общества, месте его нахождения и фирме, размере уставного капитала, количестве, номинальной стоимости, категориях и типах размещаемых акций, правах акционеров - владельцев каждой категории и типа акций, структуре и компетенции органов управления и порядке принятия ими решений, в том числе вопросах, решения по которым принимаются квалифицированным большинством голосов или единогласно, о филиалах и представительствах, другие сведения в соответствии с законодательством, а также по желанию учредителей (п. 3 ст. 98 ГК; п. 3 ст. 11 Закона об АО).

Отсутствие в обществе учредительного договора обусловлено повышенной оборотоспособностью акций, а значит, динамикой акционеров и нередким значительным их количеством и территориальной разбросанностью. Понятно, что в таких условиях вносить всякий раз изменения в учредительный договор весьма проблематично. Именно поэтому в обществе существует реестр акционеров, ведение и хранение которого общество обязано обеспечить уже с момента государственной регистрации.

С момента государственной регистрации общество считается созданным и приобретает правоспособность. Как правило, оно создается без ограничения срока.

Акционеры. Акционеры - участники общества, передавшие свое имущество в его собственность в обмен на обязательственное право (абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Количественные и качественные требования к акционерам закрытых обществ совпадают с требованиями к участникам обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью (абз. 2 п. 3 ст. 7 Закона об АО, абз. 2-5 п. 4 ст. 66 ГК). Напротив, отличительная черта открытых обществ состоит в том, что: а) закон разрешает участвовать в них всем гражданам без исключения; б) не ограничивает общее число их акционеров; в) рассматривает данный тип общества как исключительный для тех случаев, когда учредителем является публичный субъект (абз. 5 п. 4 ст. 66 ГК, абз. 2 п. 2 и п. 4 ст. 7 Закона об АО).

Акционеры - обладатели акций (ценных бумаг), которые с точки зрения персонифицированности владельца могут быть только именными (см. абз. 3 п. 2 ст. 25 Закона об АО, п. 2 ст. 146 ГК), а с формальной точки зрения - документарными или бездокументарными (ст. 149 ГК). Акционеры могут отличаться друг от друга (а заодно и от участников других обществ) как объемом финансового участия в уставном капитале (экономически), так и характером своего обязательственного права (требования) в отношении общества (собственно юридически). Дело в том, что общество вправе размещать помимо обыкновенных также привилегированные акции (т.е. две категории акций). Последние, в свою очередь, могут быть нескольких типов, при этом номинальная стоимость всех размещенных привилегированных акций не должна превышать 25% от уставного капитала общества (п. 1 ст. 102 ГК, п. 2 ст. 25 Закона об АО). Наличие привилегированных акций (в том числе разных их типов) - право, но не обязанность общества. Их отсутствие позволяет дифференцировать состав акционеров только по объему участия в уставном капитале; напротив, их наличие (тем более наличие нескольких типов) обеспечивает не только экономическую, но и собственно юридическую дифференциацию состава акционеров.

Каждая обыкновенная акция имеет одинаковый номинал и предоставляет акционеру одинаковый объем прав, в том числе на участие в общем собрании и голосование по всем вопросам его компетенции, на получение дивидендов и ликвидационной квоты (п. 1 ст. 25, п. 1, 2 ст. 31 Закона об АО).

Напротив, привилегированные акции должны иметь одинаковый номинал и предоставлять акционеру одинаковый объем прав только в рамках одного и того же типа. Привилегированная акция, как правило, не дает права голоса на общем собрании, но гарантирует фиксированный размер дивиденда и (или) ликвидационной квоты, соответственно при наличии в обществе привилегированных акций устав должен определять: а) размер дивиденда, либо б) размер ликвидационной квоты, либо в) размер того и другого (в чем и состоит "привилегия", предоставляемая одноименной категорией акций, которая может быть различной в каждом конкретном случае). Размер того и (или) другого должен быть либо определен в твердой сумме или в процентном отношении к номиналу акции, либо по крайней мере быть определимым. Если устав не определяет и не позволяет определить размер ликвидационной квоты по привилегированным акциям, она выплачивается на общих основаниях, т.е. в третью очередь наряду с владельцами обыкновенных акций (п. 1 ст. 23 Закона об АО). Если устав не определяет и не позволяет определить размер дивиденда по привилегированным акциям, он выплачивается наравне с дивидендом по обыкновенным акциям. Если устав определяет или позволяет определить размер дивиденда по привилегированным акциям, последние делятся на кумулятивные (когда устав предусматривает возможность накопления невыплаченного или не полностью выплаченного дивиденда и его выплату не позднее установленного срока) и некумулятивные (когда устав не предусматривает такой возможности или не устанавливает такого срока).

Привилегированная акция дает право голоса только в следующих трех случаях:

Согласно абз. 1 п. 1 и пп. 4, 5 ст. 32 Закона об АО перечень случаев, когда привилегированная акция дает право голоса, - исчерпывающий и не может дополняться уставом.

Таким образом, особенность акционерных обществ состоит в том, что обязательственно-правовая связь между разными акционерами и обществом исходя из объема и содержания обязательственного права (требования) может быть одинаковой или неодинаковой. Кстати, закон запрещает конвертацию (лат. convercio - превращение, изменение, в данном случае - обмен) обыкновенных акций в привилегированные, но в ряде случаев (если это предусмотрено уставом или при реорганизации общества) не запрещает конвертацию привилегированных акций в обыкновенные, а так же в привилегированные акции других типов (п. 3 ст. 31, п. 3 ст. 32 Закона об АО), при этом статус акционера и характер его связи с обществом претерпевают соответствующее изменение.

