Финансовое право (Крохина Ю.А., 2011)

Финансово-правовая ответственность

Финансово-правовой конфликт: понятие и процедуры преодоления

Финансовое право, подобно любой правовой общности, представляет собой совокупность взаимосвязанных правовых норм, закрепляющих и регулирующих особый круг общественных отношений.

Отношения и общественные связи, возникающие между частными и публичными субъектами в процессе финансовой деятельности государства и местного самоуправления, носят многоаспектный, комплексный характер и по своему социальному, политическому и правовому содержанию изначально конфликтны.

Правовая конфликтология — явление относительно новое в российской юридической науке. Вместе с тем правоприменительная деятельность свидетельствует о высокой степени актуальности разработки и легализации многих основополагающих категорий юридического конфликта, отграничения его от смежных правовых категорий. Ежедневная необходимость преодолевания юридических конфликтов в сфере финансовой деятельности обусловила их изучение и правовую регламентацию.

Финансово-правовые конфликты нередко прямо связаны с отрицательным последствием существующих юридических противоречий.

По мнению некоторых ученых, юридические противоречия выражаются в разном правопонимании, в столкновении правовых актов, в неправомерных действиях государственных, межгосударственных и общественных структур, в притязаниях и действиях по изменению существующего правопорядка.

Противоречия в финансово-правовой сфере не всегда влекут возникновение конфликтных ситуаций. Своевременное выявление противоречий, прогнозирование их развития способствуют совершенствованию финансового законодательства. Тем не менее само наличие и изначальная возможность противоречий перерасти в юридические конфликты обусловливают необходимость императивного воздействия государства на поведение определенных субъектов финансового права. При надлежащем выполнении подчиненными субъектами возложенных на них финансово- правовых обязанностей и соответствующей реализации государством (муниципальным образованием) еврей финансовой компетенции противоречие не перерастет в конфликт, поскольку адекватно выбранные правовые средства будут поддерживать необходимый уровень финансовой дисциплины. Юридический конфликт в финансовой сфере возникнет при наличии двух условий: нежелании одной стороны следовать правовым предписаниям и несогласии другой стороны с правовым нигилизмом контрагента.

Финансово-правовой конфликт — это противоборство субъектов финансовых правоотношений, возникающее при осуществлении финансовой деятельности государства или муниципальных образований.

Юридический конфликт в финансовой сфере возможно определить и через правоотношение, т. е. рассматривать как конфликтное финансовое правоотношение, участники которого имеют разные интересы и находятся в состоянии противоборства относительно их реализации.

Многие финансово-правовые конфликты носят системный характер и обусловлены реализацией конституционных принципов формирования демократического правового социального государства.

Реализация основополагающих идей Конституции РФ представляет собой сложный процесс совершенствования системы экономических, социальных, политических, правовых отношений на всех уровнях их проявления — как государственном, муниципальном уровнях, так и на уровне проявления личных интересов человека. Это означает, что при разрешении финансово-правовых конфликтов государство должно стремиться к балансу интересов личности, общества и государства. Важнейшее место среди способов достижения такого баланса занимают правовые средства.

По своей сущности финансово-правовой конфликт имеет юридические свойства, поэтому финансовое законодательство должно предусматривать наличие юридических процедур его завершения (преодоления, разрешения). Юридическое вмешательство в финансовые конфликты необходимо и в силу специфики имущественной сферы их возникновения, сочетающей и отражающей публичные и частные интересы. Свободное перемещение финансовых средств, равенство всех форм собственности, а также признание частных и публичных интересов составляют элементы конституционного строя. Следствием конституционного признания названных отношений является законодательный поиск оптимальных способов преодоления финансово-правовых конфликтов.

Реализация финансово-правовых норм сопровождается огромным количеством юридических конфликтов, вызванных различными причинами. Вместе с тем процесс совершенствования системы финансового законодательства не может до конца устранить коллизии правовых норм или противоречия между отдельными правовыми актами. Более того, стремление государства увеличить объем публичной финансовой деятельности и, как следствие, закономерная реакция частного субъекта максимально сохранить свою собственность неизбежно будут порождать правореализационные споры. Урегулировать разногласия или максимально нейтрализовать их негативные последствия возможно посредством использования механизма разрешения юридических конфликтов.

Механизм разрешения финансово-правовых конфликтов — это система взаимосогласованных правовых процедур (средств, способов), позволяющая выявить причины конфликта, осуществить его формализацию и идентификацию, принять адекватные меры по разрешению и последующему предотвращению противоборства субъектов финансового права.

Сферой возникновения финансово-правовых конфликтов являются общественные отношения, складывающиеся в процессе финансовой деятельности государства и муниципальных образований.

Результатом возникшего противоборства сторон становится конфликтное финансовое правоотношение, отличающееся от позитивного финансового правоотношения противоречивыми интересами сторон. Однако наличие противоположных (а иногда и антагонистических) интересов у субъектов финансовых правоотношений еще не означает трансформации общественной связи между ними в юридический конфликт. Финансово-правовой конфликт будет иметь место лишь при возникшем противоборстве субъектов, т. е. при осуществлении обеими сторонами «разновекторных» деяний (действий или бездействия).

Объективная сторона финансово-правового конфликта выражается в форме действий или бездействия, основным мотивом совершения которых выступает нежелание соблюдать права и интересы противоположного субъекта. Следовательно, основой применения правовых процедур, направленных на разрешение финансово-правового конфликта будет выступать сложный юридический состав — совокупность юридических фактов в виде действий сторон конфликтных финансовых правоотношений или неправомерного бездействия одной из сторон.

Подобно самому юридическому конфликту в финансовой сфере механизм его правового регулирования не является статическим и состоит из определенных элементов. Важнейшим атрибутом здесь выступают процедуры разрешения финансово-правовых конфликтов, сопровождающие завершающую стадию противоборства и в концентрированном виде отражающие эффективность влияния права на общественные отношения в финансовой сфере. Наличие юридических процедур должно быть одним из основных элементов правового режима финансово-правового конфликта, поскольку без их наличия большинство финансовых правоотношений не будут иметь гарантии осуществления, а возникшие финансово-правовые споры не получат механизма правовой реализации.

Противоположность имущественных интересов субъектов финансового права, их дифференцированное отношение к публичной финансовой деятельности, видовое и количественное многообразие объектов финансово-правового регулирования придают финансово-правовым конфликтам различные характер и мотивацию.

Видовое многообразие финансово-правовых конфликтов предполагает выработку оптимальных правовых средств, предназначенных для устранения противоборства сторон. Существенное значение в решении данного вопроса имеет классификация финансово-правовых конфликтов по различным основаниям, в частности: по видам субъектов — конфликт между территориальными, коллективными или частными (индивидуальными) субъектами финансовых правоотношений. Межсубъектные финансово-правовые конфликты остро проявляются в бюджетных отношениях, отношениях в процессе осуществления финансового контроля, валютного регулирования и др.; по видам общественных отношений, регулируемых финансовым правом, — конфликт в сфере налоговых, бюджетных, денежно- кредитных, валютных и иных отношений.

Соответственно имеющимся особенностям каждый вид финансово- правового конфликта требует адекватного механизма правового регулирования, неотъемлемым элементом которого выступают особые правовые средства (процедуры) его разрешения.

Общей теорией права на основе достижений социологических наук выработаны два способа разрешения юридических конфликтов: разрешение конфликта самими участниками и разрешение конфликта посредством вмешательства третьей стороны.

В качестве процедур преодоления противоборства сторон различные отрасли права используют неформальные средства (переговоры, посредничество, обращение к арбитру) и юридические средства (использование ветвями власти механизма сдержек и противовесов, согласительные процедуры, судебное рассмотрение).

Механизм разрешения финансово-правовых конфликтов имеет определенные особенности, отражающие приоритет властного правового воздействия на финансовые отношения и их публичный характер. Потенциально стороны финансово-правового конфликта имеют возможность урегулировать возникшее противоборство неформальными процедурами, однако участие государства или муниципального образования в качестве обязательного субъекта финансового правоотношения в совокупности с преимущественно императивным методом правового регулирования не позволяет говорить о широком использовании и высокой эффективности перечисленных мер.

В современных условиях финансовой деятельности государства и муниципальных образований наибольшее значение имеют юридические средства разрешения финансово-правовых конфликтов.

