Гражданское право (Сергеев А.П., 2010)

Купля-продажа и мена

Общие положения о купле-продаже

Понятие и общая характеристика договора купли-продажи. Купля-продажа - экономическое отношение, покоящееся на формуле "товар - деньги". Появление купли-продажи по праву связывают с началом цивилизованных товарных отношений, с исторической эпохой появления денег, на долю которых выпала роль и функция всеобщего стоимостного эквивалента. Отношения купли-продажи не следует смешивать с опосредующей их юридической формой - договором купли-продажи (emptio-venditio) - одним из наиболее распространенных гражданских договоров в национальном и международном гражданском обороте. Договор купли-продажи предваряет во второй части Гражданского кодекса прочие обязательства, он же - самый объемный институт гражданского права (см. ст. 454-566).

Институт купли-продажи представлен двумя частями - Общей (§ 1 гл. 30 ГК) и Особенной, куда вошли отдельные виды данного договора: а) розничная купля-продажа; б) поставка; в) поставка для государственных и муниципальных нужд; г) контрактация; д) энергоснабжение; е) продажа недвижимости и ж) предприятия (см. § 2-8 гл. 30 ГК). Таким образом, договор купли-продажи - важнейший договорный тип, объединивший ряд видовых конструкций. Правила Гражданского кодекса об отдельных видах развивают другие нормативные правовые актызащите прав потребителей, о поставках, об энергоснабжении и т.п.). Некоторые современные виды договора купли-продажи прежде имели самостоятельное значение и закреплялись наряду с договором купли-продажи (поставка, контрактация) или же и вовсе отсутствовали (продажа предприятия). В результате освобождения закона стоимости от влияния закона планомерного и пропорционального развития экономики сфера отношений купли-продажи заметно расширилась.

Однако наряду с процессом интеграции заметен и обратный процесс. Так, в 40-50-е гг. XX в. дискуссии велись вокруг договора пожизненного содержания, который в Гражданском кодексе 1964 г. был разновидностью договора купли-продажи (см. ст. 253-254). В действующем Гражданском кодексе данный договор заметно обогатился и обособился в самостоятельный институт ренты и пожизненного содержания с иждивением (см. гл. 33).

Единство современных видов договора купли-продажи обеспечивает наличие у них общего фундамента правового регулирования (Общей части). В то же время какого-либо единого критерия (критериев) при видовой дифференциации договора купли-продажи не существует: в основе выделения видов - разные признаки и их совокупности (цели, субъектный состав, особенности товара и проч.). Отсутствие четких критериев при их выделении легко объясняется тем, что цель права - оптимальное и эффективное регулирование общественных отношений, а не построение логически безупречных схем и моделей. Именно поэтому законодатель вместо строгого классификационного использует динамичный перечневый подход, позволяющий учесть нюансы тех или иных отношений купли-продажи и при необходимости выделить новые их виды. Некоторые разновидности договора купли-продажи, основанные на специфике объекта (ценные бумаги, валютные ценности, отдельные виды товаров, имущественные права), не обособлены в самостоятельные параграфы: соответствующие отношения регулируются общими положениями о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК), если это не противоречит правилам специального законодательства (см. п. 2, 3 ст. 454 ГК), содержанию или характеру отчуждаемого блага (см. п. 4 ст. 454 ГК).

В основе взаимодействия правил о договоре купли-продажи - принцип субсидиарного применения одних норм права к отношениям, регулируемым другими нормами. И дело здесь не только в наличии общеспециальной связи между § 1 и § 2-8 гл. 30 ГК: субсидиарность проявляется в том числе на межвидовом уровне (см. п. 5 ст. 454, п. 2 ст. 525, п. 2 ст. 535, п. 2 ст. 549 ГК). В то же время признание договора купли-продажи важнейшим договорным типом связано с тем, что многие самостоятельные договоры при дефиците собственных правил заимствуют правила гл. 30 ГК. В их числе - мена (см. п. 2 ст. 567), рента (см. п. 2 ст. 585), подряд (см. ст. 723, 724, 739), товарный кредит (см. ч. 2 ст. 822). Это объясняется универсальным характером норм о купле-продаже, а также использованием особого приема, благодаря которому широкое применение отсылочных норм исключает дублирование нормативного материала, уже помещенного в главу о купле-продаже.

Что же представляет собой договор купли-продажи и в чем его сущность? По договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (п. 1 ст. 454 ГК).

1. Договор купли-продажи является двусторонним (взаимным, синаллагматическим), его участниками могут быть любые субъекты гражданского права с учетом субъектных особенностей отдельных его видов (см. п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 535, п. 1 ст. 539 ГК). Стороны договора - продавец и покупатель - обычно представлены одним лицом, в противном случае имеет место множественность лиц в обязательстве (см. п. 1 ст. 308 ГК). Дело, однако, не в количестве, а в том, что договор купли-продажи как юридический факт порождает "равномерно двухстороннее" обязательство: каждая сторона здесь является и кредитором, и должником, а их обязанности носят встречный, взаимосвязанный и взаимообусловливающий характер. Поэтому данный договор является двусторонне-обязывающим, т.е. продавец-должник покупателя и наоборот. Основные обязанности сторон состоят в передаче товара продавцом в собственность покупателя и в его приемке и оплате покупателем, при этом обязанности продавца передать товар в собственность покупателя корреспондирует право покупателя потребовать его передачу, а обязанности покупателя уплатить покупную цену - право продавца потребовать ее уплату. Неисполнение (ненадлежащее исполнение) должником обязанностей обычно влечет возникновение неблагоприятных последствий (санкций), а иногда и других последствий согласно закону или договору.

Взаимный характер договора купли-продажи следует из самого его названия: он состоит из двух корреспондирующих друг другу элементов - "купли" и "продажи" (хотя иногда используют только один из них - продажа недвижимости, предприятия, а то и вовсе специальные термины - "поставка", "контрактация", "энергоснабжение"). "Купля" и "продажа" - две стороны единого договора, так же тесно связанные между собой, как выпуклая и вогнутая поверхность тела, в противном случае была бы возможна одновременная действительность "купли" и недействительность "продажи", а покупатель мог бы и приобрести вещь, и сохранить предназначавшиеся к уплате деньги.

Первоначально данный договор представлял собой своеобразный акт "немедленной купли-продажи", а обязательство купли-продажи поглощалось и исчерпывалось вещным актом передачи (traditio) права собственности. Развитие товарно-денежных отношений постепенно заставило отказаться от этой примитивной модели в пользу привычного договора купли-продажи с двумя составляющими - обязательственной (заключение договора и возникновение обязательства) и вещной (переход права собственности на имущество) и взаимными правами и обязанностями сторон. Поэтому современная модель договора купли-продажи - результат постепенного "отделения" в нем обязанности продавца передать покупателю владение вещью от получения покупателем права на вещь и противопоставления двух этих моментов друг другу.

2. Договор купли-продажи - договор возмездный. Его возмездность (см. п. 1 ст. 423 ГК) связывается с наличием двух встречных предоставлений - товарного (в виде предмета договора) и денежного (в виде покупной цены). А поскольку любой двусторонний договор является возмездным (хотя и не всякий возмездный договор носит взаимный характер), возмездность договора купли-продажи можно рассматривать в связи и в продолжение его взаимности. Возмездность как необходимый признак большинства договоров (в том числе купли-продажи - см. п. 1, 3 ст. 423 ГК) следует отличать от идеи эквивалентного обмена. Возмездность - понятие экономическое по содержанию и юридическое по функциям, ее показатель - договорная цена (см. ст. 424 ГК). Эквивалентность - понятие сугубо экономическое, ее показатель - общественно необходимые затраты труда, формирующие общественную стоимость товара, которая влияет на его рыночную цену. Эквивалентность всегда предполагает возмездность, но не всякая возмездность свидетельствует об эквивалентности. Поскольку возмездность подразумевает плату или иное встречное предоставление вообще, в каждом конкретном случае она может соответствовать или не соответствовать идее эквивалентности. В то же время существенная неэквивалентность обмена - основание полагать, что заключенный договор купли-продажи в действительности скрывает дарение (см. п. 2 ст. 170 ГК), а в соответствующих случаях - основание для его оспаривания (см. ст. 178, 179 ГК).

3. Договор купли-продажи является консенсуальным: для его заключения необходимо и достаточно согласования всех существенных его условий. Данный договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (см. абз. 1 п. 1 ст. 432, п. 1 ст. 433 ГК). Согласно абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК существенными условиями данного договора являются: a) его предмет и количество (см. п. 3 ст. 455, п. 2 ст. 465 ГК); б) условия, названные в качестве существенных или необходимых для договоров купли-продажи определенного вида (см. п. 1 ст. 489, ст. 555, п. 1 ст. 558 ГК и др.); в) условия, ставшие существенными по заявлению одной из сторон. Консенсуальная модель договора купли-продажи следует из его определения: продавец не передает, а обязуется передать вещь (товар), а покупатель обязуется принять и оплатить его стоимость (см. п. 1 ст. 454 ГК, см. также п. 1 ст. 492, 506, п. 1 ст. 535, п. 1 ст. 539, п. 1 ст. 549, п. 1 ст. 559 ГК). В любом консенсуальном договоре права и обязанности возникают из самого факта достижения сторонами соглашения и всегда предшествуют совершению ими последующих действий по исполнению договора, поэтому стороны наделены субъективными правами требования от контрагента-должника исполнения возложенных на него обязанностей (продавец вправе потребовать от покупателя принять товар и уплатить покупную цену, а покупатель от продавца - передачи товара в собственность). После взаимной передачи товара и денег между участниками договора более нет обязательства: оно прекращается надлежащим его исполнением, поэтому взаимные предоставления обычно совершаются в то же время и в целях прекращения обязательства (кроме длящихся договоров - см. п. 1 ст. 540 ГК). Для заключения некоторых договоров купли-продажи (жилых помещений и предприятий) согласования существенных условий недостаточно. Такие договоры требуют государственной регистрации и считаются заключенными в момент их регистрации (см. п. 3 ст. 433, п. 2 ст. 558, п. 3 ст. 560 ГК).

4. Договор купли-продажи является каузальным и покоится на конкретном основании, определяющем его природу и (наряду с иными условиями) действительность. Обычно под основанием понимают всякий юридический факт, влекущий гражданско-правовые последствия, однако та же сделка (договор), будучи юридическим фактом (основанием возникновения обязательства), сама имеет специфическое основание (направленность). Основание (направленность) всякого казуального договора - ближайшая (главная, непосредственная) цель, которую преследуют участники. Основание (направленность) имеет три особенности: a) является общим для всякого договора данного типа и потому объединяет все и всякие договоры данного типа вне зависимости от их видовой дифференциации и наличия у них других особенностей; б) определяет юридическую сущность и характер договора данного типа; в) покоится на предположении, что участник договора не совершил бы договор данного типа, если бы знал о недостижимости (нереализуемости) основания (направленности).

Основание (направленность) договора купли-продажи производно от объективных экономических законов и связано с товарным оборотом, где покупатель удовлетворяет свою потребность посредством приобретения товара, а продавец - его отчуждения за деньги. Отсюда, а также из того, что под направленностью - системным признаком любого договорного обязательства - следует понимать конечные экономический и правовой результаты, на достижение которых направлены основные действия участников, основание (направленность) договора купли-продажи состоит в приобретении продавцом права на деньги (покупную цену) и в приобретении покупателем права на вещь (предмет договора). Говоря иначе, данный договор направлен на переход права (собственности, иного вещного права) в отношении продаваемой вещи и на переход права (собственности, иного вещного права) на определенное число наличных денежных знаков, а при безналичной оплате - на переход обязательственного права (требования) на определенную сумму безналичных денег; его основание (направленность) - бесповоротная (безвозвратная) обоюдная смена правообладателей. Продавец, обязанный передать товар и перенести на покупателя право собственности (иное вещное право), должен обладать максимальной свободой и широкими распорядительными возможностями. Поэтому продавцы - обычно лица, имеющие в отношении отчуждаемого товара вещное право.

А. Возможность собственника распоряжаться своим имуществом сопряжена с известными ограничениями сделкоспособности. Для граждан они связаны с возрастом (см. п. 1, 2 ст. 26, п. 1, 2 ст. 28 ГК), психическим состоянием (см. ст. 29 ГК) и иными обстоятельствами (см. п. 4 ст. 26, ст. 30 ГК), для юридических лиц - со специальной правоспособностью, присущей всем некоммерческим организациям (см. абз. 1 п. 1 ст. 49 ГК) и некоторым коммерческим (см. абз. 2 п. 1 ст. 49 и абз. 1 п. 2 ст. 52 ГК). Несоблюдение этих ограничений влечет ничтожность одних сделок (см. п. 1 ст. 171, п. 1 ст. 172 ГК) и оспоримость других (см. 173, п. 1 ст. 175, п. 1 ст. 176 ГК). Публичные субъекты (см. гл. 5 ГК), обладая целевой правоспособностью, в силу объективных причин не могут быть участниками обычных договоров купли-продажи, но могут совершать некоторые особые сделки (продажа государственного и муниципального имущества при его приватизации, государственных ценных бумаг, приобретение товаров для публичных нужд, принудительный выкуп имущества и т.п.). Специфика целевой правоспособности публичных образований не нашла закрепления в Гражданском кодексе. Предусмотрев в п. 2 ст. 124 лишь общую возможность применения к ним правил о юридических лицах, законодатель никак не очертил круг дозволенных и запрещенных сделок (см. ст. 125-127). Нет никаких особых правил о сделках этих субъектов и в § 2 гл. 9.

Б. Субъекты права хозяйственного ведения (соответствующая часть унитарных предприятий) владеют, пользуются и распоряжаются имуществом в пределах, определяемых Гражданским кодексом (см. ст. 294). Без согласия собственника они не вправе продавать недвижимость, но, за исключением случаев, установленных законодательством, могут самостоятельно продавать иное имущество (см. п. 2 ст. 295). Сделка предприятия, противоречащая п. 2 ст. 295, ничтожна, так как закон не устанавливает иного (см. ст. 168). Поскольку в отношении сделок предприятий, требующих согласования с собственником, законодатель не устанавливает времени и формы такого согласования (ср. с п. 1 ст. 26), последнее должно предшествовать совершению сделки. Однако учитывая особенности редакции п. 2 ст. 295, нельзя исключить и последующего согласования, позволяющего "перевести" сделку из разряда ничтожных в действительные.

В. Возможность продажи имущества субъектами права оперативного управления зависит от правообладателя и ограниченности его права законом, целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества (см. п. 1 ст. 296 ГК). Казенное предприятие может быть продавцом закрепленного за ним имущества только с согласия собственника последнего, однако может по общему правилу (если иное не установлено законодательством) самостоятельно продавать производимую продукцию (см. п. 1 ст. 297 ГК). Сделка казенного предприятия, противоречащая абз. 1 п. 1 ст. 297 ГК (как и сделка с нарушением п. 2 ст. 295 ГК и по той же причине), ничтожна. Частное или бюджетное учреждение не вправе продавать имущество, закрепленное за ними собственником или приобретенное ими за счет средств, выделенных собственником, в противном случае совершенная сделка ничтожна (см. абз. 1 п. 1 ст. 298 ГК). Имущество, закрепленное собственником за частным или бюджетным учреждением или приобретенное таким учреждением за счет средств, выделенных собственником, может быть продано только самим собственником. Автономное учреждение не вправе без согласия собственника продавать недвижимое и особо ценное движимое имущество, закрепленное собственником или приобретенное за счет средств, выделенных собственником, но вправе по общему правилу (если иное не предусмотрено законом) продавать иное имущество (см. абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК). Сделка автономного учреждения, противоречащая абз. 2 п. 1 ст. 298 ГК (как и сделки с нарушением п. 2 ст. 295 и абз. 1 п. 1 ст. 297 ГК и по той же причине), ничтожна. Всякое учреждение вправе без ограничений продать имущество, приобретенное на доходы от самостоятельной деятельности, которое поступает в его самостоятельное распоряжение и учитывается на отдельном балансе (см. п. 2 ст. 298 ГК).

Г. Продавцами могут быть также обладатели обязательственных прав (требований): специализированные организаторы торгов, комиссионеры, агенты, доверительные управляющие (см. соответственно п. 2 ст. 447, ст. 990, 1005, 1012 ГК). Договоры, на основании которых действуют эти лица, ограничивают их функции продавца, да и продавцами они являются, только если заключают договор от своего имени, в противном случае продавец - лицо, непосредственно приобретающее права и обязанности по совершенной в его интересах сделке. Право продажи чужой вещи при соблюдении ряда условий имеет хранитель (см. п. 2 ст. 899 ГК), в том числе осуществляющий функции хранителя ломбард-залогодержатель (см. п. 5 ст. 358, п. 1 ст. 920 ГК).

Д. Поскольку между заключением договора купли-продажи и передачей товара возможен разрыв, а покупатель становится собственником товара не в момент заключения договора, а в момент его передачи, да и то только по общему правилу (см. п. 1 ст. 223 ГК), продавец на момент заключения договора может вообще не иметь в отношении отчуждаемого товара каких-либо прав, но он должен быть его собственником, по крайней мере к тому моменту, когда в соответствии с законом или договором право собственности должно перейти к покупателю. К тому же договор может быть заключен на куплю-продажу товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем (см. п. 2 ст. 455 ГК). Отсутствие подлежащего передаче товара в природе не позволяет говорить о каком-либо собственнике в принципе, а его отсутствие у продавца приводит к выводу, что к моменту заключения договора он может иметь, но может и не иметь обязательственное право (требование) на данный товар. И все жене любой несобственник, не имеющий отчуждательных правомочий, может и должен считаться надлежащим продавцом, а совершенный им договор - действительным. Так, учитывая диспозитивность правил п. 1 ст. 223 и п. 2 ст. 455 ГК, закон может запрещать несобственнику совершать отчуждательные сделки (см. ст. 267 ГК). Такие сделки недействительны по ст. 168 ГК. Некоторые отчуждательные сделки, совершенные несобственником, и вовсе антисоциальны (например, сбыт краденного - см. ст. 169 ГК).

Е. Наконец, продавец вещи может быть и вовсе неуправомоченным отчуждателем. Поскольку собственник не может истребовать свою вещь от добросовестного возмездного ее приобретателя, если она выбыла из владения собственника (лица, которому она была передана собственником) по их воле, постольку неуправомоченный отчуждатель данной вещи - продавец в действительном договоре купли-продажи (см. абз. 2 п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 302 ГК). Однако за отсутствием у такого продавца титула собственника основанием его возникновения у покупателя будет не договор купли-продажи, а фактический состав, ограничивающий виндикацию, в котором данный договор - один из его элементов.

Помимо основания (т.е. ближайшей и главной юридически значимой цели) в договоре купли-продажи могут быть и иные цели.

1. Иные юридически значимые цели "вплетены в ткань договора", выступают специфическим ее признаком (особенностью) и влияют на квалификацию правоотношения. Такие цели в отличие от основания: a) не являются общими для всех договоров купли-продажи, поскольку их преследуют только определенные категории (группы) продавцов и покупателей; б) присущи не всякому договору купли-продажи, а отдельным видам этого договора и выступают их видовой особенностью; в) будучи юридически значимыми, также покоятся на предположении, что участник договора не совершил бы договор данного вида, если бы знал, что специфическая юридически значимая цель не будет достигнута. Таким образом, иные юридически значимые цели имеют не общее, а групповое (видовое) значение (см. п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 525, п. 1 ст. 535 ГК), не влияют ни на квалификацию договора как договора купли-продажи, ни на его действительность, но предрешают видовую принадлежность договора купли-продажи и применимость соответствующих специальных правил.

2. Все прочие цели в договоре купли-продажи - фактические. Они: a) могут рассматриваться только на уровне конкретного договора и его участников; б) находятся за рамками договора, а потому не являются его элементами, не имеют юридического значения и не подлежат анализу; в) покоятся на ином предположении: участник договора совершил бы договор независимо от достижения фактической цели, в противном случае последняя была бы включена в договор, а ее достижение (или недостижение) оказывало бы на него влияние.

Фактические цели не имеют ни общего, ни группового (видового) значения: они являются исключительно личными (частными). Так, фактическая цель конкретного продавца может состоять в приобретении на выручку от продажи новой вещи или в создании (посредством распродажи имущества) условий для наименее обременительного переезда в другой город. В свою очередь, фактическая цель конкретного покупателя может состоять в последующей перепродаже купленной вещи, использовании ее для себя или в качестве подарка. Все это не имеет значения для договора купли-продажи, однако предусмотрительный продавец может договориться с покупателем, что если его переезд в другой город не состоится, он заберет назад проданную вещь и вернет деньги, а столь же предусмотрительный покупатель - выговорить условие, что если он не окажется в числе приглашенных на день рождения, то купленный накануне подарок будет возвращен назад за ненадобностью. В таких случаях цель уже не будет фактической: она приобретает юридическое значение, становится существенным условием договора, а сам договор - условной сделкой.

Предмет договора купли-продажи. Предмет договора купли-продажи - созданные человеком или природой вещи (товары) (см. п. 1 ст. 454 ГК). Товаром могут быть любые вещи с соблюдением правил их оборотоспособности (см. ст. 129, п. 1 ст. 455 ГК). Вещи, изъятые из оборота, изъяты и из предмета договора купли-продажи, а вещи, оборот которых ограничен, могут быть его предметом при наличии специального субъектного состава или разрешения (см. п. 2 ст. 129 ГК). Предмет - существенное условие всякого договора (см. абз. 2 п. 1 ст. 432 ГК). Условие о продаваемом товаре считается согласованным, если договор позволяет определить хотя бы его наименование и количество (см. п. 3 ст. 455, а также п. 2 ст. 465 ГК). Невозможность определения предмета исключает заключенность договора. Участники такого договора, ссылаясь на факт его незаключенности, могут отказаться от совершения предоставлений, а если таковые уже состоялись, то ввиду отсутствия у передачи правового основания в отношении переданной (и тем самым индивидуализированной) вещи возникает незаконное владение (и возможность предъявления виндикационного иска - см. ст. 301 ГК), а в отношении уплаченной покупной цены - неосновательное обогащение (и возможность предъявления кондикционного иска - см. гл. 60 ГК). В отличие от предмета договора и его количества прочие несогласованные характеристики товара помогают преодолеть специальные правила закона (см. п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 469, п. 2 ст. 478, п. 2 ст. 481 ГК).

Предмет используется при видовой дифференциации договора купли-продажи (см. § 5-8 гл. 30 ГК). Наиболее распространенный предмет данного договора - вещи (предметы материального мира), которые могут быть движимыми и недвижимыми, потребляемыми и непотребляемыми, делимыми и неделимыми, простыми и сложными и т.п., при этом одни могут определяться в договоре индивидуальными или родовыми признаками, другие - только индивидуальными (см. ст. 554 ГК). Продаваться могут не только предметы материального мира, но и бестелесное имущество (см. § 6 гл. 30 ГК).

Предметом договора купли-продажи не могут быть деньги, если они выполняют платежную функцию: иное противоречит существу и формуле данного договора, в котором всегда товар обменивается на деньги. Взаимное предоставление платежных средств (денег) - договор мены (размен). Если, однако, деньги выступают в качестве не средства платежа, а товара (старые и старинные монеты, эксклюзивные образцы современных монет, выпущенные для коллекционных, подарочных целей и т.п.), они могут обмениваться на деньги и быть предметом купли-продажи. Вопреки известному мнению сделки по конвертации валют (например, рубли в доллары США и наоборот) - договор не мены, а купли-продажи: на территории РФ рубли (т.е. валюта РФ) - деньги, а доллары (т.е. иностранная валюта) - товар. Кстати, сам закон признает в качестве предмета договора купли-продажи ценные бумаги и валютные ценности (т.е. иностранную валюту и внешние ценные бумаги). К случаям их купли-продажи общие положения о купле-продаже (см. § 1 гл. 30 ГК) применяются, если законом не установлены специальные на этот счет правила (см. п. 2 ст. 454 ГК). Особенности купли-продажи товаров отдельных видов могут определяться законодательством (см. п. 3 ст. 454 ГК).

Наконец, предметом договора купли-продажи могут быть имущественные права. И хотя в литературе эту позицию разделяют не все авторы, мнение о том, что продаваться (передаваться в собственность) могут только вещи, но не права (которые могут уступаться), оспорить достаточно легко. Во-первых, современный гражданский оборот - оборот не только вещей; универсальная конструкция купли-продажи применяется и в других случаях (см. правила того же § 6 гл. 30 ГК), поэтому вывод о невозможности продажи прав - повод для ревизии и выхолащивания всего института купли-продажи (гл. 30 ГК). Во-вторых, ссылку на то, что права не продаются, а уступаются, надлежит исключить: уступка права (цессия), будучи институтом Общей части Гражданского кодекса и ограниченная правами требования (см. гл. 24), неконкурентоспособна конструкциям Особенной части Кодекса - продаже и дарению прав, финансированию под уступку денежного требования (см. гл. 30, 32, 43). В-третьих, в самом п. 4 ст. 454 ГК говорится именно о продаже (а в п. 1 ст. 572 - именно о дарении) прав, если иное не вытекает из их содержания или характера. Эти две оговорки означают следующее.

1. Прежде всего не могут продаваться вещные права (собственности, хозяйственного ведения и оперативного управления). Поскольку эти права имеют своим объектом вещь, принадлежащую правообладателю непосредственно (а не при условии и в результате совершения третьими лицами в пользу правообладателя тех или иных действий, как это имеет место в обязательствах), отчуждению в таких случаях подлежит сама вещь, а вещное право "следует" за ней и по общему правилу переходит от продавца к покупателю в момент передачи (см. п. 1 ст. 223 ГК). Не может быть самостоятельным предметом купли-продажи и сервитут (см. п. 2 ст. 275 ГК). Едва ли не единственное исключение из сказанного - возможность продажи доли в праве общей собственности (см. п. 2 ст. 246, ст. 250, ч. 2, 3 ст. 255 ГК).

2. Исключительные права, как и права вещные, абсолютны, однако в отличие от прав вещных, имеющих своим объектом конкретную вещь, их объект идеален. Идеальность объекта препятствует самостоятельному его отчуждению, подобно тому как сами по себе отчуждаются и переходят из рук в руки вещи. Но именно из-за невозможности отчуждения самого идеального объекта "вместо него" отчуждается исключительное право (на данный объект). Передача исключительных прав возможна по разнообразным лицензионным договорам, по договору коммерческой концессии, а их отчуждение - по договору купли-продажи.

3. В отличие от вещных и исключительных прав в обязательствах правообладатель (кредитор) лишен прямой связи с имущественным благом: он связан с ним косвенно, через действие, которое обязан совершить должник и совершения которого он, кредитор, имеет право потребовать. И если возможность отчуждения исключительного права существует из-за идеальности (бестелесности) объекта, то отчуждение права требования возможно благодаря непрямой (опосредованной) связи кредитора с благом. Кредитор в обязательстве, лишенный возможности распорядиться благом, которым он попросту не обладает, до тех пор пока должник не совершит в его пользу необходимых действий, может продать свое право требования к этому должнику, переведя, таким образом, данное право на покупателя. Впрочем, здесь надлежит помнить о следующих ограничениях.

A. Отчуждению (в том числе продаже) не подлежат права требования, связанные с личностью кредитора (см. ст. 383 ГК).

Б. В отличие от гл. 32 ГК, допускающей дарение права в отношении самого дарителя (см. абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК), гл. 30 ГК такой возможности не предоставляет. Отчуждение продавцом права требования в отношении него самого фактически устанавливает новое обязательство (по выполнению работы, оказанию услуги и т.д.), по которому продавец приобретает обязанности, а покупатель - права. Поэтому продажа права требования возможна только в отношении постороннего (третьего) лица.

B. Из правила о том, что "к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права..." (ст. 128 ГК) и из автономии п. 2 и 4 ст. 454 ГК следует, что на уровне объектов прав и сделок с ними законодатель различает имущественные права, воплощенные в документарных ценных бумагах, и имущественные права, не зафиксированные таким образом. Первые, в отличие от вторых, не отчуждаемы в отрыве от ценной бумаги, в противном случае утрачивает смысл сам институт ценных бумаг (самостоятельный объект гражданских прав), с передачей которых переходят все удостоверяемые ими права в совокупности (см. абз. 2 п. 1 ст. 142 ГК). Передача прав осуществляется здесь посредством неформального вручения предъявительских ценных бумаг, совершения индоссамента на ордерных ценных бумагах, наконец, формализованной процедуры отчуждения именных ценных бумаг (см. ст. 146 ГК). Таким образом, предмет сделки здесь - документарная ценная бумага вместе с воплощенным в ней имущественным правом, но не само по себе имущественное право. Соответственно продажа имущественного права (требования) как такового возможна только применительно к той их части, которая не инкорпорирована в ценных бумагах.

Г. Закон предусматривает договор финансирования под уступку денежного требования, по которому происходит возмездное отчуждение денежных прав требования (см. гл. 43 ГК). Поскольку данный договор обособлен не только по признаку предмета договора, которым является уступаемое право денежного требования, но также по признакам специального субъектного состава (см. абз. 1 п. 1 ст. 824, ст. 825 ГК) и специфики оплаты (финансирование осуществляется здесь "в счет", т.е. всегда на условиях предоплаты, - см. абз. 1 п. 1 ст. 824 ГК), отчуждение права денежного требования следует квалифицировать по правилам гл. 43 ГК (исключив тем самым § 1 гл. 30 ГК), только если для этого имеются все необходимые квалифицирующие признаки. В противном же случае - налицо договор, для которого в Гражданском кодексе отсутствует какая-либо специальная форма. Возможность применения к такому договору правил § 1 гл. 30 ГК не исключается: a) в рамках такого договора происходит возмездный обмен разнородным имуществом (товар в виде права денежного требования обменивается на деньги); б) отчуждаемое право имеет обязательственный характер и имущественное содержание; в) правила гл. 30 ГК (lex specialis) имеют приоритет над правилами гл. 24 (lex generalis).

Д. Учитывая взаимность большинства договоров, к моменту продажи прав требования сопутствующие им обязанности продавца должны быть переведены или погашены (см. § 2 гл. 24, ст. 408, 415 ГК), не считая долгов в составе предприятия (см. ст. 132, § 8 гл. 30 ГК). В противном случае совершенно непонятны ни этико-правовая подоплека сделки по отчуждению собственных долгов, ни гражданско-правовой интерес их покупателя.

При заключении договора продавец может иметь товар в наличии, возможна также продажа товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем (см. п. 2 ст. 455 ГК). Подробнее об этом - далее.

Во-первых, договор купли-продажи будущего товара следует отличать от предварительного договора на покупку товара (см. ст. 429 ГК). Договор купли-продажи будущего товара - полноценное правовое основание передачи продавцом покупателю товара, всегда отсутствующего у него на момент заключения договора (следовательно, это всегда договор, заключение и исполнение которого отличаются во времени). Напротив, всякий предварительный договор имеет своим предметом другой - основной - договор, существенным его условием является срок заключения основного договора, который только и является основанием возникновения прав и обязанностей по передаче товара и уплате покупной цены. Поэтому заключение предварительного договора всегда предполагает существование двух связанных между собой договоров - первоначального (вспомогательного) и последующего (основного). К тому же при заключении и предварительного, и основного договора товар может уже быть в наличии у продавца.

Во-вторых, договор продажи будущего товара заметно сближает продавца с подрядчиком, а упоминание о том, что будущий товар может быть не только приобретен продавцом для покупателя, но и создан им, и вовсе едва ли не смешивает соответствующие случаи купли-продажи с подрядом. Однако договоры купли-продажи и подряда - разные договорные типы, поэтому весь вопрос упирается в качество редакции п. 2 ст. 455 ГК и в толкование ее правила. Договор купли-продажи опосредует процесс перемещения имущественных благ на возмездных началах, договор подряда - процесс возмездного создания или изменения имущественных благ и последующей их передачи заказчику. Именно поэтому подрядчик всегда действует не вообще, а по индивидуальному заданию заказчика, выполняя для него конкретную работу - индивидуальный заказ (см. п. 1 ст. 702 ГК), который может заключаться в изготовлении новой вещи, в переработке (обработке) имеющейся вещи или в результате другой работы (см. п. 1 ст. 703 ГК). Заказчик в свою очередь определяет свои требования к результату работы и имеет право во всякое время проверять ход и качество выполняемой для него работы (см. п. 1 ст. 715 ГК). Это и отличает договор подряда от договора купли-продажи, в котором даже при отсутствии вещи на момент заключения договора ход выполнения работы всякий раз остается за рамками договора, а сам результат (в отличие от подрядного) может не иметь и нередко не имеет должной индивидуализации вплоть до момента его передачи. Эти обстоятельства надлежит иметь в виду при квалификации договора, в котором отчуждатель вещи является ее создателем. В осложненных случаях при необходимости выбора между гл. 30 и 37 ГК принципиален вопрос, знал или не знал приобретатель будущей вещи, что ее создателем был его контрагент, а также какими были взаимоотношения между приобретателем и отчуждателем в ходе создания последним предмета договора.