Акционеры могут быть владельцами не только целых, но и дробных акций (т.е. акций, которые существуют в виде частей целых акций). Изначально все акции являются целыми. Дробные акции - это результат протекающих в обществе внутренних процессов. Причинами их появления могут стать осуществление преимущественного права на приобретение отчуждаемых или дополнительных акций, а также консолидация акций (лат. con + solidare - уплотнять, укреплять, сращивать) (абз. 3 ст. 25, п. 1 ст. 74 Закона об АО). В указанных случаях дробные акции могут появиться, если приобретение целого числа акций невозможно. В то же время дробные акции могут стать результатом намеренной процедуры дробления целых акций (п. 2 ст. 74 Закона об АО). Суть противоположных по смыслу процессов консолидации и дробления акций состоит в том, что по решению общего собрания общество либо объединяет две или более размещенных акции и конвертирует их в одну новую акцию той же категории (типа), либо дробит размещенные акции и конвертирует одну акцию в две или более акции той же категории (типа) (подп. 14 п. 1 ст. 48, ст. 74 Закона об АО). Дробные акции:

Управление. Общество имеет органы управления, компетенция которых, порядок принятия ими решений и выступления от имени общества определяются Законом и уставом (п. 4 ст. 103 ГК). Как и в других хозяйственных обществах, здесь нет жесткой связи между участием в обществе и пребыванием в его органах управления (т.е. органы могут формироваться не только из числа акционеров), а возможность одновременного участия в разных органах ограничена (п. 2 ст. 66, абз. 1 п. 6 ст. 85 Закона об АО, ср. с абз. 5 п. 2, абз. 3 п. 6 ст. 32 Закона об ООО).

1. Высший орган управления - общее собрание акционеров, к исключительной компетенции которого относятся изменение устава, в том числе размера уставного капитала, избрание членов совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии (ревизора) и досрочное прекращение их полномочий, утверждение годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибылей и убытков и распределение прибылей и убытков, решение о реорганизации или ликвидации общества и др. (п. 1 ст. 103 ГК; ст. 48 Закона об АО).

2. В обществе с числом акционеров более 50 создается совет директоров (наблюдательный совет), при этом устав должен определять исключительную его компетенцию (п. 2 ст. 103 ГК). В компетенцию совета директоров входят определение приоритетных направлений деятельности, созыв общего собрания и утверждение его повестки дня, размещение облигаций, использование резервного и иных фондов общества и многое другое. Исключительность компетенции общего собрания и совета директоров означает непередаваемость указанных вопросов на рассмотрение других - исполнительных - органов. Однако исключительная компетенция сама по себе может иметь исключения. Так, вопрос образования исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий, отнесенный к исключительной компетенции общего собрания, по прямому указанию Закона может быть отнесен уставом к ведению совета директоров, а вопрос о принятии решений об участии и о прекращении участия общества в других организациях, отнесенный к компетенции совета директоров, - к ведению исполнительных органов (п. 1 ст. 103 ГК; п. 1 ст. 48, подп. 9 и 17.1 п. 1 ст. 65 Закона об АО).

3. Исполнительный орган, подотчетный общему собранию и совету директоров, может быть коллегиальным и (или) единоличным (т.е. во всяком обществе должен быть единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор. Кроме того, согласно уставу может быть также коллегиальный исполнительный орган - правление, дирекция). К компетенции исполнительного органа относится решение всех вопросов, не составляющих исключительную компетенцию других органов, определенную Законом или уставом (п. 3 ст. 103 ГК; ст. 69, 70 Закона об АО).

4. Особняком в Законе об АО (ст. 85) упоминается ревизионная комиссия (ревизор), контролирующая финансово-хозяйственную деятельность общества.

Имущество. Общество (как и все рассмотренные выше формы коммерческих организаций) - собственник имущества, переданного ему в виде вкладов его учредителями (участниками), а также произведенного и приобретенного в процессе его деятельности (абз. 1 п. 1 ст. 66 ГК).

Уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости всех акций (как обыкновенных, так и привилегированных), приобретенных акционерами (размещенные акции). Помимо номинальной всякая акция имеет действительную (рыночную) стоимость, которая может отличаться от номинальной в большую или меньшую сторону (соответственно при эффективности и неэффективности деятельности общества). Помимо приобретенных (размещенных) акций, номинальная стоимость которых определяет уставный капитал (т.е. минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов - п. 1 ст. 25, абз. 1 п. 1 ст. 27 Закона об АО), устав общества может (но не обязан) предусматривать объявленные акции, которые представляют собой "резерв" для увеличения уставного капитала общества посредством размещения "из этого резерва" дополнительных акций к уже размещенным (абз. 2 п. 1 ст. 27, п. 3 ст. 28 Закона об АО). Минимальный уставный капитал закрытых обществ - 100, а открытых - 1000 МРОТ (ст. 26 Закона об АО).

Закон устанавливает оригинальные требования относительно накопления уставного капитала, а именно: а) при учреждении общества все его акции должны быть размещены среди учредителей; б) не менее 50% этих акций должны быть оплачены в течение трех месяцев с момента государственной регистрации общества; в) распределенные акции должны быть полностью оплачены в течение одного года с момента государственной регистрации общества (или в меньший срок, предусмотренный договором о создании общества) (п. 2 ст. 25, абз. 1, 2 п. 1 ст. 34 Закона об АО). Оплата акций при учреждении общества производится по цене не ниже их номинальной стоимости, а оплата дополнительных акций, размещаемых посредством подписки, - по цене, определяемой советом директоров общества, но не ниже их номинальной стоимости. Оплата акций, распределяемых среди учредителей и дополнительных акций, может осуществляться деньгами, ценными бумагами, вещами или имущественными правами либо правами, имеющими денежную оценку. Форма оплаты определяется соответственно договором о создании общества или решением о размещении дополнительных акций. Устав может ограничивать оплату акций некоторыми видами имущества. Денежная оценка имущества, вносимого в оплату акций при учреждении общества, производится по соглашению учредителей, а при оплате дополнительных акций - советом директоров, при этом в том и в другом случае (если иное не установлено законом) для установления рыночной стоимости имущества привлекается независимый оценщик, а оценка имущества учредителями и советом директоров не может превышать оценку независимого оценщика (пп. 2, 3 ст. 34, п. 1 ст. 36 с учетом ст. 77 Закона об АО).

Основные требования закона к уставному капиталу общества сопоставимы с требованиями к уставному капиталу общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, хотя и имеют специфику.

1. Акционеры, не полностью оплатившие акции, также несут солидарную ответственность по обязательствам общества в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций (абз. 2 п. 1 ст. 96 ГК, абз. 3 п. 1 ст. 2 Закона об АО). Акционеры также не могут быть освобождены от обязанности оплаты акций, в том числе путем зачета их требований к обществу (п. 2 ст. 99 ГК).