Необходимо отметить, что эти процедуры нормативно закреплены Конституцией РФ, которая легализовала возможность противоборства различных субъектов права и, как следствие, предусмотрела правовые средства разрешения конфликтов (см., например, ст. 35, 57,105 и др.). Финансовое право, как и любая другая отрасль права, имеет конституционные основы, поэтому разрешение финансово-правовых конфликтов осуществляется на основе конституционно предусмотренных процедур, особенности и порядок применения которых детализируются финансовым законодательством.

Процедура разрешения финансово-правового конфликта — это нормативно установленный порядок последовательно совершаемых действий уполномоченных субъектов финансового права в целях прекращения конфликтного финансового правоотношения.

Правовые средства, используемые в механизме регулирования юридических конфликтов, выполняют различные функции, отражающие динамику противоборства сторон. Функциональные особенности позволяют классифицировать такие процедуры следующим образом: процедуры, оказывающие позитивное регулирование (направленные на создание и поддержание в помощью правовых норм оптимального сочетания, гармонизации противоречивых сторон конфликта); процедуры, направленные на постепенное преодоление различий между сторонами конфликта (установление поощрительных, обязывающих норм и т. д.); процедуры, устанавливающие правовой режим запрета на конфликты, проявляющиеся в антиобщественных действиях.

Рассмотренное обобщение правовых средств универсально отражает основное предназначение права — регулировать и охранять общественные отношения. Следовательно, для классификации процедур, предназначенных для регулирования финансово-правовых конфликтов, функциональная специфика наиболее приемлема.

Поскольку обязательным участником финансовых правоотношений, а следовательно, и стороной финансово-правового конфликта выступает государство или муниципальное образование, то одной из процедур разрешения конфликтных ситуаций является механизм сдержек и противовесов, предусматривающий возможность предотвращения и разрешения конфликтных ситуаций между ветвями власти. В механизме разрешения финансово-правовых конфликтов этот способ наиболее применим к бюджетным правоотношениям, так как их участниками выступают представительная и исполнительная ветви государственной власти всех уровней, органы местного самоуправления, а также судебная система.

Например, в соответствии с БК РФ Государственной Думе предоставляется право вернуть проект федерального бюджета на очередной финансовый год в Правительство РФ на доработку (ст. 202); при повторном отклонении проекта федерального закона о федеральном бюджете Государственная Дума обязана поставить вопрос о доверии Правительству РФ (ст. 203); Государственная Дума имеет право принять решение об отклонении отчета об исполнении федерального бюджета (п. 3 ст. 279).

Механизм сдержек и противовесов используется и для разрешения бюджетно-правовых конфликтов, возникших между Президентом РФ и парламентом (согласно ст. 210 БК РФ Президент РФ имеет право отклонить федеральный закон о федеральном бюджете, принятый Федеральным Собранием РФ).

Разрешение финансово-правовых конфликтов процедурами, обусловленными конституционным принципом разделения властей (ст. 10 Конституции РФ), находит концентрированное выражение в бюджетном процессе. Учитывая политическую напряженность бюджетного процесса, объективно обусловленную участием в нем всех ветвей власти, взаимным бюджетным контролем за правотворческой и правореализационной финансовой деятельностью представительных и исполнительных органов, а также особенностями правового положения судебной ветви власти в

системе бюджетных отношений, БК РФ использует возможность разрешения финансовых конфликтов с привлечением всех ветвей власти. Например, на стадии рассмотрения и утверждения федерального бюджета возможно разногласие Федерального Собрания РФ, Конституционного Суда РФ или иных органов федеральной судебной системы с Правительством РФ (Министерством финансов РФ) по поводу составления последним смет расходов (ведомственных бюджетов) соответствующих органов.

Предусмотренные БК РФ процедуры преодоления возникших разногласий подчеркивают важность политико-правового компромисса между органами власти относительно распределения государственных денежных средств на обеспечение их деятельности.

Завершающей и одновременно наиболее конфликтной стадией бюджетного процесса является рассмотрение Государственной Думой отчета об исполнении федерального бюджета. Законодательно регламентированный процесс подготовки к рассмотрению федерального закона об исполнении федерального бюджета предусматривает различные процедуры разрешения финансовых конфликтов, возникающих между исполнительной ветвью власти (подготавливающей отчет об исполнении бюджета) и представительной (осуществляющей внешний аудит этого отчета). Однако полноценная реализация принципа разделения властей, находя должное проявление в бюджетном праве, предполагает участие и судебной власти в рассмотрении отчета об исполнении бюджета.

Анализ преломления конституционного принципа разделения властей в процедуру разрешения финансово-правовых конфликтов позволяет сделать вывод о стремлении законодателя к первоначальному разрешению возникших разногласий самими ветвями власти. На примере бюджетного процесса видно, что роль арбитра между конфликтующими сторонами отводится, как правило, законодательному (представительному) органу. Даже в тех конфликтных ситуациях, когда одной из противоборствующих сторон является Федеральное Собрание РФ, БК РФ закрепляет за ним приоритетное право выбора процедуры разрешения финансово-правового конфликта.

Другим юридическим средством разрешения финансово-правовых конфликтов выступают согласительные процедуры. Использование этих процедур для разрешения противоречий между публичными субъектами предусмотрено ст. 85 Конституции РФ, которая предоставляет право Президенту РФ применять согласительные процедуры для разрешения разногласий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ, а также между органами государственной власти субъектов РФ. Часть 4 ст. 105 Конституции РФ предусматривает возможность использования согласительной процедуры для преодоления разногласий между Советом Федерации и Государственной Думой, возникших в случае отклонения федерального закона Советом Федерации.

Основываясь на конституционных механизмах установления согласительных процедур, финансовое законодательство детализирует порядок их использования при разрешении соответствующих конфликтных ситуаций. Наибольшее распространение согласительные процедуры получили в налоговых и бюджетных правоотношениях как изначально противоречивых по своей социально-политической сущности и требующих гибкого правового регулирования, нацеленного как минимум на предотвращение финансово-правового спора и как максимум на гармонизацию несовпадающих субъективных интересов. В случае отклонения Президентом РФ федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год и плановый период указанный закон передается для преодоления возникших разногласий в согласительную комиссию (ст. 210 БК РФ).

Правовые средства, применяемые для разрешения финансово-правовых конфликтов, возникающих между публичными субъектами, представляют собой весьма значимый элемент механизма правового регулирования финансовых отношений. Сопоставление правового статуса публичных субъектов финансовых правоотношений и юридических средств преодоления возникающих между ними разногласий позволяет сделать вывод о системной взаимосвязи названных категорий. Процедуры разрешения финансово- правовых конфликтов тесно взаимосвязаны, дополняют друг друга, развивая тем самым механизм преодоления конфликтной ситуации, позволяя разрешить ее наиболее приемлемым способом, восстановить первоначальный правовой статус публичных субъектов.

При разрешении конфликтных финансовых правоотношений каждая юридическая процедура может применяться в качестве альтернативного или последующего правового средства. Например, в случае отклонения в первом чтении рассмотрения проекта федерального закона о федеральном бюджете Государственная Дума вправе передать указанный законопроект в согласительную комиссию или вернуть его в Правительство РФ (ст. 202 БК РФ).

Финансовое законодательство достаточно подробно регламентирует последовательность применения процедур преодоления конфликтов. Так, в случае отклонения Советом Федерации федерального закона о федеральном бюджете указанный федеральный закон передается для преодоления возникших разногласий в согласительную комиссию. Согласованный федеральный закон о федеральном бюджете выносится согласительной комиссией на повторное рассмотрение Государственной Думой, а затем вновь передается в Совет Федерации. Одновременно БК РФ, развивая положения ст. 105 Конституции РФ, предоставляет Государственной Думе право преодолеть несогласие Совета Федерации посредством вынесения федерального закона о федеральном бюджете на повторное голосование. Закон считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей общего числа депутатов Государственной Думы (ст. 208).

Возможность сочетания процедур не исключает их самостоятельного значения для разрешения финансово-правовых конфликтов.

К сожалению, сторонам не всегда удается преодолеть возникшие разногласия, используя только одно правовое средство, поэтому законодательное закрепление права выбора процедур разрешения конфликтов и установление последовательности их применения придает гарантированность не только механизма разрешения финансово-правовых конфликтов, но и укрепляет правовой статус публичных субъектов финансовых правоотношений.