Предметом договора купли-продажи может быть результат труда, но не сам труд, экономическую "продажу" которого оформляют трудовой договор, а также гражданские договоры подряда и возмездного оказания услуг (см. гл. 37, 39 ГК). Поэтому известные практике случаи "покупки (аренды) специалиста", "займа персонала" и т.п.: a) лежат за рамками гражданского права и не имеют ничего общего с одноименными гражданскими договорами; б) являются условными обозначениями, иллюстрирующими активное вовлечение в гражданский оборот труда и проникновение гражданско-правовых конструкций в процесс правового регулирования современных трудовых отношений, а также отсутствие в трудовом праве серьезного внутреннего резерва для противопоставления праву гражданскому и объяснения собственной автономии.

Цена договора купли-продажи. Разница между предметом (предоставлением продавца) и покупной ценой (предоставлением покупателя), несмотря на обменный характер договора купли-продажи, состоит в том, что предмет - существенное условие всякого договора (см. абз. 2 п. 1 ст. 432, п. 3 ст. 455 ГК), цена, напротив, таковым обычно не является. Товар оплачивается по цене, предусмотренной договором, а если она договором не предусмотрена и не может быть определена исходя из его условий - по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичный товар (см. п. 3 ст. 424, п. 1 ст. 485 ГК). Условие договора о цене объективно-существенно, если об этом прямо говорит закон. Это, в частности, имеет место в договорах: a) купли-продажи товара в кредит с условием о рассрочке платежа; б) продажи недвижимости и в) продажи предприятия (см. абз. 2 п. 1 ст. 489, п. 1 ст. 555, п. 1 ст. 561 ГК). Покупная цена формируется свободно и диктуется законом стоимости, в некоторых случаях цены регулируются государством (сфера энергетики и др.), иногда же их свободное формирование блокируют конструкции публичного договора и договора присоединения, когда покупатель лишен возможности влиять на формирование условий договора (в том числе их цену).

Покупная цена может устанавливаться в зависимости от единицы или массы товара. В последнем случае за основу обычно берется чистый вес товара (вес нетто), а если это предусмотрено договором - вес товара с упаковкой (вес брутто) (см. п. 2 ст. 485 ГК). Кроме того, цена может быть твердой или плавающей, если она колеблется в зависимости от обусловливающих ее показателей (себестоимости, затрат и т.п.). Если договор содержит условие о плавающей цене, но при этом не определяет способа ее пересмотра, цена по общему правилу (если иное не предусмотрено законодательством или договором и не вытекает из существа обязательства) определяется исходя из соотношения соответствующих показателей на момент заключения договора и на момент передачи товара (в том числе если продавец в нарушение условий договора допускает просрочку передачи товара - см. п. 3 ст. 485 ГК). Плавающая цена во всяком случае в рамках конкретного договора обеспечивает более полную и последовательную реализацию закона стоимости и эквивалентности товарно-денежного обмена.

Обязанности продавца и последствия их нарушения. 1. Важнейшая обязанность продавца - передать товар во владение покупателя (см. п. 1 ст. 456 ГК). Ее значимость бесспорна: договор купли-продажи направлен на передачу права собственности, а обладание данным правом, лишенным правомочия владения, лишено и практического смысла. Обязанность передать товар должна быть исполнена в надлежащий срок согласно договору, а если договор не позволяет его определить - в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство по передаче, не исполненное в разумный срок, должно быть исполнено в 7-дневный срок со дня предъявления покупателем требования о передаче либо в иной срок согласно законодательству, условиям или существу обязательства или обычаям делового оборота (см. п. 2 ст. 314, п. 1 ст. 457 ГК). Если договор содержит условие о передаче в строго определенный срок (т.е. если из договора ясно вытекает, что при нарушении срока его исполнения покупатель утрачивает интерес к договору), продавец обязан совершить передачу именно в этот срок: передача в любой другой срок требует согласования с покупателем (см. п. 2 ст. 457 ГК).

Передача осуществляется продавцом способами, исчерпывающе названными в ст. 224 ГК: a) вручением товара; б) сдачей товара организации транспорта (связи) для доставки; в) наконец, передачей на товар товарораспорядительного документа (коносамента и др.). Однако договор может предусматривать, что передача зависит от действий покупателя (так называемая выборка - см. п. 2 ст. 510, 515 ГК), а иногда такие действия предполагает сама обстановка совершения и исполнения договора (см. ст. 498 ГК). Обязанность по передаче считается исполненной в момент, предусмотренный в договоре (см. абз. 1 п. 1 ст. 458 ГК), в противном случае момент ее исполнения определяет закон в зависимости от особенностей ее исполнения. Так, данная обязанность считается исполненной: во-первых, в момент вручения товара покупателю или указанному им лицу (если продавец обязан доставить товар покупателю); во-вторых, в момент предоставления товара в распоряжение покупателя, при этом товар должен быть готов к передаче к надлежащему сроку и в надлежащем месте и должным образом идентифицирован путем маркировки или иным образом, а покупатель - осведомлен о готовности товара к передаче (если товар должен быть передан в месте его нахождения); в-третьих, в момент сдачи товара перевозчику (организации связи) для доставки покупателю (если продавец не обязан доставлять товар или передавать его в месте его нахождения) (см. соответственно абз. 2, 3 п. 1, п. 2 ст. 458 ГК). Значение правил ст. 458 ГК - в следующем.

А. Данные правила определяют момент перехода риска случайной гибели (повреждения) товара от продавца к покупателю (periculum). Риск случайной гибели (повреждения) товара - опасность (угроза) случайной его гибели (повреждения) после заключения договора и возникновения ущерба в результате влияния внешних сил или таких свойств товара, которые не являются его недостатками. Рискующая сторона несет отрицательные последствия, возникшие в результате случайной гибели (повреждения) товара. Риск продавца состоит в утрате права на покупную цену или в обязанности вернуть покупателю денежную сумму, а риск покупателя - в обязанности уплаты покупной цены без права требования от продавца передачи товара. По общему правилу риск переходит от продавца к покупателю именно в тот момент, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим обязанность по передаче. Однако исполнение этой обязанности влечет переход риска только по общему правилу: поскольку данное правило может быть изменено договором, возможно, что риск уже переданного товара продолжает нести продавец и, наоборот, что риск несет еще не получивший товар покупатель (см. ст. 458, п. 1 ст. 459 ГК). Сказанное о переходе риска касается случаев исполнения продавцом обязанности по передаче товарораспорядительного документа, передача которого приравнена к передаче самого товара (см. п. 3 ст. 224 ГК).

Б. Исполнение продавцом обязанности по передаче не означает наличие передачи. Согласно ст. 224 ГК о последней можно говорить только при вручении товара покупателю (указанному им лицу) или сдаче перевозчику (организации связи) для доставки (см. абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 458 ГК), именно с этим по общему правилу связывается и переход права собственности на данный товар от продавца к покупателю (см. п. 1 ст. 223 ГК). Напротив, исполнение обязанности по передаче посредством предоставления готового товара в распоряжение осведомленного об этом покупателя (см. абз. 3 п. 1 ст. 458 ГК), самой передачи не означает. С предоставлением товара в распоряжение покупателя связывается только переход риска случайной гибели (повреждения) товара, который здесь переходит ранее передачи товара, а значит, и прежде перехода права собственности (если, конечно, иной момент перехода риска не предусматривает договор - см. п. 1 ст. 459 ГК). Отсюда значение правила абз. 3 п. 1 ст. 458 ГК состоит в том, чтобы стимулировать покупателя к своевременной выборке приготовленного продавцом товара. Исполнение продавцом обязанности передать товарораспорядительный документ связывается с его вручением покупателю (указанному им лицу) или сдачей перевозчику (организации связи) для доставки (но не с предоставлением в распоряжение), а потому означает передачу всегда. А поскольку передача такого документа приравнена к передаче товара (см. п. 3 ст. 224 ГК), постольку в условиях юридически состоявшейся передачи товара, но не фактического его поступления во владение покупателя к последнему переходит и право (если иное не предусмотрено законом или договором - см. п. 1 ст. 223 ГК) и риск (если иное не предусмотрено договором - см. п. 1 ст. 459 ГК).

В. Статья 458 ГК (учитывая, что исполнение обязанности по передаче означает передачу не всегда) может использоваться при решении и других вопросов, связанных с передачей (см. п. 1 ст. 470, п. 1 ст. 471, п. 3 ст. 485 ГК и др.).

Последствия неисполнения продавцом обязанности по передаче зависят от ряда обстоятельств.

Во-первых, при отказе продавца передать проданный товар покупатель вправе отказаться от исполнения договора (см. п. 1 ст. 463 ГК). Однако если не переданная продавцом покупателю вещь определена в договоре индивидуальными признаками, покупатель вправе по своему усмотрению потребовать от продавца ее отобрания или возмещения убытков. В условиях такой альтернативы эффективность первого требования (в отличие от второго) зависит от прав (интересов) третьих лиц. Дело в том, что вещь не может быть отобрана у продавца, если она уже передана третьему лицу, который стал ее собственником (субъектом права хозяйственного ведения или оперативного управления), а в отношении еще не переданной вещи в условиях конфликта интересов нескольких кредиторов преимущество имеет тот из них, в пользу которого обязательство по передаче возникло раньше, а если этот момент установить невозможно - тот из них, кто раньше предъявил иск об отобрании данной вещи (см. ст. 398, п. 2 ст. 463 ГК).

Во-вторых, покупатель, предварительно оплативший товар, но не получивший его в срок, вправе по своему усмотрению потребовать передачи оплаченного товара или возврата предоплаты (см. п. 3 ст. 487 ГК), при этом независимо от избранного требования и по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) он вправе потребовать уплаты на сумму предоплаты процентов годовых (см. ст. 395 ГК). Проценты подлежат уплате за период со дня, когда передача должна была состояться (а если это предусмотрено договором - со дня получения продавцом суммы предоплаты), до дня фактической передачи (возврата суммы предоплаты) (см. п. 4 ст. 487 ГК).

В-третьих, покупатель, не получивший товар, приобретенный в кредит, вправе по общему правилу (если договором или законом не предусмотрено иное) приостановить встречную оплату или отказаться от оплаты и потребовать возмещения убытков, а при получении товара не в полном объеме - приостановить встречную оплату или отказаться от оплаты пропорционально неполученному товару. Если покупатель все же оплатит неполученный товар, продавец обязан его предоставить (см. п. 2-4 ст. 328, п. 2 ст. 488 ГК).

2. Вместе с товаром (главной вещью) продавец обязан передать принадлежности (в том числе документацию - техпаспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), которые по общему правилу следуют судьбе главной вещи (см. ст. 135 и п. 2 ст. 456 ГК). При непередаче принадлежностей покупатель вправе установить продавцу разумный срок для их передачи, после чего - отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором (см. ст. 464 ГК).

3. Важнейшая обязанность продавца, характеризующая сущность, направленность и результат договора купли-продажи, - перенести на покупателя право собственности (см. п. 1 ст. 454 ГК). Учитывая, что стадии (и моменты) заключения и исполнения договора совпадают не всегда, возникает вопрос: в какой момент право на отчуждаемый товар переходит от продавца к покупателю? Поскольку, как правило (если иное прямо не предусмотрено законом или договором), оно переходит в момент не заключения договора, а передачи и обеспечивается передачей (так называемая система передачи (традиции) - п. 1 ст. 223 ГК): a) обязанность продавца "перенести" на покупателя право собственности тесно связана с его обязанностью по передаче; б) передача обычно обеспечивает переход не только владения, но и права собственности. Учитывая, однако, диспозитивность правила п. 1 ст. 223 ГК, сама по себе передача, если это предусмотрено законом или договором, может и не порождать вещный эффект, который в отношении индивидуально-определенной вещи может возникнуть согласно так называемой консенсуальной системе как до передачи (например, уже в момент заключения договора), так и позднее (например, в момент оплаты или наступления иных обстоятельств - см. ст. 491 ГК). Так, закон прямо говорит, что если отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право у приобретателя по общему правилу (если иное не установлено законом) возникает с момента регистрации (см. абз. 1 п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 131, ст. 551 ГК), т.е. независимо от передачи. Переход права в отношении вещей, определенных в договоре родовыми признаками, может состояться не ранее их индивидуализации, которая едва ли не всегда обеспечивается передачей (что соответствует общему правилу п. 1 ст. 223 ГК).

4. Продавец обязан передать товар свободным от прав и притязаний третьих лиц, т.е. обеспечить его юридическую чистоту, кроме случая, когда покупатель согласился принять товар с обременением (см. ст. 460 ГК). Товар должен быть свободен от обременений к тому моменту, когда от продавца к покупателю должно перейти право собственности. Поскольку обременения могут быть разными, в том числе способными привести к изъятию товара, покупатель, будучи заинтересованным в приобретении титула собственника или, по крайней мере, в спокойном владении и беспрепятственном осуществлении собственнических правомочий, при заключении договора вправе приобрести товар с обременением или отказаться от его приобретения. Неисполнение продавцом данной обязанности позволяет покупателю по его усмотрению и в зависимости от характера обременения потребовать уменьшения покупной цены или расторжения договора (см. п. 1 ст. 460 ГК). Право предъявить эти требования возникает в тот момент, когда после передачи товара покупатель узнал или должен был узнать о существовании прав (притязаний) третьих лиц, с этого же момента по данным требованиям начинает течь исковая давность. Формально обе санкции применяются: a) независимо от вины продавца, если товар обременен правами третьих лиц (см. абз. 2 п. 1 ст. 460 ГК) и б) при наличии вины продавца, если товар обременен притязаниями третьих лиц (см. п. 2 ст. 460 ГК, в котором говорится прямо, что такие притязания должны быть известны продавцу). Поэтому если товар обременен правами третьих лиц, применение данных санкций блокирует любое из следующих доказанных продавцом обстоятельств: a) согласие покупателя принять товар с обременениями (см. абз. 1 п. 1 ст. 460 ГК); б) равнозначное такому согласию знание покупателя об обременении и в) не равнозначное такому согласию долженствование знания покупателя об обременении (см. абз. 2 п. 1 ст. 460 ГК). Если же товар обременен притязаниями третьих лиц, применение данных санкций блокирует доказанная продавцом его собственная неосведомленность о наличии притязаний на момент передачи товара (см. п. 2 ст. 460 ГК).

Санкции абз. 2 п. 1 ст. 460 ГК не исключительны, к тому же рассчитаны только на те обременения, которые не грозят покупателю утратой товара. В самом деле: a) при утрате покупателем товара (ввиду его изъятия третьими лицами или недействительности договора купли-продажи и применения реституции) обе санкции попросту теряют смысл; б) случаи изъятия у покупателя товара третьими лицами (так называемая эвикция) законом регулируются за рамками ст. 460 ГК при помощи ст. 461, 462 ГК, суть которых в следующем. При возникновении спора об эвикции покупатель обязан привлечь к участию в деле продавца, а продавец - принять участие в деле на стороне покупателя. Выполнение данной обязанности покупателем дает продавцу шанс воспрепятствовать изъятию (и последующей его ответственности перед покупателем за случившееся), но даже если продавец не привлечен к участию в деле, он все равно отвечает перед покупателем за изъятие товара во всех случаях, исключая тот, когда докажет, что его участие в деле могло бы предотвратить изъятие. Отсюда неисполнение покупателем данной обязанности (и не привлечение продавца к участию в деле) само по себе не влечет для покупателя неблагоприятных последствий. В свою очередь продавец, привлеченный к участию в деле, но не принявший в нем участия, лишается права доказывать неправильность ведения дела покупателем - т.е. не может оспаривать любую неумышленную (в том числе случайную) процессуальную ошибку покупателя, приведшую к изъятию вещи. Однако продавец может оспорить заведомый проигрыш покупателем спора об эвикции и при эффективном оспаривании этого факта - избежать ответственности перед покупателем за случившееся (см. ст. 462 ГК).

Иск третьих лиц к покупателю об изъятии товара подлежит удовлетворению, если их требование основано на подлежащем защите праве. В этом случае покупатель, так и не став собственником купленного товара, в результате исполнения судебного решения утрачивает и владение им. При изъятии у покупателя товара продавец несет перед ним ответственность в виде возмещения убытков. Особенность иска покупателя к продавцу о возмещении убытков и его удовлетворения - в следующем.

А. Данный иск - не регрессный, а прямой иск покупателя к продавцу, основанный на неисполнении последним его обязанности по договору купли-продажи. Поэтому: a) исковая давность по соответствующему требованию течет с момента изъятия товара у покупателя (ср. с п. 3 ст. 200 ГК); б) покупатель имеет право на полное возмещение убытков (в том числе судебных расходов и неполученного дохода).

Б. Покупатель может прибегнуть к данному иску только при условии изъятия у него товара и с момента изъятия (т.е. исполнения соответствующего судебного решения). Если третьи лица сохраняют право на товар, но его изъятию в их пользу воспрепятствовала истекшая исковая давность, покупатель, сохранивший таким образом владение данным товаром, не может требовать возмещения убытков (п. 1 ст. 461 ГК), но может выбирать между требованиями, предусмотренными в абз. 2 п. 1 ст. 460 ГК.

В. Эффективность данного иска: a) зависит от момента возникновения основания, по которому товар был изъят у покупателя третьими лицами, и б) не зависит от вины продавца. Основание изъятия товара у покупателя должно возникнуть до (а не после) исполнения продавцом договора купли-продажи, при этом продавец освобождается от возмещения убытков, только если докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии основания для изъятия (ср. с абз. 2 п. 1 ст. 460 и п. 1 ст. 461 ГК). Продавец и покупатель не могут договариваться об освобождении продавца от возмещения убытков в случае изъятия товара или об ограничении данной ответственности (см. п. 2 ст. 461 ГК). Впрочем, они не могут делать это до наступления обстоятельств, влекущих ответственность, но могут сделать это после вступления в законную силу решения об изъятии товара (см. ст. 415 ГК), кроме того, они могут данную ответственность ужесточить.

5. Продавец обязан передать товар в надлежащем количестве. Количество близко предмету договора: условие договора о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить его наименование и количество (см. п. 3 ст. 455 ГК), если же договор не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, он не считается заключенным (см. п. 2 ст. 465 ГК). Вопроса о количестве (и надобности в его решении) не возникает, если предмет единичен. В остальных случаях количество должно быть определенным или, по крайней мере, определимым. Для этого используются: a) соответствующие единицы измерения (штуки, меры веса, длины, площади, объема и т.п., например погонные, квадратные или кубические метры); б) денежное выражение (например, количество подлежащего передаче кирпича должно соответствовать стоимости 1 млн руб. на день исполнения договора); в) индивидуальная методика, разработанная участниками договора (например, количество подлежащего передаче кирпича должно быть достаточным для проведения работ согласно проектно-сметной документации) (см. п. 1 ст. 465 ГК). Нарушение продавцом условия о количестве имеет место, если товар передается как в меньшем количестве, так и большем (чем определено в договоре). В любом случае покупатель обязан известить продавца о нарушении договора (см. п. 1 ст. 483 ГК). При передаче меньшего количества товара покупатель вправе по своему усмотрению и по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) потребовать передачи недостающего количества или отказаться от переданного товара и от его оплаты (а если товар уже оплачен - потребовать возврата денег), а при передаче большего (если продавец в разумный срок не распорядится сверхнормативным товаром и если иное не предусмотрено договором) - принять весь товар, при этом сверхнормативный товар должен быть оплачен по цене нормативного или по иной цене, согласованной сторонами (см. ст. 466 ГК).

6. Продавец обязан передать покупателю товар в надлежащем ассортименте. Ассортимент - внутреннее соотношение между элементами, образующими предмет договора, критерий их соотношения (и противопоставления) - различные признаки, которым придается юридическое значение (см. п. 1 ст. 467 ГК). Вопрос об ассортименте возникает только при возможности установления соотношения между различными элементами предмета, к примеру по признакам производителя (автомобили ВАЗ и ГАЗ), типа (легковые или грузовые), модели (ВАЗ 2109 и 2110), цвета (белые и черные) и т.п. Соответственно этого вопроса не возникает в принципе, если предмет единичен (1 автомобиль), а также если значительное количество товаров, образующих предмет, исключает какое-либо внутреннее их соотношение и противопоставление (100 автомобилей одного производителя, типа, модели, цвета). Вопрос об ассортименте тем более принципиален, чем больше использовано признаков, индивидуализирующих предмет (сам ассортимент при этом является развернутым), напротив, при наиболее общей формулировке предмета вопрос об ассортименте может и не возникнуть.

Ассортимент (как и количество) должен быть определенным или, по крайней мере, определимым, но ассортимент (в отличие от количества) не является существенным: продавец по своему усмотрению вправе передать товары в ассортименте, исходя из известных ему при заключении договора потребностей покупателя (и тем самым восполнить отсутствующее условие договора), или отказаться от исполнения заключенного договора (см. п. 2 ст. 467 ГК). Последствия нарушения продавцом условия об ассортименте может предусматривать договор (см. п. 6 ст. 468 ГК), в противном случае применяются нормы ГК (см. п. 1-5 ст. 468). Так, покупатель по своему усмотрению вправе: a) отказаться от принятия всех переданных товаров (см. п. 1, абз. 3 п. 2); б) отказаться от неассортиментных товаров и принять ассортиментные (см. абз. 2 п. 2); в) потребовать замены неассортиментных товаров на ассортиментные (см. абз. 4 п. 2); г) принять все переданные товары (см. абз. 5 п. 2). При отказе от товаров (всех или неассортиментной их части) или предъявлении требования о замене неассортиментных товаров покупатель вправе также отказаться и от их оплаты, а если они уже оплачены - потребовать возврата денег (см. п. 1, 3). Неассортиментные товары считаются принятыми покупателем не только в случае его прямого согласия, но и если в разумный срок после их получения он не сообщит продавцу о своем отказе (см. п. 4). Принятые покупателем неассортиментные товары подлежат оплате по цене, согласованной с продавцом, а в случае ее несогласования последним в разумный срок - по цене, которая в момент заключения договора при сравнимых обстоятельствах обычно взималась за аналогичные товары (см. п. 5).

7. Продавец обязан передать товар согласно условиям договора о комплектности и комплекте. Комплектность - вопрос о разнообразных предметах - комплектующих изделиях (см. п. 3 ст. 470, п. 3, 4 ст. 471 ГК и др.). Комплектующие изделия - разнородные элементы, образующие единое целое (сложную вещь) и используемые по общему назначению (см. ст. 134 ГК). Разнородность отличает комплектующие изделия от ассортиментных (однородных) товаров (см. ст. 467 ГК). Комплектующие изделия объединены общим (техническим или иным) назначением, каждое такое изделие выполняет свою (техническую или иную) функцию, при этом некоторые комплектующие могут быть принадлежностями (см. ст. 135 и 464 ГК). Комплектность должна соответствовать условиям договора, а при их отсутствии - обычаям делового оборота или иным обычно предъявляемым требованиям (см. ст. 478 ГК). Так, конфигурация компьютеров может быть разной, но стандартная конфигурация предполагает оснащенность всякого компьютера системным блоком, монитором, клавиатурой, мышью.

Комплект - набор товаров по произвольному принципу, которые поэтому нередко являются далекими друг от друга. Пример комплекта - подарочный набор, состоящий из книги, ручки и коробки конфет и (или) любой другой комбинации товаров, набор канцелярских (школьных) товаров и т.п. От комплектности комплект отличается "меньшей устойчивостью" и "большей гибкостью" элементов. Именно поэтому комплект может (и должен) определять только договор, а для восполнения дефицита сведений о комплекте не могут использоваться обычаи делового оборота и иные обычно предъявляемые требования. Отсюда комплект - всегда существенное условие договора, несогласование которого влечет незаключенность последнего. По общему правилу все товары, входящие в комплект, передаются одновременно (см. ст. 479 ГК). Закон устанавливает одинаковые последствия за нарушение комплектности и комплекта с той лишь разницей, что в первом случае они предусмотрены императивно (см. п. 1, 2 ст. 480 ГК), а во втором - диспозитивно (см. п. 3 ст. 480 ГК). В случае передачи некомплектного товара (и при нарушении условия о комплекте, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа обязательства) покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца соразмерного уменьшения покупной цены или доукомплектования товара в разумный срок, а при неэффективности последнего требования - замены некомплектного товара на комплектный или отказаться от исполнения договора и потребовать возврата денег.

8. Продавец обязан передать товар надлежащего качества. Качество - объективная характеристика, позволяющая сделать вывод о пригодности, ограниченной пригодности или непригодности товара для целей эксплуатации согласно назначению. Качество покоится на технических, технологических, эстетических, экологических и других критериях (и их совокупности) и может быть установлено путем экспертизы. Чем более сложен по своему устройству и (или) функциям товар, тем более многоаспектным и комплексным является вопрос его качества и тем наличие одних характеристик не исключает возможного отсутствия других. Вопрос о качестве имеет прямую связь с вопросом о том, имеет ли вещь меновую и потребительную стоимость, т.е. является ли она товаром. Однако поскольку качество продаваемого товара прежде всего должно соответствовать условиям договора (договорное качество - см. п. 1 ст. 469 ГК), предметом последнего может быть всякая вещь, в том числе и объективно некачественная, но в силу тех или иных причин представляющая для покупателя субъективный интерес (см. п. 3 ст. 536 ГК).

При отсутствии в договоре условий о качестве товар должен быть пригодным для целей обычного использования (обычное качество), а если при заключении договора продавец знал о конкретных целях приобретения товара покупателем - пригодным для использования в этих конкретных целях (конкретное качество) (см. п. 2 ст. 469 ГК). Качество товара, продаваемого по образцу и (или) описанию, должно соответствовать образцу и (или) описанию (заявленное качество - см. п. 3 ст. 469 ГК). Качество товара, отчуждаемого продавцами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, должно соответствовать обязательным требованиям, предусмотренным законом или в установленном им порядке (обязательное качество), а в силу особого соглашения продавца и покупателя оно может (и должно) соответствовать более высоким (по сравнению с обязательным качеством) требованиям (повышенное качество) (см. п. 4 ст. 469 ГК). Продавец обязан обеспечить проверку качества товара. Ее необходимость и порядок проведения (в том числе обязанность предоставления доказательств ее осуществления в виде испытания, анализа, осмотра и т.п.) могут быть предусмотрены законодательством, обязательными требованиями государственных стандартов или договором (см. п. 1, 3 ст. 474 ГК), в противном случае такая проверка производится согласно обычаям делового оборота или иным обычно предъявляемым требованиям (см. п. 2 ст. 474 ГК). Порядок и условия проверки качества товара для продавца и покупателя должны быть одинаковыми (см. п. 4 ст. 474 ГК).

Вопрос о качестве товара связан: a) с необходимой и достаточной продолжительностью существования свойств товара, обеспечивающих качественное его функционирование, и б) с предельным сроком обнаружения недостатков для целей последующего предъявления соответствующих требований. В связи с этим Гражданский кодекс предусматривает три ситуации.

Во-первых, отчуждаемый товар должен соответствовать требованиям качества, по крайней мере, в момент его передачи (или в иной момент согласно договору) и далее в пределах разумного срока должен быть пригодным для целей обычного использования (см. п. 1 ст. 470 ГК). Данное правило закрепляет так называемую законную гарантию качества, которая имеет место и действует во всех случаях, кроме тех, когда продавец выдал договорную гарантию (установил гарантийный срок). Соответственно по общему правилу (если иное не установлено законом или договором - см. п. 1 ст. 477 ГК) покупатель может предъявить к продавцу требования, связанные с недостатками товара, если они были обнаружены в течение этого разумного срока, но в пределах двух лет со дня передачи товара (или более длительного срока согласно закону или договору) (см. п. 2 ст. 477 ГК).

Во-вторых, продавец, предоставивший договорную гарантию, обязан обеспечить качество товара (включая по общему правилу и все его комплектующие) в течение гарантийного срока (см. п. 2, 3 ст. 470, а также п. 3 ст. 471 ГК). Договорная гарантия может быть обычной и короткой (менее двух лет), что имеет правовое значение (ср. п. 2 ст. 476 и п. 5 ст. 477 ГК). Как правило (если иное не предусмотрено договором), гарантийный срок начинает течь с момента передачи товара (см. п. 1 ст. 471 ГК). Гарантийный срок не течет, если покупатель был лишен возможности использовать товар по обстоятельствам, зависящим от продавца. Он также не течет по общему правилу (если иное не предусмотрено договором), если покупатель не использовал товар из-за недостатков. В первом случае гарантийный срок не течет до устранения продавцом указанных обстоятельств, во втором - продлевается на период, пока товар не использовался при условии надлежащего (см. ст. 483 ГК) извещения продавца о недостатках товара (см. п. 2 ст. 471 ГК). Соответственно по общему правилу (если иное не установлено законом или договором - см. п. 1 ст. 477 ГК) покупатель может предъявить к продавцу требования, связанные с недостатками товара, на который установлен гарантийный срок, если эти недостатки были обнаружены в течение гарантийного срока. При разнице гарантийных сроков на основное и комплектующее изделия обнаружение недостатков комплектующего изделия (для возможности предъявления требований) должно быть в течение установленного на него гарантийного срока, а если он меньше гарантийного срока на основное изделие -в течение гарантийного срока на основное изделие (см. п. 3 ст. 477 ГК). Однако при короткой (менее чем 2 года) гарантии на товар покупатель может предъявить к продавцу требования, связанные с его недостатками, и по истечении срока гарантии, но в пределах двух лет (см. п. 5 ст. 477 ГК). Значение данного правила состоит в том, чтобы уравнять продавцов, предоставивших короткую гарантию, с теми, которые не предоставили гарантию вообще, и исключить преимущество первых перед вторыми.

В-третьих, у товара может быть срок годности, который отличается от гарантийного срока тем, что он: a) устанавливается только изготовителем (но не продавцом, функции которого по большому счету сводятся к исполнению обязанности, предусмотренной п. 2 ст. 472 ГК) и начинает течь со дня изготовления (а не передачи) товара; б) его установление - предусмотренная законом или в установленном им порядке обязанность (а не право) изготовителя; в) устанавливается на специфические виды товаров (продукты питания, медикаменты и т.п., эффективность действия которых обычно ограничена во времени); г) определяет временные границы пригодности товара, за рамками которых его использование опасно или бесполезно (см. ст. 472, 473 ГК). Соответственно по общему правилу (если иное не установлено законом или договором - см. п. 1 ст. 477 ГК) покупатель может предъявить к продавцу требования, связанные с недостатками товара, на который установлен срок годности, если эти недостатки были обнаружены в течение срока годности (см. п. 4 ст. 477 ГК).

Таким образом, за пределами рассмотренных сроков обнаружения недостатков переданного товара (этого условия предъявления покупателем требований, связанных с недостатками товара, - см. п. 1 ст. 477 ГК) покупатель, как правило (если иное не установлено законом или договором), не вправе предъявлять такие требования, а продавец соответственно не обязан эти требования удовлетворять. С учетом этого принципиального замечания при наличии спора о качестве проданного товара надлежит иметь в виду следующие вопросы процессуального и материального порядка.

Прежде всего что касается бремени доказывания. Продавец отвечает в следующих случаях:

Поскольку качество отчуждаемого товара должно соответствовать договору (см. п. 1 ст. 469 ГК), продавец не отвечает за те недостатки товара, которые были им оговорены (см. п. 1 ст. 475 ГК), для чего ему - продавцу - следует это обстоятельство доказать.

Cанкции, к которым может прибегнуть покупатель товара с недостатками, зависят от характера недостатка. Если нарушение требований к качеству товара (в том числе к части товаров, входящих в комплект) является обычным, покупатель вправе по своему выбору потребовать от продавца:

Если нарушение требований к качеству товара (в том числе к части товаров, входящих в комплект) является существенным (неустранимым вообще или без несоразмерных расходов или временных затрат, выявляемым неоднократно или возобновляемым после устранения и т.п.), покупатель вправе по своему выбору:

Если при обычных недостатках покупатель лишен возможности предъявить требования, установленные на случай существенных недостатков (иначе теряет смысл само существование п. 2 ст. 475 ГК), то покупателю, столкнувшемуся с существенными недостатками, едва ли справедливо отказывать в возможности предъявления требований, предусмотренных для обычных недостатков.