2. По окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов общества также не должна быть меньше уставного капитала, в противном случае общество обязано уменьшить уставный капитал (до размера, не превышающего стоимость чистых активов), а если при этом стоимость чистых активов становится меньше 100 или 1000 МРОТ (соответственно для закрытых и открытых обществ), оно подлежит ликвидации (п. 4 ст. 99 ГК, пп. 4, 5 ст. 35 Закона об АО). Общество обязано уменьшить свой уставный капитал и в других случаях, предусмотренных законом (см., например, п. 4.1 ст. 17, абз. 5 п. 1 ст. 34 Закона об АО).

3. Уменьшение уставного капитала допускается после уведомления всех кредиторов общества, которые вправе потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения убытков (абз. 2 п. 1 ст. 101 ГК, п. 1 ст. 30 Закона об АО). Увеличение уставного капитала может быть только после полной его оплаты, до этого момента общество не вправе принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов (п. 2 ст. 100, п. 3 ст. 102 ГК; п. 1 ст. 43 Закона об АО).

4. Акция учредителя, как правило (если иное не предусмотрено уставом), не дает ему права голоса до момента полной ее оплаты. При неполной оплате акций и нарушении формулы накопления уставного капитала соответствующий пакет акций (цена размещения которых соответствует неоплаченной сумме или стоимости не переданного в счет оплаты имущества) переходит в собственность общества. В этом случае в течение одного года с момента приобретения таких акций общество обязано или принять решение об уменьшении уставного капитала, или (в целях оплаты уставного капитала) реализовать приобретенные акции по цене не ниже их рыночной стоимости (а если рыночная стоимость акций ниже их номинальной стоимости - по цене не ниже номинальной стоимости). Если приобретенные обществом акции не могут быть реализованы им в течение одного года, общество обязано принять решение об уменьшении уставного капитала путем погашения таких акций, в противном случае компетентные государственные или муниципальные органы могут инициировать ликвидацию общества. Одновременно Закон об АО не устанавливает запрет на отчуждение акционером размещенных при учреждении общества, но еще не оплаченных акций (ср. с п. 4 ст. 93 ГК; п. 3 ст. 21 Закона об ООО). Это замечание, разумеется, не касается дополнительных акций, размещаемых путем подписки и при условии их полной оплаты (абз. 3-6 п. 1 ст. 34 Закона об АО).

В отличие от доли в уставном капитале общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью акция - ценная бумага, а значит, самостоятельный объект гражданских прав (ст. 128 и гл. 7 ГК), обладающий более высокой (в сравнении с долей) оборотоспособностью.

1. Поскольку всякая акция - именная ценная бумага (абз. 3 п. 2 ст. 25 Закона об АО), передача удостоверяемых ею прав подчиняется требованию п. 2 ст. 146 ГК и соответствующим правилам § 1 гл. 24 ГК.

2. Акционеры вправе отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров и общества. Данное правило (абз. 4 п. 1 ст. 2 Закона об АО) сформулировано в качестве общего. В открытых обществах оно ничем не ограничено, в закрытых ограничивается преимущественным правом покупки, которое по закону принадлежит другим акционерам, а также может принадлежать в силу устава самому обществу (ст. 97 ГК, пп. 2, 3 ст. 7 Закона об АО). Для сравнения: в других хозяйственных обществах отчуждение доли третьим лицам ограничивается преимущественным правом покупки других участников, кроме того, может блокироваться уставом (ср. с пп. 1, 2 ст. 93 ГК).

3. Свобода отчуждения акций и отсутствие каких-либо специальных правил допускают отчуждение размещенных, но не полностью оплаченных акций, а также переход акций к правопреемникам акционеров (ср. с пп. 4 и 6 ст. 93 ГК и пп. 3 и 7 ст. 21 Закона об ООО).

4. Закон допускает приобретение акций самим обществом. Такие акции поступают в распоряжение общества, они не дают права голоса, не учитываются при подсчете голосов, по ним не начисляются дивиденды. Общество должно реализовать их по цене не ниже рыночной стоимости в течение одного года с момента приобретения или принять решение о их погашении и, таким образом, об уменьшении уставного капитала (абз. 5 п. 1 ст. 34, ст. 72, п. 6 ст. 76 Закона об АО).

5. За отсутствием специальных правил (ср. со ст. 80 и п. 5 ст. 111 ГК, ст. 25 Закона об ООО) акция - полноценный объект для обращения взыскания по личным долгам акционера. При продаже с публичных торгов всех (части) акций должника последний выходит из общества (сокращает свое присутствие на величину проданных акций), соответственно приобретатель акций становится акционером.

Ответственность. Вопросы ответственности в акционерном обществе решаются так же, как и в обществе с ограниченной ответственностью. Общество несет ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом и не отвечает по обязательствам акционеров (п. 1 ст. 56 ГК, пп. 1, 2 ст. 3 Закона об АО). При недостаточности имущества общества акционеры не несут ответственности по обязательствам общества: они несут риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им акций (абз. 1 п. 1 ст. 96 ГК, абз. 2 п. 1 ст. 2 Закона об АО).

Акционеры несут ответственность по обязательствам общества, если они не полностью оплатили акции, при этом ответственность таких акционеров является солидарной и ограничивается пределами неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций (а если акции не были оплачены вообще - общей их стоимостью) (абз. 2 п. 1 ст. 96 ГК; абз. 3 п. 1 ст. 2 Закона об АО). Акционер отвечает по обязательствам общества как солидарный должник и в том случае, если для этого есть предпосылки, указанные в абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК и абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона. Наконец, акционер может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в условиях его несостоятельности (банкротства) (абз. 2 п. 3 ст. 56, абз. 3 п. 2 ст. 105 ГК; п. 3 ст. 3, абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об АО). Акционеры могут привлекаться к ответственности и в других случаях, аналогичных тем, когда к ответственности может привлекаться участник общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью (речь, в частности, идет о так называемом основном акционере - абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона об АО, а также об учредителях общества - абз. 1 п. 2 ст. 98 ГК; п. 3 ст. 10 Закона об АО). Специфическую ответственность акционера в виде неустойки за неисполнение обязанности по оплате акций может предусматривать договор о создании общества (абз. 4 п. 1 ст. 34 Закона об АО).