Конституционное происхождение механизма сдержек и противовесов, а также согласительных процедур придает им универсальный характер, т. е. делает применимыми для разрешения конфликтных публичных правоотношений любой сферы. Вместе с тем нормы Конституции РФ оказывают прямое действие на правовой режим финансово-правового конфликта. Правовые средства, не требующие иного законодательного опосредования, предусмотрены, например, ч. 3 ст. 104, согласно которой законопроекты, затрагивающие финансовую компетенцию государства, могут быть внесены на рассмотрение Государственной Думы только при наличии заключения Правительства РФ, ст. 106, возлагающей на Совет Федерации обязанность по рассмотрению принятых Государственной Думой федеральных законов по вопросам федерального бюджета, федеральных налогов и сборов, финансового, валютного, кредитного, таможенного регулирования, денежной эмиссии.

При выборе правовых средств, направленных на устранение финансово-правового конфликта, следует учитывать системные связи финансовых противоречий, их обусловленность закономерностями государственно-правового развития. Так, финансово- правовые конфликты интересов невозможно разрешить и устранить без учета наличия в обществе социальных и политических противоречий, что неизбежно должно повлечь согласование процедур разрешения финансово-правовых конфликтов с процедурами устранения конфликтов в конституционном праве.

Финансово-правовой конфликт не всегда разрешается в пределах предмета финансового права (т. е. только на основе финансово-правовых процессуальных норм) и требует преодоления в рамках гражданского или уголовного процесса. Но даже наличие в российской правовой системе гражданско-процессуальных и уголовно-процессуальных механизмов рассмотрения финансово-правовых споров не всегда гарантирует разрешение возникшего конфликта, поскольку отдельные положения финансового законодательства требуют осмысления и применения в системной связи с положениями Конституции РФ. Финансово-правовой конфликт, объектом которого являются коллизии норм конституционного и финансового права, может найти адекватное разрешение только в порядке конституционного судопроизводства, осуществляемого Конституционным Судом РФ.

Системные связи финансово-правовых конфликтов оказывают и обратное влияние на обусловливающие их противоречия.

Например, обеспечение принципа равенства в позитивных бюджетно-финансовых отношениях имеет важное значение в механизме регулирования федеративных отношений.

Процедуры разрешения финансово-правовых конфликтов между публичными субъектами имеют определенную специфику, обусловленную сферой возникновения разногласий (финансовой деятельностью государства) и позволяющую отграничить их от других правовых средств. Наиболее существенными, как представляется, являются следующие особенности: обусловленность финансовой деятельности государственно-политическим устройством; конституционные основы установления в виде норм прямого действия или норм-принципов, получающих развитие в отраслевом финансовом законодательстве; целевая установка, направленная прежде всего на досудебное урегулирование конфликта; взаимодополняемость юридических процедур, наличие у публичных субъектов права выбора способа и последовательности разрешения возникшего разногласия.

Понятие, функции и признаки финансово-правовой ответственности

Государство регулирует финансовые отношения посредством создания правовых норм, содержащих права и обязанности соответствующих субъектов. Предоставляя физическим и юридическим лицам экономические свободы, возможность осуществлять операции с финансовыми средствами, государство со своей стороны требует от субъектов финансового права надлежащей реализации установленных правовых предписаний. Неисполнение финансово-правовых предписаний либо уклонение от их надлежащего исполнения влечет неблагоприятные имущественные последствия для государственной деятельности.

Финансовая компетенция является суверенным правом каждого государства. Исключительно государству принадлежат права на установление и взимание налогов, формирование бюджета, осуществление заимствований и предоставление гарантий от имени государства, эмиссию денежных средств, валютное регулирование и т. д.

Реализация финансово-правовых норм зачастую встречает противодействие со стороны участников финансовых отношений.

Обязанность уплачивать налоги вызывает у частных субъектов подсознательную готовность к сокрытию дохода либо иным неправомерным деяниям, обеспечивающим использование и распоряжение полученным имуществом в полном объеме без учета суверенного права государства на часть этого дохода. Получение денежных средств из федерального бюджета зачастую сопровождается желанием использовать их не по целевому назначению.

Многие юридические лица нарушают кредитные обязательства перед государством, не ввозят на территорию Российской Федерации полученную за рубежом валютную выручку либо, напротив, в нарушение финансового законодательства неправомерно вывозят российский капитал. Нарушению суверенных финансовых прав государства способствуют также высокие налоговые ставки и низкий уровень жизни населения.

Несоблюдение установленного государством порядка осуществления финансовой деятельности нарушает интересы всего общества, т. е. приобретает публично-правовой характер. Совокупность названных факторов создает предпосылки для совершения налоговых правонарушений и, как следствие, реакцию государства по защите своих имущественных интересов.

Желание государства сохранять и поддерживать установленный им правовой порядок в финансовой деятельности влечет необходимость правовой охраны этой сферы общественных отношений.

Тем самым объясняются необходимость и возможность государственного принуждения, одной из форм которого является финансово-правовая ответственность.

Ответственность за нарушение финансового законодательства не существует изолированно только в рамках финансового права.

Как уже отмечалось, в зависимости от тяжести совершенного деяния или субъектного состава возможно применение норм иных отраслей права в целях охраны имущественных интересов государства.

Учитывая эти обстоятельства, п. 3 и 4 ст. 108 НК РФ определяют соотношение налоговой ответственности с ответственностью, предусмотренной уголовным и административным законодательством.

БК РФ устанавливает основания применения финансовой, административной или уголовной ответственности за нарушения бюджетного законодательства РФ (ст. 281—306).

Самостоятельный характер финансового права как отрасли российского права свидетельствует о наличии в его структуре мер государственного принуждения, составной частью которых выступают меры ответственности. Особенности предмета финансово-правового регулирования и методов правового воздействия на финансовые отношения придают специфику и юридической ответственности, применяемой к нарушителям финансового законодательства.

Финансовое право, таким образом, имеет в своем составе охранительный институт финансово-правовой ответственности, отличающейся от общих мер ответственности наличием специальных, свойственных только финансовому праву мер и процедур государственного принуждения. Наиболее четко финансово-правовая ответственность стала оформляться после кодификации бюджетного и налогового законодательства.

Понятие финансовой ответственности — одна из основных финансово-правовых категорий, его конструкция во многом определяет место и роль правового регулирования финансовых отношений в системе российского права.

Современное состояние финансового права показывает определенные проблемы в исследовании ответственности за нарушения финансово-правовых норм. В настоящее время приступить к изучению отраслевой правовой ответственности с позиций науки финансового права затруднительно по той причине, что определения финансово-правовой ответственности (ответственности за нарушения финансового законодательства), которое должно быть закреплено в общей части отраслевого законодательного акта, не существует в связи с отсутствием единого кодификационного акта, оформляющего основы правового регулирования отношений в сфере публичной финансовой деятельности. Финансово-правовая ответственность формируется по институциональному признаку — «снизу вверх», поскольку, например, более детальное законодательное оформление и научное осмысление получают налоговая, бюджетная и валютная ответственность.

Финансовая ответственность обладает всеми признаками, характеризующими ее как правовую. Общеправовыми чертами финансовой ответственности являются: формальная определенность в виде фиксации в правовых нормах; гарантированность государством; реализация в двух формах — позитивной и негативной; обеспеченность государственными мерами воздействия — убеждением или принуждением; наступление для нарушителя определенных неблагоприятных последствий; осуществление в процессуальной форме.

Вместе с тем финансовая ответственность имеет определенную специфику, обусловленную особенностями финансовой деятельности государства и механизмом правового регулирования финансовых отношений. Обособление финансовой ответственности в самостоятельный вид юридической ответственности подтверждается и выделением в финансовом законодательстве процедурно-процессуальных норм, регулирующих производство по делам о финансовых правонарушениях.

Согласно п. «ж» ст. 71 Конституции РФ финансовое регулирование относится к предметам исключительного ведения Российской Федерации, следовательно, меры государственного принуждения, а также ответственность за нарушения финансового законодательства могут устанавливаться только на федеральном уровне. Дальнейшее правовое регулирование финансовой ответственности осуществляется внутриотраслевым законодательством.

Впервые на нормативном уровне упоминание о финансовой ответственности появилось в Указе Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1006 «Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей».

В НК РФ понятия «налоговая ответственность» и «ответственность за совершение налоговых правонарушений» используются как равнозначные. Например, п. 1 ст. 101 НК РФ устанавливает, что по результатам рассмотрения материалов проверки руководителем (заместителем руководителя) налогового органа может быть вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения; ст. 107 НК РФ предусматривает возможность привлечения организаций и физических лиц к ответственности за совершение налоговых правонарушений. Б К РФ оперирует понятием ответственность за нарушение бюджетного законодательства РФ (и. 2 ст. 1, ст. 281). Закон «О валютном регулировании и валютном контроле» устанавливает порядок привлечения к ответственности за нарушения валютного законодательства.