Возможность предъявления покупателем этих требований не может блокировать его договор с продавцом, но они могут исключаться характером товара или существом обязательства (если речь идет об устранении недостатков товара или о его замене), а также законом (см. п. 3, 5 ст. 475 ГК). Поскольку санкции ст. 475 ГК - меры защиты покупателя (а не меры ответственности), возможность их применения не обусловлена виной продавца и необходимостью выяснения этого вопроса. Отсюда следует, что если продавец и сможет доказать свою невиновность (т.е. что он не знал, не должен был и не мог знать о наличии у проданного товара скрытого недостатка, проявившегося только спустя некоторое время с начала его эксплуатации), это не освобождает его от санкций со стороны покупателя, эффективность которых предрешает успешность доказывания покупателем того обстоятельства, что недостатки возникли до передачи товара или по причинам, возникшим до этого момента (см. п. 1 ст. 476 ГК).

Другое дело, если покупатель требует от продавца уплаты неустойки или возмещения убытков, причиненных недостатками товара. Поскольку в таких случаях продавца привлекают к ответственности, он отвечает по общему правилу (если иные основания не предусматривают закон или договор) при наличии в его действиях вины, отсутствие которой он же и доказывает (см. п. 1, 2 ст. 401 ГК).

9. Продавец обязан передать товар в надлежащей таре и (или) упаковке, которые обеспечивают безопасность товара от внешних воздействий и, наоборот, внешнюю безопасность от вредоносных свойств некоторых товаров, а подчас выполняют и другие функции (в том числе рекламные). Поскольку закон в ст. 481, 482 ГК одинаково регулирует вопросы, связанные с тарой и упаковкой, различие между ними (тара может быть многооборотной, а потому сама быть товаром) имеет значение только в случаях, предусмотренных законом или договором (см. ст. 517 ГК). Продавец обязан передать товар в таре и (или) упаковке, кроме случаев, когда иное предусмотрено договором и вытекает из существа обязательства, а также товаров, исключающих необходимость их затаривания (упаковки).

Способы затаривания (упаковки) должны соответствовать:

Тара (упаковка) может влиять на цену товара, определяемую по весу брутто (см. п. 2 ст. 485 ГК). Нарушения продавцом требований относительно тары (упаковки) могут выразиться в передаче товара без тары (упаковки) или в ненадлежащей таре (упаковке). Покупатель вправе потребовать от продавца затарить (упаковать) товар или заменить ненадлежащую тару (упаковку). Учитывая, однако, что оба требования могут быть блокированы договором, существом обязательства или характером товара (см. п. 1 ст. 482 ГК), более эффективными для покупателя могут стать требования, установленные на случай продажи некачественного товара (см. ст. 475, п. 2 ст. 482 ГК). В самом деле, поскольку недостатки тары (упаковки) приравнены к некачественности товара, в результате чего покупатель вправе предъявить требования, как если бы некачественным был сам товар, требования ст. 475 ГК (в отличие от требований п. 1 ст. 482 ГК) не могут блокировать договор: его могут блокировать существо обязательства, характер товара и законодатель (см. п. 3, 5 ст. 475 ГК).

Вопрос о том, является ли недостаток тары (упаковки) всегда обычным и может ли он быть существенным в связи с применением санкций ст. 475 ГК, спорен. Представляется, что в зависимости от конкретных обстоятельств он может быть тем или другим:

Применение правила п. 2 ст. 482 ГК не обусловлено обязательным наличием недостатка у самого товара:

10. У продавца могут быть и другие обязанности. Так, договор может возлагать на него обязанность страховать товар. При ее неисполнении покупатель вправе застраховать товар сам с последующим отнесением расходов на продавца или отказаться от исполнения договора (см. ст. 490 ГК).

Обязанности покупателя и последствия их нарушения. 1. Согласно п. 1 ст. 484 ГК покупатель обязан принять товар, кроме случаев, когда он вправе отказаться от исполнения договора (см. п. 2 ст. 468, п. 2 ст. 475, п. 2 ст. 480 ГК). Если покупатель не принимает (отказывается принять) товар, продавец вправе потребовать его принятия или отказаться от исполнения договора (см. п. 3 ст. 484 ГК), а также возмещения убытков (см. ст. 15, 393 ГК). Правило п. 3 ст. 484 ГК применимо и к тем случаям, когда покупатель не принимает (отказывается принять) оплаченный товар, при этом уплаченная сумма может пойти в счет возмещения убытков продавца. Наряду с обязанностью принять товар покупатель согласно п. 2 ст. 484 ГК по общему правилу (если иное не предусмотрено законодательством или договором) обязан совершить действия, которые согласно обычно предъявляемым требованиям необходимы с его стороны для обеспечения передачи и получения товара. Разница между обязанностями, предусмотренными в п. 1 и 2 ст. 484 ГК, состоит в том, что первая является основной (дебиторской) и сформулирована императивно, вторая имеет диспозитивное закрепление и является кредиторской.

В ст. 484 ГК обязанность покупателя принять товар (п. 1) отделена от его обязанности совершить действия, которые обычно необходимы для обеспечения передачи и получения товара (п. 2), при этом в п. 3 закон предусматривает санкции только на случай неисполнения первой обязанности.

В п. 2 ст. 484 ГК действия, которые обычно необходимы для обеспечения передачи и получения товара, прямо названы как обеспечительные. Это указывает на их вспомогательный характер и специфическое назначение - оказание помощи продавцу. В то же время нет сомнений, что вне зависимости от их совершения или несовершения покупателем продавец может исполнить свои договорные обязанности.

Наконец, необходимость совершения покупателем рассматриваемых действий покоится на обычно предъявляемых требованиях (см. п. 2 ст. 484 ГК), а не в силу их нормативного или договорного закрепления (напротив, согласно п. 2 ст. 484 ГК законодательство или договор могут только исключить необходимость их совершения). А поскольку не вполне понятно, что именно может потребовать продавец от покупателя в том или другом случае со ссылкой на п. 2 ст. 484 ГК, а главное, на чем он может основывать свои требования, обязанность покупателя, о которой идет речь в п. 2 ст. 484 ГК, не корреспондирует праву продавца потребовать ее исполнение.

2. Покупатель обязан известить продавца о нарушении им договора в части: количества; ассортимента; качества; комплектности; тары и (или) упаковки в срок, установленный нормативно или договором, а если он не установлен - в разумный срок с момента обнаружения нарушения (см. п. 1 ст. 483 ГК). Речь идет не о всех возможных нарушениях договора продавцом, а только о тех, которые имеют отношение к физическим характеристикам товара, поэтому данная обязанность покупателя не касается случаев нарушения продавцом сроков передачи или необеспечения им юридической чистоты товара. При нарушении покупателем рассматриваемой обязанности продавец-нарушитель вправе отказаться удовлетворить требования покупателя полностью или частично, доказав, что неисполнение покупателем данной обязанности повлекло невозможность или экономическую обременительность удовлетворения его требований (см. п. 2 ст. 483 ГК).

Итак, многие нарушения продавцом договорных обязанностей (кроме тех, которые не названы в п. 1 ст. 483 ГК, а также умышленных - см. п. 3 ст. 483 ГК) и потенциальная возможность применения к нему санкций могут быть блокированы (исключены или минимизированы) неисполнением покупателем обязанности уведомить продавца о данных нарушениях. Закон требует от покупателя оперативности по выявлению и устранению физических недостатков товара, в противном случае возлагает на него риск неполучения удовлетворения по соответствующим требованиям, в свою очередь продавец-нарушитель не обязан устранять допущенные им нарушения договора в изменившихся временных и (или) экономических условиях.

3. Покупатель обязан оплатить товар. По общему правилу он должен сделать это непосредственно до или после передачи товара (если иное не предусмотрено законодательством, договором и не вытекает из существа обязательства - см. п. 1 ст. 486 ГК) и единовременно (если иное не предусмотрено договором - см. п. 2 ст. 486 ГК). Непосредственность оплаты означает одновременную передачу контрагентами товара и денег (т.е. моменты оплаты и передачи должны быть максимально приближены друг другу), а единовременность оплаты - полное внесение покупной цены. Установленную в качестве общего правила непосредственную оплату как до, так и после передачи надлежит отличать от тех случаев, когда между актами передачи и оплаты существует разрыв, позволяющий противопоставить их друг другу. Один из таких случаев-исключений -полная или частичная оплата до передачи (так называемая предоплата - см. ст. 487 ГК), другой - оплата через определенное время после передачи (так называемый кредит - см. ст. 488, 489 ГК). В свою очередь, исключение из общего правила о единовременности уплаты покупной цены - оплата в рассрочку (см. п. 2 ст. 486 и ст. 489 ГК). По смыслу п. 1 ст. 487 и п. 1 ст. 488 ГК случаи предоплаты и оплаты в кредит могут устанавливаться только договором, что не согласуется ни с той частью правила п. 1 ст. 486 ГК, которая упоминает о возможности существования внедоговорных исключений, ни с теми внедоговорными исключениями, которые существуют на самом деле (например, оплата в п. 1 ст. 544 ГК - не что иное, как частный случай оплаты товара, проданного в кредит). В свою очередь, по смыслу ст. 489 ГК оплата в рассрочку возможна только при продаже в кредит, что не согласуется ни с более общим смыслом правила п. 2 ст. 486 ГК, ни с возможными случаями рассрочки предоплаты (например, при продаже недвижимости). Последствия неисполнения обязанности по оплате товара в основном зависят от варианта оплаты.

Непосредственная оплата. Если оплата должна была состояться непосредственно как до, так и после передачи товара (см. п. 1 ст. 486 ГК), последствия неоплаты зависят от факта принятия товара покупателем. От покупателя, принявшего товар, но не оплатившего его своевременно, продавец вправе потребовать оплаты и процентов годовых (см. п. 3 ст. 486 ГК), а от покупателя, отказавшегося принять товар и оплатить его, продавец может потребовать оплату, но может и вовсе отказаться от исполнения договора (см. п. 4 ст. 486 ГК). Кроме того, по общему правилу (если иное не предусмотрено законодательством или договором) до полной оплаты покупателем всех ранее переданных ему товаров продавец вправе приостановить передачу других, еще не переданных товаров (см. п. 5 ст. 486 ГК).

Предоплата. При неисполнении покупателем обязанности по предоплате продавец вправе по общему правилу (если договором или законом не предусмотрено иное) приостановить встречную передачу товара или отказаться от нее и потребовать возмещения убытков, а при ненадлежащем (не в полном объеме) исполнении покупателем данной обязанности продавец вправе приостановить встречную передачу товара или отказаться от нее в части, соответствующей неполученной предоплате. Если продавец, несмотря на полное или частичное непредоставление покупателем обусловленной договором предоплаты, все же передаст покупателю товар, последний обязан его оплатить (см. п. 2-4 ст. 328, п. 2 ст. 487 ГК).

Кредит. При неисполнении покупателем обязанности по оплате товара, проданного в кредит, продавец вправе потребовать оплаты переданного товара или возврата неоплаченных товаров (см. п. 3 ст. 488 ГК). По общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) продавец также вправе потребовать от покупателя уплаты на просроченную к выплате сумму процентов годовых (см. ст. 395 ГК) за период со дня, когда товар должен был быть оплачен до дня фактической его оплаты, а если это предусмотрено договором, проценты годовых могут уплачиваться на сумму, соответствующую цене товара (а не на просроченную сумму) и взыскиваться со дня передачи товара (а не со дня, когда он должен был быть оплачен) (см. п. 4 ст. 488 ГК). Вместо этого продавец вправе по общему правилу (если это не исключает договор) обратить взыскание на проданный товар, который с момента передачи покупателю и до его оплаты считается заложенным в обеспечение платежной обязанности покупателя (залогодателя) в пользу продавца (залогодержателя) (см. п. 5 ст. 488 ГК).

Рассрочка платежа. Если покупатель не вносит в установленный договором срок очередной платеж (взнос) за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара. Однако применение данной санкции блокируют два обстоятельства: a) запрет, который может быть предусмотрен в договоре; б) оплата покупателем более половины цены товара. Соответственно при невозможности применения данной санкции продавцу остается обратиться к покупателю с требованием о взыскании образовавшегося долга и процентов годовых. Впрочем, опять-таки вместо этого продавец вправе по общему правилу (если это не исключает договор) обратить взыскание на проданный товар, который с момента передачи покупателю и до его оплаты считается заложенным в обеспечение платежа покупателя (залогодателя) в пользу продавца (залогодержателя) (см. п. 2, 3 ст. 489 ГК).

Известны и иные последствия неисполнения обязанности по оплате: если покупатель не оплачивает переданный товар в условиях, когда переход права собственности обеспечивает оплата (а не передача), остающийся собственником товара продавец вправе по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) потребовать его возврата (см. ч. 2 ст. 491 ГК).

4. У покупателя могут быть и другие обязанности. В частности, договор может возлагать на него обязанность страховать товар. При ее неисполнении продавец вправе застраховать товар сам с последующим отнесением расходов на покупателя или отказаться от исполнения договора (см. ст. 490 ГК).

В условиях, когда переход права собственности в обход общего правила обеспечивает не передача товара, а оплата или наступление иных обстоятельств (см. п. 1 ст. 223 ГК), покупатель, как правило (если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из назначения и свойств товара), обязан воздерживаться от отчуждения или иных распорядительных сделок с данным товаром до перехода к нему права собственности (см. ч. 1 ст. 491 ГК). Нарушение покупателем требования ч. 1 ст. 491 ГК не повлечет недействительности совершенной им сделки с третьим лицом (новым приобретателем товара). Однако поскольку последний сможет стать собственником товара не ранее, чем этот титул приобретет его контрагент, то вплоть до этого момента товар будет иметь весьма невыгодное для нового приобретателя обременение со всеми вытекающими отсюда последствиями (см. ст. 461, 462 ГК).

Договор розничной купли-продажи

Договор розничной купли-продажи и квалифицирующие его признаки. По договору розничной купли-продажи продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 492 ГК). Данный договор имеет следующие квалифицирующие признаки.

1. Продавец в договоре розничной купли-продажи - лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, причем не всякую, а именно по продаже товаров в розницу. Отсюда розничный продавец - специализированный предприниматель (розничный торговец).

Во-первых, продавец по договору розничной купли-продажи - гражданин, зарегистрированный в качестве предпринимателя (см. ст. 23 ГК), или любая коммерческая организация. Гражданин, не зарегистрированный в этом качестве, продавцом по договору розничной купли-продажи быть не может, но в силу п. 4 ст. 23 ГК суд может применить к совершенным им сделкам правила об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (в том числе § 2 гл. 30 ГК).

Продавцом по данному договору может быть и некоммерческая организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность согласно абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК. Дело в том, что: a) ограничение, установленное в абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК насчет предпринимательской деятельности некоммерческих организаций, само по себе не исключает их из круга розничных продавцов (и из п. 1 ст. 492 ГК); б) сам п. 1 ст. 492 ГК не дает повода для отождествления розничных продавцов с гражданами-предпринимателями и коммерческими организациями: он говорит об осуществлении предпринимательской деятельности, а она может осуществляться в том числе и некоммерческими организациями (например, общественными или религиозными организациями (объединениями), которые могут продавать специальную литературу, атрибутику и т.п.); в) ч. 6 преамбулы Закона о защите прав потребителей, регулирующего значительную часть розничной купли-продажи (см. п. 3 ст. 492 ГК), определяет, что продавец - организация независимо от ее формы, а также индивидуальный предприниматель. Как видно, нет никаких формальных причин для исключения из круга розничных продавцов некоммерческих организаций. И все же коммерческая сущность торговли находится в известном противоречии с их сущностью и той сферой, в которой они главным образом создаются и действуют, следовательно, выступление на стороне розничного продавца некоммерческой организации - не распространенное явление и не общее правило, а исключение;

во-вторых, в условиях наличия у большинства предпринимателей универсальной правоспособности и нередкого ведения ими различного бизнеса сфера розничной торговли должна быть исключительной деятельностью или одним из видов деятельности предпринимателя. Напротив, ведение предпринимателем хотя бы и торговой деятельности, но за пределами розницы (оптовая торговля машинами, оборудованием, продукцией промышленного назначения, химического производства и т.п.), профильное осуществление неторговой деятельности (строительство, перевозки и т.п.), а тем более занятие такими видами неторговой деятельности, которые закон признает исключительными (страховые, банковские услуги), исключают наличие специального статуса розничного торговца. Отсюда правила § 2 гл. 30 ГК не распространяются на отношения купли-продажи с участием оптовых продавцов (за исключением мелких оптовиков, которые торгуют в том числе и в розницу), а также на отношения купли-продажи, носящие разовый и(или) непрофильный характер (продажа устаревших автомобилей автохозяйством, офисного оборудования банком и т.п.);

в-третьих, поскольку на стороне розничного продавца всегда выступает специализированный предприниматель (розничный торговец), розничной торговле присущи все те признаки, которые вообще присущи предпринимательской деятельности, в том числе направленность на систематическое получение прибыли от продажи товаров в розницу (см. абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК).

2. Розничный покупатель не должен быть предпринимателем. Это следует из указания закона: приобретаемый в розницу товар не может и не должен использоваться в предпринимательской деятельности. Поэтому можно предположить, что розничным покупателем могут быть только физические лица и некоммерческие организации. Подробнее об этом - далее.

Субъектный состав на стороне розничных покупателей неоднороден. Если розничным покупателем является гражданин, то он имеет специальный статус потребителя и только в отношении его применяется законодательство о защите прав потребителей. Согласно ч. 3 преамбулы данного Закона потребитель - гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Некоммерческие организации могут быть розничными покупателями, но при этом потребителями не являются. Поэтому приобретение товаров в розницу гражданами регулируют § 2 гл. 30 ГК и специальное (потребительское) законодательство, а приобретение товаров в розницу некоммерческими организациями - только § 2 гл. 30 ГК (см. п. 3 ст. 492 ГК).

Розничным покупателем может быть гражданин, однако если гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, приобретает товар для осуществления предпринимательской деятельности, само по себе отсутствие у него статуса предпринимателя не делает его потребителем автоматически. Напротив, желание использовать товар не в бытовых, а в предпринимательских целях лишает его статуса потребителя. Отсюда при характеристике розничного покупателя субъектный признак должен рассматриваться в обязательной связи с признаком цели приобретения товара.

Нет никаких препятствий считать гражданина-предпринимателя потребителем в тех случаях, когда покупка товара осуществляется им исключительно для удовлетворения личных, семейных, домашних (т.е. бытовых) потребностей (см. ч. 3 преамбулы Закона о защите прав потребителей). Напротив, приобретение гражданином-предпринимателем товаров, предназначенных не для бытового использования, а в связи с осуществляемой им предпринимательской деятельностью (в офис, в производственное помещение и т.п.), однозначно исключает розницу.

Квалификацию договора купли-продажи с участием на стороне покупателя гражданина-предпринимателя нередко осложняют два обстоятельства: a) общность личного имущества гражданина-предпринимателя и его имущества, используемого при ведении бизнеса; б) сложность определения того, в какой сфере - личной или предпринимательской - используется приобретенный им товар. Нередки случаи, когда основная часть работы, составляющая предмет бизнеса гражданина-предпринимателя, осуществляется им не в офисе, а дома или когда купленный им автомобиль используется для поездок с семьей на дачу, а также в офис, в банк, к партнерам по бизнесу. Между тем согласно ч. 3 преамбулы Закона о защите прав потребителей гражданин-предприниматель считается потребителем, если имеет намерение приобрести (приобретает) товар исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Отсюда при возникновении сомнений насчет статуса гражданина-предпринимателя, покупающего товар, по крайней мере, следует, что: a) бремя доказывания статуса потребителя лежит на гражданине; б) гражданин должен доказать, что приобретенный товар предназначен исключительно (а не в том числе для удовлетворения его бытовых нужд); в) любые сомнения в ходе и по поводу предмета доказывания должны препятствовать признанию за гражданином статуса потребителя и исключать применение правил § 2 гл. 30 ГК и специального законодательства.

Коммерческие организации, приобретающие товары, в отличие от граждан-предпринимателей, не могут быть розничным и покупателями. Приобретая товары, они объективно не могут удовлетворять бытовые (личные, семейные, домашние) потребности за отсутствием таковых. Даже если им удастся доказать, что купленный товар предназначался для некоммерческого использования, например для благотворительной акции (а сделать это не просто, принимая во внимание универсальную правоспособность большинства коммерческих организаций и все вытекающие отсюда последствия), сделка по его приобретению может и должна квалифицироваться как обычный договор купли-продажи или договор поставки.

Аналогичный вывод справедлив и в отношении тех некоммерческих организаций, которые осуществляют предпринимательскую деятельность в порядке абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК. Примечательно, что многие некоммерческие организации весьма активно осуществляют коммерческую деятельность, объем которой подчас намного превышает объем их аналогичной некоммерческой деятельности. Поэтому однозначно установить, к примеру, коммерческое или некоммерческое назначение приобретаемых образовательным учреждением парт для оснащения ими аудиторного фонда (учитывая, что парты используются для подготовки и студентов-бюджетников, и обучающихся на платной основе) невозможно. Ясно одно: некоммерческая деятельность такого учреждения не является исключительной. И хотя п. 1 ст. 492 ГК и другие правила § 2 гл. 30 ГК не требуют прямо исключительности некоммерческой деятельности для признания организации розничным покупателем, отсутствие такой исключительности по аналогии с правилом ч. 3 преамбулы Закона о защите прав потребителей должно препятствовать признанию за организацией статуса розничного покупателя.

Поэтому розничными покупателями могут быть те некоммерческие организации, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность согласно абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК (в том числе из-за прямых запретов со стороны закона) и для которых покупка товара носит исключительно некоммерческий характер. При возникновении сомнений насчет статуса некоммерческой организации, выступающей в качестве покупателя (как и в случае с гражданином-предпринимателем), опять-таки: a) бремя доказывания статуса розничного покупателя лежит на некоммерческой организации (заинтересованном лице); б) некоммерческая организация, доказывая наличие статуса розничного покупателя, должна доказать, что приобретенный товар предназначен для удовлетворения ее некоммерческих целей исключительно (а не в том числе); в) любые сомнения в ходе и по поводу предмета доказывания должны препятствовать признанию за некоммерческой организацией статуса розничного покупателя и исключать применение правил § 2 гл. 30 ГК.

Итак, розничным покупателем могут быть только граждане и некоммерческие организации, при этом приобретение ими товара в розницу при любых обстоятельствах не должно преследовать коммерческих целей (точнее - быть исключительно некоммерческим). Признание статуса розничного покупателя без достаточных оснований за гражданином и некоммерческой организацией и уж во всяком случае за организацией коммерческой - недопустимо, поскольку повлечет: a) девальвацию специальных правил, установленных в отношении розничного покупателя (в том числе потребителя) и призванных защитить экономически слабых участников гражданского оборота; б) необоснованную и недопустимую конкуренцию между розницей и поставкой.

3. Участниками договора розничной купли-продажи (причем на стороне как продавца, так и покупателя) не могут быть публичные образования (см. гл. 5 ГК). Публичные образования: a) осуществляют предпринимательскую деятельность не самостоятельно, а через создаваемые для этой цели коммерческие организации (и посредством участия в таких организациях), а потому сами не могут иметь необходимого для розницы статуса розничного продавца; б) приобретая товары через свои органы, действуют в публичных интересах (т.е. в интересах населения соответствующей территории), для чего в законодательстве есть специальный институт - поставки товаров для государственных и муниципальных нужд (см. § 4 гл. 30 ГК). Другое дело, если товары приобретают публичные органы, которые при этом действуют не как представители публичного образования (см. ст. 125 ГК), а как некоммерческие организации для удовлетворения собственных - некоммерческих - потребностей (покупка оргтехники, канцтоваров и т.п.).

Особенности договора розничной купли-продажи. 1. Договор розничной купли-продажи является публичным (см. ст. 426, п. 2 ст. 492 ГК).

Розничный продавец должен заключить его в отношении каждого обратившегося, он не вправе отказывать в заключения договора при наличии возможности продать товар (в противном случае возможно требование о принудительном заключении договора и возмещении убытков - см. п. 4 ст. 445 ГК), а при заключении договора - по общему правилу (если иное не предусмотрено законодательством) оказывать кому-либо предпочтение.

Договор розничной купли-продажи должен содержать одинаковые для всех условия, исключения из этого могут быть предусмотрены только законодательством и только в части предоставления отдельным покупателям (например, ветеранам) льгот. Условия договора, являющиеся неодинаковыми для всех покупателей, ничтожны.

Заключение и исполнение договора розничной купли-продажи должно соответствовать тем обязательным для сторон требованиям, которые в случаях, предусмотренных законом, может устанавливать Правительство РФ (в типовых договорах, положениях и т.п.). Условия договора, не соответствующие этим требованиям, ничтожны.

Публичности договора розничной купли-продажи соответствует публичный характер оферты (см. ст. 435 ГК). Если розничный продавец предлагает товар неопределенному кругу лиц посредством рекламы, каталогов, описаний и т.п., содержащих все существенные условия договора, то в обход общего правила и в силу указания закона это уже не приглашение делать оферты (см. п. 1 ст. 437 ГК), а сама публичная оферта (см. п. 2 ст. 437, п. 1 ст. 494 ГК), а от всякого отозвавшегося исходит акцепт (см. ст. 438 ГК). Публичная оферта имеет место даже независимо от указания существенных условий при всякой демонстрации и товара в месте его продажи (выставление на прилавках, в витринах и т.п., показ образцов, предоставление сведений о продаваемых товарах при помощи их описаний, каталогов, фотоснимков и т.п.). Это значит, что заинтересованное в покупке товара лицо может требовать его продажи во всех случаях, кроме тех, когда продавец явно определил, что товар не продается (см. п. 2 ст. 494 ГК).

Публичности договора розничной купли-продажи корреспондируют особые способы его заключения. Покупатель может проявлять активность при заключении договора и участвовать в разработке его условий, только если это не вступит в противоречие с требованиями, предъявляемыми законом к публичному договору. Обычно же такие договоры заключаются посредством принятия покупателем условий продавца, содержащихся в формулярах или иных стандартных формах. Розничный продавец проявляет публичную активность в вопросах реализации товаров, для чего использует разные приемы и способы (см. ст. 497, 499, 501 ГК), в том числе сугубо технические (см. ст. 498 ГК). Покупателю же для вступления в договор достаточно присоединиться (см. ст. 428 ГК) к стандартным условиям договора, при этом разнообразию способов и методов ведения торговли (суть - публичной оферты) соответствует не меньшая гамма вариантов ее акцепта покупателями.

По общему правилу договор розничной купли-продажи считается заключенным с момента выдачи продавцом покупателю документов, подтверждающих оплату товара (кассового, товарного чека или иного подобного документа - см. ст. 493 ГК). Таким образом, с гражданско-правовой точки зрения выдача этих документов знаменует заключение договора, и только в случаях, предусмотренных законом или договором, действуют иные правила (см., например, п. 2 ст. 498 ГК). Документы, о которых идет речь в ст. 493 ГК, не свидетельствуют о наличии письменной формы договора:

a) они не имеют ничего общего с возможными ее вариантами (см. п. 1 ст. 160, п. 2, 3 ст. 434 ГК, поэтому название ст. 493 ГК не должно вводить в заблуждение), а иногда могут и вовсе отсутствовать (при выездной торговле, торговле через автоматы и т.п.);
б) с процессуальной точки зрения их наличие доказывает факт заключения договора и его условий, причем их отсутствие могут восполнить свидетели (ср. п. 1 ст. 162 и ст. 493 ГК, см. также п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей).

Правило п. 2 ст. 494 ГК в числе других существенных условий договора розничной купли-продажи упоминает о цене (а п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей требует от продавца указания цены товара в рублях). Вместе с тем смысл правила п. 2 ст. 494 ГК состоит не в определении круга существенных условий договора купли-продажи, а в том, что оно признает выставление товаров, демонстрацию их образцов или предоставление сведений о продаваемых товарах в месте их продажи публичной офертой независимо от указания существенных условий (в том числе цены). Поскольку ст. 493 ГК связывает заключение данного договора по общему правилу с моментом выдачи продавцом покупателю документа, свидетельствующего об оплате (что, понятно, возможно только в условиях согласования покупателем цены, объявленной продавцом), постольку несогласие покупателя с объявленной продавцом ценой (да еще и в условиях публичности договора) препятствует его заключению.

2. Договор розничной купли-продажи - правовая форма удовлетворения массовых некоммерческих потребностей, главным образом населения. Именно поэтому он имеет разнообразные проявления, причем нередко продаже здесь сопутствуют дополнительные услуги продавцов. В рамках договора розничной купли-продажи, который является видом договора купли-продажи, законодатель предлагает следующий перечень основных его подвидов.

Договор розничной купли-продажи может быть заключен с условием о принятии товара покупателем в определенный срок (см. ст. 496 ГК). Во-первых, данный договор является срочным; во-вторых, моменты его заключения и исполнения не совпадают друг с другом; в-третьих, исполнение договора во многом обусловлено поведением покупателя. С момента заключения такого договора и вплоть до его исполнения стороны связаны обязательством, в котором продавец обязан воздерживаться от продажи товара другому лицу, а покупатель - принять товар в оговоренный срок, при этом согласно п. 1 ст. 223 ГК покупатель не становится собственником купленного товара вплоть до его принятия. В то же время правила ст. 496 ГК хотя и не говорят прямо о праве покупателя на отказ от исполнения договора, но и не возлагают на него за это каких-либо санкций; в свою очередь, требование продавца о принятии товара покупателем (см. п. 3 ст. 484 ГК) в условиях розничной торговли едва ли эффективно, и не имеет смысла. Поэтому неявку покупателя за товаром или несовершение им иных необходимых действий для принятия товара в оговоренный срок продавец вправе по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) расценить как отказ от исполнения договора, а значит, продать товар другому лицу. Покупатель при этом вправе требовать возврата уплаченных денег (в противном случае у продавца будет неосновательное обогащение), но не вправе требовать возмещения других убытков.

При продаже товаров по образцам (см. ст. 497 ГК): a) заключение договора всегда происходит в условиях, когда покупатель видит не товар, а его образец или сведения о нем (описания, каталоги, фотоснимки и т.п. - см. п. 2 ст. 494, п. 1 ст. 497 ГК), а потому, не имея возможности осмотреть товар и проверить его, вынужден полагаться на образец и добросовестность продавца; б) моменты заключения договора и его исполнения объективно не совпадают и имеют заметный разрыв. При продаже товаров по образцам продавец обязан по общему правилу доставить товар в согласованное место, а если оно не определено - по месту жительства гражданина (нахождения юридического лица). В этот момент договор считается исполненным (см. п. 2 ст. 497 ГК).

Закон о защите прав потребителей (ст. 26.1) особо предусмотрел дистанционный способ продажи товара. Его особенность состоит в том, что при заключении договора потребитель лишен возможности прямого контакта не только с самим товаром, но и с его образцом. Договор при таком способе заключается на основании ознакомления потребителя с предложенным продавцом описанием товара в каталогах, проспектах, буклетах, представленным на фотоснимках, посредством средств связи (телевизионной, почтовой, радиосвязи и др.) или иными сугубо бесконтактными способами. При таком способе продажи продавец должен предоставить весь необходимый объем информации о товаре (его изготовителе и продавце), при этом обеспечение потребителя информацией должно быть до заключения договора (см. п. 2 ст. 26.1) и в момент передачи товара (см. п. 3 ст. 26.1).

При продаже товаров с использованием автоматов (см. ст. 498 ГК): a) продавец и покупатель лишены возможности прямого контакта, юридическую связь между ними при заключении и исполнении договора обеспечивает техническое устройство (это обстоятельство само по себе исключает возможность возрастной индивидуализации покупателя, что иногда принципиально, например при продаже алкогольной и табачной продукции); б) возможность заключения договора и надлежащего его исполнения здесь предопределяют надлежащее техническое состояние автомата и физическое наличие в нем товара, а также правильность совершения покупателем конклюдентных действий; в) моменты заключения и исполнения договора здесь совпадают или, по крайней мере, имеют минимальный разрыв.

При продаже товаров с использованием автоматов продавец обязан: a) информировать покупателя о продавце, месте его нахождения, режиме работы, а также конклюдентных действиях, которые покупателю необходимо совершить для получения товара (см. п. 1 ст. 498 ГК); б) обеспечить надлежащее техническое состояние автомата и в) наличие в нем товара. Данный договор считается заключенным не с момента выдачи документа, подтверждающего оплату товара (см. ст. 493 ГК), а с момента совершения покупателем конклюдентных действий, необходимых для получения товара (см. п. 2 ст. 498 ГК). При непредоставлении покупателю оплаченного товара продавец обязан незамедлительно по требованию покупателя предоставить ему товар или возвратить уплаченную сумму (см. п. 3 ст. 498 ГК).

Продажа товара с условием о его доставке покупателю (см. ст. 499 ГК) сопряжена с: a) существенным различием между моментами заключения и исполнения договора; б) дополнительной обязанностью продавца оказать покупателю услугу по доставке товара. Продавец обязан в установленный договором срок (а если такой срок не установлен - то в разумный срок после получения требования покупателя) доставить товар в место, указанное покупателем, а если место доставки не указано - в место жительства гражданина (место нахождения юридического лица), являющегося покупателем. По общему правилу такой договор считается исполненным с момента вручения товара покупателю, а при его отсутствии - любому лицу, предъявившему документ о заключении договора (об оформлении доставки). Согласно общим правилам п. 1 ст. 223 ГК (если иное не предусмотрено законом или договором) в этот же момент к покупателю переходит и право собственности на товар.

Оригинальная конструкция найма-продажи (см. ст. 501 ГК) означает следующее. В условиях заключенного договора продавец передает товар покупателю, но не переносит на него право собственности (покупатель становится только его владельцем). Существенным здесь является следующее: a) переход права собственности обусловлен по общему правилу оплатой покупателем товара или (если это предусмотрено договором) наступлением иных обстоятельств (см. ст. 491 ГК); б) оплачивая товар после его передачи, покупатель приобретает его в кредит (см. ст. 488 ГК); в) вплоть до перехода права собственности владеющий товаром покупатель - его наниматель (арендатор). Последнее означает, что покупатель вплоть до оплаты товара (наступления иного обстоятельства) имеет все права (и обязанности) арендатора, при этом, видимо, следует иметь в виду только общие положения об аренде (§ 1 гл. 34 ГК) и правила о прокате (§ 2 гл. 34 ГК) - т.е. конструкции, сопоставимой с розничной куплей-продажей.

Законодательство о защите прав потребителей и розничная купля-продажа. Законодательство РФ о защите прав потребителей опосредствует разнообразные отношения (в том числе розничной купли-продажи) с участием гражданина, удовлетворяющего исключительно свои личные, семейные, домашние и иные нужды, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, контрагентом которого являются специализированные субъекты (предпринимательской деятельности), производящие и реализующие товары, выполняющие работы, оказывающие услуги на основании заключаемых с потребителями возмездных договоров.

Данное законодательство применяется к отношениям с участием потребителей, если: a) это прямо предусмотрено ГК; б) ГК не содержит прямого указания на этот счет, но данные нормативные правовые акты конкретизируют и детализируют соответствующие нормы ГК; в) ГК не регулирует отношения с участием потребителей; г) данные нормативные правовые акты устанавливают иные правила, чем ГК, и последний допускает возможность такого их установления (см. п. 1, 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7).

Вообще говоря, в силу прямой и рамочной нормы п. 3 ст. 492 ГК отношения розничной купли-продажи, в которых на стороне покупателя выступает гражданин, - именно тот случай, когда законодательство о защите прав потребителей применяться может и должно. В связи с этим принципиальны два момента: a) рамочное санкционирование возможности применения законодательства о защите прав потребителей к отношениям розничной купли-продажи исключает необходимость обсуждения всякий раз вопроса о возможности применения отдельной нормы данного законодательства; б) согласно п. 3 ст. 492 ГК законодательство о защите прав потребителей регулирует розничную куплю-продажу в части, не урегулированной ГК (т.е. субсидиарно).

Не случайно, что Верховный Суд РФ подчеркивает: исходя из п. 3 ст. 492 ГК при рассмотрении требований потребителей, вытекающих из договоров розничной купли-продажи, к соответствующим отношениям применяются положения ГК о договоре розничной купли-продажи (см. ст. 492-505 ГК), общие положения ГК о договорах купли-продажи, если иное не предусмотрено § 2 гл. 30 ГК (см. п. 5 ст. 454 ГК), а также положения Закона о защите прав потребителей в части, не урегулированной ГК (см. п. 2 постановления Пленума от 29 сентября 1994 г. N 7). Между тем особенность законодательства о защите прав потребителей (и его применения к отношениям розничной купли-продажи с участием на стороне покупателя-гражданина) состоит в том, что оно или повторяет, или дополняет положения ГК. Вот ряд тому подтверждений.

1. Дефинитивные нормы преамбулы Закона о защите прав потребителей определяют ряд терминов (потребитель, изготовитель, продавец, уполномоченные изготовителем или продавцом лица, импортер и т.п.), которые ГК либо не знает вообще, либо должным образом не раскрывает.

2. Закон о защите прав потребителей (см. ст. 4) воспроизводит положения ст. 469 ГК, при этом уже в первых статьях (см. ст. 5, 6, 7, 14, 19) предусматривает наряду с гарантийным сроком и сроком годности (см. ст. 470-473, 477 ГК) не известный гл. 30 ГК срок службы товара, особенность которого в следующем.

Срок службы устанавливается только изготовителем (в отличие от гарантийного срока, который может быть установлен также и продавцом).

Срок службы (в отличие от гарантийного срока) устанавливается только в отношении товаров длительного пользования (он не устанавливается на продукты питания, парфюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары, которые с истечением времени утрачивают свою пригодность для целей использования по назначению и на которые устанавливается срок годности).

Установление срока службы в одних случаях - право изготовителя (по общему правилу), в других - его обязанность (если по истечении определенного периода товар или его комплектующие могут представлять опасность для жизни, здоровья потребителя, причинять вред его имуществу или окружающей среде). Напротив, установление срока годности - всегда обязанность (изготовителя), а установление гарантийного срока - всегда право (изготовителя и (или) продавца).

Срок службы исчисляется единицами времени либо (в отличие от срока годности) иными единицами измерения (километрами, метрами и прочими единицами исходя из функционального назначения товара).

Срок службы - технически обусловленный срок, его течение сопряжено не с естественными процессами, характерными для срока годности (порча или иная утрата товаром полезных свойств), а с процессами использования (эксплуатации) товара. Следовательно, срок службы по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) начинает течь с момента передачи товара потребителю, а если день передачи установить невозможно - с момента изготовления товара, наконец, в случаях, особо предусмотренных законом, - в другой момент (в частности, в отношении сезонных товаров - с момента наступления соответствующего сезона). Напротив, срок годности в любом случае начинает течь с момента изготовления товара.

Назначение срока службы в том, что в его пределах изготовитель обязуется обеспечивать потребителю возможность использовать товар по назначению (включая его безопасность, ремонт, техническое обслуживание, наличие запчастей) и отвечать только за существенные его недостатки (т.е. неустранимые, неустранимые без несоразмерных расходов или затрат времени, выявляемые неоднократно, проявляемые после устранения вновь и др.). Напротив, в течение срока годности или гарантийного срока возможно обнаружение и заявление требования по поводу отсутствия у товара качества любой степени. Кроме того, в течение срока службы, а в некоторых случаях и независимо от его истечения (в отличие от гарантийного сока) производитель товара или его продавец отвечают за вред, который причинен потребителю вследствие недостатков товара.

3. В ст. 495 ГК предусмотрена информационная обязанность продавца перед покупателем. А поскольку данная обязанность сформулирована в ГК наиболее общим образом, правила ст. 8-10 Закона о защите прав потребителей существенно конкретизируют и дополняют правила ст. 495 ГК.

4. Оригинальны правила ст. 13 Закона о защите прав потребителей.

Согласно п. 1 ст. 13 Закона ответственность продавца перед потребителем может предусматривать закон или договор. Однако договор потребителя с продавцом относительно ответственности последнего, учитывая требование п. 1 ст. 16 Закона, по всей видимости, может касаться только тех случаев, которые Закон не регулирует или регулирует более мягко. Говоря иначе, всякое условие договора (в том числе об ответственности) может только ужесточать правила закона, иначе права потребителя будут ущемлены, а это вступает в противоречие с требованием п. 1 ст. 16 Закона.

Во изменение общего правила п. 1 ст. 394 ГК о зачетной неустойке и в дополнение правил § 2 гл. 30 ГК в п. 2 ст. 13 Закона, по общему правилу (если иное не установлено законом), закреплен штрафной характер неустойки, взыскиваемой в пользу потребителя.

В отличие от того, как формулируют правила об исполнении обязательства в натуре ст. 396 и 505 ГК, в п. 3 ст. 13 Закона данное правило сформулировано императивно ко всем и всяким нарушениям прав потребителей. Таким образом, п. 3 ст. 13 Закона дополняет правило ст. 505 ГК.

В отличие от общего правила об ответственности за вину и в последовательное развитие общего правила об ответственности независимо от вины лица, нарушившего обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (см. соответственно п. 1 и 3 ст. 401 ГК), правило п. 4 ст. 13 Закона освобождает от ответственности изготовителя (продавца, уполномоченных лиц, импортера), если нарушение обязательства произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным (специальным) основаниям, предусмотренным законом.

Согласно правилам п. 5 и 6 ст. 13 Закона, неизвестным ГК, требования потребителя об уплате законной или договорной неустойки подлежат добровольному удовлетворению. За несоблюдение добровольного порядка удовлетворения установленных законом требований потребителя соответствующие ответчики несут особую ответственность в виде штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

5. Согласно ст. 14 Закона о защите прав потребителей, в основном повторяющей аналогичные правила § 3 гл. 59 ГК (которые сами носят специальный - потребительский - характер - см. ч. 2 ст. 1095 ГК), вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара, подлежит возмещению в полном объеме продавцом или изготовителем товара по выбору потерпевшего, причем независимо от наличия между ними договорных отношений. Правила ст. 15 Закона о защите прав потребителей, посвященные компенсации (потребителю) морального вреда, также повторяют правила ст. 151, 1099, 1101 ГК, а их присутствие в Законе - лишний раз подчеркивает возможность и необходимость компенсации морального вреда в потребительской сфере.

6. Оригинальны правила ст. 16 и 17 Закона о защите прав потребителей. Так, ст. 16 Закона:

Статья 17 Закона и вовсе посвящена процессуальным вопросам судебной защиты прав потребителей, из чего следует, что Закон - комплексный акт, не имеющий определенной отраслевой принадлежности.

7. В ст. 503 ГК предусмотрены права покупателя при продаже ему некачественного товара. В Законе о защите прав потребителей их повторяет ст. 18, а последующие ст. 19-23 (аналогов которым в ГК нет) расшифровывают механизм реализации данных прав.

8. Наконец, ГК помимо Закона о защите прав потребителей дополняют и другие акты, принятые в соответствии с данным Законом.

Особенности правового регулирования отношений розничной купли-продажи. Особая сфера розничной купли-продажи и тот контраст, который существует здесь между продавцом, извлекающим прибыль из массовых сделок купли-продажи, и покупателем, удовлетворяющим свои некоммерческие потребности, сопряжены с существованием ряда обязанностей (на стороне продавца) и прав (на стороне покупателя), которые как раз и уравнивают этих полярных участников гражданского оборота.

1. Продавец обязан предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о товаре, содержание которой и способы ее предоставления должны соответствовать требованиям законодательства и обычным требованиям розничной торговли. Со своей стороны покупатель вправе по общему правилу (если иное не следует из характера товара и не противоречит правилам розничной торговли) до заключения договора осмотреть товар и потребовать проверки его свойств (демонстрации использования). Если продавец не предоставляет покупателю возможности незамедлительного получения информации о товаре (в том числе наглядно-визуальной), это равносильно необоснованному его уклонению от заключения договора и дает покупателю право на возмещение убытков, а если договор уже заключен - на отказ от его исполнения в разумный срок, на возврат уплаченной покупной цены и на возмещение иных убытков (см. п. 1-3 ст. 495 ГК).

Продавец, не исполнивший свою информационную обязанность, отвечает перед покупателем за недостатки товара, возникшие после его передачи, если покупатель докажет, что причиной недостатков стало отсутствие у него необходимой информации (ср. ст. 476 и п. 4 ст. 495 ГК). Неисполнение информационной обязанности при продаже товаров с использованием автоматов (в части информации о необходимых действиях для получения товара) может стать препятствием для заключения договора (см. п. 1, 2 ст. 498 ГК).

Особо тщательно вопросы информационного обеспечения регулирует Закон о защите прав потребителей. Прежде всего потребители имеют право на просвещение в области защиты своих прав, обеспечиваемом на уровне государственных образовательных стандартов и общеобразовательных и профессиональных программ, а также посредством организации системы информации потребителей об их правах и о действиях по защите этих прав (см. ст. 3). В числе конкретных информационных прав потребителей - право на необходимую и достоверную, а также наглядную и доступную информацию о продавце (см. ст. 8, 9, 11) и товаре (см. ст. 8, 10).

Первая информация должна содержать:

Вторая информация должна содержать:

Регламентируя ответственность продавца за ненадлежащую информацию о товаре, Закон о защите прав потребителей воспроизводит положения ГК (ср. п. 1, 2 ст. 12 Закона и п. 3, 4 ст. 495 ГК) и дополняет их (см. п. 3, 4 ст. 12 Закона). Так, если из-за непредоставления продавцом полной и достоверной информации о товаре потребителю причинен вред, он вправе потребовать полного его возмещения, в том числе полного возмещения убытков, причиненных находящимся в собственности (владении) потребителя природным объектам. Продавец освобождается от ответственности, доказав, что вред возник из-за других (т.е. неинформационных) причин - непреодолимой силы или нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара (см. п. 3 ст. 12, а также ст. 14 Закона). Требования потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной (неполной) информацией о товаре, связаны с презумпцией его некомпетентности - т.е. отсутствием у него специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (см. п. 4 ст. 12 Закона). Если вдруг продавцу удастся эту презумпцию опровергнуть, он должен быть освобожден от возмещения убытков на том основании, что их причина - нарушение компетентным потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (см. п. 5 ст. 14 Закона).

2. Покупатель по общему правилу обязан оплатить товар по цене, объявленной продавцом в момент заключения договора (см. п. 1 ст. 500 ГК). Закон не говорит прямо о праве покупателя отказаться от исполнения договора, заключенного на условиях предоплаты, но он: a) не закрепляет на этот счет никаких санкций; б) устанавливает, что невнесение покупателем в установленный срок предоплаты по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) признается отказом от исполнения договора (см. п. 2 ст. 500 ГК). Есть, однако, случаи, когда о праве покупателя на отказ от исполнения договора говорится прямо. Так, покупатель товара по образцу вправе всякий раз до передачи ему товара отказаться от исполнения договора, возместив продавцу необходимые расходы, понесенные им в связи с исполнением договора (см. п. 3 ст. 497 ГК). Потребитель, заключивший договор дистанционным способом, вправе отказаться от товара: в любое время (до его передачи); в течение 7 дней (после передачи); в течение 3 месяцев с момента передачи (если он не получил письменную информацию о порядке и сроках возврата товара).

Условия реализации потребителем данного права следующие:

В течение 10 дней с момента заявления потребителем требования продавец должен вернуть ему уплаченные деньги за минусом расходов по обратной (от потребителя) доставке товара (см. п. 4 ст. 26.1 Закона о защите прав потребителей).

Если же по договору розничной купли-продажи товар продается в кредит (в том числе в рассрочку), то покупатель свободен при нарушении обязанности по оплате товара от уплаты продавцу процентов годовых (ср. с п. 4 ст. 488 ГК). Он вправе оплатить товар в любое время в пределах периода рассрочки (см. п. 3 ст. 500 ГК).

3. Покупатель имеет право на обмен купленного им товара (см. ст. 502 ГК; ст. 25 Закона о защите прав потребителей). Реализация данного права, оригинального для розничной купли-продажи, сопряжена с необходимостью соблюдения ряда условий и требований в отношении как обмениваемого товара, так и к покупателю (потребителю). Так, товар должен быть: a) непродовольственным (на продовольственные товары право на обмен не распространяется); б) качественным (иначе - см. ст. 503 ГК). Поводом для обмена должны быть различные причины, не связанные с качеством товара (размер, форма, габариты, фасон, расцветка, комплектация), не удовлетворяющие покупателя. Товар должен сохранить свои потребительские свойства и не должен входить в список товаров, не подлежащих обмену (возврату).

В свою очередь покупатель может реализовать это право: в месте покупки товара; в 14-дневный срок с момента его передачи (или в иных местах и (или) в более длительный срок, объявленный продавцом), если он, во-первых, не использовал (не употреблял) товар и, во-вторых, располагает доказательствами его приобретения у данного продавца. При обмене купленного товара (согласно указанным условиям и требованиям) на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации производится необходимый перерасчет в цене (т.е. покупатель доплачивает за более дорогой товар, а за более дешевый - получает от продавца разницу в цене). Если же продавец не располагает необходимым для обмена товаром, покупатель вместо обмена вправе вернуть товар и получить назад уплаченную денежную сумму. Таким образом, всякий раз, когда продавец окажется неспособным удовлетворить просьбу покупателя об обмене товара, покупатель получает право на односторонний отказ от заключенного и исполненного договора розничной купли-продажи.

4. Согласно правилам § 3 гл. 59 ГК всякий вред, причиненный покупателю в результате конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, а также вследствие недостоверной или неполной информации о товаре, подлежит возмещению по выбору потерпевшего продавцом или изготовителем независимо от их вины и от наличия договорных отношений. Данный вред подлежит возмещению, если возник в течение срока годности или службы товара (а если эти сроки не установлены - в течение 10 лет со дня производства товара), а в некоторых случаях (если данные сроки в нарушение закона не были установлены либо покупатель не был предупрежден о необходимых действиях по их истечении и возможных последствиях при невыполнении данных действий, либо ему не была предоставлена полная и достоверная информация о товаре) - независимо от их истечения. Продавец (изготовитель) освобождается от ответственности, доказав, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения покупателем правил пользования товаром или его хранения. Закон о защите прав потребителей (см. ст. 14 ГК) в основном воспроизводит эти правила, хотя очевидны как дополнения ГК (см. п. 4 ст. 14 Закона), так и расхождения между ГК и Законом (ср. ст. 1097 ГК и п. 3 ст. 14 Закона).

5. Поскольку § 2 гл. 30 ГК не регулирует вопросы качества товара специально, при решении этого вопроса следует обращаться к общим правилам ст. 469 ГК, которым соответствуют правила ст. 4 Закона о защите прав потребителей. Особо в § 2 гл. 30 ГК урегулированы лишь последствия продажи некачественного товара. При покупке некачественного товара покупатель вправе по своему выбору потребовать: a) его замены; б) соразмерного уменьшения покупной цены; в) незамедлительного безвозмездного устранения недостатков; г) возмещения расходов на устранение недостатков; д) отказаться от исполнения договора и потребовать возврата покупной цены. Как видно, смысл и характер требований ничем не отличается от тех, которые предусмотрены в Общих положениях о договоре купли-продажи (ср. ст. 475 и 503 ГК). Различия между ст. 475 и 503 ГК состоят в следующем:

Закон о защите прав потребителей (ст. 18) в основном воспроизводит правила ст. 476 и 503 ГК. В числе важных дополнений - следующее. Потребитель адресует по своему выбору любое из указанных требований продавцу (в том числе уполномоченному им лицу - организации или гражданину-предпринимателю), однако требования о безвозмездном устранении недостатков или возмещении расходов на их исправление, а также замены товара он может адресовать также изготовителю, уполномоченным им лицам, импортеру, либо вместо этих требований он вправе возвратить изготовителю некачественный товар и потребовать возврата денег. Поэтому потребитель, приобретший некачественный товар, имеет право на выбор требования, а также ответчика, которым может быть не только продавец, но по некоторым требованиям и другие лица (изготовитель и импортер). Независимо от избранного требования и адресата потребитель вправе также (т.е. дополнительно) потребовать возмещения убытков, причиненных ему в результате продажи некачественного товара. Эффективность отдельных требований могут блокировать объективные обстоятельства. Так, замена товара невозможна, если товар снят с производства (прекращены его поставки и т.п.), поэтому обязательство по замене прекращается по ст. 416 ГК, а потребитель вправе избрать другой способ защиты. Суд же (если решение о замене уже вынесено) должен решить вопрос об изменении способа исполнения решения (см. п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7).

Правила о сроках предъявления потребителем требований в отношении недостатков товара совпадают с аналогичными правилами ГК (ср. п. 1, 3, 5 ст. 19 Закона о защите прав потребителей и п. 2-5 ст. 477 ГК). Важным дополнением является неизвестное Гражданскому кодексу правило п. 6 ст. 19 Закона. Оно касается только существенных недостатков и прежде всего требования о безвозмездном их устранении; может быть предъявлено только к изготовителю (уполномоченным им лицам, импортеру). Потребитель, заявляя данное требование, должен доказать, что существенный недостаток возник до передачи товара (по причинам, возникшим до этого момента). Потребитель может предъявить данное требование, если обнаружил существенный недостаток по истечении 2 лет со дня передачи товара и в течение установленного на товар срока службы (а если он не установлен - в течение 10 лет со дня передачи товара). И только если требование о безвозмездном устранении недостатка не удовлетворено в течение 20 дней со дня его предъявления или если недостаток является неустранимым, потребитель вправе прибегнуть к другим требованиям: о возмещении расходов на исправление недостатка самим потребителем или третьим лицом; о замене на товар аналогичной марки (модели, артикула); о возврате товара в обмен на уплаченную денежную сумму.

Требования потребителя, которые он может предъявить в случае приобретения некачественного товара согласно ст. 18 Закона о защите прав потребителей, конкретизируются в последующих правилах данного Закона.

Требование к продавцу или изготовителю (уполномоченным ими лицам, импортеру):

Всякие нарушения установленных законом сроков, связанных с требованием потребителя по поводу недостатков товара: a) влекут для тех лиц, к которым он с соответствующим требованием обратился (т.е. для продавца, изготовителя, уполномоченных ими лиц, импортера) ответственность в виде неустойки в размере 1% цены товара за каждый день просрочки удовлетворения требования; б) самому потребителю дают право на замену требования (ст. 23 Закона).

6. Требованиям розничного покупателя к продавцу в случае приобретения товара ненадлежащего качества нередко сопутствуют вопросы о возмещении разницы в цене (см. ст. 504 ГК).

При замене некачественного товара на качественный розничный покупатель не обязан возмещать разницу между договорной ценой товара и ценой товара в момент его замены (или вынесения судом решения о замене) (см. п. 1). Однако если замена производится на аналогичный товар другого размера, фасона, сорта и т.п., соответствующая разница в цене на момент замены товара подлежит возмещению, причем как продавцом (если новый товар дешевле), так и покупателем (если новый товар дороже). При возникновении спора между продавцом и покупателем цены на заменяемый и новый товар (и разница между ними) определяются на момент вынесения судом решения о замене. И это понятно: реализация покупателем права на замену товара не должна влечь неосновательного обогащения ни той, ни другой стороны договора (см. п. 2).

При соразмерном уменьшении покупной цены уменьшению подлежит цена товара на момент предъявления требования об уценке (а не договорная цена), а в случае возникновения спора между продавцом и покупателем - цена на момент вынесения судом решения об уценке (см. п. 3).

При возврате продавцу некачественного товара розничный покупатель вправе потребовать возмещения разницы между договорной ценой товара и ценой соответствующего товара на момент добровольного удовлетворения данного требования (в противном случае - ценой на момент вынесения судебного решения) (см. п. 4).

Правила ст. 504 ГК воспроизводит ст. 24 Закона о защите прав потребителей, дополнительно устанавливая следующее: при возврате продавцу некачественного товара, проданного в кредит, потребителю возвращается уплаченная сумма в размере погашенного ко дню возврата товара кредита, а также возмещается плата за предоставление кредита (см. п. 5 ст. 24).

7. Несение розничным продавцом ответственности перед покупателем не освобождает его от исполнения обязательства в натуре (реального исполнения). Однако действие этого правила зависит от характера нарушения. Так, если продавец исполнил обязательство ненадлежащим образом (т.е. если исполнение противоречит условиям договора), правило об исполнении обязательства в натуре действует в качестве общего (т.е. если законом или договором не предусмотрено иное) (см. п. 1 ст. 396 ГК). Напротив, если продавец не исполнил свое обязательство (вообще), данное правило действует императивно (см. п. 2 ст. 396 ГК, в котором корректируется правило ст. 505 ГК). Последнее заметно ужесточает статус розничного продавца, но еще больше его ужесточает п. 3 ст. 13 Закона о защите прав потребителей. В отличие от того, как решают вопрос об исполнении обязательства в натуре общие правила ст. 396 ГК (связывающие его действие с характером нарушения и регулирующие обе возможные при этом ситуации диспозитивно), а также специальные правила ст. 505 ГК (связывающие его императивное действие только со случаями неисполнения продавцом его обязательства), п. 3 ст. 13 Закона о защите прав потребителей формулирует его императивно ко всем и всяким случаям нарушения продавцом обязательства перед потребителем.

Договоры поставки и контрактации

Договор поставки и квалифицирующие его признаки. По договору поставки поставщик - продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием (ст. 506 ГК). Данный договор имеет следующие квалифицирующие признаки.

1. Поставщик - лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, которому в отличие от розничного продавца достаточно осуществлять такую деятельность вообще (ср. п. 1 ст. 492 и ст. 506 ГК). Поставщиком могут быть: граждане, зарегистрированные в качестве предпринимателей; коммерческие организации независимо от их формы и сферы осуществляемой деятельности; некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность в соответствии с абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК; граждане, не зарегистрированные в качестве предпринимателей, если осуществляемая ими деятельность объективно носит предпринимательский характер (см. абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК), а суд по этой причине сочтет целесообразным применить к совершенной данным гражданином продаже правила § 3 гл. 30 ГК (см. п. 4 ст. 23 ГК).

Поскольку, таким образом, договор поставки квалифицирует признак осуществляемой поставщиком предпринимательской деятельности, речь идет не столько об особом субъекте, сколько о признаке субъективной стороны - самостоятельной, рисковой деятельности (от продажи товаров), направленной на систематическое получение прибыли. При отсутствии данного признака само по себе наличие у продавца статуса предпринимателя недостаточно для того, чтобы считать совершенный им договор поставкой, а его самого - поставщиком. Поэтому гражданин-предприниматель, отчуждающий принадлежащий ему автомобиль, может рассматриваться поставщиком в том случае, если данная сделка является предпринимательской (и соответствует признакам, указанным в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК), что может быть не всегда. Так, одно дело, если гражданин-предприниматель продает автомобиль в рамках систематической деятельности, извлекая из этого прибыль, другое - если такая продажа носит разовый и сугубо бытовой характер и совершается для приобретения нового автомобиля в целях личного его использования. Очевидно, что правила § 3 гл. 30 ГК следует иметь в виду только в первом случае (и при обязательном наличии других квалифицирующих поставку признаков), во втором - применяются правила § 1 гл. 30 ГК.

2. Покупатель в договоре поставки - лицо, использующее товар в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Покупателя (как и поставщика) квалифицирует не столько субъектный состав, сколько цели приобретения товара. Так, если в договоре розничной купли-продажи товар приобретается для личного потребления, то приобретение товаров по договору поставки осуществляется для дальнейшего производственного (хозяйственного) потребления или использования в гражданском обороте - т.е. последующей переработки или продажи (именно так это закреплено в п. 1 ст. 535 ГК). Поскольку покупатель приобретает поставляемый товар для его использования в хозяйственных (в том числе в предпринимательских) целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием, покупателями могут быть: a) граждане-предприниматели; б) коммерческие организации независимо от их формы, сферы и профиля деятельности; в) некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность согласно абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК; г) граждане, не зарегистрированные в качестве предпринимателей, если осуществляемая ими деятельность объективно носит предпринимательский характер (см. абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК), а суд по этой причине сочтет целесообразным применить к совершенной данным гражданином покупке правила § 3 гл. 30 ГК (см. п. 4 ст. 23 ГК).

Напротив, покупателем по договору поставки не могут быть: граждане, приобретающие товары для личного, семейного, домашнего и иного подобного использования; некоммерческие организации, приобретающие товары для некоммерческого использования (причем, как указывалось выше, во избежание конкуренции между розничной куплей-продажей и поставкой такое использование должно быть некоммерческим исключительно).

Таким образом, признак некоммерческого (в том числе бытового) использования приобретаемого товара имеет принципиальное значение. В одном случае он, наряду с другими квалифицирующими признаками, позволяет квалифицировать договор купли-продажи по правилам § 2 гл. 30 ГК, в другом - по правилам § 3 гл. 30 ГК, но сам по себе (без участия других признаков) он не имеет квалифицирующего значения, поэтому соответствующие отношения регулируют правила § 1 гл. 30 ГК.

3. Согласно ст. 506 ГК договор поставки квалифицирует товар. Так: a) поскольку поставляемый товар должен производиться или закупаться поставщиком, буквальное толкование ст. 506 ГК требует исключения из предмета договора поставки всякого товара, оказавшегося у поставщика вне связи с его производственной или закупочной деятельностью (например, доставшегося ему в порядке правопреемства при наследовании или реорганизации); б) законодатель говорит об обязанности поставщика передать не товар, а именно товары (ср. с п. 1 ст. 492 ГК), что позволяет предположить, что договор поставки всегда заключается в отношении некоторого множества товаров (в том числе однотипных и родовых).

Однако квалифицирующее значение первого обстоятельства оценивают неоднозначно, еще большее сомнение вызывает второе. Представляется, что оба эти признака надлежит рассматривать только в контексте общего правила. Дело в том, что обособление договора поставки в гл. 30 ГК (и его отграничение от других видов договора купли-продажи) покоится прежде всего на признаке цели, с которой действуют стороны (и сопряженным с ней признаком субъектного состава), а для противопоставления друг другу двух сфер - непотребительской и потребительской - нет смысла и нужды обращаться к предметному признаку как к безусловному и тем самым нормировать количество (объем) продаваемого товара. Разумеется, розница предполагает продажу единичного товара для его потребления, поставка - продажу товара оптом, однако этот (предметный) признак - только примерный (но не безусловный) ориентир при видовой квалификации отношений купли-продажи.

Товаром по договору поставки не могут быть сельхозпродукция, если она продается ее производителем заготовителю для переработки или продажи (поэтому договор продажи перекупленной сельхозпродукции - обычный договор поставки), а также подаваемая через присоединенную сеть энергия (кроме случаев, когда сеть используется именно для поставки товаров, например при трубопроводной поставке газа) (подробнее см. § 5, 6 гл. 30 ГК). Возможность поставки объектов недвижимости(например, воздушных и морских судов) исключать нельзя.

Особенности договора поставки. Особенность договора поставки - несовпадение моментов его заключения и исполнения (поставщик согласно ст. 506 ГК обязуется передать товары в обусловленный срок, сроки). Отсюда нередко делают вывод, будто бы срок - существенное условие договора поставки. Но за упоминанием в ст. 506 ГК об обусловленном сроке (сроках) скрывается именно длящийся характер договора, о чем свидетельствуют правила ГК. Так, договор поставки может определять периоды поставки (сроки поставки отдельных партий товара в рамках действия договора), а также графики поставки (декадный, суточный, часовой и т.п.), при этом досрочная поставка и принятие товара засчитываются в счет количества товаров, подлежащих поставке в следующем периоде; напротив, недопоставка должна быть, по общему правилу, восполнена в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора (см. ст. 508, п. 1 ст. 511, ст. 510, 515, п. 3 ст. 516 ГК).

Однако длящийся характер отношений поставки - общее правило, из которого возможны исключения, когда поставка носит однократный характер (и даже когда поставляется единичная вещь), при этом моменты заключения и исполнения договора если и не совпадают, то по крайней мере, имеют незначительный разрыв. К тому же из того, что договор поставки обычно является длящимся, не следует, будто бы для него существенно условие о сроке. Сам законодатель предлагает вполне определенные правила на тот случай, если в договоре поставки условие о сроке окажется несогласованным. Так, если в договоре не определены периоды поставки, товары по общему правилу (если иное не вытекает из законодательства, существа обязательства или обычаев делового оборота) должны поставляться равномерными партиями помесячно (см. п. 1 ст. 508 ГК); если же договор предусматривает получение товара покупателем (получателем) в месте нахождения поставщика (так называемая выборка товаров) и срок выборки товаров не предусмотрен, выборка должна производиться в разумный срок после получения уведомления поставщика о готовности товаров (см. п. 2 ст. 510, п. 2 ст. 515 ГК).

Существование этих правил само по себе исключает вопрос о незаключенности договора с неопределенными сроками поставки (выборки), а вместе с этим - и вопрос о существенности для договора поставки условия о сроке (сроках). А вот еще один аргумент на тот же счет. Если, говорится в п. 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18, моменты заключения и исполнения договора поставки не совпадают, а в договоре срок поставки товара не указан и из него не вытекает, что она должна осуществляться партиями, то при разрешении споров и для определения сроков следует руководствоваться ст. 314 ГК.

Особенность сферы договора поставки (которая является предпринимательской или, по крайней мере, хозяйственной) обусловливает особенности его конструкции. Получателем товаров может быть как сам покупатель (сторона договора поставки), так и другое лицо (указанное в договоре). Возможны случаи, когда договор предусматривает поставку товаров разным получателям по указанию покупателя. Такие указания (так называемые отгрузочные разнарядки) должны направляться покупателем поставщику в срок, определенный договором, а если он не определен - не позднее чем за 30 дней до наступления периода поставки, в противном случае поставщик вправе отказаться от исполнения договора или потребовать от покупателя оплаты товаров, а, кроме того, в том и в другом случае - возмещения убытков в связи с непредставлением отгрузочной разнарядки (см. ст. 509 ГК).

Если получатель не является покупателем, то плательщиком вступает покупатель, а если это предусмотрено договором - сам получатель (см. ст. 516 ГК). Всякий получатель, не являющийся покупателем (названный в договоре или в отгрузочной разнарядке), - третье лицо, а соответствующий договор поставки - договор в пользу третьего лица (см. п. 3 ст. 308, ст. 430 ГК). Каждый такой получатель обычно имеет самостоятельный хозяйственный интерес, поэтому сверхпоставка одному из них по общему правилу (если иное не предусмотрено договором поставки) не может идти в зачет недопоставки другому (см. п. 2 ст. 511 ГК). Исполнителем договора поставки со стороны поставщика может быть как сам поставщик, так и транспортная организация, в том числе организация трубопроводного транспорта (см. п. 3 ст. 513 ГК).

Особенность сферы договора поставки не исключает того, что стороны могут быть связаны одновременно несколькими договорами поставки, в том числе с одноименным предметом (т.е. однородными обязательствами по нескольким договорам). При поставке одноименного товара (оплате за одноименный товар) в условиях существования нескольких договоров поставки и недостаточности товаров (денег) для погашения однородных обязательств стороны вправе самостоятельно указать, какой именно договор они исполняют, в противном случае исполнение засчитывается в счет того договора, срок исполнения которого наступил ранее, а если несколько договоров должны быть исполнены одновременно, то исполнение погашает данные договоры пропорционально (см. ст. 522 ГК).

Особенности правового регулирования отношений поставки. В советский период вопрос о соотношении договоров поставки (важнейшего инструмента плановой экономики) и купли-продажи носил спорный характер, а в регулировании отношений поставки доминировали нормативы. Сегодня договор поставки - признанный вид договора купли-продажи, при этом нормативное регулирование отношений по поставке ограничивается регламентацией наиболее общих вопросов, основное же значение приобретает индивидуальный регулятор - сам договор, который из планового превратился в обычный гражданский. Договор поставки в отличие от договора розничной купли-продажи не является публичным, именно поэтому в процессе его заключения в полной мере проявляются автономия воли участников гражданского оборота и свобода договора. Стороны могут свободно участвовать в разработке условий договора поставки.

Нормативное требование относительно заключения договора поставки только одно. Сторона, предложившая заключить договор (т.е. оферент - см. ст. 435 ГК) и получившая от другой стороны ответное предложение о согласовании этих условий (так называемый акцепт на иных условиях), должна в течение 30 дней со дня получения предложения (или в иной срок, установленный законом или согласованный сторонами): a) принять меры по согласованию новых условий или б) письменно отказаться от заключения договора, в противном случае - в) возместить другой стороне убытки, вызванные уклонением от согласования условий договора (за вину при переговорах - culpa in contrahendo) (см. ст. 507 ГК). Такими убытками могут быть признаны те расходы стороны, направившей акцепт на иных условиях, которые понесены ей в связи с подготовкой и организацией исполнения договора, предпринятыми по истечении 30-дневного срока со дня получения оферентом акцепта на иных условиях (см. п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18). Основные правила исполнения договора поставки сводятся к следующему.

Передача товара осуществляется путем его: a) доставки и отгрузки поставщиком или б) выборки покупателем (получателем). Поставщик доставляет и отгружает товар транспортом и на условиях, предусмотренных в договоре. Если вид транспорта и условия доставки неопределены, поставщику по общему правилу (если иное не вытекает из законодательства, существа обязательства или обычаев делового оборота) принадлежит право выбора вида транспорта и условий доставки. В таких случаях транспортные расходы распределяются между сторонами согласно договору, в противном случае - суд путем толкования условий договора должен выяснить действительную волю сторон с учетом практики их взаимоотношений (так называемого заведенного порядка) (см. п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18). Выборка - условие договора, когда товар получает покупатель (получатель) в месте нахождения поставщика (см. ст. 510, 515 ГК).

Базисные условия поставки (т.е. особенности распределения между сторонами обязанностей, расходов и рисков по договору) могут быть различными: выборка товара, его отгрузка поставщиком на промежуточную станцию (порт) в пути следования, на станцию (в порт) покупателя (получателя), на склад покупателя (получателя) и т.п., по-разному могут решаться и сопутствующие вопросы (страхование, таможенная очистка товара и проч.). Нередко для определения базисных условий поставки используют Международные правила по толкованию торговых терминов "Инкотермс 2000", подготовленные Международной торговой палатой (Париж) - неправительственной организацией, объединяющей деловые круги и отдельные фирмы и имеющей согласно Уставу ООН консультативный статус. Принимая товар, покупатель (получатель) должен совершить все необходимые действия по принятию. Он также должен осмотреть товары в срок, установленный законодательством, договором или обычаями делового оборота, проверить их количество и качество и незамедлительно письменно уведомить поставщика о выявленных несоответствиях и недостатках (ср. п. 1, 2 ст. 513 и п. 1 ст. 515 ГК со ст. 483, 484 ГК). Если товары принимаются от перевозчика, покупатель (получатель) должен проверить их соответствие транспортным и сопроводительным документам и принять с соблюдением правил, предусмотренных для соответствующего вида транспорта (см. п. 3 ст. 513 ГК).

Право покупателя (получателя) на отказ от поставленных товаров сопряжено с обязанностью обеспечить их ответственное хранение и незамедлительно уведомить поставщика, который в свою очередь: a) должен вывезти товар или распорядиться им (если отказ обоснован) или б) вправе требовать от покупателя оплаты товаров (если отказ необоснован). Если поставщик не распорядится непринятым товаром в разумный срок, покупатель вправе: реализовать его третьим лицам или возвратить его поставщику, при этом все необходимые расходы покупателя должны быть возмещены поставщиком (в том числе из выручки от реализации) (см. ст. 514 ГК). Принимая товары, покупатель (получатель) по общему правилу должен возвратить поставщику многооборотную тару и средства пакетирования, напротив, прочую тару и упаковку он по общему правилу возвращать не обязан (см. ст. 517 ГК).

Оплата товара покупателем или получателем (ее порядок и форма) должны отвечать условиям договора, а если договор это не определяет - оплата совершается платежными поручениями (см. § 2 гл. 46 ГК). При необоснованном отказе от оплаты со стороны получателя, не являющегося покупателем, требование поставщика об оплате может быть адресовано покупателю (стороне договора). При поставке товаров частями, входящими в комплект, оплата производится, как правило (если иное не предусмотрено договором), после отгрузки (выборки) последней части (см. ст. 516 ГК). Специальное законодательство может предъявлять к товару особые требования. Так, качество поставляемого по сети газа должно во всяком случае соответствовать госстандартам и иметь сертификаты такого соответствия (см. ст. 19, 27 Закона о газоснабжении, ср. со ст. 469 ГК).

Закон предусматривает ряд специальных последствий при нарушении участниками договора поставки лежащих на них обязанностей.

1. Недопоставка товаров в отдельном периоде поставки обязывает поставщика по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) восполнить недопоставленное количество товаров в следующем периоде (периодах) в пределах срока действия договора, при этом при поставке товаров разным получателям сверх поставка одному по общему правилу (если договором непредусмотрено иное) не засчитывается в покрытие недопоставки другому. Ассортимент товаров, недопоставка которых подлежит восполнению, определяется соглашением сторон, в противном случае восполнение производится согласно ассортименту, установленному для периода, в который имело место недопоставка, при этом при поставке ассортиментных товаров сверх поставка товаров одного наименования по общему правилу (за исключением случая, когда имеется соответствующее письменное согласие покупателя) не засчитывается в покрытие недопоставки товаров другого наименования.

За недопоставку (равно как и за просрочку поставки) товара поставщик должен уплатить покупателю (получателю) предусмотренную законом или договором неустойку, которая по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) взыскивается с него вплоть до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товара в следующих периодах поставки. В свою очередь покупатель по общему правилу (если договором не предусмотрено иное) вправе отказаться от принятия просроченного товара (см. ст. 511, 512, 521 ГК). Иное дело - договор поставки, заключенный с условием его исполнения к определенному сроку (см. п. 2 ст. 457 ГК). Восполнение недопоставленного количества товаров в следующем периоде (периодах) (см. ст. 511 ГК) допускается только с согласия покупателя, а порядок исчисления неустойки, предусмотренный ст. 521 ГК, - только если при соответствующем согласии покупателя восполнение недопоставки было произведено не в полном объеме, в остальных случаях неустойка взыскивается однократно за период, в котором произошла недопоставка (см. п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 22 ноября 1997 г. N 18).

2. При поставке некачественного (некомплектного) товара покупатель (получатель) обязан уведомить поставщика об этом и вправе отказаться от оплаты, а если товары уже оплачены - потребовать возврата уплаченных сумм впредь до устранения недостатков и доукомплектования товаров либо их замены (см. п. 2 ст. 513, п. 2 ст. 520 ГК). Поставщик в свою очередь вправе незамедлительно заменить некачественные товары (или доукомплектовать некомплектные товары либо заменить их комплектными), в противном случае покупатель (получатель) вправе предъявить требования, предусмотренные ст. 475 (или ст. 480) ГК. Таким образом, оперативная реализация поставщиком права на замену некачественного (некомплектного) товара (или на доукомплектование некомплектного товара) блокирует предъявление покупателем (получателем) других требований, связанных с некачественным (некомплектным) товаром, а значит, лишает его права на выбор санкции (см. п. 1 ст. 518, п. 1 ст. 519 ГК). Поставщик по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) обязан заменить некачественный (некомплектный) товар, если он был позднее продан покупателем в розницу и возвращен потребителем (см. п. 2 ст. 518, п. 2 ст. 519 ГК).

3. При нарушении поставщиком условий договора о количестве товаров, а также невыполнении им требований о замене некачественных или некомплектных товаров покупатель вправе приобрести необходимые товары у других лиц и отнести на поставщика все необходимые и разумные расходы на их приобретение (см. п. 1 ст. 520, п. 1 ст. 524 ГК).

4. Оригинальные правила ст. 523 ГК посвящены одностороннему отказу от исполнения договора поставки при существенном его нарушении. Вообще говоря, изменение или расторжение всякого договора по требованию одной стороны (т.е. односторонний отказ от его исполнения или одностороннее его изменение) возможны при всяких существенных его нарушениях - т.е. если одна из сторон несет в результате действий другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (см. абз. 2, 4 п. 2 ст. 450, п. 1 ст. 523 ГК). Более того, односторонний отказ от исполнения всякого договора возможен в случаях, указанных в законе, причем вне зависимости от существенности причины (см., например, п. 3 ст. 509, п. 2 ст. 515 ГК).

В силу прямого указания закона существенными нарушениями договора поставки для поставщика предполагаются: a) поставка некачественного товара (если его недостатки не могут быть устранены в приемлемый срок) и б) неоднократное нарушение сроков поставки, а для покупателя - a) неоднократное нарушение сроков оплаты товаров и б) неоднократная невыборка товаров (см. п. 2, 3 ст. 523 ГК).

В п. 2, 3 ст. 523 ГК названы наиболее типичные и серьезные с точки зрения закона нарушения договора, однако существенность нарушения согласно этим пунктам, конечно же, не исключает возможности существования других существенных нарушений в соответствии с абз. 2, 4 п. 2 ст. 450 ГК. Однако если существенность нарушения в соответствии с абз. 2, 4 п. 2 ст. 450 ГК заинтересованному лицу придется доказывать в суде, то нарушения, названные в п. 2 и 3 ст. 523 ГК, предполагаются существенными законом, а потому их существенность не требует доказывания в суде. Поэтому при наличии нарушений, названных в п. 2, 3 ст. 523 ГК, для одностороннего изменения или расторжения договора достаточно простого уведомления нарушителя. Соответственно с момента получения последним такого уведомления договор по общему правилу (если иное не предусмотрено в самом уведомлении или в соглашении сторон) считается расторгнутым или измененным; теперь уже сам нарушитель вправе в суде опровергать легальную презумпцию существенности допущенного им нарушения (см. п. 4 ст. 523 ГК). Итак, правило п. 1 ст. 523 ГК корреспондирует п. 2 ст. 450 ГК и является общим, тогда как правила п. 2-4 ст. 523 ГК - специальные. Допустимый отказ от договора поставки в иных случаях (см. п. 3 ст. 509, п. 2 ст. 515 ГК) за отсутствием специального правила, аналогичного п. 4 ст. 523 ГК, требует соблюдения судебной процедуры (см. п. 2 ст. 450, ст. 452 ГК).

5. Правила ст. 524 ГК посвящены исчислению убытков при расторжении договора поставки. Так, если в разумный срок после расторжения договора из-за нарушения обязательства продавцом покупатель купил необходимый товар у другого лица по более высокой, но разумной цене, он может предъявить продавцу-нарушителю требование о возмещении конкретных убытков в виде разницы в цене по расторгнутому (старому) и совершенному взамен него (новому) договору. Если в разумный срок после расторжения договора из-за нарушения обязательства покупателем продавец продал нереализованный товар другому лицу по более низкой, но разумной цене, он может предъявить покупателю-нарушителю требование о возмещении конкретных убытков в виде разницы в цене по расторгнутому (старому) и совершенному взамен него (новому) договору.

Если же вместо расторгнутого договора новая сделка совершена не будет, покупатель (продавец) может предъявить контрагенту-нарушителю требование о возмещении абстрактных убытков в виде разницы между ценой по расторгнутому договору и текущей ценой на данный товар на момент расторжения договора (т.е. ценой, которая обычно взимается при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была состояться передача товара - ср. п. 3 ст. 424 ГК, а если в данном месте текущей цены нет - текущей ценой в другом месте с учетом разумности замены и разницы в расходах по транспортировке товара, при этом за основу обычно берутся биржевые котировки стандартных товаров). Убытки, которым посвящена ст. 524 ГК, - суть упущенная выгода (см. п. 2 ст. 15 ГК), поскольку разницу между ценой по "старой" и по "новой" сделке (текущей ценой) при обычных условиях гражданского оборота (если бы не нарушение права со стороны контрагента по договору) покупатель сберег бы, а продавец - приобрел бы. Но именно из-за нарушения договора и сбережение, и приобретение оказались упущенными. Поэтому возмещение данных убытков не исключает возмещения иных убытков (см. ст. 15 ГК). В то же время, поскольку правила ст. 524 ГК могут быть использованы не только в рамках договора поставки (и уж совершенно точно не только в связи с его расторжением - см. п. 1 ст. 520 ГК), но и в других договорах в связи с решением вопроса об убытках, данные правила вполне могут претендовать на универсальность и после соответствующей их доработки - на перенос в первую (Общую) часть ГК (а пока их расширенное использование может быть только посредством аналогии закона).

6. Наконец, многие вопросы исполнения договора поставки (в частности срок, количество, комплектность, качество товара) нередко зависят не только от поставщика, но и от перевозчика, участвующего в процессе исполнения данного договора посредством предоставления услуг по транспортировке товара (груза). Именно поэтому если при разрешении спора обнаружатся обстоятельства, свидетельствующие о том, что недостатки товара стали следствием нарушения правил перевозки груза, за которые отвечает перевозчик, ответственность за эти недостатки не может быть возложена на поставщика. Напротив, при наличии бесспорных доказательств, подтверждающих, что причиной несохранности товара стали противоправные действия поставщика, ответственность может быть возложена на последнего независимо от предъявления покупателем требований к перевозчику (см. п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18).

Поставка для публичных нужд. Поставка товаров для публичных (государственных или муниципальных) нужд - поставка sui generis. Именно поэтому согласно п. 2 ст. 525 ГК к таким отношениям применяются правила § 4 гл. 30 ГК (lex specialis), а в части, не урегулированной § 4 гл. 30 ГК, - иные законы, а если это не вступает в противоречие с правилами § 4 гл. 30 ГК - также правила § 3 гл. 30 ГК (lex generalis). Поставка товаров для публичных нужд отличается от обычной поставки следующим:
особыми - публичными - целями. Таковыми здесь выступают государственные (муниципальные) нужды - обеспечиваемые за счет средств соответствующих бюджетов и внебюджетных источников потребности Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований в товарах, необходимых для осуществления функций Российской Федерации, ее субъектов (в том числе реализация межгосударственных, федеральных и региональных целевых программ), а также для решения вопросов местного значения и осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления (см. ст. 3 Закона о размещении заказов);
обычная поставка прочно основывается на договоре поставки, поставка для публичных нужд - на фактическом составе из ряда последовательно связанных между собой юридических фактов.

1. Первый обязательный факт - заказ на поставку товаров для публичных нужд, который размещается государственным (муниципальным) заказчиком (см. п. 1 ст. 527 ГК). Порядок размещения таких заказов регулируется за рамками Гражданского кодекса специальным законодательством, которое состоит из Закона о размещении заказов, иных федеральных законов, а также подзаконных актов (см. ст. 2 Закона о размещении заказов). Размещение заказов представляет собой действия заказчиков (а также уполномоченных ими органов), направленные на определение поставщиков в целях заключения с ними государственных (муниципальных) контрактов.

Заказы размещаются путем проведения торгов или без таковых. В первом случае заказы размещаются в форме конкурса (обычно открытого, реже - закрытого) или аукциона (обычно открытого, реже - закрытого, в том числе аукциона в электронной форме). Во втором - в форме запроса котировок цен на товары, размещения заказа у единственного поставщика, размещения заказа на поставки биржевых товаров. Смысл размещения заказа - в поиске оптимального для заказчика поставщика:

Для осуществления функций по размещению заказов заказчики (уполномоченные органы) вправе привлекать специализированные организации. При размещении заказов путем проведения конкурса, аукциона и запроса котировок создаются соответствующие комиссии (подробнее см. ст. 5-7, 10, 20, 32, 42, 55, 56 Закона о размещении заказов).

2. Второй обязательный факт - государственный (муниципальный) контракт на поставку товаров для публичных нужд, который заключают между собой заказчик и поставщик (исполнитель) - победитель конкурса (аукциона), победитель в проведении запроса котировок, победитель биржевых торгов или единственный поставщик. По данному контракту (см. ст. 9 Закона о размещении заказов) заказчик обязуется обеспечить оплату товаров, а поставщик (исполнитель) - их передачу заказчику либо по его указанию другому лицу (см. ст. 526 ГК). Заключение контракта обязательно для заказчика (если иное не предусмотрено законом) и не обязательно для поставщика (исполнителя).

Для поставщика (исполнителя) его заключение обязательно при двух условиях, если: это установлено законом и заказчик возместит поставщику (исполнителю) все убытки в связи с исполнением им контракта (данное правило не применяется в отношении казенных предприятий и в некоторых иных случаях). Если обязанная заключить контракт сторона уклоняется от его заключения, она может быть понуждена к его заключению (см. ст. 527, а также ст. 528 и 533 ГК). Если в соответствии с контрактом поставщик (исполнитель) поставляет товары самому заказчику или согласно выданной им отгрузочной разнарядке получателю, отношения по поставке товаров для публичных нужд исчерпываются контрактом, а его исполнение регулируется правилами об обычной поставке (речь идет только о ст. 506-522 ГК - см. п. 1 ст. 531 ГК), при этом плательщиком по общему правилу является заказчик (см. п. 2 ст. 531 ГК).

3. Однако если поставщик (исполнитель) должен поставить товары не заказчику (и не указанному им в отгрузочной разнарядке получателю), а определенному заказчиком покупателю, заказчик не позднее 30-дневного срока со дня подписания контракта направляет поставщику (исполнителю) и покупателю извещение о прикреплении (покупателя), на основании которого они заключают между собой договор (см. п. 1 ст. 529 ГК). Отсюда - третий возможный (но не обязательный) факт - основанный на контракте договор поставки для публичных нужд, заключаемый между поставщиком (исполнителем) и прикрепленным к нему покупателем. Поставщик (исполнитель), уклоняющийся от его заключения, может быть понужден к его заключению по требованию покупателя на условиях проекта, разработанного покупателем.

Напротив, покупатель вправе полностью или частично отказаться от товаров, указанных в извещении о прикреплении, и от заключения договора на их поставку. В этом случае уведомленный поставщиком (исполнителем) заказчик обязан в течение 30 дней: a) прикрепить к поставщику (исполнителю) нового покупателя; б) направить поставщику (исполнителю) отгрузочную разнарядку с указанием получателя; в) сообщить о принятии и оплате товаров им самим, в ином случае поставщик (исполнитель) вправе: потребовать принятия и оплаты товаров заказчиком; реализовать товары самостоятельно с отнесением разумных расходов по их реализации на заказчика (см. ст. 529, 530 ГК). Плательщик по договору поставки - покупатель (сторона по договору), заказчик же - законный его поручитель по данному платежному обязательству (см. § 5 гл. 23, ст. 532 ГК). Независимо от того, ограничивается ли дело контрактом или же в соответствии с ним заключается договор поставки, заказчик в предусмотренных законом случаях вправе полностью или частично отказаться от товаров, поставка которых предусмотрена контрактом, при этом он должен возместить убытки поставщику (исполнителю), а если это повлекло расторжение или изменение договора поставки - также и покупателю (см. ст. 534 ГК).

4. Иногда отношения по публичным поставкам предполагают специфические схемы с большим числом юридических фактов. Так, государственный контракт на поставку оборонной продукции заказчик заключает с так называемым головным исполнителем (головным поставщиком), которому он может передавать часть своих функций по выполнению оборонного заказа, и который для его выполнения заключает договоры поставки с непосредственными исполнителями (поставщиками) (см. ст. 1, 4-6 Закона о государственном оборонном заказе).

5. В отличие от обычной поставки поставка для публичных нужд имеет особенности в субъектном составе.

Заказчиком здесь могут выступать: a) органы государства и местного самоуправления; б) органы управления государственными внебюджетными фондами; в) бюджетные учреждения; г) иные уполномоченные получатели бюджетных средств. Допускается также существование специализированных государственных (муниципальных) органов, уполномоченных на осуществление для заказчиков функций по размещению заказов (так называемые уполномоченные органы). Данные органы, осуществляя эти функции, сами при этом контракты не подписывают (см. ст. 4 Закона о размещении заказов).

К участникам размещения заказов (т.е. потенциальным поставщикам) особых требований не предъявляется. Ими могут быть: любое юридическое лицо независимо от его формы, формы собственности, места нахождения и происхождения капитала или любое физическое лицо, в том числе гражданин-предприниматель. Участие в размещении заказов может быть ограничено только законом, в частности при проведении закрытых конкурсов и аукционов (см. ст. 8, 20 и 30, 32 и 39 Закона о размещении заказов).

Договор контрактации и квалифицирующие его признаки. По договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции обязуется передать выращенную (произведенную) им сельскохозяйственную продукцию заготовителю - лицу, осуществляющему закупки такой продукции для переработки или продажи (п. 1 ст. 535 ГК). Данный договор имеет следующие квалифицирующие признаки.

Во-первых, продавец в договоре контрактации (хозяйство) - производитель (т.е. создатель) сельхозпродукции, а сама сельхозпродукция должна быть выращена или произведена именно продавцом. При этом вопрос о том, должен ли при этом продавец (как и поставщик - ср. ст. 506 ГК) осуществлять предпринимательскую деятельность (и может ли быть продавцом гражданин, не имеющий статуса предпринимателя, например реализующий излишки собственного урожая), решается неоднозначно.

Вообще говоря, производство сельхозпродукции и последующая ее сдача для переработки (продажи) предполагает предпринимательский характер такой деятельности, поэтому продавцами по договору контрактации являются: граждане-предприниматели, в том числе неправосубъектные коммерческие организации - крестьянские (фермерские) хозяйства в лице их глав (см. п. 2 ст. 23 ГК) и профильные правосубъектные коммерческие организации любой формы (в том числе сельхозкооперативы). Вместе с тем Гражданский кодекс не устанавливает прямых требований к характеру деятельности продавца-производителя, а ориентироваться в этом вопросе на фигуру поставщика-предпринимателя нельзя, поскольку правила о договоре поставки применяются к отношениям по договору контрактации, если последние не урегулированы правилами § 5 гл. 30 ГК (см. п. 2 ст. 535 ГК), чего никак нельзя сказать применительно к обсуждаемому вопросу.

Напротив, Гражданский кодекс определенно говорит, что продавец должен быть производителем, а производственная деятельность, будучи деятельностью хозяйственной, может быть (и часто бывает) предпринимательской, но может таковой и не быть. Именно поэтому продавцы по договору контрактации - не только предприниматели, но и иные сельхозпроизводители (некоммерческие организации или граждане, имеющие подсобное, личное хозяйство). Соответственно продажа сельхозпродукции любым лицом, не являющимся ее производителем (купившим ее у производителя для последующей перепродажи и т.п.), однозначно исключает договор контрактации. Такие договоры при наличии всех квалифицирующих признаков могут быть поставкой (§ 3 гл. 30 ГК), в противном случае следует обращаться к общим положениям о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК).

Во-вторых, покупатель в договоре контрактации (заготовитель, контрактант) - лицо, осуществляющее закупки сельхозпродукции, причем такие закупки осуществляются не вообще, а именно для последующей ее переработки или перепродажи. Говоря иначе, купленная сельхозпродукция не должна остаться у заготовителя: она должна "продолжить свое движение" в гражданском обороте либо в своем первоначальном виде, либо как результат переработки. Отсюда из числа заготовителей следует исключить субъектов, которые, приобретая сельхозпродукцию, не преследуют при этом цели ее переработки (в другую продукцию) или перепродажи (другому лицу).

Заготовителями могут быть любые переработчики сельхозпродукции (зерна - в муку, мяса - в мясопродукты, фруктов и овощей - в консерванты и т.п.), а также разнообразные заготконторы, оптовые базы и т.п., осуществляющие последующую ее продажу. Заготовителями не могут быть лица, приобретающие сельхозпродукцию для собственного использования, причем неважно, о каком именно использовании - коммерческом или бытовом - идет речь. Поэтому с точки зрения невозможности быть заготовителями неважно, идет ли речь о птицефабрике (покупающей зерно в качестве корма для птицы, используемой в коммерческих целях) или о гражданине (покупающем зерно для обеспечения личного подворья). Предпринимательский характер деятельности заготовителя по закупке сельхозпродукции для последующей ее переработки (продажи) в отличие от деятельности продавца сомнений не вызывает.

В-третьих, предмет договора контрактации - сельхозпродукция, т.е. разнообразные товары земледелия (растениеводства) и животноводства, которые обладают следующими признаками: a) потребляемый характер; б) родовой (заменимый) характер; в) биологическое происхождение; г) объективная связь с естественными факторами (природно-климатическими, атмосферными и т.п.) и зависимость от них; д) связь с продовольственной сферой. Кроме того, контрактуемая сельхозпродукция должна быть выращена или произведена продавцом (см. п. 1 ст. 535, ст. 537 ГК), а потому всегда представляет собой ограниченный имущественный род (genus limitatum).

При обращении к § 5 гл. 30 ГК обычно возникает вопрос: должна ли сельхозпродукция отсутствовать на момент заключения договора (с тем, чтобы продавец, исполняя договор, сначала ее произвел, а затем сдал) либо она может наличествовать (т.е. продавец, исполняя договор, мог сдать то, что на момент заключения договора уже существует), т.е. является ли для договора контрактации производственный признак имманентным или факультативным? На этот счет известны разные мнения, нет единой точки зрения и по вопросу о возможности контрактации продукции сельхозпереработки. Вообще говоря, поскольку в § 5 гл. 30 ГК нет прямых указаний на необходимость отсутствия сельхозпродукции на момент заключения договора контрактации, постольку нет и формальных запретов для отчуждения наличного товара на момент заключения такого договора (например, части собственного урожая прошлого года). Нет никаких формальных запретов и для отчуждения продукции сельхозпереработки (например, муки или молочной продукции).

Единственным легальным препятствием здесь может стать правило ст. 538 ГК. Так как в данном правиле воплощена идея повышенной правовой защиты экономически уязвимого сельхозпроизводителя, можно предположить, что его существование было бы излишним, если бы на момент заключения договора сельхозпродукция имела место (или если бы отчуждалась продукция сельхозпереработки). Но тут же возможен и встречный вопрос: если речь идет о целесообразности повышенной правовой защиты экономически уязвимого сельхозпроизводителя, то почему его следует защищать только при выращивании (производстве) сельхозпродукции, а не вообще (тем более, что сама ст. 538 ГК не дает повода как-то связывать ее действие с собственно процессом выращивания или производства, в том числе с влиянием природных, климатических и иных факторов).

Ясно одно: в условиях сегодняшней редакции § 5 гл. 30 ГК особенностью договора контрактации является признак самостоятельного выращивания (производства) сельхозпродукции продавцом, а не факт наличия или отсутствия сельхозпродукции на момент заключения договора и не признак ее первичности или производности. Поэтому до тех пор пока товар способен признаваться сельхозпродукцией (и не перешел в иную категорию товаров), он - надлежащий предмет договора контрактации. Наличие отчуждаемой сельхозпродукции на момент заключения договора само по себе не означает необходимости отказа от контрактации в пользу поставки, в свою очередь, при квалификации договора на отчуждение продуктов сельхозпереработки следует всякий раз взвешенно соотносить между собой первичный фактор сельхозпроизводства и вторичный фактор промышленной переработки и соотношение этих компонентов в предмете договора для целей его видовой квалификации.

Особенности правового регулирования отношений контрактации. Отношения контрактации близки к отношениям поставки, поэтому при их регулировании и дефиците правил § 5 гл. 30 ГК применяются правила § 3 гл. 30 ГК, а если речь идет о контрактации для публичных нужд - § 4 гл. 30 ГК (см. п. 2 ст. 535 ГК). Сам § 5 гл. 30 ГК располагает крайне незначительным числом правил, суть которых - в следующем.

Дополнительным существенным условием договора контрактации (к наименованию предмета и количеству) по смыслу ст. 537 ГК является ассортимент сельхозпродукции, несогласование которого влечет незаключенность договора. Заготовитель обязан: a) как правило (если иное не предусмотрено договором), принять продукцию в месте ее нахождения и обеспечить ее вывоз (избавляя продавца от лишних хлопот); б) принять продукцию, если она соответствует условиям договора и сдается в надлежащий срок продавцом в месте нахождения заготовителя или в ином указанном им месте; в) согласно договору возвращать производителю по его требованию отходы от переработки сельхозпродукции за отдельную плату (см. ст. 536 ГК). Ответственность всякого продавца-производителя (независимо от наличия у него статуса предпринимателя) перед заготовителем за всякое нарушение обязательства подчиняется началу вины (см. ст. 538 ГК). Субъективные начала ответственности заготовителя перед продавцом определяет п. 3 ст. 401 ГК за отсутствием иного в § 5 (а также в § 3) гл. 30 ГК.

Особо регулируются отношения контрактации для публичных нужд. Правительство РФ или органы исполнительной власти субъектов Федерации (соответственно для формирования федерального и региональных фондов сельхозпродукции, сырья и продовольствия, далее - сельхозпродукция) формируют госзаказчиков и доводят до них объемы закупок и поставок по видам сельхозпродукции на предстоящие пять лет с ежегодным уточнением не позднее чем за шесть месяцев до начала года. Госзаказчики не позднее чем за три месяца до начала года сообщают эту информацию избранным им товаропроизводителям (поставщикам).

Правительство РФ ежегодно устанавливают на сельхозпродукцию гарантированный уровень закупочных цен, обеспечивающий возмещение затрат и получение товаропроизводителями (поставщиками) дохода, достаточного для расширенного воспроизводства. Правительство РФ и органы исполнительной власти субъектов РФ до начала года: a) определяют квоты для товаропроизводителей (поставщиков) на закупку сельхозпродукции по гарантированным ценам; б) устанавливают нормативное соотношение между стоимостью закупаемого сырья и стоимостью вырабатываемой из него продукции, а также предельный размер торговых надбавок к ценам на поставляемую готовую продукцию с учетом безубыточной ее реализации; в) гарантируют товаропроизводителям (поставщикам) продукции растениеводства авансовые платежи (не менее 50% стоимости поставок, в том числе 25% после заключения госконтракта и 25% после завершения сева), а по продукции животноводства - выплату бюджетных дотаций. Расчеты между покупателями сельхозпродукции и товаропроизводителями (поставщиками), находящимися на территории Российской Федерации, производятся по общему правилу по инкассо со сроком платежа 10 дней (а по скоропортящимся товарам - до 5 дней) с момента поступления документов в банк плательщика. За несвоевременную оплату сельхозпродукции и за несвоевременное авансирование продукции растениеводства товаропроизводители (поставщики) взыскивают с покупателей в безакцептном порядке пени в размере 2% суммы несвоевременно оплаченной продукции за каждый день просрочки, а при просрочке более 30 дней - в размере 3% (подробнее см. ст. 3-6, 8 Федерального закона о закупках и поставках сельхозпродукции).

Договор энергоснабжения

Договор энергоснабжения и квалифицирующие его признаки. По договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии (п. 1 ст. 539 ГК). Данный договор имеет следующие квалифицирующие признаки.

1. Предмет данного договора - энергия. Вообще говоря, энергия (от греч. energeia - деятельность) - понятие собирательное, она может быть электромагнитной, механической, химической, гравитационной, ядерной и т.п., при этом одни виды энергии могут превращаться в другие в строго определенных количественных соотношениях, но при всех превращениях общее количество энергии сохраняется (так называемый закон сохранения энергии). Энергия - особый товар из-за следующих присущих ей особенностей:

а) энергия бестелесна: ее нельзя ассоциировать с обычными продаваемыми товарами - предметами материального мира (вещами могут быть только энергоносители - жидкая нефть, нефтепродукты и т.п.);

б) энергия - товар делимый и потребляемый, причем если в договоре купли-продажи передача продавцом товара не сопровождается одновременным его потреблением покупателем (не представляют исключения и те случаи, когда товар является потребляемым - медикаменты, продукты питания и т.п.), то в договоре энергоснабжения акты передачи и потребления товара, напротив, совпадают, что вытекает из особенностей как самого товара, так и договора, направленного на снабжение им (хотя, разумеется, и здесь возможны ситуации, когда покупатель использует полученную энергию позднее - после предварительной ее выборки, помещения в автономный источник питания, например в аккумулятор, и накопления там). По этой причине всякий покупатель в договоре энергоснабжения (в том числе организации) именуется потребителем (см. п. 1 ст. 539 ГК), что, конечно же, не тождественно тому специально юридическому смыслу, который вкладывает в данный термин Закон о защите прав потребителей. Характерное для договора энергоснабжения потребление энергии покупателем в процессе ее получения заметно специализирует данный вид договора купли-продажи на фоне других его видов. Только здесь бестелесность товара и его расходование в процессе самого его получения фактически сводит на нет столь принципиальные для договора купли-продажи вопросы права собственности и его перехода от одного контрагента к другому; проданный (и потребленный) товар во всяком случае исключает возможность последующего его возврата в натуре;

в) энергия - товар родовой. Разумеется, энергия может быть индивидуализирована по тем или иным признакам - внутренним техническим (присущим самой энергии) или внешним (относящимися к ее производителям, поставщикам, месту расположения сети, по которой она подается, и т.п.), однако индивидуализация энергии едва ли имеет практический смысл. Значение имеет, скорее, не сама энергия, а именно внешние обстоятельства (ее производитель, продавец, особенности подачи и т.п.), сама же энергия часто потребляется в любом необходимом объеме (см. п. 3 ст. 541 ГК) и уж во всяком случае определяется наиболее общими и к тому же стандартными показателями (см. п. 1 ст. 542 ГК). С данным - родовым - признаком энергии связан другой ее признак: энергия - товар заменимый, причем и с экономической, и с юридической точки зрения;

г) энергия - универсальный и массово-востребованный товар: она нужна всем, важна не только как объект внутреннего оборота, но и как стратегический ресурс во внешнем обороте (и даже во внешней политике);

д) особенности энергии как объекта и связанной с ним энергетической деятельности учитываются не только в договорной сфере (см. § 6 гл. 30 ГК), но и за ее пределами (см. ст. 1079 ГК).

Поскольку правила § 6 гл. 30 ГК, посвященные договору энергоснабжения, говорят об энергии вообще и не уточняют, о каких именно ее формах (видах) идет речь, возникает вопрос: всякая ли энергия и только ли энергия могут быть предметом договора энергоснабжения?

Предметом договора энергоснабжения является только та энергия, которая может быть объектом гражданского оборота в принципе (см. ст. 129 ГК) и подаваться на расстояние через присоединенную сеть. По этой причине предметом договора энергоснабжения не может быть известная законодательству энергия из так называемых возобновляемых источников (т.е. энергия солнца, ветра, тепла земли, естественного движения водных потоков, энергия существующих в природе градиентов температур - см. ст. 1 Закона об энергосбережении), а также атомная энергия - объект самостоятельного регулирования. В то же время согласно п. 3 ст. 539 ГК при регулировании отношений по договору энергоснабжения преимущественное значение имеют правила ГК, и только в той части, в которой ГК эти отношения не регулирует, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними (т.е. специальное законодательство). Поэтому нормы специального законодательства уступают нормам ГК и имеют субсидиарное применение относительно норм ГК.

Данное правило, адресованное сетевому снабжению энергией вообще, имеет характер общего правила, при этом оно испытывает очевидное изъятие в тех случаях, когда предметом договора энергоснабжения выступает электрическая и тепловая энергия. В таких случаях в силу прямого указания закона (см. п. 4 ст. 539, п. 1 ст. 548 ГК) приоритет, напротив, имеют нормы закона или иных правовых актов (специального законодательства), а нормы § 6 гл. 30 ГК применяются, если специальным законодательством не установлено иное. Поэтому здесь уже нормы ГК уступают нормам специального законодательства и, имея диспозитивный характер, применяются в двух случаях: если не противоречат существующим нормам специального законодательства или дополняют нормы, отсутствующие в специальном законодательстве.

Не оценивая сейчас такой подход по существу, ясно одно: толкование п. 3 ст. 539 ГК, с одной стороны, и п. 4 ст. 539, п. 1 ст. 548 ГК - с другой, позволяет сделать вывод, что помимо электрической и тепловой энергии (которые упомянуты прямо и в отношении которых установлен примат норм специального законодательства над нормами ГК) предметом договора энергоснабжения в принципе могут быть и иные виды энергии (подразумеваемые в контексте общего правила, регулирование которых обеспечивают нормы ГК и только при их недостаточности - нормы специального законодательства);

е) электрическая и тепловая энергия - поименованный и самый распространенный предмет договора энергоснабжения, причем: нормы § 6 гл. 30 ГК здесь уступают нормам специального законодательства; снабжение этими видами энергии специальное законодательство то и дело именует поставкой, что не подлежит буквальному толкованию: эти виды энергии de lege lata упомянуты прямо в § 6 гл. 30 ГК, а их изъятие оттуда de lege ferenda поставит под сомнение саму целесообразность выделения(и сохранения) договора энергоснабжения как вида договора купли-продажи; электрическая и тепловая энергия связаны между собой: их производство возможно в режиме комбинированной выработки, когда производство электроэнергии (теплоэлектростанциями) непосредственно связано с одновременным производством энергии тепловой; последнее обстоятельство как раз и предрешает особенности правового регулирования теплоснабжения (см. ст. 1, 3, 45 Закона об электроэнергетике);

ж) еще более специфично сетевое снабжение газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами: при регулировании этих отношений правила § 6 гл. 30 ГК уступают не только правилам законодательства (например, упоминавшегося выше Закона о газоснабжении и Правилам поставки газа), но и существу обязательства (см. п. 2 ст. 548 ГК). К тому же сетевое снабжение газом (речь идет о продаже природного, нефтяного (попутного), отбензиненного сухого газа, газа из газоконденсатных месторождений, газа, добываемого и собираемого газо- и нефтедобывающими организациями, а также газа, вырабатываемого газо- и нефтеперерабатывающими организациями), хотя и признается формой энергоснабжения (т.е. деятельностью по обеспечению потребителей газом, в том числе по формированию фонда разведанных месторождений газа, его добыче, транспортировке, хранению и поставкам), в то же время рассматривается именно в контексте поставки газа (в том числе для публичных нужд), а сама газопроводная сеть - в контексте трубопроводного транспорта (см. ст. 2, 18, 25, 27 Закона о газоснабжении, а также Правила поставки газа).

Принимая во внимание два обстоятельства - a) в отличие от электрической и тепловой энергии газ - не энергия, а энергоноситель, который поэтому упоминается в § 6 гл. 30 ГК "за скобками" (см. п. 2 ст. 548 ГК); б) сетевое снабжение газом - только один из возможных вариантов его продажи (способов исполнения обязательства), - согласиться с квалификацией сетевого снабжения газом как договора поставки можно, но с одним непременным условием - при наличии у такого договора всех квалифицирующих поставку признаков. Соответственно договор сетевого снабжения газом, содержащий все квалифицирующие признаки розничной купли-продажи, - договор розничной купли-продажи (со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая возможность применения законодательства о защите прав потребителей). Что же касается норм § 6 гл. 30 ГК, они применяются к отношениям по сетевому снабжению газом независимо от особенностей их регулирования с правилами § 2 и 3 гл. 30 ГК во всех случаях, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства (см. п. 2 ст. 548 ГК). Наконец, в двух случаях - a) дополнительно к правилам об отдельных видах договора купли-продажи (в том числе § 2, 3, 6 гл. 30 ГК) и б) при отсутствии достаточных предпосылок для обращения к правилам об отдельных видах договора купли-продажи (в том числе § 2, 3, 6 гл. 30 ГК) - для регулирования отношений по снабжению газом следует обращаться к правилам § 1 гл. 30 ГК (см. п. 5 ст. 454 ГК).

Все сказанное выше обусловливает следующие выводы.

Предмет договора энергоснабжения - подаваемая через сеть энергия - электрическая, тепловая и, возможно, другие ее виды. Разумеется, сетевое снабжение другими видами энергии применительно к гражданам и сфере бытового потребления энергии представить трудно, но это едва ли следует исключать в принципе применительно к сфере промышленного производства, принимая во внимание постоянное развитие научной мысли, технического и технологического прогресса.

Поскольку предметом сетевого снабжения могут быть не только энергия, но и энергоносители (газ, нефть и нефтепродукты), а также другие товары, правило п. 2 ст. 548 ГК имеет в виду любые товары, способные двигаться по сети самостоятельно, в том числе за счет создания в сети тех или иных условий - компрессии, давления и т.п. (например, капсулы, обычные жидкости). А коль скоро сама сеть может использоваться за рамками договора энергоснабжения, договоры, о которых идет речь в п. 2 ст. 548 ГК, - это не договоры энергоснабжения, а договоры о сетевом снабжении товарами (в том числе розничной купли-продажи или поставки), которые примыкают к договору энергоснабжения исключительно по признаку сетевой подачи товара и в силу этого могут заимствовать правила о договоре энергоснабжения).

Признак сетевого снабжения товарами - повод для обращения к правилам § 6 гл. 30 ГК, при этом особенность их применения зависит от того, о снабжении каким товаром (в том числе какой энергией) идет речь, т.е. от предмета договора (и, как следствие, от самого договора).

2. Необходимый технический признак договора энергоснабжения - присоединенная энергетическая сеть, что следует из его определения и других правил (см. п. 1, 2 ст. 539, абз. 1 п. 1 ст. 540, ст. 543 ГК). Присоединенная сеть обеспечивает особенности передачи, а значит, и исполнения договора энергоснабжения. Именно поэтому энергия: a) если быть точным, не передается, а подается, причем подается непрерывно (двигается по сети); б) принимается путем совершения абонентом самостоятельных действий. Отсюда в договоре энергоснабжения (в отличие от других видов договора купли-продажи) обязанность продавца сводится не к передаче товара, а к обеспечению его наличия в сети согласно режиму подачи и потребления (см. п. 1 ст. 539, п. 1 ст. 541 ГК) или вообще постоянно (см. п. 3 ст. 541 ГК), соответственно получение энергии - способ ее выборки, который только и возможен путем совершения покупателем конклюдентных действий.

Поскольку сеть - необходимый признак договора энергоснабжения, внесетевая продажа энергии (в автономных источниках питания - баллонах, аккумуляторах и т.п.) исключает применение правил § 6 гл. 30 ГК, но не исключает применения правил § 2 и 3 гл. 30 ГК, а также обращения к правилам § 1 гл. 30 ГК (см. п. 5 ст. 454 ГК). Присоединенную сеть образуют взаимосвязанные и взаимодействующие технические средства. Основные ее компоненты - a) линии передачи энергии (провода, трубы для движения электро- или тепловой энергии); б) преобразующая аппаратура (трансформаторы); в) средства учета движения и потребления энергии и энергоресурсов (контрольно-измерительная аппаратура, счетчики); г) иные устройства, приборы, оборудование.

Если быть более точным, к так называемым объектам электросетевого хозяйства относятся линии электропередачи, трансформаторные и иные подстанции, распределительные пункты и иное предназначенное для обеспечения электрических связей и осуществления передачи электроэнергии оборудование. Данные объекты наряду с другими объектами включаются в более общее понятие "объекты электроэнергетики", которые наряду с другими объектами, связанными единым процессом производства (в том числе производства в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) образуют Единую энергетическую систему РФ (далее - ЕЭС России). Наряду с единой национальной (общероссийской) электросетью существуют территориальные электросети (и территориальные сетевые организации). Технологическую основу функционирования электроэнергетики составляют: a) единая национальная (общероссийская) электросеть; б) территориальные распределительные сети, обеспечивающие передачу электроэнергии; в) единая система оперативно-диспетчерского управления (см. ст. 3, 5 Закона об электроэнергетике).

3. Продавец в договоре энергоснабжения - энергоснабжающая организация, централизованно подающая энергию множеству подключенных к сети покупателей. От энергоснабжающей организации не требуется продажи собственной (самостоятельно генерированной) энергии (ср. с п. 1 ст. 535 ГК), поэтому энергоснабжающей организацией может быть всякая специализированная коммерческая организация, производящая или закупающая энергию для последующей ее реализации (продажи, перепродажи) покупателям.

Покупатель в договоре энергоснабжения также свободен от каких-либо специальных требований (ср. с п. 1 ст. 492, ст. 506, п. 1 ст. 535 ГК). Покупателем согласно прямому указанию ряда статей, содержащихся в § 6 гл. 30 ГК, и самому его названию (абонент, потребитель) может быть всякий гражданин или юридическое лицо, потребляющие покупаемую энергию.

Однако вопрос о субъектном составе требует существенных пояснений. Дело в том, что процесс снабжения электроэнергией от исходной точки (производство) до конечной (потребление) проходит ряд промежуточных "пунктов" с основными функциями (производство, получение, продажа электроэнергии) и при участии "пунктов" со вспомогательной функцией (оказание разнообразных сопутствующих услуг), каждый такой "пункт" имеет оригинальную технико-технологическую функцию, хозяйственный интерес, а главное - гражданскую правосубъектность. Вообще говоря, субъектами электроэнергетики является широкий спектр лиц: производители электрической и тепловой энергии; поставщики (продавцы) электроэнергии; лица, осуществляющие энергоснабжение потребителей, предоставление услуг по передаче электроэнергии, оперативно-диспетчерское управление в электроэнергетике, сбыт электроэнергии, организацию купли-продажи электроэнергии.

Электроэнергия продается на оптовых и розничных рынках. На оптовом рынке электроэнергия (мощность) обращается в рамках ЕЭС России (и в границах единого экономического пространства Российской Федерации) с участием ее производителей и покупателей - крупных юридических лиц, получивших в предусмотренном законом порядке статус субъектов оптового рынка. Таковыми являются: a) присоединенные к электросетям поставщики электроэнергии (генерирующие компании); б) покупатели электроэнергии (энергосбытовые организации, приобретающие электроэнергию для ее продажи на розничных рынках, крупные потребители, гарантирующие поставщики); в) иные субъекты (администратор торговой системы оптового рынка, организации, обеспечивающие функционирование технологической инфраструктуры оптового рынка, в том числе организация по управлению единой национальной (общероссийской) электросетью и системный оператор).

Розничные рынки электроэнергии - сфера обращения электроэнергии за пределами оптового рынка с участием ее потребителей. Их субъектами являются: a) потребители (которые, кстати, могут быть одновременно субъектами как оптового, так и розничных рынков); б) энергосбытовые организации; в) гарантирующие поставщики; г) территориальные сетевые организации, осуществляющие услуги по передаче электроэнергии; д) субъекты оперативно-диспетчерского управления на розничных рынках; е) производители электроэнергии, не имеющие статуса субъекта оптового рынка.

Итак, субъекты электроэнергетики имеют двухуровневую структуру (производную от аналогичной структуры рынка электроэнергии), отличаются множественностью и внутренней неоднородностью (по причине внутренних технико-технологических связей, преследуемых субъектами целей и выполняемых функций, других обстоятельств, влияющих на их правовой статус). Так, наряду с организациями единой национальной (общероссийской) электросети существуют территориальные сетевые организации (коммерческие организации, оказывающие услуги по передаче электроэнергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, не относящиеся к единой национальной (общероссийской) электросети), а среди поставщиков электроэнергии особо выделяется фигура гарантирующего поставщика (коммерческой организации, обязанной согласно закону или добровольно принятым обязательствам заключить договор купли-продажи электроэнергии с любым обратившимся к нему потребителем либо с лицом, действующим от имени и в интересах потребителя и желающим приобрести электроэнергию).

В свою очередь, среди потребителей электроэнергии особо оговариваются потребители с управляемой нагрузкой (режим работы которых влияет на качество электроэнергии и надежность работы ЕЭС России, в связи с чем они оказывают возмездные услуги по обеспечению ее вывода из аварийных ситуаций) (подробнее см. ст. 3, 31, 35, 37 Закона об электроэнергетике).

С учетом отмеченного в договоре снабжения электроэнергией продавцом (снабжающей организацией) может быть: сам производитель электроэнергии (поставляющий ее на оптовый или розничный рынок) либо другой оптовый или розничный ее продавец, а покупателем (абонентом) - всякий конечный потребитель полученной электроэнергии (т.е. любой гражданин или юридическое лицо) безотносительно к сфере ее потребления(бытовой или производственной).

Помимо продавца (снабжающей организации) и покупателя (потребителя, абонента) в сфере энергоснабжения присутствуют также фигура субабонента и конструкция субабонентского договора, неизвестные другим видам договора купли-продажи (см. ст. 545 ГК). Вообще говоря, существование фигуры субабонента производно от необходимого для договора энергоснабжения признака присоединенной сети: поскольку снабжающая организация подает энергию через сеть, последующая ее передача абонентом субабоненту возможна только с согласия снабжающей организации (см. ст. 545 ГК). Это ограничение касается случаев перепродажи энергии через присоединенную сеть (произвольное увеличение, которое может сказаться на надежности и безопасности ее работы). Поэтому оно не имеет в виду случаи перепродажи энергии, предварительно выбранной абонентом из сети.

Прежде всего нельзя согласиться с тем, что заключаемый между абонентом и субабонентом с согласия снабжающей организации субабонентский договор - договор субаренды: a) энергия - товар потребляемый, а потому не может быть предметом аренды и субаренды в принципе; б) субабонент приобретает энергию от абонента именно для ее потребления за деньги, а поскольку, таким образом, исключается последующий возврат энергии того же рода и качества, постольку субабонентский договор не может быть и договором займа.

Существование двух последовательно связанных договоров - основного (между снабжающей организацией и абонентом) и субабонентского (между абонентом и субабонентом), а значит, отсутствие договорной связи между снабжающей организацией и субабонентом не позволяют согласиться и с тезисом о наличии здесь (пассивной) множественности лиц на стороне продавца в лице снабжающей организации и абонента. Причину очевидной зависимости субабонента не только от абонента, но и от снабжающей организации (и, может быть, даже в большей степени от нее) вряд ли можно считать юридической: согласно ст. 545 ГК снабжающая организация только дает согласие на заключение субабонентского договора, но сама не участвует в нем. Причина такой зависимости - техническая: снабжающую организацию и субабонента физически связывает сеть, благодаря которой абонент не столько продавец, сколько энергетический посредник. Но все это только еще раз подтверждает принципиальное значение присоединенной сети для видового обособления и самостоятельности договора энергоснабжения.

4. Особенность договора энергоснабжения - его длящийся характер, в связи с чем не может остаться незамеченным следующее:
а) момент исполнение договора энергоснабжения отличается от момента его заключения во всяком случае (к примеру, в договоре поставки они отличаются друг от друга только по общему правилу);
б) в условиях, когда бестелесность товара и его расходование в процессе самого его получения сводят на нет столь принципиальные для договора купли-продажи вопросы права собственности и его перехода от одного контрагента к другому, caus'а договора энергоснабжения- постоянное снабжение абонента энергией (и удовлетворение тем самым его потребностей) за получение ответного вознаграждения. Данное обстоятельство - веский аргумент в пользу расширенной трактовки caus'ы и предмета договора купли-продажи в целом (в том числе за счет включения сюда имущественных прав), а для противников такого подхода - повод для переосмысления самой систематики договорных обязательств.

Особенности правового регулирования отношений по энергоснабжению. 1. Процесс правового регулирования энергоснабжения обеспечивают нормативные правовые акты (в электроэнергетике помимо одноименного Закона существует много актов Правительства РФ, посвященных функционированию оптовых и розничных рынков электроэнергии, оперативно-диспетчерскому управлению, порядку технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергоустановок) к электросетям и др.). Вместе с тем отношения по договору энергоснабжения на розничных рынках электроэнергии регулируются утверждаемыми Правительством РФ основными положениями функционирования розничных рынков (но лишь в той части, в которой Гражданский кодекс допускает принятие нормативных правовых актов, регулирующих отношения по договору энергоснабжения), при этом не допускается принятие каких-либо иных нормативных правовых актов (см. п. 4 ст. 37 Закона об электроэнергетике).

Помимо нормативного большое значение имеет договорное регулирование сферы энергоснабжения. Между субъектами оптового рынка действует организованная система договоров, определяющая основные условия их деятельности на оптовом рынке, условия оптовой продажи электроэнергии и оказания необходимых услуг (перечень, система и порядок заключения таких договоров определяют основные положения функционирования оптового рынка и правила оптового рынка). Кроме того, оптовые поставщики и покупатели электроэнергии могут заключать согласно правилам оптового рынка на свободной и самостоятельной основе подлежащие регистрации администраторами торговой системы оптового рынка двусторонние договоры купли-продажи электроэнергии. Рыночную цену электроэнергии в таких случаях стороны определяют самостоятельно.

Основа розничного рынка электроэнергии - договор купли-продажи. Поставщики вправе заключить с потребителями смешанные договоры, содержащие элементы различных договоров, в частности купли-продажи, комиссии, поручения, агентирования. Потребители и продавцы свободны в выборе контрагента по договору. Исключение составляют гарантирующие поставщики, которые заключают с потребителями публичные договоры купли-продажи электроэнергии, при этом самостоятельно регулируют отношения, связанные с оперативно-диспетчерским управлением, приобретением и передачей электроэнергии обслуживаемым потребителям. Сбытовые надбавки гарантирующих поставщиков на розничных рынках включаются в цену электроэнергии и регулируются государством; напротив, цены (тарифы) на электроэнергию для всех прочих энергосбытовых организаций (не являющихся гарантирующими поставщиками) устанавливаются свободно и не подлежат государственному регулированию.

Итак, продажа электроэнергии покоится на двустороннем договоре купли-продажи, по которому продавец обязуется поставить покупателю электроэнергию в определенном количестве и определенного соответствующими техническими регламентами и иными обязательными требованиями качества, а покупатель - принять ее и оплатить на условиях заключенного в соответствии с правилами оптового рынка и основными положениями функционирования розничных рынков договора (см. ст. 3, п. 1, 2 ст. 32, п. 2 ст. 37, п. 5 ст. 38, п. 2 ст. 39, ст. 40 Закона об электроэнергетике).

Вне зависимости от того, на каком рынке - оптовом или розничном - осуществляется купля-продажа энергии, договор купли-продажи электроэнергии может квалифицироваться как договор энергоснабжения, если покупатель приобретает электроэнергию не для последующей перепродажи, а для собственного потребления, т.е. является конечным потребителем, а не энергетическим посредником. В то же время в силу двух причин - a) особенностей устройства сети и сетевого снабжения электроэнергией и б) множественности правосубъектных участников рынка электроэнергии (т.е. из-за сложности устройства всей объектно-субъектной инфраструктуры электроэнергетики) - дело не ограничивается одним лишь договором купли-продажи. Помимо него есть и другие договоры, так или иначе примыкающие к нему и во всяком случае обеспечивающие его реализацию. Вот ряд примеров на этот счет.

А. Покупатели электроэнергии (граждане и организации) - участники оптового и розничного рынков имеют право на технологическое присоединение своих энергопринимающих устройств (энергоустановок) к электросетям при: наличии соответствующей технической возможности и соблюдении ими установленных правил присоединения(при соблюдении этих требований отказ в технологическом присоединении недопустим). Технологическое присоединение их энергопринимающих устройств (энергоустановок) осуществляется на основании одноименного возмездного договора, который содержит стандартные условия(кроме индивидуальных технических). Данный договор решает вопросы технологического присоединения и не предусматривает оказание услуг по передаче электроэнергии, поэтому плата по нему взимается однократно и включает затраты на присоединение к сетям нового объекта, но не включает затраты на передачу электроэнергии (см. п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 32 Закона об электроэнергетике).

Б. Необходимая для подачи электроэнергии сеть принадлежит другому хозяйствующему субъекту - сетевой организации. Поэтому участники оптового рынка, заключая договоры купли-продажи, при необходимости параллельно заключают договоры с системным оператором (на оказание услуг по оперативно-диспетчерскому управлению) и с сетевой организацией (на оказание услуг по передаче электроэнергии). На розничных рынках договором купли-продажи электроэнергии также может быть предусмотрена обязанность поставщика заключить договор оказания услуг по передаче электроэнергии потребителям с сетевой организацией от имени потребителя или от своего имени, но в интересах потребителя. Соответственно на оптовом и розничном рынках услуги по передаче электроэнергии от продавца к потребителю (т.е. комплекс организационно и технологически связанных действий, обеспечивающих передачу электроэнергии через технические устройства электросетей согласно техническим регламентам) осуществляются на основе публичного договора возмездного оказания услуг.

Оказание таких услуг сопряжено с двумя условиями - покупатель должен: a) участвовать на оптовом рынке электроэнергии или б) иметь заключенный с производителем (иным поставщиком) электроэнергии договор купли-продажи электроэнергии, а главное - надлежащим образом исполнять обязательства по данному договору. Сетевая организация не вправе отказать в заключении такого договора (в том числе по основаниям, связанным с выбором потребителем продавца электроэнергии), но она вправе отказать покупателю в исполнении своих обязанностей по договору, если ей стало известно о неисполнении покупателем своих обязательств по договору купли-продажи. Продавец электроэнергии и потребитель вправе расторгнуть договор купли-продажи при условии надлежащего уведомления сетевой организации о своем намерении расторгнуть договор в соответствии с правилами оптового рынка и основными положениями функционирования розничных рынков (см. ст. 3, п. 2 ст. 26, п. 1 ст. 32, п. 2 ст. 37 Закона об электроэнергетике).

В. Особенности устройства сети и существование Единой национальной (общероссийской) электросети обусловливают необходимость, с одной стороны, централизованного управления сетью (его обеспечивает специализированная организация по управлению единой национальной (общероссийской) электросетью), с другой - заключения договоров двух типов: a) направленных на регулирование вопросов эксплуатации объектов, входящих в состав единой сети; б) направленных на предоставление услуг по передаче электроэнергии по единой сети. В первом случае указанная организация заключает договоры с различными собственниками (иными законными владельцами) объектов электросетевого хозяйства, входящих в единую электросеть, для которых заключение таких договоров является обязательным, и в результате чего их права на самостоятельное заключение договоров оказания услуг по передаче электроэнергии с использованием объектов электросетевого хозяйства, входящих в единую электросеть (и определения условий этих договоров), ограничиваются и переходят к указанной организации. Во-втором случае указанная организация (которая здесь является услугодателем) оказывает на возмездной договорной основе услуги по передаче электроэнергии по единой электросети двум категориям лиц - субъектам оптового рынка; иным лицам, имеющим на праве собственности (ином законном основании) объекты электроэнергетики, присоединенные к единой электросети. Теперь уже заключение такого договора является обязательным для услугодателя, который может отказать в его заключении, только если у потенциального контрагента нет договора с системным оператором об оказании услуг по оперативно-диспетчерскому управлению (см. ст. 7-9 Закона об электроэнергетике).

Г. Та часть потребителей электроэнергии, которая имеет статус "потребителя с управляемой нагрузкой", на возмездной договорной основе оказывает услуги по обеспечению вывода ЕЭС России из аварийных ситуаций, а также иные услуги (см. п. 1 ст. 38 Закона об электроэнергетике).

Д. Разумеется, перечень существующих в сфере электроэнергетики договоров можно продолжить.

2. К отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным Гражданским кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные, принятые в соответствии с ними правила (см. п. 3 ст. 539 ГК). Отсюда при регулировании отношений из договора энергоснабжения нормы Кодекса имеют приоритет перед всеми прочими нормами, которые субсидиарно дополняют нормы Гражданского кодекса. Вместе с тем к отношениям по договору снабжения электрической и тепловой энергией правила § 6 гл. 30 ГК применяются, если иное не установлено законом или иными правовыми актами (см. п. 4 ст. 539, п. 1 ст. 548 ГК), а к отношениям по сетевому снабжению иными товарами - если иное не установлено законом, иными правовыми актами, а также не вытекает из существа обязательства (см. п. 2 ст. 548 ГК). Следовательно, в силу п. 4 ст. 539 и ст. 548 ГК при регулировании отношений из договоров снабжения электрической и тепловой энергией, а также из договоров сетевого снабжения иными товарами правила § 6 гл. 30 ГК во всяком случае являются диспозитивными.

3. Из анализа § 6 гл. 30 ГК очевидно, что договор энергоснабжения - самодостаточный вид договора купли-продажи, который обладает самостоятельным набором правил и при их дефиците не обращается за помощью к другим видам договора купли-продажи (в отличие от поставки для публичных нужд - см. п. 2 ст. 525 и п. 1 ст. 531 ГК, контрактации - см. п. 2 ст. 535 ГК, продажи предприятия - см. п. 2 ст. 549 ГК). Поэтому к отношениям из договора энергоснабжения правила о других видах договора купли-продажи могут применяться в следующих трех случаях: a) при наличии прямой отсылки закона (см. абз. 2 п. 1 ст. 546 ГК); б) в условиях отсутствия прямой отсылки закона, если этого требует существо правоотношения (например, если потребителем по договору энергоснабжения является гражданин, использующий энергию в быту, т.е. лицо, являющееся в то же самое время потребителем по договору розничной купли-продажи); в) по аналогии закона и при наличии необходимых для этого предпосылок (см. п. 1 ст. 6 ГК). Со своей стороны правила о договоре энергоснабжения применимы к иным видам договора купли-продажи, примыкающим к договору энергоснабжения по признаку сетевой подачи товара (см. п. 2 ст. 548 ГК). Согласно п. 5 ст. 454 ГК к отношениям по сетевому снабжению (энергией или иными товарами) общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК) могут применяться в субсидиарном порядке.

4. Правила § 6 гл. 30 ГК подразделяются на три категории: первые регулируют отношения с участием всякого абонента, вторые - только гражданина, третьи - только юридического лица (причем всякого).

Согласно общим правилам § 6 гл. 30 ГК сетевая энергия должна быть качественной, ее качество должно соответствовать требованиям государственных стандартов и иных обязательных правил или (во вторую очередь) - требованиям, предусмотренным договором (ср. ст. 469 и п. 1 ст. 542 ГК).

Всякий абонент должен оплатить по общему правилу (если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором) фактически принятое количество энергии согласно данным учета. При этом абонент вправе отказаться от оплаты энергии ненадлежащего качества, а для того, чтобы не оплачивать некачественную энергию, он не должен ее и принимать, в противном случае он рискует стать должником по требованию энергоснабжающей организации о возмещении ей стоимости неосновательного обогащения (сбережения) - т.е. той стоимости, которую абоненту удалось сберечь за период использования им некачественной энергии (см. п. 2 ст. 542, ст. 544 ГК).

Всякий абонент не должен передавать принятую энергию субабоненту без согласия энергоснабжающей организации (см. ст. 545 ГК).

Энергия должна подаваться непрерывно и, таким образом, присутствовать в сети согласно режиму ее подачи или постоянно (см. ст. 541 ГК), при этом перерыв, прекращение или ограничение ее подачи без согласования с абонентом недопустимы, кроме случаев, когда: a) неудовлетворительное состояние энергоустановок абонента создает угрозу аварии или жизни и безопасности граждан (при условии предупреждения абонента); б) необходимо принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии (без предупреждения абонента, но при условии немедленного его уведомления) (см. соответственно абз. 1 п. 2, п. 3 ст. 546 ГК).

Особенности ответственности по договору энергоснабжения - в следующем (см. ст. 547 ГК): a) всякая сторона, нарушившая обязательство, должна возместить контрагенту только реальный ущерб (поскольку упущенная выгода не возмещается, сама ответственность является ограниченной - см. ст. 15, п. 1 ст. 400 ГК); б) энергоснабжающая организация отвечает перед абонентом на начале вины только за перерыв в подаче энергии, вызванный регулированием режима ее потребления, за все остальное (перерыв в подаче энергии, не обусловленный регулированием режима ее потребления, необоснованное ограничение подачи энергии, некачественность подаваемой энергии и др.) она, как и всякий предприниматель, отвечает на начале риска (см. п. 3 ст. 401 ГК). Специальные правила иногда устанавливает закон. Так, убытки, возникшие у потребителя в результате неправомерного ограничения режима потребления электроэнергии (при нарушении порядка ограничения потребления, в том числе его уровня) возмещаются в полном объеме (см. п. 3 ст. 39 Закона об электроэнергетике).

Договор энергоснабжения с абонентом-гражданином считается заключенным с момента первого фактического подключения абонента к сети и по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) - на неопределенный срок.

Гражданин вправе: a) использовать энергию в любом необходимом ему количестве (а потому договоры с гражданами не предусматривают вопросы количества подаваемой энергии, режим подачи и т.п.) (см. п. 3 ст. 541 ГК); б) в любое время и без указания причин расторгнуть договор в одностороннем порядке при условии уведомления об этом энергоснабжающей организации и полной оплаты использованной энергии (см. абз. 2 п. 1 ст. 540, абз. 1 п. 1 ст. 546 ГК).

Гражданин по общему правилу (если иное не установлено законодательством) не обязан обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность энергосетей, а также приборов учета потребления энергии (ср. п. 1 и 2 ст. 543 ГК).

Энергоснабжающая организация не может расторгнут договор в одностороннем порядке при неоднократном нарушении гражданином сроков оплаты за потребленную энергию, а также при неиспользовании им энергии; она также не может прекратить (ограничить) подачу энергии при нарушении гражданином обязательства по оплате (ср. с абз. 2 п. 1, абз. 2 п. 2 ст. 546 ГК).

Договор энергоснабжения с абонентом - юридическим лицом заключается в общем порядке - через согласование всех существенных условий данного договора, в том числе: предмета (энергии); количества; режима подачи (см. п. 1 ст. 541 ГК).

Юридическое лицо может изменять количество принимаемой им энергии, предусмотренное в договоре, если: a) такое право предусмотрено договором; б) при условии возмещения расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном количестве (см. п. 2 ст. 542 ГК).

Данный договор может быть по общему правилу (кроме случаев, установленных законом и иными правовыми актами) расторгнут энергоснабжающей организацией в одностороннем уведомительном порядке при неоднократном нарушении юридическим лицом сроков оплаты или неоднократной невыборки энергии (см. абз. 2 п. 1 ст. 546 ГК).

Энергоснабжающая организация вправе прекратить (ограничить) подачу энергии без согласования с юридическим лицом, но с соответствующим его предупреждением в случае нарушения им обязательства по оплате (см. абз. 2 п. 1, абз. 2 п. 2 ст. 546 ГК).

Договоры продажи недвижимости и предприятия

Договоры продажи недвижимости и предприятия и квалифицирующие их признаки. По договору купли-продажи недвижимого имущества продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (ст. 130 ГК). По договору продажи предприятия продавец обязуется передать в собственность покупателя предприятие в целом как имущественный комплекс (ст. 132 ГК), за исключением прав и обязанностей, которые продавец не вправе передавать другим лицам (см. соответственно п. 1 ст. 549, п. 1 ст. 559 ГК). Отсюда можно сделать вывод о причинах обособления данных договоров в отдельные виды договора купли-продажи и той внутренней общеспециальной связи, которая существует в рамках гл. 30 ГК между § 7 (lex generalis) и § 8 (lex specialis).

1. Единственный признак, квалифицирующий договор продажи недвижимости, - отчуждаемый объект (предмет договора), т.е. недвижимое имущество (недвижимость). Предметом договора продажи недвижимости может быть любая недвижимость, включая ее части и доли в праве. Никакие другие признаки (субъектный состав, цели использования приобретаемого товара и т.п.) здесь значения не имеют.

Согласно ст. 130 ГК предметом данного договора являются: a) стационарные объекты недвижимости - т.е. объекты, прочно связанные с землей и перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе земельные участки, участки недр, здания, сооружения, объекты незавершенного строительства и другие объекты (см. абз. 1 п. 1); б) иные - нестационарные - объекты, т.е. объекты, подлежащие государственной регистрации и признанные законом в качестве объектов недвижимости, в том числе воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, а также иное имущество в силу прямого указания закона (см. абз. 2 п. 1).

Особое место среди стационарных объектов занимают жилые помещения - жилые дома (их части); квартиры (их части); комнаты, т.е. изолированные помещения, пригодные для постоянного проживания граждан (отвечающие установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства) и предназначенные для их проживания (см. п. 2 ст. 15, ст. 16, п. 1 ст. 17 ЖК).

2. Договор продажи предприятия также квалифицирует отчуждаемый объект (предмет договора), которым является предприятие, т.е. имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности и в целом признаваемый недвижимостью (см. п. 1 ст. 132 ГК). Предприятие обладает по крайней мере следующими двумя специфическими признаками - содержательным и функциональным.

Предприятие - имущественный комплекс, а потому сложная вещь, состоящая из разнородных вещей, используемых по общему назначению (см. ст. 134 ГК). Однако предприятие - особая сложная вещь. Как известно, действие сделки по поводу сложной вещи по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) распространяется на все ее составные части (см. ч. 2 ст. 134 ГК). Сделки с предприятием подчиняются специальным правилам (см. п. 2, 3 ст. 559, п. 2 ст. 656 ГК). В состав предприятия как имущественного комплекса могут входить все виды имущества, предназначенные для его деятельности, в том числе недвижимое и движимое имущество (см. п. 2 ст. 132 ГК), однако конкретное предприятие может и не иметь в своем составе недвижимости, что, однако, не препятствует признанию его законом в целом (как имущественного комплекса) в качестве объекта недвижимости (см. п. 1 ст. 132 ГК).

Предприятие - комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности, из чего можно предположить, что продавец и покупатель предприятия - не любые участники гражданского оборота, а предприниматели, иначе - откуда у продавца предприятие и зачем оно нужно покупателю? Однако само определение договора продажи предприятия, другие правила § 8 гл. 30 ГК, а также другие правила ГК такой вывод исключают. Так, продавцом предприятия может быть и не предприниматель, а, к примеру, лицо, получившее его по наследству (см. ст. 1178 ГК). Широкий круг лиц может быть и на стороне покупателя предприятия (кроме разве что граждан). Так, религиозная организация может купить книжный магазин для торговли специальной литературой. Продавцами и покупателями предприятий могут быть и публичные организации (см. гл. 5 ГК).

Итак, § 7 и 8 гл.30 ГК особо регулируют продажу недвижимости, для которой, вообще говоря, характерны: a) "приземленность" (прочная связь с землей); б) индивидуальная определенность и юридическая незаменимость; в) физическая неделимость (кроме земельных участков); г) высокая стоимость; д) повышенная экономическая и (или) социальная значимость; е) необходимость кадастрового учета и государственной регистрации прав (а в ряде случаев - и сделок) (см. Закон о кадастре недвижимости, Закон о регистрации).

Однако в системе объектов гражданских прав недвижимость неоднородна. Единственным признаком стационарной недвижимости является прочная связь с землей и неперемещаемость без несоразмерного ущерба ее назначению, при этом акт государственной регистрации при признании таких объектов в качестве объектов недвижимости решающим не является, что подтверждает сам закон. Напротив, нестационарные объекты недвижимости в силу прямого указания закона (см. абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК) подлежат государственной регистрации, при условии и в момент которой они и становятся объектами недвижимости. Наконец, за всяким предприятием статус объекта недвижимости прямо признает закон, при этом государственная регистрация касается здесь соответствующего предпринимателя (субъекта), а самого предприятия (объекта) - только в случаях его продажи (иного отчуждения) как имущественного комплекса и перехода права на него (как на комплексный объект).

Отсюда следует, что для распространения на объект специального правового режима недвижимости регистрация имеет по общему правилу правоподтверждающее значение и только в отношении нестационарных объектов недвижимости - правоустанавливающее. И как верно то, что § 7 гл. 30 ГК охватывает продажу всех объектов недвижимости (кроме предприятий - см. § 8 гл. 30 ГК), справедливо и другое: на ином по объектном подходе основаны Закон о кадастре недвижимости и Закон о регистрации.

Закон о кадастре недвижимости (см. ст. 1) регулирует отношения в связи с ведением Государственного кадастра недвижимости (ГКН), осуществлением государственного кадастрового учета недвижимости и кадастровой деятельности. ГКН - систематизированный свод сведений об учтенной недвижимости, а также о прохождении границ (Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований, населенных пунктов и проч.). Государственный кадастровый учет недвижимости - действия уполномоченного органа по внесению в ГКН сведений, которые подтверждают существование (прекращение) недвижимости и индивидуализируют ее, а также иных сведений. Кадастровая деятельность - вид инженерной деятельности в отношении недвижимости по подготовке документов, содержащих необходимые сведения об объекте недвижимости для осуществления его кадастрового учета. В свою очередь Закон о регистрации (см. ст. 1, п. 1, 2 ст. 2, п. 1 ст. 4, п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 9, п. 2, 3 ст. 12, п. 3 ст. 13, ст. 14, 22, п. 1 ст. 33) посвящен вопросам регистрации прав на недвижимость и сделок с ней. Если кадастровый учет носит технический характер, регистрация прав на недвижимость - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимость в соответствии с Гражданским кодексом, который является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

Регистрация осуществляется подведомственными Минюсту России органами Росрегистрации посредством внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП), неотъемлемая часть которого-дела, включающие в себя правоустанавливающие документы на недвижимость, и книги учета документов. Регистрация носит открытый характер, сведения из ЕГРП могут быть предоставлены любому лицу. Зарегистрированное право может быть оспорено только в суде.

Регистрации подлежат: a) права собственности и другие вещные права на недвижимость; б) ограничения (обременения) этих прав (в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда). Регистрация права на объект недвижимости проводится в течение одного месяца со дня подачи документов (включая по общему правилу, если иное не предусмотрено законом или договором, - и регистрацию отчуждательного договора). Регистрация договора осуществляется посредством учинения на договоре специальной записи, регистрация прав удостоверяется соответствующим свидетельством.

1. Объектами кадастрового учета являются: a) земельные участки; б) здания и сооружения; в) помещения; г) объекты незавершенного строительства, и соответственно не являются: a) участки недр; б) суда (воздушные, морские, внутреннего плавания) и космические объекты; в) предприятия как имущественные комплексы. Подземные объекты - объекты кадастрового учета, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2. В свою очередь, объекты регистрации прав - это: a) земельные участки; б) участки недр; в) все объекты, связанные с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно(в том числе здания, сооружения, жилые и нежилые помещения); г) предприятия как имущественные комплексы.

В то же время Закон о регистрации противопоставляет друг другу: a) регистрацию сделки с предприятием как имущественным комплексом и перехода права на предприятие и б) регистрацию сделок с отдельными объектами недвижимости, входящими в состав предприятия, и перехода прав на данные объекты. Принципиальная разница - в уровне регистрирующего органа: сделки с предприятиями и переход права на предприятие (а также сделки и переход права на объекты недвижимости, расположенные на территории более одного регистрационного округа) - компетенция федеральной службы Росрегистрации; напротив, регистрация прав на иные объекты недвижимости (в том числе в составе предприятия) - компетенция ее территориальных органов в пределах регистрационного округа по месту нахождения объекта. Государственная регистрация сделки с предприятием и перехода права на него - основание для внесение в ЕГРП необходимых изменений по каждому объекту недвижимости, входящему в состав данного предприятия, территориальными органами по месту нахождения такого объекта.

Закон о регистрации не распространяется на суда (воздушные, морские, внутреннего плавания) и космические объекты, в отношении которых впредь до принятия соответствующих федеральных законов, основанных на положениях п. 1 ст. 131 ГК, применяется действующий порядок регистрации прав. Регистрация воздушных судов осуществляется в Государственном реестре гражданских воздушных судов РФ, который ведет уполномоченный орган в области гражданской авиации, или в Государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства, а в некоторых случаях (речь идет о сверхлегких гражданских воздушных судах авиации общего назначения и о государственных воздушных судах) - в специально установленном уполномоченным органом порядке (см. ст. 33 ВК).

Регистрация морских судов зависит от типа судна и ведется в: a) Государственном судовом реестре РФ, или б) судовой книге, или в) бербоут-чартерном реестре, или г) Российском международном реестре судов. Ее осуществляют капитаны морских торговых (рыбных) портов или органы технического надзора (см. ст. 33, 35, 37 КТМ). Регистрация судов внутреннего плавания также зависит от типа судна и ведется в: a) Государственном судовом реестре РФ или б) судовой книге, или в) реестре арендованных иностранных судов. Ее осуществляют государственные речные судоходные инспекции бассейнов или капитаны речных портов, расположенных в устьях рек (либо капитаны морских торговых портов), или другие уполномоченные Правительством РФ органы (см. п. 2 ст. 15, ст. 16, 17, 19 КВВТ). Регистрация прав на космические объекты не нашла своего закрепления в специальном законе.

Особенности правового регулирования продажи недвижимости. 1. Договор продажи недвижимости является консенсуальным и только в некоторых случаях подлежит государственной регистрации.

Консенсуальная модель договора продажи недвижимости установлена в качестве общего правила, поэтому он считается заключенным при согласовании сторонами всех существенных его условий в требуемой форме в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (см. п. 1 ст. 432, п. 1 ст. 433 ГК). Объективно-существенными условиями данного договора являются: a) данные, индивидуализирующие отчуждаемую недвижимость, т.е. позволяющие определенно ее установить, в том числе определяющие ее расположение на соответствующем земельном участке либо в составе другой недвижимости; б) покупная цена, которая, кстати, может быть не только определенной, но и определимой (имеется в виду случай, когда цена устанавливается на единицу площади недвижимости или иного показателя ее размера). Отсутствие этих условий препятствует заключению договора (см. ст. 554, п. 1, 3 ст. 555 ГК).

Согласование существенных условий договора продажи недвижимости должно состояться в письменной форме путем составления одного подписанного сторонами документа. Заключение данного договора возможно только посредством выражения согласованной воли сторон в едином письменном документе; напротив, прочие известные варианты письменной формы (в частности, обмен документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи) для его заключения(и заключенности) недостаточны. Договор продажи недвижимости, совершенный устно или с нарушением требования единой письменной формы, недействителен (ничтожен) (см. п. 2 ст. 434, ст. 550 ГК) и не порождает правовых последствий, кроме специальных, именуемых реституцией (см. п. 1, 2 ст. 167 ГК).

Особый случай договора продажи недвижимости - договор продажи жилого помещения. Дополнительное существенное условие в договоре продажи жилого помещения - перечень лиц, имеющих в соответствии с законом право пользования этим жилым помещением с указанием соответствующих их прав (см. п. 1 ст. 558 ГК, в том числе в связи с правилами п. 2 ст. 292, ст. 675 ГК и др.). Данное условие: a) имеет значение и возможно в принципе только в тех договорах, предмет которых обременен правами третьих лиц; б) сам по себе перечень лиц и характер их прав в отношении отчуждаемой недвижимости не могут быть предметом согласования между продавцом и покупателем: данная информация может быть только констатирована в договоре продажи жилого помещения в том виде, в котором она существует на момент его заключения. Во всяком случае отсутствие такой информации - основание для того, чтобы считать договор продажи жилого помещения незаключенным.

Кроме того, договор продажи жилого помещения подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации (см. п. 2 ст. 558 ГК). Для заключения такого договора наличия единого письменного документа, отражающего согласованную волю сторон, недостаточно: для этого необходима также государственная регистрация данного договора как юридического факта. Следовательно, договор продажи жилых помещений в обход общего правила о моменте заключения договора продажи недвижимости покоится не на одном, а на двух юридических фактах (фактическом составе), один из которых - согласование сторонами существенных условий и их воплощение в едином письменном документе, второй - акт государственной регистрации данного соглашения.

Оба факта имеют разную природу: первый является сделкой, второй - административным актом, оба связаны между собой не произвольно, а последовательно. Именно потому, что сделка продажи жилого помещения всегда предшествует акту ее государственной регистрации ("Проведенная государственная регистрация договоров и иных сделок, - прямо говорится в п. 1 ст. 14 Закона о регистрации, - удостоверяется посредством совершения специальной регистрационной надписи на документе, выражающем содержание сделки"), следует исключить акт государственной регистрации при отсутствии формальной сделки; напротив, можно легко предположить формальную сделку без акта ее государственной регистрации. Последнее во всяком случае означает отсутствие фактического состава, необходимого для заключения договора продажи жилого помещения, а значит, и незаключенность данного договора (таким образом, правило п. 2 ст. 558 ГК соответствуют правилу п. 3 ст. 433 ГК, не изменяет его диспозитивную редакцию и не формулирует из него исключения - ср. с п. 1 ст. 165 и п. 3, 4 ст. 339 ГК). По этой причине в договоре продажи жилого помещения и письменная форма сделки, и ее государственная регистрация - звенья одной цепи, имеющие отношение к процессу заключения данного договора и предрешающие вопрос его заключенности (ср. с п. 2 и 3 ст. 560 ГК, подробнее об этом - далее).

Поэтому если стороны договора продажи жилого помещения, нарушив установленную процедуру его заключения, тем не менее совершили взаимные предоставления, результатом этого будут не юридические, а фактические отношения в виде возникновения на стороне покупателя незаконного владения жилым помещением и неосновательного обогащения в размере полученной денежной суммы на стороне продавца. Преодолению таких последствий служат санация (конвалидация) сделки, а также виндикационный и кондикционный иски (см. соответственно п. 3, 4 ст. 165, ст. 301, 1102 ГК), но не иск о реституции.

2. Принимая во внимание прочную связь между землей и теми объектами недвижимости, которые не перемещаются без несоразмерного ущерба их назначению (см. абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК), особых слов заслуживает вопрос о земельном участке. Прежде всего имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению самими земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, только если иное не предусмотрено специальным - земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, иными специальными федеральными законами (см. п. 3 ст. 3 ЗК). Говоря иначе, приоритет перед нормами гражданского законодательства здесь имеют нормы специального законодательства. При продаже самого земельного участка он является предметом договора продажи недвижимости, а значит, его существенным условием и требует согласования и индивидуализации согласно ч. 1 ст. 554 ГК. Если при этом на данном участке находятся другие объекты недвижимости (здания, сооружения и т.п.), которые принадлежат продавцу и отчуждаются вместе с участком, они наряду с участком являются предметом договора продажи недвижимости и существенным его условием, а потому также требуют согласования и индивидуализации.

Если же предметом договора продажи недвижимости является только объект недвижимости, расположенный на земельном участке, законодатель формулирует следующий ряд правил относительно судьбы данного земельного участка.

Право на земельный участок, занятый отчуждаемой недвижимостью и необходимый для ее использования, переходит одновременно с переходом права на отчуждаемую недвижимость, при этом само передаваемое право на земельный участок может быть различным. Если продавец недвижимости - собственник данного земельного участка, он передает покупателю по общему правилу (если иное не предусмотрено законом) право собственности на этот участок. Если же продавец недвижимости собственником данного земельного участка не является, покупатель недвижимости приобретает в отношении этого участка то же право пользования и на тех же условиях, что и продавец недвижимости. Важно подчеркнуть, что заключение договора продажи недвижимости в таком случае требует согласования с собственником земельного участка (и может быть блокировано им), кроме тех случаев, когда данный договор не вступает в конфликт с условиями пользования земельным участком, установленными законом или договором (см. ст. 552 ГК).

Цена земельного участка (или права на него) по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) включается в цену отчуждаемой недвижимости, т.е. не является объективно-существенным условием договора продажи недвижимости (см. п. 2 ст. 555 ГК).

3. Исполнение договора продажи недвижимости носит формальный характер. Формальными здесь являются: a) передача недвижимости (т.е. ее переход из владения продавца во владение покупателя); б) переход права собственности (т.е. вещный эффект сделки) (см. ст. 551, 556 ГК). Формальное основание передачи недвижимости - подписываемый сторонами (а потому всегда письменный) документ - передаточный акт или иной документ о передаче. Однако обязанность по передаче недвижимости считается исполненной по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором), при наличии фактического состава, состоящего из двух фактов, один из которых - фактический (физический) в виде вручения продавцом имущества покупателю (в том числе передачи ключей от квартиры и т.п.), другой - формальный (юридический) в виде подписания сторонами документа о передаче (ср. ст. 224 и п. 1 ст. 458 ГК с абз. 1, 2 п. 1 ст. 556 ГК).

Это означает, что при наличии фактической передачи недвижимости без подписания передаточного документа, как и при подписании передаточного документа без фактической передачи недвижимости, продавца нельзя считать исполнившим обязанность по передаче. Данная обязанность из-за использованного в абз. 2 п. 1 ст. 556 ГК соединительного союза "и" считается исполненной именно в момент произвольного накопления того и другого факта, в этот же момент по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) от продавца к покупателю переходит риск случайной гибели (повреждения) проданного объекта недвижимости (см. п. 1 ст. 459 ГК, поскольку в § 7 гл. 30 ГК специального правила о переходе риска нет).

Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче на условиях, предусмотренных договором, означает отказ от передачи (принятия) имущества (см. абз. 3 п. 1 ст. 556 ГК). Покупатель вправе принять недвижимость, не соответствующую условиям договора (в том числе оговорить несоответствие в документе о передаче), что во всяком случае не является основанием для освобождения продавца от ответственности за ненадлежащее исполнение договора (см. п. 2 ст. 556 ГК). Формальное основание перехода права собственности на объект недвижимости - государственная регистрация перехода права собственности (см. ст. 551 ГК), которую надлежит отличать от государственной регистрации договора (см. п. 2 ст. 558 ГК). Принципиальное различие между двумя этими актами регистрации - в следующем:
а) регистрация договора продажи недвижимости требуется не для всех договоров данного вида, а только для договоров продажи жилых помещений. Напротив, регистрация перехода права собственности (и права собственности) необходима во всяком договоре продажи недвижимости независимо от его предмета;
б) регистрация договора (продажи жилых помещений) имеет своим объектом данный договор как юридический факт, порождающий соответствующее обязательство. Напротив, объект регистрации перехода права собственности - вещный эффект всякого договора продажи недвижимости. Следовательно, регистрация договора (продажи жилого помещения) определяет момент заключения договора, а регистрация перехода права собственности - момент перехода права собственности. Таким образом, в первом случае регистрируется правовое основание, во втором - правовое последствие, при этом оба акта позволяют наглядно дифференцировать обязательственную и вещную составляющие договора купли-продажи;
в) регистрация договора (продажи жилого помещения) имеет отношение к заключению договора, поэтому ее отсутствие влечет его незаключенность. Напротив, регистрация перехода права собственности в любом договоре продажи недвижимости относится к стадии его исполнения, поэтому ее отсутствие связано с его неисполненностью (и ответственностью);
г) несоблюдение требования регистрации договора (продажи жилого помещения) влечет его незаключенность, а если участники тем не менее уже исполнили такой (незаключенный) договор, то преодолению возникших фактических последствий (в виде незаконного владения покупателем жилым помещением и неосновательного обогащения продавца в размере полученной покупной цены) служат виндикационный и кондикционный иски.

В то же время известно общее правило о санации (конвалидации) сделки, суть которого - в следующем. Если от регистрации сделки, совершенной в надлежащей форме (единого письменного документа), уклоняется одна сторона, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки, при этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от регистрации сделки, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой в регистрации сделки. Данный судебный акт не заменяет собой акта регистрации (договора продажи жилого помещения): он заменяет собой волю лица, заключившего договор "наполовину" и не доведшего процедуру его заключения до конца и является основанием для последующей регистрации договора в регистрирующем органе (см. п. 3, 4 ст. 165 ГК). Напротив, несоблюдение сторонами требования регистрации перехода права собственности по договору продажи недвижимости при условии соблюдения ими всех требований, предъявляемых законом к заключению такого договора (в том числе регистрации договора продажи жилого помещения), исключает вопрос о незаконности владения(неосновательности обогащения). А так как основанием возникших последствий в таких случаях является заключенный договор, возникшие последствия будут правовыми (а не фактическими), а значит, для возврата переданного назад, оснований нет. Поэтому коль скоро речь идет о проблеме, возникшей на стадии исполнения договора, закон устанавливает оригинальное (для всякого договора продажи недвижимости) последствие.

Если от регистрации перехода права собственности на недвижимость уклоняется одна сторона, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации перехода права собственности, при этом сторона, необоснованно уклоняющаяся от регистрации перехода права собственности, должна возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой регистрации. Данный судебный акт также не заменяет собой акт регистрации перехода права собственности: он заменяет собой волю контрагента, заключившего договор, но уклоняющегося от регистрации перехода права собственности, и является основанием для последующей регистрации перехода права собственности в регистрирующем органе (см. п. 3 ст. 551 ГК).

Закон не определяет последовательности между передачей объекта недвижимости (и подписанием документа о передаче) и регистрацией перехода права собственности на данный объект (ср. с п. 2 ст. 564 ГК). А поскольку акты передачи и перехода права могут иметь расхождения(тем более если речь идет о недвижимости - см. ст. 223 ГК), можно предположить, что с формальной точки зрения последовательность между передачей и переходом права может быть любой, однако с точки зрения практической покупателю предпочтительнее принять недвижимость (и подписать документ о передаче) прежде, чем состоится переход права собственности.

Исполнение договора продажи недвижимости вплоть до момента государственной регистрации перехода права на соответствующий объект не меняет отношения продавца и покупателя с третьими лицами (см. п. 2 ст. 551 ГК). Это значит, что на всем этапе от момента передачи объекта продавцом покупателю и далее, вплоть до государственной регистрации перехода к покупателю права на данный объект, собственником последнего остается продавец, в то время как покупатель является законным его владельцем, титул которого покоится на заключенном и исполненном (в части передачи) договоре продажи недвижимости. Из правила п. 2 ст. 551 ГК зачастую делают вывод, будто бы ни продавец, уже передавший объект недвижимости покупателю, ни покупатель, еще не ставший его собственником, не вправе распоряжаться данным объектом. Однако согласиться с этим нельзя.

Во-первых, благая идея профилактики так называемых двойных продаж объектов недвижимости, стабильности гражданского оборота и защиты его участников от недобросовестных контрагентов не должны противоречить существующим конструкциям. Между тем в условиях действующего законодательства законное владение объектом недвижимости покупателя само по себе неспособно блокировать правомочие распоряжения данным объектом, принадлежащее собственнику-продавцу, как ничто не мешает самому законному владельцу продать данный объект как будущую вещь, регистрации права на которую он вправе добиваться в судебном порядке (см. п. 2 ст. 455, п. 3 ст. 551 ГК). Именно поэтому, если проданный объект уже передан продавцом покупателю, но переход права собственности еще не зарегистрирован, продажа данного объекта новому покупателю возможна как собственником (продавцом), так и законным владельцем (покупателем), а новая сделка купли-продажи за отсутствием в законе иного будет действительной.

Во-вторых, предположение, будто бы ни продавец, ни покупатель объекта недвижимости после его передачи покупателю и вплоть до государственной регистрации перехода права собственности не вправе распоряжаться данным объектом, порождает странную ситуацию, когда существующее и должным образом формализованное право собственности на объект недвижимости полностью лишено правомочия распоряжения.

4. Оригинальным для § 7 гл. 30 ГК является правило, связанное с качеством отчуждаемой недвижимости. Так, если продавец передал покупателю объект недвижимости, качество которого не соответствует условиям договора, покупатель вправе прибегнуть к общим последствиям передачи товара ненадлежащего качества (см. ст. 475 ГК). При этом: a) они применяются в зависимости от существенности недостатка, который имеет объект недвижимости (ср. п. 1 и 2 ст. 475 ГК); б) при существенности недостатка, который имеет недвижимость, покупатель вправе только отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченных денег, но не вправе требовать замены некачественной недвижимости (см. ст. 557 ГК).

В невозможности такой замены и состоит оригинальность, а объясняется она тем, что объект недвижимости - всегда индивидуально-определенная (а потому юридически незаменимая) вещь. Между тем правило о замене некачественного товара, предусмотренное в ст. 475 ГК при существенном нарушении качества, ориентировано именно на заменимые вещи. Поэтому даже если речь идет не об объекте недвижимости, а о любом другом товаре, характер которого исключает возможность его замены, соответствующее правило ст. 475 ГК не применяется. А поскольку именно об этом вполне определенно оговаривается в п. 3 самой ст. 475 ГК, данная - общая - оговорка лишь получает в ст. 557 ГК дополнительную конкретизацию.

Особенности правового регулирования продажи предприятий. Продажу предприятия регулирует § 8 гл. 30 ГК, и только постольку, поскольку иное не предусмотрено содержащимися в нем правилами, к продаже предприятий применяются правила § 7 гл. 30 ГК (см. п. 2 ст. 549 ГК).

1. Поскольку предприятие - объект комплексный, в контексте его продажи речь всегда идет о комплексном отчуждении имущества, входящего в состав предприятия. В то же время в определении договора продажи предприятия говорится о продаже предприятия в целом, за исключением прав и обязанностей, которые продавец не вправе передавать другим лицам (см. п. 1 ст. 559 ГК). Все это требует следующих уточнений.

Продажа предприятия означает отчуждение одним лицом в собственность другого имущества, которое образует предприятие. За отсутствием прямых запретов предприятие может продаваться и в статичном ("мертвом") состоянии, и в динамичном ("на ходу"). В последнем случае постоянная динамика имущества от момента полной его инвентаризации для заключения договора и вплоть до момента подписания сторонами передаточного акта (см. ст. 561, 563 ГК) требует особого согласования при определении предмета договора.

Однако во всяком случае продажа предприятия отличается от приобретения лицом долей участия (акций) в коммерческой организации. Приобретая доли (паи, акции) и становясь в результате участником соответствующей коммерческой организации, покупатель приобретает только обязательственное право в отношении данной организации (см. абз. 1, 2 п. 2 ст. 48 ГК), но не становится собственником ее имущества, причем даже если в результате совершенной сделки он становится обладателем 100% уставного капитала хозяйственного общества, вопрос о праве собственности можно ставить разве что в отношении соответствующего пакета акций. Напротив, при продаже предприятия происходит смена собственника: право собственности на предприятие переходит от продавца к покупателю. Покупка предприятия гражданином позволяет ему вести соответствующую предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (см. ст. 23 ГК) или внести предприятие как вклад в уставный (складочный) капитал коммерческой организации (и обменять его на участие в ней). Покупка предприятия организацией всегда изменяет состав и структуру ее активов.

Еще более далеки от договора продажи предприятия последствия реорганизации коммерческих юридических лиц (и правопреемства), когда изменения претерпевает прежде всего само юридическое лицо (субъект) - правообладатель предприятия (объекта). Так, при слиянии и присоединении происходит централизация (укрупнение) предприятий, при разделении и выделении - децентрализация (дробление) предприятия, а при преобразовании - предприятие и вовсе сохраняется в условиях изменившейся формы правообладателя (см. ст. 57-59 ГК). Напротив, договор продажи предприятия не связан с обязательным прекращением существующих (возникновением новых) юридических лиц и может вообще не иметь никакого отношения к юридическим лицам (например, договор продажи предприятия между гражданами-предпринимателями).

Продажа государственных (муниципальных) унитарных предприятий (приватизация) и продажа предприятия-должника при банкротстве регулируются особо (см. ст. 27 Закона о приватизации, ст. 110 и гл. 7 Закона о банкротстве).

Кроме того, по договору продажи предприятия последнее отчуждается в целом. Продажу предприятия по частям, разумеется, нельзя исключать. Однако в таком случае обращаться к § 8 гл. 30 ГК можно только при том непременном условии, если отчуждаемая часть сама может рассматриваться в качестве предприятия - т.е. если она обладает признаками имущественного комплекса, способного самостоятельно (без помощи другого имущества) обеспечивать осуществление предпринимательской деятельности. Так, имущественный комплекс, используемый для производства и продажи книжной продукции, можно продать как единое производственно-торговое предприятие или по частям, отделив от типографии книжный магазин. Если продаваемая часть не обладает признаками имущественного комплекса и не способна самостоятельно обеспечивать осуществление предпринимательской деятельности(в том числе при продаже отдельных видов имущества из состава предприятия) правовое регулирование осуществляется за рамками § 8 гл. 30 ГК. К таким сделкам следует применять правила § 7 гл. 30 ГК (если отчуждается входящий в состав предприятия один или несколько объектов недвижимости), другие правила о договоре купли-продажи (в том числе § 3 гл. 30 ГК), а также общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК). Данный вывод подтверждают правила ст. 22 Закона о регистрации, дифференцирующие регистрацию сделок с отдельными объектами недвижимости, входящими в состав предприятия, и прав на данные объекты (см. п. 1), а также сделок с предприятием как имущественным комплексом и прав на предприятие как на комплексный объект (см. п. 2).

В то же время правовой режим имущества продаваемого предприятия неоднороден. Сам закон выделяет в составе предприятия имущество, не подлежащее продаже (т.е. имущество, которое при продаже предприятия подлежит выделению и оставлению у продавца). Закон особо регулирует в составе предприятия две категории прав. Исключительные права на средства индивидуализации предприятия, продукции работ или услуг продавца (коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания), а также права продавца на использование чужих средств индивидуализации переходят к покупателю только по общему правилу (если иное не предусмотрено договором). Это означает, что при желании и согласовании данные права могут быть выделены из состава предприятия и оставлены за продавцом, что не влияет на применимость правил § 8 гл. 30 ГК (см. п. 2 ст. 559 ГК). Права продавца, полученные им на основании разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, по общему правилу (если иное не установлено законодательством) не подлежат передаче покупателю. Следовательно, без соответствующего разрешения в законодательстве такие - личные - права должны быть во всяком случае выделены из состава предприятия и оставлены за продавцом, что также не влияет на применимость правил § 8 гл. 30 ГК (см. п. 3 ст. 559 ГК).

Известно мнение, будто бы видовое своеобразие договора продажи предприятия определяет обязанность продавца ввести покупателя в сферу приобретенного бизнеса. Однако: a) риск организации и ведения бизнеса на базе купленного предприятия за отсутствием иного в законе несет покупатель как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (см. абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК); б) российский закон ничего не говорит о данной обязанности продавца, а немецкий опыт в этом вопросе едва ли чем-то полезен; в) российский закон ничего не говорит об обязанности покупателя продолжать бизнес продавца (исключение могут составить случаи покупки предприятия по конкурсу, условием которого было временное сохранение его профиля - см. ст. 20 Закона о приватизации государственного и муниципального имущества), а поскольку, таким образом, покупка предприятия может преследовать цель немедленного его изменения (перепрофилирования), богатый опыт продавца может попросту оказаться невостребованным.

2. Заключение договора продажи предприятия проходит два этапа - предварительный (преддоговорный) и основной (договорный).

На первом этапе стороны будущего договора должны составить и рассмотреть следующий пакет документов, относящихся к предмету договора: a) акт инвентаризации; б) бухгалтерский баланс; в) заключения независимого аудитора о составе и стоимости предприятия; г) перечень всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований (см. ст. 561 ГК). Значение этих документов состоит в том, что они определяют: a) состав и стоимость имущества, входящего в состав предприятия, подлежащего передаче и, таким образом, содержание передаточного акта (см. абз. 2 п. 2 ст. 561, ст. 563 ГК); б) содержание самого договора продажи предприятия и являются обязательным к нему приложением (см. п. 1 ст. 560, п. 1 ст. 561 ГК).

Собственно заключение договора покоится на уже известном фактическом составе из двух юридических фактов: a) сделки (согласование всех существенных условий договора в письменной форме путем составления одного документа, подписываемого сторонами) и б) административного акта (государственная регистрация договора). Первая стадия оригинальна тем, что единый письменный документ (договор) здесь дополняют документы, собранные в преддоговорный период, - обязательные приложения данного документа (договора) (ср. ч. 1 ст. 550 и п. 1 ст. 560 ГК). Оригинальность второй стадии - в том, что она необходима для всякого договора продажи предприятия, а не для определенной их части (ср. п. 2 ст. 558 и п. 3 ст. 560 ГК).

Но самое оригинальное здесь - в следующем. Несмотря на то что во всяком договоре продажи предприятия и формальная сделка, и ее регистрация - звенья одной цепи, относящиеся к процессу заключения договора и предрешающие его заключенность (что характерно и для договора продажи жилого помещения), к тому же связанные между собой последовательно (сначала - сделка, затем - ее регистрация),в силу прямого указания закона несоблюдение формы договора продажи предприятия влечет его недействительность (см. п. 2 ст. 560 ГК), в то время как с несоблюдением требования регистрации надо, как видно, связывать его незаключенность (см. п. 3 ст. 560 ГК).

3. Принимая во внимание смысл ст. 460 ГК, всякая продажа товара с обременениями - исключение из общего правила. Иное дело - продажа предприятия, в состав которого потенциально могут входить и обычно входят долги (см. абз. 2 п. 2 ст. 132 ГК), а значит, данный специфический товар обременен правами третьих лиц (кредиторов) нередко. По этой причине или уже на преддоговорном этапе, или в период от момента заключения договора продажи предприятия и до момента передачи данного предприятия покупателю та или другая сторона договора должна письменно уведомить всех кредиторов по обязательствам, включенным в состав предприятия, о его продаже. Соответственно кредитор, будучи лицом, управомоченным на удовлетворение своего требования из имущественной массы, входящей в состав предприятия, при отчуждении данной имущественной массы, - лицо заинтересованное.

Именно поэтому он вправе по своему усмотрению: a) письменно санкционировать перевод своего долга с продавца предприятия на покупателя или в течение трех месяцев со дня получения уведомления о продаже предприятия; б) потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства и возмещения продавцом причиненных этим убытков либо в) потребовать признания договора продажи предприятия недействительным полностью или в соответствующей части. Кредитор, не уведомленный о продаже предприятия, вправе предъявить иск, предметом которого является одно из двух этих требований, в течение одного года со дня, когда он узнал или должен был узнать о состоявшейся передаче предприятия (т.е. налицо сокращенный срок исковой давности - см. п. 1 ст. 197 ГК). По долгам, включенным в состав предприятия, которые продавец перевел на покупателя без согласия кредитора, продавец и покупатель отвечают солидарно (см. ст. 562 ГК).

4. Исполнение договора продажи предприятия носит формальный характер. Формальными здесь (как и в § 7 гл. 30 ГК) являются:

a) передача предприятия и б) переход права собственности (см. ст. 563, 564 ГК).

Формальное основание передачи - подписываемый сторонами (а значит, всегда письменный) документ - передаточный акт. Он должен содержать следующие сведения: о составе предприятия; об уведомлении кредиторов о продаже предприятия; о недостатках переданного имущества; перечень непереданного имущества ввиду его утраты. По общему правилу подготовка предприятия к передаче - обязанность продавца, которую он осуществляет за свой счет (см. п. 1 ст. 563 ГК).

Обязанность продавца передать предприятие (в отличие от аналогичной обязанности продавца недвижимости) считается исполненной (а предприятие - переданным) со дня подписания обеими сторонами передаточного акта. С этого же момента на покупателя переходит риск случайной гибели (повреждения) имущества, переданного в составе предприятия, который в отличие от договора продажи недвижимости урегулирован специально (ср. п. 1 ст. 556 и п. 2 ст. 563 ГК). В то же время правило о переходе риска случайной гибели (повреждения) имущества, входящего в состав предприятия, соответствует общему правилу о переходе риска случайной гибели (повреждения) проданного товара: в том и в другом случае этот момент связывается с моментом, когда продавец считается исполнившим обязанность передать имущество (с той лишь разницей, что в договоре продажи предприятия это правило императивно, а в общих положениях о купле-продаже - диспозитивно) (ср. п. 2 ст. 563 и п. 1 ст. 459 ГК).

Формальное основание перехода права собственности на предприятие - государственная регистрация перехода права (см. ст. 564 ГК), которую опять-таки не следует смешивать с регистрацией договора (по причинам, указанным выше применительно к продаже жилых помещений). Поэтому при продаже предприятия (в отличие от продажи недвижимости) во всяком случае имеют место два акта регистрации, один из которых регистрирует сделку (основание), а другой - ее вещный эффект.

Примечательно, что в договоре продажи предприятия (в отличие от продажи недвижимости) закон хотя и диспозитивно, но тем не менее, устанавливает соотношение между передачей предприятия (подписанием передаточного акта) и регистрацией перехода права. Так, по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) переход права подлежит регистрации непосредственно после передачи. Это означает, что: a) подписание передаточного акта обычно предшествует акту регистрации перехода права; б) разрыв между двумя этими актами обычно минимален; в) в самом договоре стороны могут предусмотреть иное, причем как относительно последовательности в данных актах, так и во временном разрыве между ними. Свободу договора в регулировании таких вопросов обеспечивает сам закон, закрепляя следующее правило: если согласно условиям договора продавец сохраняет право на проданное и уже переданное покупателю предприятие вплоть до его оплаты покупателем или до наступления иных обстоятельств, покупатель (который в такой ситуации является только владельцем предприятия) вправе до перехода к нему права собственности распоряжаться имуществом и правами, входящими в состав предприятия, в той мере, в какой это необходимо для целей приобретения предприятия (см. ст. 564 ГК).

5. Наконец, § 8 гл. 30 ГК особо регулирует применение санкций в отношении продавца и покупателя предприятия. Так, если в составе предприятия продавец передает обязательства, исполнение которых покупателем невозможно из-за отсутствия у него разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, такая передача не освобождает продавца, имеющего необходимое разрешение (лицензию), от исполнения соответствующих обязательств перед кредиторами, причем за их неисполнение стороны договора продажи предприятия отвечают солидарно (см. п. 3 ст. 559 ГК). Другой пример - особенность санкций за передачу предприятия с недостатками, суть которых - в следующем (см. ст. 565 ГК).

Недостатки имущества в составе предприятия, а также его отсутствие вследствие утраты, отраженные в передаточном акте, дают покупателю право требовать только соразмерного уменьшения цены: возможность применения иных санкций должен предусматривать договор. Однако продавец, получивший от покупателя уведомление о недостатках (отсутствии) имущества, переданного в составе предприятия, вправе оперативно (без промедления) заменить некачественное (предоставить недостающее) имущество (см. п. 2, 4).

Передача в составе предприятия долгов (обязательств) продавца, не указанных в договоре о продаже предприятия или в передаточном акте, дают покупателю право требовать уменьшения цены, если продавец не докажет, что покупатель знал о таких долгах (обязательствах) во время заключения договора и передачи предприятия (см. п. 3).

В остальном последствия передачи предприятия с недостатками его состава (в том числе качества) регулируют общие положения о купле-продаже (см. п. 1 ст. 565 ГК). При этом свобода обращения к § 1 гл. 30 ГК здесь как будто бы ограничена вполне определенным указанием - какие именно общие правила подлежат применению. В самом деле законодатель ограничивается упоминанием только тех общих правил, которые посвящены: a) обязанности продавца передать товар свободным от прав третьих лиц и последствиям ее неисполнения (ст. 460-462 ГК); б) последствиям нарушения продавцом условий о количестве переданного товара (см. ст. 466 ГК); в) качеству товара и последствиям его нарушения продавцом (см. ст. 469, 475 ГК); г) комплекту товаров (см. ст. 479 ГК). К тому же эти правила могут применяться, только если иное не вытекает из договора.

Между тем возможность применения к рассматриваемым отношениям положений § 1 гл. 30 ГК, не названных в п. 1 ст. 565 ГК (например, об ассортименте или комплектности), едва ли следует исключить в принципе. Прежде всего нельзя забывать о существовании более общего правила п. 5 ст. 454 ГК, которое в п. 1 ст. 565 ГК лишь конкретизируется на уровне отдельного вида договора купли-продажи. Кроме того, предположение об исчерпывающем перечне общих положений о купле-продаже, подлежащих применению к отношениям по продаже предприятий, чревато пробелом, а в результате - обращением все к тем же общим положениям, но уже в порядке аналогии закона (см. п. 1 ст. 6 ГК).

Особое правило в ст. 565 ГК установлено на случай, если: a) недостатки предприятия существенны (т.е. предприятие непригодно для целей использования, названных в договоре, и эти недостатки не устранены продавцом или их устранение невозможно) и б) продавец отвечает за эти недостатки (см. п. 5). При наличии этих двух условий покупатель вправе в судебном порядке требовать расторжения или изменения договора и возврата исполненного сторонами (см. п. 5 ст. 565 ГК). Существование в рамках ст. 565 ГК, с одной стороны, п. 2-4 (упоминаемых в п. 1) с другой, - автономного п. 5 обеспечивает дифференциацию несущественных и существенных недостатков предприятия (и последствий этого). Кроме того, п. 5 ст. 565 ГК, посвященный существенным недостаткам, как и ст. 557 ГК (и по той же причине), исключает возможность предъявления покупателем требования о замене (некачественного предприятия).

И последний пример. С особенностью предприятия как объекта гражданских прав (в том числе с наличием кредиторов) непосредственно связано следующее правило. Две категории норм - a) общегражданские нормы о последствиях недействительности сделок и б) различные нормы об изменении или расторжении договора купли-продажи (см. соответственно § 2 гл. 9 и § 1, 8 гл. 30 ГК) - при том условии, если они влекут возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной или с обеих сторон договора продажи предприятия (в том числе реституция - см. п. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 169, п. 2 ст. 179 ГК, см. также п. 2 ст. 489, ч. 2 ст. 491, п. 5 ст. 565 ГК), имеют в рамках договора продажи предприятия ограниченное применение. Данные правила применяются здесь с оговоркой, т.е. не всегда, а только если их применение: a) существенно не нарушит прав и охраняемых законом интересов кредиторов продавца и покупателя предприятия, а также других заинтересованных лиц (например, потребителей); б) не вступит в противоречие с общественными интересами (см. ст. 566, ср. со ст. 663 ГК).

Таким образом, суду, прежде чем вынести решение о применении указанных последствий, надлежит исследовать вопрос о том, не пострадают ли в результате (причем не вообще, а именно существенно) так или иначе связанные с продавцом и покупателем предприятия третьи (заинтересованные) лица, а также не будет ли это противоречить публичному порядку. При положительном решении любого из этих вопросов применять указанные общие последствия нельзя.

Договор мены

Договор мены и квалифицирующие его признаки. Натуральный тип хозяйствования, при котором все необходимое для обеспечения жизни производится и потребляется в рамках одного отдельно взятого хозяйства, не был связан с обменными процессами. Важнейшим признаком перехода от натурального хозяйства к рынку стал примитивный товарный обмен, а его правовой формой - договор мены (лат. permutatio) - предшественник договора купли-продажи.

Современный договор мены, помещенный в отдельную главу ГК, - самостоятельный договорный тип. В то же время: a) конструкция договора мены (в отличие от купли-продажи) не имеет внутренней разбивки на виды, а гл. 31 ГК - на параграфы; б) к отношениям из договора мены применяются правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам гл. 31 ГК и существу мены (см. п. 2 ст. 567 ГК), что позволяет сделать вывод о значительной близости между данными отношениями и опосредующими их договорными формами.

По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (п. 1 ст. 567 ГК). Формальное обращение к данному определению позволяет сделать вывод, что договор мены (как и купли-продажи) является: a) взаимным (каждая сторона здесь, по крайней мере, имеет обязанности передать товар во владение своему контрагенту и перенести на него право собственности); б) возмездным (договор мены, как следует из самого его названия и определения, носит обменный характер и покоится на двух встречных предоставлениях); в) консенсуальным (каждая сторона здесь не передает, а обязуется передать товар). Из приведенного определения можно выделить и квалифицирующие данный договор признаки, которые, как видно, и предрешили признание его самостоятельным договорным типом, а вслед за этим - и обособление в отдельную главу. Отношения мены - отношения натурального обмена, охватываемые формулой "товар - товар", поэтому договор мены имеет два сопряженных между собой квалифицирующих признака - характер возмездности и предмет договора.

1. Предмет договора мены согласно п. 1 ст. 567 ГК - два товара. Товар и его количество, подлежащие передаче той и другой стороной договора мены, - существенное его условие. При невозможности определить наименование или количество товара, подлежащего передаче одной из сторон, договор мены считается незаключенным (см. п. 2 Обзора практики по договору мены).

Предмет договора мены - обычно движимые и недвижимые вещи - т.е. предметы материального мира, которые участники гражданского оборота по разным причинам выменивают друг у друга, а не приобретают в торговых организациях за деньги.

Предметом договора мены могут быть деньги, если они не выполняют платежную функцию. Национальная валюта (российский рубль) - предмет договора мены в разменных сделках. Дело в том, что при размене (купюр одного достоинства на другие) деньги с той и с другой стороны выполняют не платежную, а разменную функцию, поэтому являются не деньгами, а товаром, а соответствующие отношения охватываются договором мены. Не случайно, что в п. 4 ст. 498 ГК говорится прямо: "В случаях, когда автомат используется для размена денег, приобретения знаков оплаты или обмена валюты, применяются правила о розничной купле-продаже, если иное не вытекает из существа обязательства".

Эксклюзивные монеты, выпущенные ЦБ РФ к определенным датам, могут использоваться как средство платежа по номиналу (в том числе за товары по договору купли-продажи). Однако поскольку действительная(рыночная) их стоимость не идет ни в какое сравнение с их номиналом (да и банки именно продают такие монеты по цене, существенно превышающей номинал), в гражданском обороте такие монеты выступают не как средство платежа, а именно как товар, а их передача за другой товар охватывается договором мены. Деньги, вышедшие из употребления (старые и старинные монеты), лишены платежного свойства, а потому являются не деньгами, а товаром, а их передача за другой товар охватывается договором мены.

Наконец, денежные средства других государств (иностранная валюта - см. ст. 141 ГК) на территории Российской Федерации являются не платежным средством, а особым товаром (см. п. 1 ст. 140, ст. 317, п. 2 ст. 454 ГК), который к тому же подпадает под действие специального законодательства, а потому приобретение иностранной валюты (товара) за рубли (деньги) охватывается договором купли-продажи. Соответственно передача иностранной валюты (товара) в обмен на другой товар охватывается договором мены, исключение составляют лишь те случаи, когда иностранная валюта выступает в качестве не товара, а платежного средства (денег) (см. п. 2 ст. 140, п. 3 ст. 317 ГК).

Ценные бумаги могут быть предметом договора мены с одной или с обеих сторон. Ценные бумаги, хотя бы и имеющие номинальную стоимость и удостоверяющие права на денежные средства (которые, как известно, переходят вместе с передачей бумаги - см. ст. 142 ГК), являются не платежным средством, а товаром, поэтому их передача за деньги охватывается договором купли-продажи (см. п. 2 ст. 454 ГК), а их передача за другой товар - договором мены. А поскольку номинал ценной бумаги и ее действительная стоимость - не всегда совпадающие явления, обмен бумаг разного номинала сам по себе не свидетельствует о неравноценности обмениваемых товаров (см. п. 2 ст. 568 ГК): без соответствующего соглашения формальное различие между обмениваемыми бумагами значения не имеет, бумаги предполагаются равноценными в силу общего правила п. 1 ст. 568 ГК (см. п. 7, 8 Обзора практики по договору мены).

Имущественные права можно рассматривать в контексте предмета договора мены постольку, поскольку к ним могут применяться общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК) и с учетом тех же двух оговорок: если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (см. п. 4 ст. 454 ГК). Поэтому сказанное выше в контексте возможности продажи имущественных прав надлежит распространить и на договор мены, добавив при этом, что в договоре мены, опосредующем натуральный (товарный) обмен, имущественные права могут быть предоставлением как одной стороны, так и обеих сторон.

Особый случай обменной сделки с имущественными правами (и сопряженными с ними обязанностями) - обмен нанимателями жилых помещений, предоставленных им по договору социального найма, - т.е. сделка, предметом которой являются не сами жилые помещения, а комплекс имущественных прав и обязанностей, возникающих в отношении их из договора социального найма (см. ст. 60, 67, 72 ЖК). Ограничения на совершение таких сделок предусматривает ст. 73 ЖК. Жилищный кодекс, однако, не регулирует сделки, в которых жилое помещение по договору социального найма обменивается на жилое помещение, принадлежащее на праве собственности (т.е. сделки обмена-мены, когда участниками договора являются наниматель и собственник, а предметом - право пользования вещью и вещь), а их регулирование гл. 31 ГК и в самом деле сомнительно потому, что по договору социального найма наниматель имеет не только права, но и обязанности (см. п. 3, 4 ст. 67 ЖК), которые как раз и препятствуют совершению договора мены - возмездной сделки по отчуждению. Такие сделки обычно отрицают, ссылаясь на то, что закон не предусматривает за нанимателем прямо иных отчуждательных сделок, кроме обмена.

Между тем одно дело - возможность или невозможность существования такой сделки в принципе, другое - особенности ее юридической квалификации. Очевидно, что: a) в условиях свободного осуществления гражданских прав и свободы договора (см. ст. 1, 9, 421 ГК) непоименованная сделка "обмена-мены" хотя прямо и не предусмотрена, но и не запрещена (ср. с п. 4 ст. 100 ЖК); б) по сути такая сделка лишена чего-либо предосудительного: наниматель имеет право как на обмен жилого помещения, так и на его приватизацию, поэтому задуманный обмен-мену наниматель и собственник могут осуществить в конечном счете, хотя бы для этого и пришлось прежде приватизировать нанимаемое жилое помещение (и уравнять тем самым статус участников сделки и правовой режим обмениваемого имущества); в) обязанности из договора социального найма могут быть переведены согласно ст. 391, 392 ГК (другое дело, что наймодатель может блокировать такой перевод - см. п. 1 ст. 391 ГК, но он может блокировать и обмен жилыми помещениями - см. ст. 74 ЖК). С учетом этого смешанный договор, объединяющий элементы обмена, перевода долга, с одной стороны, и мены - с другой, исключать нельзя.

Действия участников гражданского оборота в виде выполнения работ или оказания услуг как объекты гражданских прав (см. ст. 128 ГК) лежат за рамками конструкции мены. Так, если обязанности одного лица передать товар противопоставлена обязанность другого лица выполнить работу (оказать услугу) - налицо смешанный договор (см. п. 3 ст. 421 ГК), объединяющий элементы мены (гл. 31 ГК), с одной стороны, подряда (гл. 37 ГК) или возмездного оказания услуг - с другой (гл. 39 ГК). Из этого же исходит и арбитражная практика (см. п. 1 Обзора практики по договору мены).

Впрочем, этот вывод справедлив только в рамках внутреннего (национального) оборота: Закон об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности (см. п. 3 ст. 2, а также гл. 10) стоит на иной - более широкой - позиции, понимая под внешнеторговой бартерной сделкой всякую сделку по обмену товарами, услугами, работами, интеллектуальной собственностью (в том числе сделку, которая наряду с указанным обменом предусматривает использование при ее осуществлении денежных и (или) иных платежных средств), совершаемую при осуществлении внешнеторговой деятельности.

2. По договору мены каждая сторона обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (см. п. 1 ст. 567 ГК). Поэтому в данном договоре имеют место двойная передача товара и взаимный переход права собственности (на что и ориентировано специальное правило ст. 570 ГК). Если из двух товаров, передаваемых в порядке встречного предоставления, только один передается в собственность, а другой - во временное владение и пользование (или во временное пользование), имеет место не договор мены, а договор аренды, предмет которого - товар, передаваемый во временное владение и пользование (или во временное пользование), тогда как товар, передаваемый в собственность, - арендная плата (см. подп. 4 п. 2 ст. 614 ГК). В то же время правило п. 1 ст. 567 ГК об обоюдной передаче участниками договора мены товаров в собственность выступает в качестве общего правила, не вызывает сомнений и не требует оговорок, только если предметом договора мены с той и с другой стороны являются вещи - предметы материального мира.

3. Договор мены опосредует отношения по товарному обмену, при этом обмениваемые товары по общему правилу (если иное не предусмотрено в договоре) предполагаются равноценными (см. п. 1 ст. 568 ГК). Учитывая эти два обстоятельства (товарный характер обмена и равноценность обмениваемых товаров), специфическая черта договора мены - усиление (удвоение) предмета договора и отсутствие за счет этого в данном договоре цены. Последнее исключает и необходимость ее обсуждения даже в тех случаях, когда это, казалось бы, необходимо (ср. со ст. 555 ГК).

В самом деле, в таких случаях нет оснований обращаться к правилам ст. 555 ГК потому, что это противоречит товарному существу договора мены (см. п. 2 ст. 567 ГК). И только если сам договор признает неравноценность обмениваемых товаров, возникает вопрос о более дорогом и более дешевом товаре, о разнице в цене, а значит, и о самой цене (см. п. 2 ст. 568 ГК). И только в таких случаях для обеспечения экономического баланса между обмениваемыми товарами с юридической точки зрения возникает необходимость прибегнуть к оценке обмениваемых товаров и к деньгам.

Таким образом, юридическая особенность денег в договоре мены (по сравнению с куплей-продажей) состоит в следующем (см. ст. 568 ГК):
вопрос о деньгах возникает здесь не в рамках общего правила, а в рамках исключения и всецело зависит от соглашения сторон;
деньги выполняют здесь функцию не оплаты (за товар), а доплаты (за более дешевый товар при его обмене на более дорогой);
законодатель не регулирует вопрос о соотношении между стоимостью более дешевого товара и доплатой за него (и соответственно о возможном и допустимом для договора мены расхождении между этими явлениями), однако известно вполне справедливое мнение, что доплата за товар должна быть гораздо меньше его стоимости, так как иное чревато трансформацией договора мены в куплю-продажу.

Предположение о равноценности обмениваемых товаров действует как общее правило (см. п. 1 ст. 568 ГК), а потому распространяется в том числе и на те случаи, когда обмениваемые товары объективно и явно отличаются друг от друга по стоимости. Поэтому даже при бесспорности того факта, что обмениваемые товары неравноценны по стоимости, в рамках конкретного договора (его участников и их субъективных интересов) действует общая презумпция их равноценности.

В самом деле: a) если бы вопрос о цене обмениваемых товаров был для участников существенным, они прибегли бы к соответствующей доплате за более дешевый товар, использовав правило п. 2 ст. 568 ГК; б) презумпция равноценности обмениваемых товаров (как и тот факт, что стороны не воспользовались правилом п. 2 ст. 568 ГК) является опровержимой и может быть опровергнута, причем с различными для участников договора мены последствиями (см., в частности, ст. 178, 179 ГК).

Особенности правового регулирования отношений мены. 1. Суть оригинальных правил гл. 31 ГК сводится к следующему.

По общему правилу (если иное не предусмотрено договором) расходы по передаче товара (в частности, связанные с его доставкой) несет передающая сторона, а по его принятию - принимающая, так как передача и принятие товара входят в круг их обязанностей (см. п. 1 ст. 568 ГК).

Сторона, передающая более дешевый товар, должна в случаях, предусмотренных договором, внести соответствующую доплату (разницу в ценах) непосредственно до или после исполнения ею обязанности по передаче данного товара. Правило о минимальном разрыве между актами передачи более дешевого товара и доплатой за него установлено в качестве общего и действует, если иное не предусмотрено договором (см. п. 2 ст. 568 ГК). Это значит, что по договору доплата за более дешевый товар для соответствующей стороны может быть установлена в виде предоплаты или кредитования, в том числе рассрочки платежа (см. ст. 487-489 ГК).

Если в договоре мены сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают, к исполнению обязательства передать товар той стороной, которая передает его последней, применяются правила о встречном исполнении обязательства (см. ст. 569 ГК). Следовательно, при указанных в п. 2 ст. 328 ГК обстоятельствах такая сторона вправе приостановить встречную передачу товара либо отказаться от его передачи (полностью или в соответствующей части) и потребовать возмещения убытков. А если встречная передача тем не менее состоялось, сторона, которая должна была исполнять договор первой и нарушившая данный договор, должна предоставить необходимое исполнение (см. п. 3 ст. 328 ГК).

Как известно, по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи (см. п. 1 ст. 223 ГК). Из этого общего правила ст. 570 ГК формулирует исключение: по договору мены право собственности возникает не на отдельной стороне и не в момент передачи ей товара другой стороной (и соответственно наоборот), а одновременно на обеих сторонах договора после исполнения ими обязательств передать соответствующие товары. Это значит, что в договоре мены закон: a) предусматривает единый (консолидированный) переход права собственности для обоих участников данного договора; б) устанавливает общий момент такого перехода, при этом в) при разрыве между актами передачи товаров переход права собственности определяется по последней (второй) передаче. Данное правило, будучи исключением из общего правила п. 1 ст. 223 ГК, само сформулировано в качестве общего и действует, если иное не предусмотрено законом или договором (см. ст. 570 ГК).

Это значит, что стороны могут определить момент перехода права собственности иначе. Так, они могут: a) сохранить единый (консолидированный) переход права собственности, но могут и отделить друг от друга переход права собственности на один и на другой товар; б) в рамках того или другого подхода приурочить момент перехода права собственности к моменту заключения договора (при условии, если на этот момент товар индивидуализирован) или к любому другому моменту (но не ранее момента индивидуализации товара).

Как бы там ни было, оригинальное правило ст. 570 ГК посвящено движимому имуществу. Дело в том, что, если предметом договора мены с одной и другой стороны является недвижимость, право собственности на каждый объект недвижимости в отдельности переходит в момент государственной регистрации такого перехода (см. п. 2 ст. 223, ст. 551 ГК, которые как раз и формулируют то самое легальное исключение, о котором говорится в ст. 570 ГК). Если же объект недвижимости обменивается на движимое имущество, право собственности на объект недвижимости опять-таки переходит в момент его государственной регистрации, тогда как в отношении движимого имущества - определяется согласно ст. 570 ГК по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) по последней (второй) передаче (при этом передача объекта недвижимости должна отвечать требованиям п. 1 ст. 556 и п. 2 ст. 563 ГК). Надлежит подчеркнуть, что при обмене объекта недвижимости на движимое имущество и определении момента переход права собственности на движимое имущество речь идет именно о последней (второй) передаче: согласно ст. 570 ГК переход права собственности на движимое имущество не обусловлен возникновением права собственности на недвижимость (и не связан с соответствующим актом государственной регистрации), напротив, ст. 570 ГК вполне определенно связывает переход права собственности на обмениваемые товары с актом последней передачи (т.е. с явлением обязательственного порядка), тогда как регистрация перехода права собственности на недвижимость - суть вещно-правовой эффект.

Наконец, если у покупателя(по договору купли-продажи) товар впоследствии изымается третьими лицами (эвикция), покупатель может предъявить продавцу только иск о возмещении убытков: предъявление другого иска в условиях, когда продавец получает от покупателя деньги, попросту исключено (см. п. 1 ст. 461 ГК). Напротив, при изъятии третьими лицами товара, приобретенного по договору мены, лицо, лишившееся товара, вправе предъявить к своему контрагенту по своему усмотрению иск о возврате товара и (или) о возмещении убытков, что производно от существа договора мены (см. ст. 571 ГК).

2. В остальном к отношениям из договора мены применяются правила о купле-продаже (см. п. 2 ст. 567 ГК). Вот лишь один пример. Поскольку в гл. 31 ГК на фоне специального правила о переходе права собственности на обмениваемые товары нет специального правила о переходе риска случайной гибели (повреждения) товара, согласно п. 2 ст. 567 ГК вопрос о риске в договоре мены подчиняется правилам, существующим на этот счет в договоре купли-продажи. Но именно по этой причине: a) в договоре мены переход риска в отличие от перехода права собственности (на обмениваемые товары) не может покоиться на едином (консолидированном) принципе - риск является раздельным и переходит на каждый обмениваемый товар в отдельности; б) моменты перехода риска на обмениваемые товары могут совпадать, но при этом совпадают не всегда, поскольку переход риска на каждый товар по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) связывается с моментом, когда соответствующая сторона считается исполнившей свою обязанность по передаче товара другой стороне (см. п. 1 ст. 459 ГК).

Именно поэтому сторона, получившая товар первой, будет, как правило, нести риск его случайной гибели (повреждения), но при этом не будет его собственником, она же будет иметь право собственности и нести риск в отношении того товара, который пока находится у нее и только подлежит передаче другой стороне. Это означает, что на той стороне договора мены, которая получает товар первой, в момент такого получения сосредоточиваются одновременно одно право собственности (на еще не переданный ею товар другой стороне) и два риска (на еще не переданный и уже полученный товар). Соответственно, другая сторона, обычно продолжает оставаться собственником переданного ею товара вплоть до передачи ей товара первой стороной.