Реорганизация и ликвидация. Не считая ст. 104 ГК, эти вопросы специально и подробно урегулированы в ст. 15-24 Закона об АО. В основном они соответствуют общим правилам ст. 57-64 ГК, а их специфика связана с институтом акции. Так, помимо традиционных передаточного акта и разделительного баланса (см. ст. 59 ГК), Закон об АО предусматривает договор о слиянии или присоединении, в котором должны быть отражены порядок и условия реорганизации, а также порядок конвертации акций (ст. 16, 17). Кроме того, по смыслу ст. 16-19 Закона об АО слияние, присоединение, разделение и выделение возможны только в условиях соблюдения чистоты акционерной формы, поэтому невозможно слияние акционерного общества с неакционерной организацией (или его присоединение к таковой), а продуктом разделения акционерного общества (или выделения из него) не может стать неакционерная организация. В то же время акционерное общество может преобразоваться в общество с ограниченной (или дополнительной) ответственностью или в производственный кооператив и (что не предусмотрено для других хозяйственных обществ) - в некоммерческое партнерство (п. 1 ст. 20 Закона об АО).

На ликвидацию акционерного общества оказывают влияние категории и типы акций. Так, из оставшегося после расчетов с кредиторами имущества в первую очередь осуществляются выплаты по акциям, которые должны быть выкуплены обществом согласно ст. 75 Закона об АО, во вторую - расчеты с владельцами привилегированных акций (в части начисленных, но не выплаченных дивидендов, а также определенной уставом ликвидационной квоты), в третью - распределяется имущество между владельцами обыкновенных и всех типов привилегированных акций. Таким образом, в отношении ликвидационной квоты владельцы привилегированных акций являются кредиторами второй или третьей очереди в зависимости от того, определяет ли ее размер устав, в том числе устанавливает ли порядок его определения (п. 1 ст. 23 Закона об АО).

Народное предприятие. Народное предприятие появилось благодаря ФЗ от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" (с изм. и доп.) как "плод быка и трепетной лани". В субсидиарном порядке к нему применяется Закон об АО и только в части закрытых обществ. Отличительные его особенности состоят в следующем.

1. Народное предприятие не может быть создано первоначально (т.е. посредством учреждения): оно создается только путем преобразования любой коммерческой организации, кроме унитарных предприятий и открытых акционерных обществ, работникам которых принадлежит менее 49% акций. Для создания народного предприятия необходимы два условия: а) согласие трех четвертей участников и б) согласие всех наемных работников преобразуемой коммерческой организации (соответственно участники коммерческой организации, голосовавшие против ее преобразования в народное предприятие, имеют право требовать выкупа доли их участия (акций, паев) полностью или частично. Отсутствие единогласия работников препятствует преобразованию коммерческой организации в народное предприятие). При наличии этих двух условий между участниками преобразуемой коммерческой организации и той частью работников, которая пожелала стать акционерами народного предприятия, заключается договор о создании народного предприятия. Несогласование существенных условий данного договора опять-таки препятствует процессу преобразования. Учредительным документом народного предприятия является его устав, особенность которого состоит в том, что он должен дополнительно определять максимальный объем акций, которым может владеть, с одной стороны, совокупность лиц, не являющихся работниками народного предприятия, с другой стороны - один работник народного предприятия (ст. 2, 3 Закона о народных предприятиях).

2. Закон о народных предприятиях предъявляет ряд требований к структуре уставного капитала, при этом предприятие может выпускать только обыкновенные акции (ст. 4, п. 1 ст. 6). Статус акционера в народном предприятии непосредственно связан с осуществлением трудовой функции: народное предприятие обязано выкупить у уволившегося работника-акционера, а тот, в свою очередь, обязан продать предприятию принадлежащие ему акции по их выкупной стоимости. По решению наблюдательного совета или согласно уставу отчуждение акций возможно и в пользу других акционеров по договорной цене (пп. 4, 5 ст. 6 Закона о народных предприятиях).

3. В народном предприятии не может быть свыше 5000 акционеров, при этом среднесписочная численность работников должна быть не менее 51 человека, а число работников, не являющихся акционерами предприятия, не должно превышать 10% численности работников (при несоблюдении хотя бы одного из этих показателей предприятие должно привести его в соответствии с законом или преобразоваться в иную коммерческую организацию, иначе оно подлежит ликвидации) (ст. 9 Закона о народных предприятиях).

4. Общее собрание акционеров народного предприятия имеет более широкую компетенцию в сравнении с обычными акционерными обществами, при этом голосование на нем подчиняется правилу "один акционер - один голос" (п. 4 ст. 5, ст. 10 Закона), а в состав наблюдательного совета народного предприятия, как правило (если уставом не предусмотрено иное), входит по должности его генеральный директор, который одновременно является председателем наблюдательного совета (ст. 12 Закона).

Вполне очевидно, что в рамках народного предприятия законодатель предпринял весьма неудачную попытку моделирования самостоятельной формы коммерческой организации, объединяющей возможности и преимущества кооперативного и акционерного бизнеса. Однако значительная их отдаленность друг от друга и сущностные различия не могли не породить тот самый "гибрид акционерного общества, артели и казармы". На практике народные предприятия оказалась нежизнеспособными и не получили распространения, а сам Закон вызывал массу нареканий по принципиальным соображениям.

Дочерние и зависимые хозяйственные общества

Общие положения. Дочерние и зависимые хозяйственные общества (ст. 105 и 106 ГК; ст. 6 Закона об ООО и ст. 6 Закона об АО) представляют собой не самостоятельные организационно-правовые формы (модели) коммерческих организаций, а особые правовые состояния (особый правовой статус) рассмотренных выше форм хозяйственных обществ, с которым закон связывает специфические гражданско-правовые последствия. Особое выделение дочерних (зависимых) обществ в законе преследует цель защитить контрагентов дочерних или зависимых обществ, которыми могут манипулировать основные (материнские) организации, оставаясь при этом в стороне и прикрываясь формальной самостоятельностью дочерних или зависимых обществ. Особое выделение дочерних (зависимых) обществ защищает также самих участников таких обществ (в частности, мелких акционеров) от не всегда рациональной, а порой заведомо разрушительной деятельности основной (материнской) организации.

Статус дочерних (зависимых) хозяйственных обществ, как следует из их названия, могут иметь только хозяйственные общества, т.е. общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, акционерные общества. Данный статус не распространяется на другие коммерческие организации (в частности, на хозяйственные товарищества и производственные кооперативы). Хозяйственное общество является дочерним (зависимым), если оно соответствует установленным законом для того и другого случая критериям. Поскольку в контексте дочернего (зависимого) общества речь идет не более чем об особых правовых состояниях (статусах) хозяйственного общества, последнее может одновременно соответствовать признакам дочернего и зависимого общества.