Признаком финансовой ответственности является наличие социального основания, состоящего в необходимости охраны общественных отношений финансовой сферы. Нормы финансового права, как и другие нормы права, являются разновидностью социальных норм, поэтому финансовая ответственность реализуется в двух формах: позитивной (добровольной, активной) и негативной (государственно-принудительной, ретроспективной).

Позитивная финансово-правовая ответственность существует в силу добровольного выполнения субъектами финансового права своих обязанностей, она возникает на основе формальных (нормативных) признаков. Финансовая деятельность государства основывается не только на установлении запретов относительно совершения каких-либо действий. Одним из важнейших условий реализации финансово-правовых норм выступает добросовестное соблюдение субъектами финансового права предоставленных им прав и выполнение возложенных на них обязанностей. Субъекты финансового права должны неукоснительно соблюдать суверенные финансовые права государства, осознавать свой общественный долг уплачивать налоги, возвращать бюджетные ссуды и кредиты, использовать государственные денежные средства по целевому назначению и т. д.

Позитивный смысл финансово-правовой ответственности придают осознанные действия субъектов финансового права, направленные на выполнение возложенных обязанностей и реализацию финансовых полномочий в пределах предоставленных прав. Следовательно, основанием позитивной финансовой ответственности является соблюдение правовых норм, а не совершение финансового правонарушения.

Некоторые субъекты финансового права выполняют возложенные на них обязанности в силу осознания своего общественного долга, другие — в силу возможности применения наказания за неправомерное поведение. Поэтому в целом позитивная ответственность носит добровольный характер, но вместе с тем возможна и некоторая степень государственного принуждения. Относительно позитивной финансовой ответственности принуждение в виде угрозы наступления негативных последствий является только средством предупреждения нарушений финансового законодательства.

По времени реализации позитивная ответственность предшествует негативной ответственности.

Позитивная финансовая ответственность основывается на принципах добросовестности предпринимательской деятельности и социальной справедливости.

Добровольная форма реализации финансовой ответственности имеет следующие юридические признаки: она неразрывно связана с нормами финансового права, устанавливающими финансово-правовой статус субъекта; является юридической обязанностью, обусловленной финансово-правовым статусом; гарантирована государственным принуждением; реализуется добровольно в виде правомерного поведения; одобряется (в некоторых финансовых правоотношениях и поощряется) со стороны государства; осуществляется в рамках общих финансовых правоотношений.

Позитивная финансовая ответственность нацелена прежде всего на недопущение нарушений порядка аккумулирования, распределения и использования государственных денежных фондов.

Однако низкая правовая культура участников финансовых правоотношений, потребительское отношение к публичной власти, сопровождающиеся наличием высоких фискальных требований государства и противоречивого финансового законодательства, провоцируют отдельных субъектов на совершение негативных поступков.

Нарушение норм финансового права обусловливает необходимость негативной финансовой ответственности, которая имеет несколько аспектов.

Во-первых, она представляет собой реакцию государства на нарушение финансового законодательства, выражающуюся в наложении на виновное лицо за совершенное деяние дополнительной обязанности претерпевать карательные меры государственно-принудительного воздействия в форме имущественных лишений и взысканий).

Во-вторых, финансовая ответственность может определяться как исполнение юридической обязанности на основе государственного принуждения. Согласно постановлению Конституционного

Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П в целях обеспечения выполнения публичной обязанности по уплате налогов и сборов и возмещения ущерба, понесенного казной в результате ее неисполнения, законодатель вправе устанавливать меры принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства.

Такие меры могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной обязанности по уплате налогов, т. е. погашение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога, так и штрафными, возлагающими на нарушителей дополнительные выплаты в качестве меры ответственности (наказания).

При этом в выборе принудительных мер законодатель ограничен требованиями справедливости, соразмерности и иными конституционными и общими принципами права.

Наличие либо отсутствие государственного принуждения определяет факт существования финансовой ответственности. Финансовая ответственность не связывается только с неблагоприятными последствиями для правонарушителя, которые наступают в

результате совершенного им нарушения финансового законодательства.

Карательные механизмы в финансовой ответственности существуют параллельно с правовосстановительными, поскольку государству важно не только наказать нарушителя финансовой дисциплины, но и восстановить публичные имущественные интересы, компенсировать возникший ущерб.

Таким образом, негативная финансовая ответственность существует в двух формах: карательной (штрафной) и правовосстановительной (компенсационной).

Состав правоотношения финансовой ответственности представляет сложное социально-правовое явление, складывающееся из совокупности следующих элементов: субъекты (участники), права и обязанности субъектов (участников), их действия (поведение), объект правоотношения.

В правоотношении, складывающемся относительно финансовой ответственности, принимают участие как минимум две стороны: государство в лице компетентного органа, указанного в

финансовом законодательстве, и правонарушитель. Между этими субъектами складываются охранительные финансовые правоотношения, в которых государство выступает в качестве управомоченной стороны, а правонарушитель — обязанной. Субъектом материального правоотношения финансовой ответственности является государство в целом, а не финансово-кредитные или иные уполномоченные органы. Права и обязанности государства и правонарушителя неразрывны и составляют содержание правоотношения финансовой ответственности.

Право государства применять к нарушителю финансового законодательства меры государственно-правового принуждения (в том числе меры финансово-правовой ответственности) предполагает возникновение у правонарушителя обязанности претерпевать эти меры. Применение мер финансовой ответственности является одновременно правом и обязанностью государства, поскольку даже в тех случаях, когда правонарушитель добровольно прекращает совершение финансового правонарушения, государство не утрачивает права на применение соответствующих мер финансовой ответственности. Например, добровольная постановка на учет в налоговом органе после истечения установленного срока не исключает состава налогового правонарушения, предусмотренного ст. 117 НК РФ, и не освобождает налогоплательщика от предусмотренных мер финансово-правовой ответственности.

Охранительные финансовые правоотношения имеют юридическое и фактическое содержание. Юридическое содержание заключается в возможности совершения определенных действий со стороны государства в качестве управомоченного лица и необходимости определенных действий нарушителя финансового законодательства.

Фактическое содержание составляют сами действия участников охранительного правоотношения, направленные на реализацию предоставленных прав и возложенных обязанностей.

Объектом правоотношения финансовой ответственности является правовой статус нарушителя финансового законодательства.

Возложение дополнительных лишений и ограничений имущественного характера, определенных мерой финансовой ответственности, приводит к изменению финансово-правового статуса правонарушителя.

В механизме финансово-правового регулирования негативная ответственность является развитием материального финансового правоотношения, которое реализуется посредством особой процессуальной формы. Финансовая ответственность проявляется в

виде наложения со стороны государства запретов на совершение иными субъектами действий, не соответствующих финансово-правовой политике. Запрещая нарушать финансовое законодательство, государство возлагает на субъектов финансового права обязанность воздерживаться от совершения определенных действий либо, напротив, не бездействовать, а своими поступками реализовывать возложенные обязанности.

Следовательно, финансовая ответственность существует в рамках охранительного финансово-правового института, регулирующего общественные отношения финансовой сферы посредством введения запретов и установления мер государственного принуждения за их несоблюдение. Однако финансовая ответственность не совпадает полностью с охранительным правоотношением, возникшим в результате совершения финансового правонарушения. Охранительные правоотношения по своему составу и объему шире финансовой ответственности. Финансовая ответственность характеризует содержание правоохранительных отношений прежде всего с позиций правового статуса правонарушителя, его дополнительных имущественных обязанностей, возникших в результате совершенного финансового правонарушения.

Вместе с тем финансовая ответственность может быть реализована только в рамках охранительных правоотношений.

Самостоятельный характер финансово-правовой ответственности также проявляется в наличии особого процессуального порядка ее применения. Процессуальный порядок реализации финансово- правовой ответственности осуществляется посредством выделения ее стадий, что одновременно позволяет рассмотреть содержание охранительного финансового правоотношения в качестве динамичной системы.

Возникновение и развитие процессуальной формы финансово-правовой ответственности происходят на основании норм финансового законодательства и выражается в последовательных действиях компетентных финансово-контрольных органов по применению санкции охранительной нормы к правонарушителю.