Особенности дочерних и зависимых обществ. Хозяйственное общество может иметь статус дочернего относительно другой - основной (материнской) - организации, которой, в свою очередь, может быть только хозяйственное общество или товарищество (соответственно ею не может быть юридическое лицо другой организационно-правовой формы, например производственный кооператив или физическое лицо) (п. 1 ст. 105 ГК). Между основным обществом (товариществом) и дочерним обществом должна быть связь, которая позволяла бы первому на законных основаниях оказывать влияние на решения, принимаемые вторым. В числе наиболее вероятных и распространенных оснований такого "влияния" закон называет: а) преобладающее участие основного общества (товарищества) в уставном капитале дочернего общества и б) договор между основным обществом (товариществом) и дочерним обществом. Точная величина преобладания основного общества (товарищества) в уставном капитале дочернего общества законом не раскрывается, а потому в каждом конкретном случае может быть индивидуальной (исходя из числа участников и размеров их долей или числа акций, в том числе их категории). Не раскрывается и существо указанного договора (поэтому таким договором может быть как специализированный договор с управляющей организацией - абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об АО, так и любой другой разовый договор, например на оказание услуг). Примечательно также, что закон говорит и об иной возможности основного общества (товарищества) влиять на дочернее общество, т.е. оставляет данный перечень открытым, что позволяет говорить о наличии у общества дочернего статуса и в других случаях (в том числе в каком-либо единичном случае).

Закон устанавливает три правовых последствия признания общества дочерним.

1. Согласно абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК основное общество (товарищество) и дочернее общество несут солидарную ответственность по тем сделкам, которые дочернее общество заключило во исполнение обязательных для него указаний со стороны основного общества (товарищества). Такая солидарная ответственность возможна только в условиях исполнения дочерним обществом обязательных для него указаний со стороны основного общества (товарищества), т.е. указаний, которые невозможно не исполнить. Право основного общества (товарищества) давать дочернему обществу обязательные для исполнения указания должно быть предусмотрено в уставе дочернего общества или в договоре с ним, в противном случае указания основного общества (товарищества) не считаются обязательными (абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона об АО). В свою очередь, солидарный характер данной ответственности дает возможность кредиторам привлечь к ней основное общество (товарищество) непосредственно, т.е. без привлечения дочернего общества (ст. 323 ГК), а поскольку речь идет об ответственности в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, она может быть возложена на основное общество (товарищество) независимо от его вины (см. п. 3 ст. 401 ГК).

2. Согласно абз. 2 п. 2 ст. 105 ГК основное общество (товарищество) несет субсидиарную ответственность по долгам дочернего общества при виновном доведении его до банкротства (ст. 65 ГК), а согласно абз. 3 п. 3 ст. 6 Закона об АО - только в том случае, если доведение до банкротства было заведомым (т.е. умышленным). Данное правило Закона об АО (кстати, в ст. 6 Закона об ООО ничего подобного нет) явно противоречит ГК и необоснованно ограничивает случаи субсидиарной ответственности основного общества (товарищества).

3. Согласно п. 3 ст. 105 ГК участники (акционеры) дочернего общества, будучи заинтересованными лицами, вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу (т.е. быть истцами). Данное правило является диспозитивным и применяется, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах. Закон об ООО не устанавливает иного, а вот правило абз. 4 п. 3 ст. 6 Закона об АО предусматривает ответственность основного общества (товарищества) не за всякие виновные убытки, причиненные дочернему обществу, а только за убытки, причиненные заведомо (т.е. умышленно).

Хозяйственное общество может иметь статус зависимого относительно другой - преобладающей, участвующей - организации, которой, в свою очередь, может быть только хозяйственное общество (соответственно ею не может быть физическое лицо или юридическое лицо другой организационно-правовой формы, в частности хозяйственное товарищество, которое может влиять на признание общества дочерним, - ср. п. 1 ст. 105 ГК). Закон устанавливает единственное и конкретное основание признания за обществом статуса зависимого: общество является зависимым относительно другого общества, если последнее имеет более 20% его голосующих акций или 20% в его уставном капитале.

Закон устанавливает два правовых последствия признания общества зависимым:
общество, которое приобрело более 20% голосующих акций или 20% уставного капитала другого общества, должно незамедлительно опубликовать информацию об этом для третьих лиц (п. 2 ст. 106 ГК);
ограничения (пределы) участия одного общества в капитале другого, а также их взаимного участия в капиталах друг друга определяются законом (п. 3 ст. 106 ГК). Это правило существует главным образом в антимонопольных целях для ограничения процессов капитализации и, таким образом, обеспечения реальных корпоративных прав всех участников хозяйственных обществ, в особенности мелких.

Унитарное предприятие

Общие положения. Унитарное предприятие - коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество, которое является неделимым и не может быть распределено по вкладам (долям, паям), в том числе между работниками предприятия (ст. 113 ГК). Статус предприятия определяется правилами § 4 гл. 4 ГК (ст. 294-300) и ФЗ от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях" (с изм. и доп.) (см. п. 6 ст. 113 ГК).

Предприятия имеют ряд особенностей, отличающих их от ранее рассмотренных форм коммерческих организаций:
они могут быть только публичными - государственными или муниципальными, т.е. не могут учреждаться физическими или юридическими лицами);
они в принципе лишены корпоративного устройства, т.е. не могут быть созданы несколькими субъектами, которые имели бы в их капитале свои доли участия (вклады, паи и т.п.), что подтверждает легальное их определение и само название (фр. unitaire, лат. unitas - единство);
они имеют особый имущественный статус: собственником их имущества является учредитель, они же, в свою очередь, обладают данным имуществом на основе ограниченного (более узкого по объему правомочий в сравнении с правом собственности) права хозяйственного ведения или права оперативного управления (абз. 3 п. 2 ст. 48 ГК);
в силу прямого указания закона они имеют не общую (универсальную), а специальную правоспособность (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК).

Унитарные предприятия - форма коммерческой организации, обеспечивающая интересы публичного бизнеса. В то же время их принадлежность к коммерческим организациям ввиду приоритетной социальной направленности деятельности в литературе отнюдь небесспорна. Более того, многие авторы считают существование в условиях рыночной экономики таких предприятий, являющихся порождением советской эпохи, делом временным и рассчитанным на переходный период. Временны, по их мнению, и сами права хозяйственного ведения и оперативного управления. Согласно более "мягкому" подходу в отношении государственных организаций следует придерживаться коммерциализационной, а не ликвидационной концепции, а в рамках существующей системы хозяйствующих субъектов - сохранить только предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, тогда как предприятия, основанные на праве оперативного управления, перевести в разряд некоммерческих организаций. Наиболее оптимистический прогноз - модель предприятия не только жизнеспособна, но и может использоваться за рамками государственной (муниципальной) собственности.

Между тем в современной России предприятия, будучи основной организационно-правовой формой обеспечения интересов публичного сектора экономики, имеют ограниченную сферу существования: рыночные отношения заметно и объективно сократили число столь распространенных в советский период государственных предприятий (так называемых хозяйственных органов или наряду с государственными учреждениями - государственных органов), снизили их удельный вес и значение в экономике. Не случайно Закон об УП (ст. 8) ограничивает их существование особыми сферами социально-экономической жизни общества и целями использования отдельных видов имущества (например, обеспечение государственной безопасности, решение социальных задач, производство продукции, изъятой из оборота или ограниченной в обороте).

Всякое предприятие - субъект хозяйственной деятельности, который не является собственником имущества, переданного ему учредителем и приобретенного в процессе дальнейшей хозяйственной деятельности. В зависимости от уровня создания предприятия могут быть федеральными, региональными и муниципальными (абз. 2, 3 п. 2 ст. 2 Закона об УП). В целях последовательной реализации принципа унитарности предприятия не могут создаваться на основе объединения имущества, находящегося в собственности разных публичных субъектов, - Российской Федерации, ее субъектов или муниципальных образований (п. 4 ст. 2 Закона об УП), а в п. 1 ст. 8 Закона об УП в связи с этим же предусмотрено, что "учредителем унитарного предприятия может выступать Российская Федерация, ее субъект или муниципальное образование". Все это означает, что предприятия всегда создаются для обеспечения экономических потребностей одного отдельно взятого публичного субъекта. Отражение идеи "единого и единственного собственника" обнаруживается и в других правилах. Так, в контексте регулирования процессов реорганизации императивно закреплено следующее: "Унитарные предприятия могут быть реорганизованы в форме слияния или присоединения, если их имущество принадлежит одному и тому же собственнику" (п. 3 ст. 29 Закона об УП). Даже когда речь идет о реорганизации в форме разделения или выделения, правило о едином и единственном собственнике существует, хотя и в диспозитивном закреплении (см. п. 5 ст. 29 Закона об УП). Важно, наконец, и то, что правомочия собственника имущества предприятия никогда не могут быть переданы любому другому публичному образованию (абз. 3-5 п. 5 ст. 20 Закона об УП). Таким образом, основываясь на принципиальном для предприятия положении о "едином и единственном собственнике", потенциальным учредителям (публичным образованиям) для реализации совместных экономических проектов (межрегиональных, регионально-муниципальных и т.п.) следует отказаться от формы унитарного предприятия в пользу другой формы.

Поскольку предприятие - субъект-несобственник, его фирма должна содержать указание на собственника его имущества (п. 3 ст. 113 ГК). По этой же причине сделкоспособность всякого предприятия имеет заметные ограничения. К числу таковых относятся, например, невозможность совершения предприятием без согласия собственника сделки, в которой заинтересован его руководитель, крупной сделки, а также осуществление заимствований (ст. 22, 23, 24 Закона об УП). Существуют запреты и ограничения относительно создания предприятием других юридических лиц или участия в них. Так, предприятия не могут создавать другие унитарные предприятия (так называемые дочерние предприятия), быть учредителями (участниками) кредитных организаций, тогда как их участие в иных организациях (коммерческих и некоммерческих) возможно только с санкции собственника имущества (абз. 5 п. 1 ст. 2, ст. 6 Закона об УП).

Виды предприятий. Предприятия любого уровня могут создаваться собственником на праве хозяйственного ведения (ст. 114 ГК) или на праве оперативного управления (так называемые казенные предприятия - ст. 115 ГК). Примечательно, что Закон об УП пересмотрел саму идею казенных предприятий. Если прежде они могли создаваться только на базе имущества, находящегося в федеральной собственности, сегодня они могут быть созданы на базе всякого государственного, а также муниципального имущества. Принимая во внимание, что казенные предприятия создаются на праве оперативного управления - праве, более узком по объему образующих его правомочий в сравнении с правом хозяйственного ведения (п. 1, 4 ст. 115 ГК; п. 2 ст. 2 Закона об УП), идея создания казенных предприятий в том числе на муниципальном уровне свидетельствует об усилении публичного вмешательства в экономические процессы и ужесточении контроля над сферой публичного предпринимательства. Однако ни ГК, ни Закон об УП (п. 4 ст. 8) не содержат четких критериев при ответе на вопрос, в каких случаях предприятие должно быть основано на праве хозяйственного ведения, а в каких оно должно быть казенным. Отсюда следует, что выбор вида предприятия по логике законодателя - вопрос не столько "права", сколько "факта", который во многих случаях может быть решен индивидуально (или произвольно).

Правосубъектность предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, отличается от правосубъектности казенных предприятий. Так, деятельность первых подчиняется принципу "разрешено все, что прямо не запрещено", деятельность вторых - "дозволено то, что прямо разрешено".

Ограничения, которые установлены в отношении сделок предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, сводятся к следующему:
распорядительные сделки предприятия не должны лишать его возможности осуществления уставных функций (иначе сделка ничтожна - п. 3 ст. 18 Закона об УП);
отдельные сделки предприятия (с недвижимостью, с некоторыми предусмотренными в законе видами движимого имущества, в частности, вкладами, долями, акциями; с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий; с иными обременениями; уступкой требований; переводом долга, простого товарищества, а также другие предусмотренные его уставом в зависимости от их вида и (или) размера требуют согласования с собственником (п. 2 ст. 295 ГК; абз. 2 п. 2 ст. 6, п. 2, 4 ст. 18 Закона об УП).