Наиболее полно и последовательно процессуальная форма привлечения к ответственности урегулирована НК РФ.

Процессуальная форма финансовой ответственности как охранительного правоотношения имеет три стадии: возникновение финансовой ответственности; конкретизация финансовой ответственности посредством доказывания наличия элементов состава финансового правонарушения; реализация финансовой ответственности.

Спецификой процессуальной формы финансовой ответственности выступает обязательный для государственного органа порядок досудебного разрешения отдельных категорий финансово-правовых споров. До обращения в суд за защитой нарушенных финансовых прав государства финансово-контрольный орган выносит правонарушителю предписание об устранении выявленных недостатков, приостанавливает финансирование в случае нецелевого использования бюджетных средств и т. д. Относительно налоговых органов НК РФ прямо предусмотрена обязанность предложить правонарушителю добровольно уплатить соответствующую сумму налоговой санкции. В случае отказа налогоплательщика добровольно уплатить сумму налоговой санкции или пропуска срока уплаты налоговый орган обращается в суд с исковым заявлением о принудительном взыскании налоговой санкции.

Наличие досудебного порядка рассмотрения дела о финансовом правонарушении вносит в механизм охранительного финансового правоотношения два вида процессуальных отношений: финансовые и гражданские (или арбитражные). Первоначально реализация материального охранительного финансового правоотношения осуществляется в рамках финансового (налогового, бюджетного и т. д.) процесса, позволяющего обнаружить факт совершения финансового правонарушения и осуществить производство по делу о финансовом правонарушении. Если правонарушитель добровольно не исполняет требование финансово-контрольного органа, то привлечение к финансовой ответственности осуществляется в рамках искового производства согласно правилам гражданского или арбитражного процесса. Например, согласно ст. 104 НК РФ до обращения в суд налоговый орган обязан предложить налогоплательщику добровольно уплатить причитающуюся сумму налоговой санкции.

Элементы механизма финансовой ответственности, таким образом, могут входить в предмет финансового права, а могут находиться в сферах регулирования иных отраслей российского права.

Непосредственно к регулируемым финансовым правом относятся те охранительные отношения, которые складываются между государством и нарушителем финансовой дисциплины относительно возложения на виновного субъекта дополнительной обязанности имущественного характера в соответствии с санкцией, установленной финансовым законодательством. Отношения, возникающие в процессе судебного рассмотрения иска финансово-контрольного органа о взыскании с правонарушителя финансовой санкции, образуют предметы гражданско-процессуального или арбитражно-процессуального права.

Следовательно, финансово-правовая ответственность является правоотношением, имеющим особую процессуальную форму реализации. Движение охранительного финансового правоотношения осуществляется последовательными действиями компетентных государственных органов и подразделяется на отдельные, но взаимообусловленные стадии.

Охранительные финансовые правоотношения возникают на основе юридических фактов в виде нарушений финансового законодательства, поэтому негативная финансовая ответственность имеет три основания: формальное (нормативное), выражающееся в наличии системы норм финансового законодательства, устанавливающих составы финансовых правонарушений, права и обязанности участников охранительного финансового правоотношения, регулирующих ответственность за нарушение финансово-правовых норм, принципы, порядок и процессуальную форму привлечения к финансовой ответственности; фактическое, означающее совершение субъектом финансового права противоправного деяния, нарушающего нормы финансового законодательства; процессуальное, заключающееся в вынесении уполномоченным органом (налоговыми органами, органами государственных внебюджетных фондов, таможенными органами и др.) решения о

наложении санкции за совершение финансового правонарушения.

Наступление негативной финансовой ответственности возможно только при наличии всех перечисленных оснований и в строго определенной последовательности: норма права — финансовое правонарушение — применение санкции.

Финансовая ответственность выполняет определенные цели, которые прямо в финансовом законодательстве не указаны, но выводятся из целей и задач внутриотраслевых нормативных правовых актов. В частности, в преамбуле БК РФ определено, что БК РФ служит целям финансового регулирования, устанавливает общие принципы бюджетного законодательства РФ, основания и виды ответственности за нарушение бюджетного законодательства РФ. Нормативным порядком определены основные начала законодательства о налогах и сборах (ст. 3 НК РФ), посредством решения которых достигаются цели налоговой ответственности.

Предостерегая субъектов финансового права от совершения противоправных деяний в финансовой сфере, финансовая ответственность преследует две цели: охранительную, посредством которой ограждает общество от нежелательных ситуаций, связанных с нарушением имущественных интересов государства; стимулирующую, посредством которой поощряет правомерное поведение субъектов финансового права.

Финансовая ответственность, как и другие виды юридической ответственности, достигает цели своего предназначения в том случае, если государство в лице финансово-контрольных органов познает всеми законными способами объективный факт совершения финансового правонарушения и признает или не признает его таковым.

Цели финансовой ответственности реализуются в функциях, которые отражают предназначение этого охранительного института, тесно связаны с применением финансово-правовых санкций и имеют социальные последствия. Следовательно, в механизме правового регулирования финансовых отношений финансово-правовая ответственность выполняет юридическую и социальную функции.

Юридическая функция проявляется в двух аспектах: правовосстановительном (компенсационном) и штрафном (карательном).

Право-восстановительный аспект финансовой ответственности обусловлен имущественными отношениями между публичным и частным субъектами, объектами которых выступают налоги, обязательные сборы, страховые взносы, бюджетные денежные средства, кредитные ресурсы, валюта и валютные ценности и т. д. Наличие финансовой ответственности субъектов за нарушение своих обязанностей по формированию публичных денежных фондов и (или) их правомерному использованию преследует цель восстановить имущественные интересы государства, компенсировать казне причиненные убытки. Разрешая финансово-правовой конфликт, государству важнее восстановить свои финансовые интересы, чем возложить на правонарушителя ограничительные меры неимущественного характера (лишение свободы, запрет на занятие должности ит. д.).

Штрафной аспект финансовой ответственности заключается в неблагоприятных имущественных лишениях, претерпеваемых нарушителем финансового законодательства. Посредством реализации штрафной функции создается режим правового урона, заключающийся в применении санкции к субъекту финансового правонарушения.

Социальная функция финансовой ответственности выражается в осуществлении общего предупреждения финансовых правонарушений посредством побуждения субъектов финансового права к соблюдению норм финансового законодательства. Она реализуется посредством общей и частной превенции совершения финансовых правонарушений.

Общая превенция преследует цель предотвращения совершения финансовых правонарушений всеми субъектами финансового права.

Частная превенция направлена на индивидуально-определенного субъекта и проявляется в создании со стороны государства правового механизма предотвращения совершения новых финансовых правонарушений. Например, в налоговом праве способом реализации частной превенции является угроза увеличения санкции на 100% в случае совершения лицом аналогичного налогового правонарушения (п. 4 ст. 114 НК РФ).

Главное предназначение функций финансовой ответственности заключается в обеспечении нормального действия механизма финансово-правового регулирования.

Таким образом, финансовая ответственность представляет собой обязанность лица, виновного в совершении финансового правонарушения, претерпевать меры государственно-властного принуждения, предусмотренные санкциями финансового законодательства, состоящие в возложении дополнительных юридических обязанностей имущественного характера и применяемые компетентными органами в установленном процессуальном порядке.

На основе этого определения выделяются следующие признаки финансовой ответственности: материальные, характеризующие финансовую ответственность в качестве охранительного финансового правоотношения.

Материальные признаки финансовой ответственности включают два аспекта:

1) установление составов финансовых правонарушений и санкций за их совершение финансовым законодательством. Так, согласно ст. 2 НК РФ правовой базой налоговой ответственности служит законодательство о налогах и сборах, регулирующее властные отношения, возникающие в процессе привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Финансовая ответственность соответствует общеправовым принципам юридической ответственности и принципам финансового права. Основанием применения финансовой ответственности является виновное совершение финансового правонарушения.