Напротив, казенные предприятия могут отчуждать или иным способом распоряжаться любым принадлежащим ему имуществом только с согласия соответствующего уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. Кроме того, уставом казенного предприятия могут устанавливаться ограничения и на иные сделки в зависимости от их вида и (или) размера. Даже если распорядительная сделка казенного предприятия получает санкцию собственника, она возможна лишь в пределах, не препятствующих осуществлению его уставной деятельности (абз. 1 п. 1 ст. 297 ГК; п. 2 ст. 9, абз. 1-4 п. 1, п. 2 ст. 19 Закона об УП).

Наконец, предусмотренная в законе возможность самостоятельной реализации казенным предприятием произведенной им продукции (работ, услуг) не должна противоречить законодательству (абз. 2 п. 1 ст. 297 ГК; абз. 5 п. 1 ст. 19 Закона об УП). Но если учесть, что производственная сфера таких предприятий часто представлена и одновременно ограничена продукцией, обеспечивающей безопасность государства, а также продукцией, изъятой из оборота или ограниченной в обороте, их самостоятельность даже на таком небольшом участке, как произведенная продукция, или исключена вообще, или практически сводится на нет.

Перечень прав собственника имущества предприятия, основанных на праве хозяйственного ведения, определяется п. 1 ст. 295 ГК и другими законами. Собственник (уполномоченный орган) не вправе изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении предприятия, а соответствующие акты государственных органов (органов местного самоуправления) по требованию предприятий должны признаваться недействительными. Напротив, собственник имущества казенного предприятия вправе изъять лишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК, п. 2 ст. 20 Закона об УП). Некоторые авторы предлагают сделать это право универсальным.

Собственники имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, имеют право на часть прибыли от хозяйственной деятельности предприятия. Последнее обязано ежегодно перечислять в соответствующий бюджет часть прибыли в порядке, размерах и в сроки, устанавливаемые Правительством РФ, уполномоченными органами государственной власти субъектов Федерации или местного самоуправления (абз. 2 п. 1 ст. 295 ГК; п. 1 и 2 ст. 17 Закона об УП). Устав предприятия должен содержать сведения о направлениях использования полученной прибыли (п. 4 ст. 9 Закона об УП). В казенных предприятиях внимание представителей собственника не ограничивается рамками подлежащей уплате прибыли: они определяют весь порядок распределения доходов казенного предприятия и фиксируют эти сведения в его уставе, имеют право утверждать смету доходов и расходов, т.е. они больше влияют на хозрасчетный результат и вмешиваются в судьбу предприятия.

Собственники имущества предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, не несут ответственности по обязательствам последних. Исключение составляют случаи банкротства предприятия, вызванного собственником, когда при недостаточности имущества предприятия собственник может быть привлечен к ответственности в субсидиарном порядке (п. 2 ст. 7 Закона об УП). Напротив, казенные предприятия не могут быть признаны несостоятельными (банкротами) (п. 1 ст. 65 ГК), а значит, к ним не применяется законодательство о банкротстве. Собственники имущества казенных предприятий несут субсидиарную ответственность по обязательствам последних всякий раз при недостаточности их имущества (п. 5 ст. 115 ГК; п. 3 ст. 7 Закона об УП), а в случае преобразования казенного предприятия в предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, собственник имущества в течение шести месяцев несет субсидиарную ответственность по обязательствам, перешедшим к правопреемнику (абз. 2 п. 5 ст. 29 Закона об УП).

И это, разумеется, далеко не все различия, существующие между двумя видами предприятий (о других различиях речь пойдет далее).

Создание. Единственным учредительным документом всякого предприятия является его устав, утверждаемый уполномоченными государственными органами или органами местного самоуправления (п. 2 ст. 114, п. 2 ст. 115 ГК, п. 1 ст. 9 Закона об УП).

Известны предложения относить к учредительным документам предприятия также решение собственника о его создании, что не соответствует положениям ст. 52, 114 и 115 ГК, а также ст. 9 Закона об УП. Кроме того, решение собственника о создании предприятия - это документ, который наряду с уставом является обязательным для предоставления в регистрирующий орган и обеспечения процесса государственной регистрации предприятия (п. 2 ст. 10 Закона об УП).

Устав предприятия должен содержать сведения, предусмотренные в Законе, и может содержать положения, хотя и не предусмотренные в нем, но и не противоречащие законодательству (п. 6 ст. 9 Закона об УП). Так, в числе прочих сведений устав всякого предприятия должен формулировать его цели, предмет и виды деятельности (абз. 2 п. 1 ст. 49, абз. 2 п. 1 ст. 113 ГК; п. 1 ст. 3, п. 3 ст. 9 Закона об УП). Сделка, противоречащая целям и предмету деятельности предприятия, ничтожна.

Уставы предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, должны также предусматривать сведения о размере уставного фонда, о порядке и источниках его формирования, а также о направлениях использования прибыли, а уставы казенных предприятий - сведения о порядке распределения и использования доходов. Распоряжением Министерства имущественных отношений РФ от 11 декабря 2003 г. N 6945-р утвержден Примерный устав федерального государственного унитарного предприятия.

Имущество. Всякое предприятие обладает обособленным имуществом, которое формируется за счет имущества собственника, доходов от деятельности, а также иных не противоречащих законодательству источников (п. 1 ст. 11 Закона об УП). Предприятия, основанные на праве хозяйственного ведения, должны иметь уставный фонд, минимальный размер которого дифференцирован: для предприятий муниципальных это 1000, для государственных (как федерального уровня, так и уровня субъектов Федерации) - 5000 МРОТ на дату государственной регистрации (п. 3 ст. 114 ГК, п. 3 ст. 12 Закона об УП). Уставный фонд предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, может формироваться за счет любого имущества - денег, ценных бумаг, вещей, а также имущественных и иных прав, имеющих денежную оценку (за исключением отдельных видов имущества, предусмотренных законодательством), и определяется в рублях (пп. 2, 4 ст. 12 Закона об УП). В прежней редакции п. 4 ст. 114 ГК уставный фонд полностью оплачивался собственником до государственной регистрации предприятия. Согласно внесенным в этот пункт изменениям, а также п. 1 ст. 13 Закона об УП теперь он полностью формируется собственником в течение трех месяцев с момента государственной регистрации. А поскольку до момента завершения формирования уставного фонда предприятие не вправе совершать сделки, не связанные с вопросами его учреждения (абз. 4 п. 2 ст. 3 Закона об УП), его правоспособность от момента государственной регистрации и до момента полного сформирования уставного фонда временно ограничена законом.