Финансовая ответственность может быть исполнена правонарушителем в добровольном порядке, поэтому она не всегда связана с порицанием. Привлечение к финансовой ответственности не исключает возможности применения иных мер государственного принуждения за нарушения финансового законодательства;

2) определение вида и меры государственно-властного принуждения через охранительное финансовое правоотношение. Санкции за нарушения финансового законодательства дифференцированы, носят имущественный характер, выражаются в денежной форме и взыскиваются уполномоченными органами; процессуальные, характеризующие механизм реализации материального охранительного финансового правоотношения посредством производства по делу о финансовом правонарушении, осуществляемого компетентным органом согласно положениям финансового законодательства. Финансово-правовая ответственность реализуется в специальной процессуальной форме, отличающейся от порядка применения иных видов юридической ответственности, и состоит из стадий производства по делам о финансовых правонарушениях. Процессуальный порядок привлечения к финансовой ответственности в части, составляющей предмет финансового права, реализуется финансово-контрольными, налоговыми, таможенными органами и др.; функциональные, отражающие целенаправленность существования и применения финансовой ответственности. Цели финансовой ответственности выражаются в восстановлении нарушенных имущественных интересов государства, а также в наказании виновного, предотвращении совершения им новых финансовых правонарушений.

Финансовая ответственность, таким образом, является самостоятельной мерой защиты государственного финансового суверенитета, имеет собственную правовую природу и занимает строго отведенное место в финансовых правоотношениях. Названные признаки позволяют отличать финансово-правовую ответственность от иных мер государственного принуждения: мер безопасности, предупреждения, пресечения, защиты и т. д.

Наделение государства правом принуждать к несению финансовой ответственности не означает вседозволенности. Обе стороны охранительного правоотношения могут действовать только в границах финансового законодательства, а реализация финансовой ответственности возможна исключительно на основе норм финансового права, устанавливающих ответственность за конкретно- определенное правонарушение.

Понятие и юридические признаки финансового правонарушения

Финансовое правонарушение является самостоятельным основанием для применения мер государственного принуждения в виде финансово-правовой ответственности. Финансовое законодательство не содержит единого комплексного понятия финансового правонарушения, но закрепляет определения его разновидностей — налогового правонарушения и нарушения бюджетного законодательства.

Согласно ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и их представителей, за которое НК РФ установлена ответственность. Статья 281 БК РФ относит к нарушениям бюджетного законодательства неисполнение либо ненадлежащее исполнение установленного БК РФ порядка составления и рассмотрения проектов бюджетов, утверждения бюджетов, исполнения и контроля за исполнением бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, которое влечет применение к нарушителю мер принуждения.

На основании п. «ж» ст. 71 Конституции РФ, относящей финансовое регулирование к ведению Российской Федерации, установление признаков и составов финансовых правонарушений относится к исключительной компетенции федерального центра.

Применительно к различным направлениям финансовой деятельности это полномочие развивается внутриотраслевым законодательством.

Статья 7 БК РФ закрепляет, что в области регулирования бюджетных правоотношений к ведению Российской Федерации относится установление оснований и порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства РФ. Пункт 2 ст. 1 НК РФ включает вопросы установления ответственности за совершение налоговых правонарушений исключительно в сферу регулирования НК РФ. Указание на элементы финансовых правонарушений содержится также в законодательных актах федерального уровня, регулирующих валютные, страховые, кредитные, расчетные, публичные банковские отношения и т. д.

Определение финансового правонарушения является, таким образом, обобщающей (собирательной) категорией, отражающей совокупность юридических признаков внутриотраслевых правонарушений.

Финансовое правонарушение — совершенное противоправное (в нарушение финансового законодательства) деяние (действие или бездействие) субъекта финансового права, за которое финансовым законодательством установлена ответственность.

Данное определение содержит следующую совокупность наиболее важных юридических признаков финансового правонарушения: противоправность деяния —^инансЖоё правонарушение представляет собой деяние, нарушающее нормы финансового законодательства. Противоправность является юридической формой (выражением) материальной характеристики общественного свойства финансового правонарушения. Правонарушением, содержащим признаки финансового правонарушения, считается только деяние, предусмотренное финансовым законодательством.

Противоправное деяние в финансовой сфере может совершаться в форме действия (например, отказ от обязательной продажи части валютной выручки; воспрепятствование проведению финансового контроля; отказ предоставить Счетной палате РФ необходимые сведения и т. д.) или бездействия (например, неперечисление из-за границы валютной выручки; несообщение банком в налоговые органы о крупных финансовых операциях своих клиентов; непредставление в налоговые органы отчетности; неуплата налогоплательщиком причитающейся суммы налога; неперечисление банком в бюджет соответствующих налоговых платежей по поручениям своих клиентов; неудержание налоговым агентом суммы налога на доходы физических лиц и т.д.); виновность — финансовое правонарушение совершается виновно (умышленно или по неосторожности). Виновность означает предусмотренное финансовым законодательством психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям.

Прямое указание на виновность в качестве обязательного признака финансового (налогового) правонарушения содержит НК РФ. Тот или иной вид формы вины зафиксирован в нормах НК РФ, определяющих составы правонарушений. Большинство составов налоговых правонарушений, установленных НК РФ, предполагает наличие неосторожной формы вины. БК РФ при характеристике бюджетного правонарушения не называет виновность, однако наличие и необходимость для финансово-контрольных органов ее установления прослеживается в составах конкретных бюджетных правонарушений. Многие финансовые правонарушения совершаются в форме прямого умысла, однако латентный (скрытый) характер финансовых правонарушений, а также несовершенство законодательного оформления процессуальной формы привлечения к финансовой ответственности не позволяют правоохранительным органам доказать умысел и правильно квалифицировать действия правонарушителя; наказуемость деяния — совершение финансового правонарушения влечет для нарушителя негативные последствия в виде финансовых санкций. Наказуемость является формальным признаком финансового правонарушения, поскольку финансовым правонарушением признается совершенное противоправное деяние субъектов финансового права, ответственность за которое предусмотрена финансовым законодательством. Сущность наказуемости как формального признака финансового правонарушения заключается в угрозе применения наказания к виновным лицам при нарушении ими запрета совершать какие-либо деяния либо не совершать действия, юридические признаки которых закреплены охранительными нормами финансового законодательства(гл. 16 и 18 НК РФ, гл. 28 БК РФ и др.). Установление ответственности за финансовые правонарушения только федеральным финансовым законодательством является императивной нормой, и, таким образом, никакие иные нормативные правовые акты не могут содержать положений, относящихся к финансовой ответственности.

Определение уполномоченными органами в поведении лица, привлекаемого к финансовой ответственности, всех юридических признаков противоправного деяния дает основания для квалификации совершенного им действия или бездействия в качестве финансового правонарушения и применения соответствующих мер воздействия.

Финансовое правонарушение является фактическим правовым основанием юридической ответственности и в силу этого характеризуется совокупностью объективных и субъективных признаков, образующих его состав.

Состав финансового правонарушения — это установленные нормами финансового права признаки (элементы), совокупность которых позволяет считать противоправное деяние финансовым правонарушением.

Состав финансового правонарушения образуют четыре элемента: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона.

Объект финансового правонарушения составляют охраняемые законодательством общественные отношения, складывающиеся в процессе финансовой деятельности государства и местного самоуправления.

Объектом правонарушения является то, на что оно посягает, чему причиняет или может причинить какой-либо вред. Финансовые правонарушения характеризуются общностью объекта посягательств — это финансовая компетенция государства и его законные интересы в имущественных (финансовых) отношениях, охраняемые финансовым законодательством. Общим объектом финансовых правонарушений могут быть как материальные, так и процессуальные права государства: нарушения бюджетного законодательства препятствуют нормальному функционированию бюджетной системы, не позволяют последовательно осуществлять бюджетный процесс, расходовать государственные денежные средства по целевому назначению; нарушения налогового законодательства препятствуют полноценному формированию доходных частей бюджетов и внебюджетных фондов, не позволяют осуществлять налоговый контроль, нарушают права законопослушных налогоплательщиков; несоблюдение валютного законодательства нарушает порядок осуществления операций с валютой и валютными ценностями, препятствует образованию золотовалютного запаса государства и т. д.

Помимо общего объекта, финансовые правонарушения имеют видовой объект, обусловленный сферой охраняемых финансовым законодательством общественных отношений. Специфика в

объекте посягательств свойственна всем видам финансовых правонарушений — налоговым, бюджетным, валютным, банковским, страховым, расчетным и т. д.

Каждое финансовое правонарушение имеет непосредственный объект. Например, непосредственными объектами конкретного налогового правонарушения могут являться императивно установленные отношения по взиманию налогов и сборов, отношения по осуществлению налогового контроля, а также в случаях, прямо предусмотренных НК РФ, — отношения в процессе осуществления контроля за уплатой таможенных платежей.

Объективная сторона финансовых правонарушений представляет совокупность признаков противоправных деяний, предусмотренных финансово-правовыми нормами и характеризующих внешнее отражение (проявление) финансовых правонарушений в реальной действительности. Применительно к каждому виду финансовых правонарушений основания привлечения к ответственности за их совершение установлены внутриотраслевыми нормативными правовыми актами — НК РФ, БК РФ, Законом «О валютном регулировании и валютном контроле» и др.

Признаки противоправности деяний подразделяются на обязательные и факультативные. Обязательными признаками объективной стороны финансовых правонарушений следует считать само противоправное деяние и его результат, наличие причинной связи между деянием и результатом (последствиями). Нарушитель финансового законодательства подлежит ответственности только в том случае, если наступившие общественно опасные последствия находятся в прямой причинной связи с совершенным им противоправным деянием. Что касается финансовых правонарушений с материальным составом, то следует учитывать, что отсутствие причинной связи является основанием для освобождения лица от финансово-правовой ответственности.

Факультативными признаками объективной стороны финансовых правонарушений являются место, способ, обстановка, время, систематичность и повторность совершения правонарушения.

Деяния, составляющие объективную сторону финансовых правонарушений, могут выражаться как в действиях, так и в бездействии.

Субъектом финансового правонарушения является лицо (физическое или юридическое), совершившее нарушение финансового законодательства и которое в соответствии с действующим законодательством может быть привлечено к ответственности.

Физические лица могут быть привлечены к ответственности за нарушения финансового законодательства с 16 лет. Кроме возраста на возможность отнесения физического лица к субъектам финансовой ответственности влияют еще два обстоятельства. Во-первых, привлекаемое лицо должно быть вменяемым, т. е. понимать значение своих действий и руководить ими. Во-вторых, на момент совершения финансового правонарушения физическое лицо должно обладать гражданской дееспособностью, необходимой для исполнения денежных обязательств. Последнее обстоятельство имеет важное значение при привлечении к налоговой ответственности, поскольку виновное лицо должно иметь реальную возможность уплачивать налоги и сборы за счет собственных денежных средств.

Недееспособность влечет отсутствие вины в действиях правонарушителя и, следовательно, отсутствие субъективной стороны финансового правонарушения. В таком случае привлечь физическое лицо к ответственности за нарушения финансового законодательства невозможно.

Субъективная сторона финансового правонарушения представляет совокупность признаков, отражающих внутреннюю сторону противоправного деяния (действия или бездействия) и характеризующих внутренние психические процессы, происходящие в сознании правонарушителя относительно содеянного и его последствий.

Принцип привлечения к юридической ответственности только за совершение виновного деяния является исходным началом всех публичных отраслей права, в том числе и финансового. Например, согласно п. 1 ст. 110 НК РФ налоговое правонарушение может быть совершено умышленно или по неосторожности.

При совершении финансового правонарушения организацией также возможно определение вины в ее действиях (бездействии).

Необходимость установления вины организации и учета ее формы прямо устанавливается финансовым законодательством. В частности, п. 4 ст. 110 НК РФ определяет, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Таким образом, состав финансового правонарушения представляет собой законодательно построенную юридическую модель типичных признаков виновного противоправного деяния, нарушающего нормативные финансово-правовые акты и за которое финансовым законодательством РФ установлены меры ответственности.

Состав финансового правонарушения является критерием достоверной квалификации совершенного деяния и, следовательно, обоснованного применения финансово-правовой санкции.

Наличие в противоправном деянии совокупности объективных и субъективных признаков является единственным юридическим основанием для привлечения субъекта финансового права к финансовой ответственности, поэтому при отсутствии хотя бы одного признака конкретного состава финансового правонарушения квалификация содеянного в качестве противоправного и наказуемого явления исключается.

Финансово-правовые санкции

Соблюдение финансово-правовых норм обеспечивается возможностью государства применять меры принуждения за нарушение обязанностей, предусмотренных финансовым законодательством.

Ответственность за финансовые правонарушения находит выражение в соответствующей части нормы права, называемой санкцией. Анализ действующих финансовых нормативных правовых актов позволяет сделать вывод, что ретроспективная финансовая ответственность невозможна без применения к виновному лицу финансовой санкции, так как финансовое законодательство не содержит института полного освобождения от ответственности по основаниям малозначительности содеянного, деятельного раскаяния либо снижения размера штрафа в зависимости от количества обстоятельств, смягчающих вину.

Финансово-правовые санкции включены в общеправовую систему мер государственного принуждения, поэтому им свойственны все признаки юридических санкций. Согласно общей теории права санкцией признаются закрепленные в правовых нормах предписания о мерах принуждения за неисполнение обязанностей в целях защиты прав других лиц.

Вместе с тем финансово-правовая санкция представляет собой форму реагирования государства на нарушение законодательства, регулирующего порядок аккумулирования, распределения и использования государственных и муниципальных денежных фондов, и является внешним материальным выражением государственно-властного принуждения за совершение финансового проступка. Санкции в финансовом праве, тем самым, обладают рядом особенностей, обусловленных спецификой механизма правового регулирования отношений, складывающихся в процессе публичной финансовой деятельности.

Финансово-правовая санкция представляет элемент финансово-правовой нормы, предусматривающий неблагоприятные финансово-имущественные последствия неисполнения либо несоблюдения финансовых обязанностей, сформулированных в диспозициях финансово-правовых норм, и применяемый в особом процессуальном порядке.

В финансовом праве применяются санкции, которые известны другим отраслям права и применимы для защиты имущественных интересов многих субъектов (штрафы и пени), а также меры государственного воздействия, свойственные только финансово- правовой сфере (взыскание недоимки, блокировка расходов, изъятие бюджетных средств, приостановление операций по счетам в кредитных организациях).

Интересная особенность финансово-правовых санкций проявляется в их открытом перечне: ст. 282 БК РФ допускает возможность применения к нарушителям бюджетного законодательства иных мер в соответствии с федеральными законами. Например, ст. 50 Федерального закона от 24 декабря 2002 г. № 176-ФЗ «О федеральном бюджете на 2003 год» устанавливала, что в случае принятия органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления закрытых административно-территориальных образований и администрацией г. Байконур решений, приводящих к нарушению порядка зачисления в федеральный бюджет доходов от уплаты федеральных налогов, сборов и иных доходов, а также иным образом нарушающих бюджетное или налоговое законодательство РФ, Правительство РФ имеет право: приостанавливать и уменьшать финансирование из федерального бюджета федеральных целевых программ и мероприятий, осуществляемых на территории субъекта-правонарушителя; приостанавливать перечисление доходов от уплаты федеральных налогов и сборов, подлежащих зачислению в бюджеты субъектов-правонарушителей; приостанавливать поставку продукции, централизованно поступающей из государственных ресурсов.

Установление финансово-правовых санкций в бюджетном законодательстве объясняется отсылочным характером норм БК РФ, устанавливающих составы бюджетных правонарушений.

По замыслу законодателя в бюджетных правоотношениях меры ответственности и их размер должны содержаться в Ко АП РФ.

Однако такой подход разрывает охранительную финансово-правовую норму, делает ее применение невозможной в силу разного предназначения финансового и административного права. К тому же санкции за финансовые правонарушения установлены КоАП РФ только по отношению к трем составам, остальные остались без мер государственной защиты. Поэтому пробелы действующего законодательства восполняются законодателем при принятии ежегодного федерального закона о федеральном бюджете.

Особенность финансово-правовых санкций проявляется в их предназначении в системе охранительных финансовых правоотношений.

Поскольку финансовая ответственность выполняет правовосстановительную и карательную функции, то и финансово-правовые санкции нацелены прежде всего на восполнение финансовых потерь государства, принудительное выполнение обязанностей, устранение противоправных состояний. Наличие восстановительных санкций не исключает необходимости воздействия на правонарушителя с целью общей и частной превенции.

Санкции в зависимости от способов, какими они служат охране финансовых правоотношений, подразделяются на два вида: правовосстановительные санкции, реализация которых направлена на устранение вреда, причиненного противоправным деянием финансовым интересам государства; принудительное исполнение невыполненных финансовых обязанностей, а также на восстановление нарушенных имущественных прав государства; карательные (штрафные) санкции, реализация которых направлена на предупреждение финансового правонарушения, а также на исправление и наказание нарушителей финансового законодательства.

Так, санкции, предусмотренные ст. 116, 118, 125, 126, 128, 129 НК РФ, носят карательный характер, остальные санкции, предусмотренные НК РФ, направлены на восполнение финансовых потерь государства. Компенсационный характер носит большинство мер воздействия, применяемых к нарушителям бюджетного законодательства.