В отличие от предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, имущественная обособленность казенных предприятий исключает существование уставного фонда (п. 5 ст. 12 Закона об УП), а потому в отношении них не применяется ряд правил, относящихся к уставному фонду (см., в частности, абз. 4 п. 2 ст. 3, ст. 12-15 Закона об УП). Отсутствие в казенном предприятии уставного фонда объяснить несложно. Прежде всего, согласно п. 1 ст. 12 Закона об УП уставный фонд определяет минимальный размер имущества предприятия, гарантирующего интересы его кредиторов, однако в казенных предприятиях интересы кредиторов обеспечиваются имуществом собственника-учредителя, выступающего по обязательствам казенного предприятия в качестве субсидиарного ответчика. Кстати, по этой же причине казенные предприятия не могут быть признаны несостоятельными (банкротами). Кроме того, казенное предприятие является унитарным и обладает неделимым имущественным фондом, принадлежащим на праве собственности единственному учредителю. Именно поэтому в тех же товариществах, представляющих собой корпоративные формы ведения бизнеса, несмотря на субсидиарную ответственность полных товарищей, складочный капитал все-таки существует. Здесь он помогает распределить между участниками прибыль и убытки (ст. 74 ГК). В казенных предприятиях исключительная прерогатива в решении этих (и многих других) вопросов принадлежит учредителю-собственнику.

Наделение всякого предприятия имуществом возможно как на этапе его создания, так и впоследствии. Юридическим основанием закрепления имущества за предприятием является решение учредителя-собственника, которым исходя из того закрепляется имущество при создании предприятия или впоследствии, может быть двух видов:

В том и в другом случае решение представляет собой односторонний правонаделительный административный акт (подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК). Оно предопределяет не только гражданско-правовой эффект в виде последующего возникновения у предприятия вещного права, но имеет еще и административное (финансово-правовое) значение в виде распределения имущества между казной и юридическим лицом. От указанного решения следует отличать передачу имущества, учитывая, что предприятие приобретает право на имущество не в момент принятия решения о его закреплении, а, как правило, в момент передачи (абз. 1 п. 2 ст. 11, п. 2 ст. 13 Закона об УП). Данная норма в целом соответствует правилу п. 1 ст. 299 ГК, а также существующей многие годы в качестве общего правила системе традиции (ст. 223 ГК). А поскольку решение о закреплении имущества - акт административный, тогда как осуществляемая на его основе передача имущества - вспомогательная сделка (точнее - договор), наделение предприятия имуществом покоится на фактическом составе из этих двух последовательно связанных между собой юридических фактов. Однако передача не всегда влечет возникновение у предприятия права хозяйственного ведения или оперативного управления. Законом или решением собственника момент возникновения права может быть определен иначе. Так, вещное право на закрепляемый за предприятием объект недвижимости возникает в момент государственной регистрации данного права (п. 1 ст. 131 ГК), которая инициируется предприятием.

Управление. Два обстоятельства - отсутствие у предприятия права собственности на имущество и его унитарная структура - предрешают особенности управления предприятием, которое осуществляется собственником и руководителем (директором, генеральным директором) - единоличным исполнительным органом предприятия. Собственник имущества предприятия назначает на должность подотчетного ему руководителя, заключает с ним, изменяет и прекращает трудовой договор (ст. 20, 21 Закона об УП). Распоряжением Министерства имущественных отношений РФ от 11 декабря 2003 г. N 6946-р от "Об утверждении Примерного трудового договора с руководителем федерального государственного унитарного предприятия" утвержден Примерный трудовой договор с руководителем федерального государственного унитарного предприятия.

В некоторых случаях, особо предусмотренных федеральными законами и изданными в соответствии с ними правовыми актами, на предприятиях могут образовываться совещательные органы, структура, состав и компетенция которых определяются в уставе (ученые, педагогические, научные, научно-технические советы и др.). В этом случае уставом унитарного предприятия должны быть определены структура таких органов, их состав и компетенция.

Реорганизация и ликвидация. Предприятие может быть реорганизовано или ликвидировано по решению собственника его имущества, а также суда (см. п. 1 ст. 29, п. 1, 2 ст. 35 Закона об УП).

Реорганизация предприятия посредством слияния и присоединения может быть только при участии другого предприятия, имущество которого принадлежит тому же собственнику, а реорганизация посредством разделения и выделения - с появлением другого предприятия, имущество которого, как правило (если иное не предусмотрено законом), принадлежит тому же собственнику. Таким образом, участие и появление в процессе реорганизации предприятий организаций других форм невозможно. Это допускается, если речь идет о преобразовании предприятия в государственное или муниципальное учреждение (т.е. в некоммерческую организацию - ст. 120 ГК), а также в другую форму в соответствии с законодательством о приватизации (пп. 2, 3, абз. 1 п. 5 ст. 29, ст. 34 Закона об УП).

Изменение вида предприятия (т.е. имущественного статуса), а также собственника его имущества в рамках сохранения государственной (муниципальной) собственности не является реорганизацией, а потому сопровождаются только соответствующими изменениями устава (п. 4 ст. 29 Закона об УП). Однако в абз. 2 п. 5 ст. 29 Закона об УП говорится именно о преобразовании казенного предприятия в государственное или муниципальное предприятие (т.е. в обычное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения). Преобразование является одной из форм реорганизации, если в результате этого меняется организационно-правовая форма юридического лица (п. 5 ст. 58 ГК, п. 2 ст. 29 Закона об УП), а поскольку изменение вида предприятия не считается его реорганизацией (п. 2 ст. 2, п. 4 ст. 29 Закона об УП), в контексте абз. 2 п. 5 ст. 29 Закона об УП речь идет о процессе правопреемства, не сопряженном с процедурой реорганизации.

В свою очередь, реорганизация предприятия посредством преобразования возможна без изменения отношений собственности (преобразование в государственное или муниципальное учреждение) и с изменением таковых (преобразование в организации иной формы с соблюдением законодательства о приватизации) (ст. 34 Закона об УП).

Ликвидация предприятия (ст. 35 Закона об УП) соответствует общим требованиям о ликвидации юридических лиц (ст. 61-65 ГК). Поскольку Закон об УП не решает вопрос о судьбе остаточного имущества предприятия (имущества, оставшегося после расчетов с его кредиторами), оно в силу п. 7 ст. 63 ГК передается учредителю (собственнику).