Размеры финансовых санкций предусматриваются специальными статьями нормативных правовых актов отраслевого законодательства, устанавливаются и применяются, как правило, в виде денежных взысканий относительно лица, признанного виновным в совершении финансового правонарушения. Денежная форма финансовых санкций обусловлена характером финансовых обязанностей субъектов финансового права, которые также выражены в денежной форме: налогоплательщик обязан уплачивать налоги в денежной форме; распорядители бюджетных средств обязаны их использовать по целевому назначению; предприятия обязаны совершать денежные расчеты между собой в безналичной форме, перечислять валютную выручку на счета в уполномоченных банках и т. д.

Все финансовые санкции, несмотря на различные способы исчисления, имеют общую юридическую природу и характерную особенность, заключающуюся в смене права собственности посредством принудительного изъятия денежных средств у физического лица или организации в пользу государства. Тем не менее процессуальный порядок применения финансово-правовых санкций зависит от их вида.

Штрафы за нарушения финансового законодательства взыскиваются только в судебном порядке и в законодательно установленной последовательности. Судебный порядок взыскания финансовых санкций является развитием принципа неприкосновенности собственности, закрепленного ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которому никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

В некоторых случаях финансовое законодательство предусматривает изменение порядка уплаты штрафа. Например, налоговые органы имеют право предоставить субъекту, виновному в нарушении налогового законодательства, рассрочку или отсрочку по уплате санкции.

Нарушение финансового законодательства неминуемо причиняет вред имущественным интересам государства, поэтому задача финансовых санкций состоит в максимальной нейтрализации денежных потерь казны, восстановлении нарушенных прав и наказании правонарушителя. Следовательно, кроме санкций в виде штрафов финансово-правовой механизм охраняется и другими способами.

На существующие различия в мерах государственно-властного принуждения, применяемых в механизме охраны финансовых отношений, указано Конституционным Судом РФ. Так, в постановлении Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и законов РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции» подчеркивается, что собственно меру юридической ответственности за виновное поведение в налоговых правоотношениях составляют только штрафные санкции, а отсутствие разграничения мер принуждения на правовосстановительные, имеющие целью восполнить недоимки и устранить ущерб, причиненный несвоевременной уплатой налога, и штрафные, представляющие собственно меру юридической ответственности за виновное поведение, существенным образом расширяет возможность произвольного применения рассматриваемых норм в бесспорном порядке, т. е. вне законной судебной процедуры, что приводит к нарушению конституционного права на судебную защиту прав и свобод.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. № 20-П по делу о проверке конституционности п. 2 и 3 ч. 1 ст. 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. «О федеральных органах налоговой полиции» отмечено, что неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству, полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога. Поэтому к сумме собственно не внесенного в срок налога (недоимки) законодатель вправе добавить дополнительный платеж — пеню как компенсацию потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок в случае задержки уплаты налога.

Бесспорный порядок взыскания этих платежей с налогоплательщика — юридического лица вытекает из обязательного и принудительного характера налога в силу закона. Иного рода меры, а именно взыскание всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли), а также различного рода штрафов, по существу, выходят за рамки налогового обязательства как такового и являются наказанием за налоговое правонарушение.

При взыскании недоимки и пени имеет место принудительное исполнение налогоплательщиком своей обязанности, существовавшей до нарушения финансового законодательства. Согласно ст. 11 НК РФ недоимка представляет собой сумму налога или сбора, не уплаченную в установленный налоговым законодательством срок, и носит компенсационный характер. Следовательно, принудительное изъятие сумм налогов и сборов является налоговой санкцией, обусловленной юридической природой налогового обязательства.

В качестве мер государственно-властного воздействия на нарушителей финансового законодательства используется пеня.

Прообразом пени, взыскиваемой за нарушения налогового законодательства, можно считать законную неустойку, применяемую в гражданско-правовых отношениях. Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойка представляет денежную сумму, определенную законом или договором на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Одной из разновидностей неустойки является пеня, которая может быть договорной и законной. Законная неустойка устанавливается законодательством и применяется независимо от соглашения сторон. Вместе с тем необходимо учитывать особенности финансово-правовой пени, начисляемой при нарушении публично-правовых обязанностей.

Наибольшее распространение пеня как разновидность финансово-правовых санкций получила в налоговом праве. Согласно ст. 75 НК РФ пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Пеня защищает налоговые правоотношения и применяется в случае нарушения налогоплательщиком своих обязанностей по уплате налогов или сборов в срок и в полном объеме. Государственное принуждение прослеживается в механизме взыскания пени, заключающемся в принудительном изъятии за счет денежных средств правонарушителя на счетах в банке или за счет иного имущества налогоплательщика. С организаций пени взыскиваются в бесспорном порядке, с физических лиц — по решению суда.

Анализ финансового законодательства позволяет сделать вывод, что пеня является мерой юридической ответственности и содержит необходимые признаки последней, а именно: условия применения и механизм взыскания пени установлены законодательством; основанием применения пени выступает нарушение финансового законодательства; пеня является следствием совершения финансового правонарушения и связана с реализацией санкции финансово-правовой нормы; взыскание пени сопровождается государственно-властным принуждением; уплата начисленной пени означает добровольную реализацию финансово-правовой (налоговой) обязанности; взыскание пени означает причинение правонарушителю имущественного урона в денежной форме.

Взыскание недоимки и пени носит ярко выраженный компенсационный характер, в качестве мер государственно-властного принуждения они имеют правовосстановительную природу и имущественную форму. Недоимка и пеня направлены на исполнение финансовых обязанностей перед государством, в частности бесспорной обязанности налогоплательщика перечислить причитающиеся платежи в пользу казны. Восстановление нарушенных финансовых прав государства предполагает достижение полной эквивалентности, т. е. возвращение казне как потерпевшей стороне объема финансовых прав, утраченного в результате произошедшего факта финансового правонарушения.

Финансовые санкции имеют общую юридическую природу, по вместе с тем и отличительные признаки. Основные различия между штрафом как представителем карательной санкции и недоимкой и пеней как правовосстановительными санкциями заключаются в следующем: основанием штрафной ответственности является совершение финансового правонарушения, правильная его квалификация, индивидуализация суммы денежного взыскания. Основанием правовосстановительной ответственности является наличие финансовых обязанностей перед государством и в случае необходимости — государственно-властное принуждение к их исполнению; штраф носит абсолютно или относительно определенный характер, имеет низшую и высшую границы, которые так» е могут быть изменены в зависимости от наличия смягчающих или отягчающих обстоятельств. Размеры недоимки и пени всегда абсолютно определенны и не изменяются в зависимости от наличия или отсутствия каких-либо индивидуальных обстоятельств, поскольку сумма ущерба, причиненного государственной казне финансовым правонарушением, может быть подсчитана достаточно точно; взыскание штрафа является результатом правоохранительной деятельности государственных органов, и правонарушитель не может сам подвергнуть себя финансовой ответственности. В отличие от штрафа уплатить недоимку или пени правонарушитель может самостоятельно, без вмешательства государственных органов.

Имеющиеся различия в основаниях, механизме применение и реализации правовосстановительных и карательных санкций не означают их взаимоисключения. Так, в п. 2 ст. 75 НК РФ говорится, что сумма соответствующих пеней уплачивается помимо причитающихся к уплате сумм налога или сбора и независимо от применения других мер обеспечения исполнения обязанности по уплате налога или сбора, а также мер ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах; п. 4 ст. 101 НК РФ устанавливает, что на основании вынесенного решения о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения налогоплательщику направляется требование об уплате недоимки по налогу и пени.

Субъект финансового права, привлекаемый к финансовой ответственности, вправе оспаривать взыскание санкций любого вида, участвовать в производстве по исследованию обстоятельств совершения правонарушения.

Единую правовую природу финансовых санкций подчеркивает и БК РФ. Пункт 2 ст. 41 БК РФ относит пени и штрафы к налоговым доходам бюджетов.

В российском финансовом праве санкции имеют еще один общий аспект, наличие которого существенно отличает финансово-правовую ответственность от иных ее видов. Все виды финансово-правовых санкций не поглощаются никакими другими: штрафы изыскиваются по принципу сложения, а недоимки и пени взыскиваются до полного (как минимум) возмещения причиненного государству ущерба.



Поиск готовой работы: