Экономикс (Макконнелл К.Р., 2003)

Рынок рабочей силы: профсоюзы, дискриминация и иммиграция

В этой главе мы рассматриваем три проблемы, касающиеся рынка рабочей силы: профсоюзное движение, дискриминацию и иммиграцию.

  1. Сначала дается подробный анализ организованной рабочей силы, коллективных договоров и экономических последствий профсоюзного движения. Каковы причины роста профсоюзного движения в прошлом и упадка в настоящем? Какое влияние оказывают профсоюзы на заработную плату, эффективность экономики, производительность труда и распределение доходов?
  2. Далее мы обсуждаем проблему дискриминации на рынке рабочей силы, ее масштабы и издержки.
  3. Наконец, мы обращаемся к широко обсуждаемой проблеме иммиграции иностранных рабочих в Соединенные Штаты. Сколько легальных и нелегальных иммигрантов ежегодно приезжают в Соединенные Штаты? Каковы экономические последствия их приезда?

Краткая история американского профсоюзного движения

Около 17 млн рабочих, составляющих примерно 16% рабочей силы, являются членами профсоюзов. Однако голые цифры, возможно, не дают правильного представления о месте профсоюзов в экономике США. Ставки заработной платы, продолжительность рабочего дня, условия работы на фирмах и в отраслях промышленности, не охваченных профсоюзами, подвержены влиянию аналогичных параметров в охваченных профсоюзами отраслях.

Как показано на рис. 36-1, число членов профсоюзов значительно увеличилось особенно во второй половине 30-х годов и во время второй мировой войны (1939-1945 гг.). До начала 30-х годов и работодатели, и суды враждебно относились к профсоюзам. Например, работодатели часто требовали, чтобы рабочие подписывали так называемые «желтые обязательства», по которым в условия найма входило согласие рабочих не вступать в профсоюз. У рабочих подчас просто не было выбора: им приходилось подписывать такие контракты, потому что в противном случае они оставались без работы. В случае нарушения «желтого обязательства» работодатель имел право подать на рабочего в суд, который накладывал на него штраф или даже приговаривал к тюремному заключению. Кроме того, суды охотно прибегали к судебным предписаниям, запрещающим профсоюзам настаивать на своих требованиях такими способами, как забастовки, пикетирование и бойкоты. Лишившись подобного оружия, профсоюзы практически не могли получить ни статуса, ни прав, к которым они стремились.

Рост и упадок профсоюзного движения в США Основная доля роста профсоюзного движения приходилась на период после 1935 г. Однако организованные в профсоюзы работники составляют все меньшую долю рабочей силы, также в последние годы сократилась абсолютная численность членов профсоюза (U.S. Bureau of the Census and Bureau of Labor Statistics).

АФТ и экономический тред-юнионизм

Несмотря на антипрофсоюзные настроения, в США возникли группы различных профсоюзов. Но современная структура профсоюзов стала развиваться только после создания Американской федерации труда (АФТ). Под руководством Сэмюеля Гомперса рабочее движение заняло консервативную позицию, которая сохранилась и сегодня. Заслуженно почитаемый как «отец американского рабочего движения», Гомперс проповедовал три основные идеи:

  1. практический экономический тред-юнионизм;
  2. нейтралитет рабочих в политических вопросах;
  3. автономия каждого профсоюза.

1. Экономический тред-юнионизм. Гомперс был твердо убежден, что «безопасный и разумный» экономический тред-юнионизм - это единственный путь для американского рабочего движения. Гомперс решительно отвергал долгосрочные идеалистические планы свержения капитализма. Он с презрением относился к интеллектуалам и теоретикам, подчеркивая, что профсоюзы должны заниматься краткосрочными практическими экономическими задачами: повышением заработной платы, сокращением рабочего дня, улучшением условий труда.

2. Политический нейтралитет. Гомперс предостерегал профсоюзы от присоединения к какой-либо политической партии. Он утверждал, что, преследуя долгосрочные политические цели, работники могут потерять из виду ближайшие экономические задачи, которые они призваны решать. Гомперс убеждал профсоюзы следовать на политической арене одному простому принципу: вознаградить друзей наемных работников и наказать врагов на выборах, независимо от их политической ориентации.

3. Автономия профсоюзов. Наконец, Гомперс был твердо убежден в том, что автономия профсоюзов, то есть организация союзов по цеховому принципу, или объединение работников одной профессии, является единственной надежной основой рабочего движения. Он утверждал, что союзам, объединяющим представителей различных профессий, не хватает сплоченности, необходимой сильным и боевым профсоюзам. Цеховые профессиональные союзы должны впоследствии объединиться в одну общенациональную федерацию. «Один союз для каждой профессии присоединяется к единому рабочему движению».

Этим основным идеям — консервативному экономическому тред-юнионизму, политическому нейтралитету и объединению в союзы по профессиональному признаку - предстояло играть доминирующую роль в АФТ и во всем рабочем движении на протяжении полувека.

Рост профсоюзов в 1930-1940 гг.

Два события, произошедшие в 30-е годы, способствовали росту профсоюзного движения (рис. 36-1).

Законодательство в поддержку профсоюзного движения 30-х годов. Федеральное правительство США приняло два радикальных закона в поддержку профсоюзного движения.

Закон Норриса—Лагардиа 1932 г. Закон Норриса—Лагардиа 1932 г. многое сделал для роста профсоюзов, отменив две самые эффективные антипрофсоюзные меры. А именно:

  1. Этот закон затруднил работодателям процедуру получения судебных предписаний, направленных против профсоюзов.
  2. Объявил недействительными все «желтые обязательства».

Закон Вагнера 1935 г. Через три года, в 1935 г., федеральное правительство приняло более решительные меры, направленные на развитие профсоюзного движения. Закон Вагнера 1935 г. (официально называвшийся Законом о трудовых отношениях) гарантировал трудящимся «двойное право»: право на объединение в профсоюзы и право заключения коллективных договоров с работодателями.

В законе перечислялись некоторые методы «несправедливой практики трудовых отношений», которые использовали работодатели. Закон предписывал:

  1. Запретить работодателям лишать работников права объединяться в профсоюзы.
  2. Запретить работодателям дискриминацию членов профсоюзов при найме, увольнении и повышении в должности.
  3. Признать незаконной дискриминацию любого работника, который предъявляет иск или дает показания в соответствии с данным законом.
  4. Обязать работодателей честно вести переговоры с профсоюзом, организованным работниками предприятий.

Закон Вагнера был, безусловно, «Великой хартией вольностей» для трудящихся.

Национальное управление по трудовым отношениям (NLRB) было учреждено в соответствии с законом Вагнера и наделено полномочиями расследовать «несправедливую практику трудовых отношений», регулируемых данным законом, издавать предписания о прекращении незаконных действий и проводить голосование среди работников, чтобы решить, хотят ли они быть представлены профсоюзом и каким именно.

Закон Вагнера был призван ускорить рост профсоюзов и вполне успешно способствовал достижению этой цели. Надежная защита, которую обеспечивает объединениям трудящихся этот закон вместе с законом Норриса-Лагардиа, сыграла главную роль в том, что ряды членов профсоюзов расширились с 4 млн в 1935 г. до 15 млн человек в 1947 г.

КПП и производственный тред-юнионизм. Другим импульсом роста профсоюзов явилось изменение в организационной структуре самого рабочего движения. АФТ объединяла вначале только квалифицированных рабочих, а сотни тысяч неквалифицированных и низкоквалифицированных рабочих в отраслях, связанных с массовым производством, не входили в профсоюзы. Под руководством Джона Л. Льюиса был сформирован Конгресс производственных профсоюзов (КПП), основанный на принципе производственного тред-юнионизма, который способствовал объединению как квалифицированных, так и низкоквалифицированных рабочих в данной отрасли или группе смежных отраслей, например всех рабочих, занимающихся сборкой автомобилей или производством запчастей.

В 30-е годы КПП добился поразительных успехов, организовав профсоюзы в автомобильной и сталелитейной отраслях промышленности. К 1940 г. общее число членов профсоюзов достигло примерно 9 млн человек, тогда как в 1930 г. их было только 3,5 млн.

Подавление профсоюзов

По мере того как профсоюзы набирали силу — и по числу членов, и по финансовым возможностям, - стало ясно, что их уже нельзя считать слабыми партнерами в переговорах с администрацией. Подобно тому как в 1870-х и 1880-х годах растущая мощь промышленных монополий вызвала к жизни требование контроля над ними, в связи с подъемом профсоюзного движения в 1930-х и 1940-х годах стали раздаваться голоса о необходимости его регулирования. Раздраженное серией послевоенных забастовок, которые, как утверждали тогда, подпитывали инфляцию, правительство перешло к политике сдерживания профсоюзного движения.

Закон Тафта—Хартли 1947 г. Положения этого детально разработанного законодательного акта можно разделить на три группы:

  1. запрещающие некоторые виды «нечестных действий» со стороны профсоюзов;
  2. устанавливающие статус и гарантирующие профсоюзу безопасность;
  3. запрещающие забастовки, угрожающие здоровью и благополучию нации.

1. «Несправедливая практика» профсоюзов. Эта часть закона, хотя и встретила наибольшее противодействие, запретила следующие виды «несправедливой практики» со стороны профсоюзов: а) принуждать работников вступать в свои ряды; б) проводить забастовки по поводу прав и обязанностей (споры между профсоюзами одного предприятия о том, какой из них имеет право выполнять определенную работу); вторичные бойкоты (отказ покупать или использовать товары, произведенные другим профсоюзом или другой группой рабочих) и некоторые забастовки солидарности (забастовки для оказания помощи какому-либо другому профсоюзу, добивающемуся признания со стороны нанимателя или преследующему какие-либо иные цели); в) взимать чрезмерные или дискриминационные вступительные взносы; г) практиковать сохранение численности рабочей силы независимо от потребности в ней, то есть завуалированную форму вымогательства, когда профсоюз или его члены получают деньги за не сделанную ими работу; д) отказываться от честных переговоров с администрацией.

2. Гарантии для профсоюзов. Профсоюзы пользуются разной степенью признания со стороны администрации. Порядок предпочтений, с точки зрения профсоюзов, таков:

  1. предприятие, принимающее на работу только членов профсоюза («закрытое» предприятие);
  2. предприятие, на котором все принятые на работу должны стать членами профсоюза («профсоюзное» предприятие);
  3. предприятие, принимающее на работу не только членов профсоюза («открытое» предприятие).

Предприятие, принимающее на работу только членов профсоюза («закрытое» предприятие), обеспечивает наибольшие гарантии для профсоюза данного предприятия. Если оно берет на работу только членов профсоюза, то рабочий должен вступить в него еще до прихода на такое предприятие. Предприятие, на котором все занятые должны быть членами профсоюза, так называемое «профсоюзное» предприятие, принимает на работу нечленов профсоюза, но с условием, что они вступят в профсоюз в течение определенного периода - скажем, 30 дней — или уйдут с работы. Существуют предприятия, где администрация имеет право принимать на работу как членов, так и нечленов профсоюза («открытое» предприятие). Нечлены профсоюза не обязаны в него вступать; они могут сколько угодно работать на таком предприятии, оставаясь вне профсоюза.

По закону Тафта-Хартли те работники, которые занимаются торговлей между штатами, не могут поступить на предприятие, принимающее на работу только членов профсоюза. Этот же закон разрешает штатам вводить запрет на такие предприятия с помощью законов о праве на труд. Примерно 20 штатов уже приняли подобные законы. В соответствии с ними обязательное членство в профсоюзе, а следовательно, и предприятия, на которые принимаются только члены профсоюза, признаются незаконными. Закон Тафта-Хартли урезал права, гарантии и влияние профсоюзов.

3. Забастовки, угрожающие здоровью и благополучию нации. В законе Тафта-Хартли разработан механизм, позволяющий избежать крупных забастовок, которые могут совершенно подорвать экономику и тем самым подвергнуть опасности здоровье или благополучие нации. Примером может служить забастовка портовых рабочих. Этот механизм дает возможность президенту США получить судебное предписание для отсрочки такой забастовки на 80 дней, чтобы «охладить страсти». В этот период NLRB проводит опрос среди рабочих о приемлемости для них последнего предложения работодателя. Если оно отклоняется, профсоюз может начать забастовку. Единственный выход для правительства -перевести данную отрасль на чрезвычайное положение, но эта мера считается сомнительной с точки зрения закона.

Закон Ландрума-Гриффина 1959 г. Государственное регулирование внутренней жизни профсоюзов усилилось благодаря тому, что в 1959 г. был принят закон Ландрума-Гриффина. Закон требует, чтобы выборы должностных лиц профсоюзов проводились регулярно, в установленные сроки, при тайном голосовании; ограничивает доступ к руководящим должностям в профсоюзе бывшим заключенным и коммунистам. Более того, на должностные лица профсоюзов возлагается полная ответственность за денежные средства и собственность профсоюзов. Цель закона состоит также в том, чтобы предупредить посягательства профсоюзных лидеров, имеющих диктаторские наклонности, на права каждого рабочего посещать профсоюзные собрания, принимать участие в голосовании и выдвигать кандидатов на профсоюзные должности. Закон позволяет рабочему предъявлять профсоюзу судебный иск в случае, если последний нарушает эти права.

Спад профсоюзного движения

В 1955 г., когда объединились АФТ и КПП, единство американского рабочего движения формально было восстановлено. Это объединение было продиктовано реакционными законами, такими, как законы Тафта-Хартли и Ландрума-Гриффина, но более всего замедлением роста числа членов профсоюзных организаций.

Однако период после слияния АФТ и КПП не был отмечен возрождением или ростом числа членов профсоюзов. Рост численности их рядов отставал от роста численности рабочей силы. Так, если в середине 50-х годов в профсоюзы входило 25% рабочих, то сейчас — менее 16%. Действительно, за последние годы число членов профсоюзов значительно уменьшилось. В 1980 г. более 22 млн рабочих являлись членами профсоюзов, а в 1993 г. их численность сократилась почти до 17 млн человек.

По этому вопросу не существует единого мнения, но два возможных объяснения следует рассмотреть.

Структурные изменения. Гипотеза структурных изменений сводится к тому, что в американской экономике и составе рабочей силы произошло множество структурных изменений, которые неблагоприятно отразились на динамике численности членов профсоюзов.

1. Потребительский спрос, а следовательно, и занятость «ушли» из отраслей, традиционно являвшихся «цитаделями» профсоюзов. Вообще говоря, в отраслевой структуре страны происходит сдвиг от производства товаров (где профсоюзы имели сильные позиции) к производству услуг (где позиции профсоюзов были слабыми). Этим изменениям в отраслевой структуре, возможно, способствовало усиление конкуренции со стороны импорта в таких отраслях промышленности с чрезвычайно сильными профсоюзами, как автомобильная и сталелитейная. Растущая конкуренция со стороны импортных товаров в этих отраслях привела к сокращению занятости в стране, а следовательно, и численности членов профсоюзов.

2. За последние годы необычайно большая доля в увеличении занятости пришлась на женщин, молодежь и рабочих, занятых неполный рабочий день, то есть на группы, которые, как утверждают, трудно поддаются организации, потому что они не так прочно связаны с остальной рабочей силой.

3. Ставшая результатом повышения цен на энергоресурсы долгосрочная тенденция к перемещению промышленности с северо-востока и среднего запада США, где членство в профсоюзе является частью образа жизни, в южные и юго-западные районы, где рабочих трудно организовать, возможно, также помешала росту профсоюзных рядов.

4. Довольно парадоксальное объяснение состоит в том, что относительное сокращение численности членов профсоюзов отчасти связано с теми успехами, которых добились профсоюзы, получив существенные преимущества в зарплате по сравнению с американскими и иностранными рабочими, не являющимися членами профсоюза. Вполне можно предположить, что, столкнувшись с такой высокой зарплатой членов профсоюза, предприниматели, использующие организованную в профсоюзы рабочую силу, заменят работников машинами, будут заключать субподрядные договоры с поставщиками, не связанными с профсоюзным движением, откроют новые, не охваченные профсоюзами предприятия в менее развитых промышленных районах и будут использовать комплектующие детали, изготовленные в странах с более низкой зарплатой. Эти меры ограничивают возможности для расширения занятости в отраслях, охваченных профсоюзами, по сравнению с отраслями, не входящими в профсоюзы. Также можно ожидать - и это, вероятно, более важно, - что объем выпуска продукции и занятость в «непрофсоюзных» фирмах и отраслях промышленности, имеющих низкие издержки производства, увеличатся за счет объема выпуска и занятости в «профсоюзных» фирмах и отраслях, издержки производства в которых являются высокими. Короче говоря, возможно, что успехи профсоюзов, добившихся более высокой зарплаты, изменили структуру промышленности в ущерб численности членов профсоюзов и занятости последних.

Гипотеза об оппозиции со стороны администрации. Более поздняя гипотеза состоит в том, что усилившаяся оппозиция со стороны администрации по отношению к профсоюзам была главным препятствием для их роста. Утверждают, что в последнем десятилетии профсоюзы добились для своих рабочих больших преимуществ в зарплате по сравнению с рабочими, не входящими в профсоюз, и в результате фирмы, где работают члены профсоюза, стали приносить меньше прибыли, чем фирмы, рабочие которых не объединены в профсоюз. В ответ на это сформировалась оппозиция профсоюзам со стороны администрации; со временем она стала более агрессивной. Один из методов, применяемых администрацией, заключался в привлечении консультантов - специалистов в области трудовых отношений, в задачу которых входило проведение активных антипрофсоюзных кампаний с целью отвлечения рабочих от объединения в профсоюзы и убеждение уже вступивших в профсоюз в необходимости аннулировать полномочия их профсоюза. Наконец, столкнувшись с забастовками, в которых участвовали члены профсоюза, администрация все чаще и чаще стала нанимать постоянных штрейкбрехеров. Эти не входящие в профсоюз рабочие впоследствии голосовали за аннулирование полномочий профсоюза.

Утверждают также, что значительно возросло использование незаконных антипрофсоюзных мер. Особенно часто практикуются выявление и увольнение рабочих, активно защищающих профсоюзы, хотя это и запрещено законом Вагнера.

Заключение коллективных договоров

Несмотря на спад профсоюзного движения, заключение коллективных договоров остается важным элементом отношений между работниками и администрацией. По существующим оценкам, сейчас в США действует почти 1900 крупных коллективных договоров, каждый из которых подписан более 1000 рабочих. Эти договоры охватывают более 8,2 млн рабочих. Многие миллионы рабочих также подписали коллективные договоры в более мелких фирмах и компаниях.

Процедура заключения коллективных договоров

Обычно инициативу на переговорах берет на себя профсоюз, предъявляя свои требования, которые принимают форму конкретных поправок к уже существующему трудовому соглашению. Потом обсуждаются плюсы и минусы этих требований. Обычно принимаются компромиссные решения, которые вносятся в новое трудовое соглашение. Забастовки, пикетирование и насильственные действия, безусловно, являются исключением, а не правилом. Около 95% договоров заключаются без прекращения работы. Общепризнано, что в последние годы в связи с прекращением работы из-за разногласий между работниками и администрацией ежегодно теряется менее 0,2% всего рабочего времени. Работники и администрация проявляют незаурядные способности к компромиссам и согласию. Сообщения о забастовках и столкновениях между работниками и администрацией обычно занимают первые газетные полосы, в то время как мирному возобновлению трудового соглашения уделяют лишь несколько строк на последней полосе.

Трудовое соглашение

Коллективные договоры выглядят по-разному. Некоторые бывают удивительно краткими, они занимают две-три машинописные страницы; другие - чрезвычайно подробны и состоят из 200-300 страниц, напечатанных мелким шрифтом. Одни соглашения касаются только местного профсоюза и одного предприятия; другие устанавливают размер заработной платы, продолжительность рабочего дня, условия работы для целых отраслей промышленности. Средних или типовых коллективных договоров не существует.

Рискуя чересчур упростить дело, можно тем не менее утверждать, что коллективные договоры обычно охватывают четыре основные сферы:

  1. степень признания и статус профсоюза, а также прерогативы администрации;
  2. размер заработной платы и продолжительность рабочего дня;
  3. трудовой стаж и гарантии занятости;
  4. процедуру урегулирования трудовых споров.

Статус профсоюза и прерогативы администрации. До того, как предприятия, принимающие на работу только членов профсоюза, были запрещены законом Тафта-Хартли, они обеспечивали наибольшие гарантии профсоюзу.

Другой стороной медали в вопросе статуса профсоюза является проблема прерогатив администрации. Многие коллективные договоры между администрацией и работниками содержат статьи, в которых указано, что определенные решения принимаются исключительно администрацией предприятия или компании. Прерогативы администрации обычно охватывают такие проблемы, как размер и месторасположение предприятий, номенклатура товаров, виды оборудования и материалов, используемых в производстве, и производственные календарные планы. Часто исключительно администрация решает вопросы найма, перевода на другую работу, дисциплины, увольнения и повышения в должности, но такие решения принимаются в соответствии с общим принципом трудового стажа, а профсоюз может их оспаривать, используя процедуру урегулирования трудовых споров.

Размер заработной платы и продолжительность рабочего дня. Основным пунктом любого трудового договора является размер заработной платы и продолжительность рабочего дня. На переговорах по поводу заработной платы и работники, и администрация проявляют прагматизм и склонность к соглашательству. Работники, требуя повышения зарплаты, а администрация, сопротивляясь этому, чаще всего отталкиваются от следующих критериев или «отправных точек»:

  1. какую зарплату получают другие;
  2. есть ли возможность платить;
  3. какова стоимость жизни;
  4. какова производительность.
Если основные ставки в данной фирме ниже, чем в других подобных фирмах, профсоюз может настаивать на повышении заработной платы, чтобы привести ее в соответствие с той, которую получают работники других фирм. Если фирма получила в данном году высокие прибыли, профсоюз также может потребовать повышения заработной платы на том основании, что у фирмы появилось больше возможностей ввести надбавку к заработной плате. В последние годы профсоюзы добились значительных успехов в установлении соответствия между уровнем заработной платы и стоимости жизни. Почти 28% всех членов профсоюзов подпадают под действие одной из поправок на рост стоимости жизни (COLA). Кроме того, профсоюзы ведут переговоры по поводу размера своей «справедливой доли» дополнительных доходов, связанных с повышением производительности труда.

Продолжительность рабочего дня, оплата сверхурочной работы, праздничных дней и отпусков, а также дополнительные выплаты — страхование здоровья и пенсионное обеспечение — также являются важными экономическими проблемами, которые обсуждаются в процессе переговоров.

Трудовой стаж и гарантии занятости. Отсутствие гарантий занятости в капиталистической экономике, а также страх перед дискриминацией профсоюзов со стороны работодателей вызывают озабоченность у рабочих и их профсоюзов. Точно сформулированные и детально разработанные положения, касающиеся гарантий занятости, которые содержатся в большинстве трудовых соглашений, как раз и отражают эту озабоченность. Профсоюзы настаивают на том, что повышение в должности, увольнение и восстановление на работе определяются трудовым стажем работника. Работник с самым большим непрерывным стажем должен при первой возможности получать повышение, быть уволенным в последнюю очередь, а восстанавливаться на работе после увольнения в первую очередь.

В последние годы профсоюзы все более болезненно реагируют на то, что американские рабочие теряют работу, уступая свои места иностранным рабочим. Иногда они стремятся ограничить возможности фирмы импортировать запчасти или размещать производственные мощности за границей.

Процедура урегулирования трудовых споров. Трудно себе представить, что даже в детально разработанном и исчерпывающем трудовом соглашении можно предусмотреть все проблемы, которые могут возникнуть на протяжении срока его действия. Что произойдет, если рабочие, придя на работу в понедельник утром, обнаружат, что по какой-то причине, например из-за технических неполадок, завод закрыт? Следует ли им выдать «символическую» зарплату, скажем, за два или четыре часа работы? Разногласия между администрацией и профсоюзом могут возникнуть по поводу того, соответствует ли открывшейся вакансии рабочий, имеющий самый большой трудовой стаж и претендующий на повышение в должности. Разногласия в подобных случаях нельзя предусмотреть даже в самом детальном коллективном договоре, поэтому их следует разрешать, используя процедуру урегулирования трудовых споров. Практически во всех коллективных договорах предусматривается определенная процедура урегулирования споров, возникающих на протяжении срока действия данного договора.

Краткое повторение 36-1

Познакомившись с историей рабочего движения и относящимися к нему законами, а также получив некоторое представление о коллективных договорах, давайте теперь рассмотрим экономические аспекты тред-юнионизма.

Влияние профсоюзов на экономику

Как оценить влияние профсоюзов на экономику — положительное оно или отрицательное? Мы попытаемся дать ответ на этот важный вопрос, рассмотрев несколько проблем. Влияют ли профсоюзы на повышение зарплаты? Повышает или снижает экономическую эффективность присутствие профсоюзов? Более или менее равномерно стали распределяться заработки под влиянием профсоюзов? Следует предупредить читателя, что в ответах на эти вопросы не только нет определенности, но, напротив, существуют серьезные разногласия.

Преимущество в зарплате для членов профсоюза

Все три модели, приведенные в главе 28 (см. рис. 28-5, 28-6 и 28-7 и сопровождающие их разъяснения), показывают, что профсоюзы могут способствовать повышению заработной платы. Но повысились ли ставки заработной платы благодаря профсоюзам на самом деле?

Практические исследования вполне однозначно показывают, что профсоюзы действительно повышают зарплату своих членов в сравнении с зарплатой нечленов профсоюза, хотя размер этой надбавки к зарплате различается в зависимости от профессии, отрасли промышленности, расовой принадлежности и пола. Существуют также свидетельства того, что средняя разница в зарплате членов и нечленов профсоюза составляет примерно 15%.

Эти оценки преимуществ в зарплате, которые имеют члены профсоюза, вероятно, занижены, поскольку последние получают гораздо больше дополнительных выплат, чем не принадлежащие к профсоюзу рабочие. Это значит, что члены профсоюза чаще, чем нечлены профсоюза, получают пенсии от частных предприятий, страхование медицинских расходов и расходов на лечение и протезирование зубов, оплаченные отпуска и больничные листы и т.д. В тех случаях, когда дополнительными выплатами пользуются как члены, так и нечлены профсоюза, первые получают пособия большего размера. Поэтому преимущества в заработке (заработная плата плюс дополнительные выплаты) членов профсоюза в целом больше, чем вышеуказанные 15%.

Все экономисты также признают, что профсоюзы не оказывают никакого или оказывают очень несущественное влияние на средний уровень реальной зарплаты всех трудящихся — как членов, так и нечленов профсоюза. На первый взгляд эти два вывода - члены профсоюза имеют преимущества в зарплате, но профсоюзы не влияют на средний уровень реальной зарплаты — могут показаться несовместимыми.

Но это так, поскольку члены профсоюза получают прибавку к зарплате за счет нечленов профсоюза. Как мы скоро увидим (рис. 36-2), установление более высокой зарплаты членам профсоюза может привести к тому, что спрос работодателей на рабочую силу сократится и они станут нанимать меньше работников. Оставшиеся незанятыми работники будут искать работу на рынке не организованной в профсоюзы рабочей силы. В результате предложение рабочей силы увеличится, что приведет к снижению заработной платы на рынке не объединенных в профсоюзы работников. Чистый результат сведется к тому, что средний уровень заработной платы не изменится.

Тесная связь между производительностью и средним уровнем реальной заработной платы, показанная на рис. 28-1, справедливо предполагает, что профсоюзы действительно имеют мало возможностей повысить реальную зарплату трудящихся в целом. Но рис. 28-1 демонстрирует усредненное соотношение, и его параметры вполне совместимы с тем, что определенные группы работников (члены профсоюза) получают относительно более высокую заработную плату, в то же время другие (нечлены профсоюза) получают более низкую реальную зарплату.

Эффективность и производительность

Какое влияние оказывают профсоюзы на эффективность и производительность? Поскольку по этому поводу существуют большие разногласия, полезно рассмотреть методы, благодаря которым профсоюзы могут оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на эффективность экономики. Сначала рассмотрим отрицательное воздействие.

Отрицательное воздействие. Существуют три основных метода, пользуясь которыми профсоюзы оказывают негативное влияние на экономическую эффективность.

1. Вымогательство и работа по правилам. Некоторые профсоюзы, без сомнения, способствовали снижению производительности труда методами искусственного завышения объема работ, известного как практика вымогательства, и препятствовали внедрению нового оборудования и процессов, способствующих росту объемов производства. Такая практика ограничения производительности труда часто принимает форму протеста против технологических нововведений. Профсоюзы и работодатели могут даже устанавливать размеры производственных бригад и фиксировать их в коллективном договоре, но не следует забывать, что такое положение может быть технологически оправданным только на момент заключения договора. Развитие трудосберегающей технологии через короткое время сделает прежние размеры бригады уже неоправданно большими. Однако профсоюз будет оказывать сопротивление сокращению рабочих мест, вызванному в том числе технологическими причинами. На протяжении многих лет компания Brotherhood of Locomotive Fireman and Engineers включала пожарника в состав поездных бригад, несмотря на то что его обязанности были давно упразднены после замены паровых двигателей дизельными.

Аналогичным образом профессиональные союзы художников часто запрещали своим членам применять краски в аэрозолях и в ряде случаев даже устанавливали размеры кисточки. В недавнем прошлом профсоюзы работников типографий стремились ограничить использование компьютерной техники в издательском и полиграфическом производстве. А вот другой пример: музыканты оркестров настаивали на расширенном его составе для участия в музыкальных шоу и требовали от работодателей оплаты в размерах, установленных для непрофсоюзных оркестров.

Обобщая сказанное, можно утверждать, что профсоюзы несут ответственность за установление таких правил и производственной практики, которые препятствуют росту эффективности производства. Например, согласно правилу повышения в должности за выслугу лет, рабочего могут повысить в должности после многих лет работы практически без учета того, что кто-то другой может реально выполнять его задания с большей эффективностью. Профсоюз может также вести борьбу, касающуюся прав и обязанностей, а также в отношении конкретной работы, которую могут выполнять его члены. Металлургам и каменщикам может быть запрещено делать простейшие плотницкие операции, непосредственно связанные с их производственными и рабочими задачами. Это означает, что на таких производствах должны быть не участвующие постоянно в производственном процессе плотники. И наконец, часто раздаются жалобы на то, что профсоюзы вмешиваются в прерогативы управляющих и стремятся участвовать в установлении рабочих смен, определении целей производства, что на самом деле препятствует свободному принятию решений, направленных на повышение эффективности производства.

2. Забастовки. Другим средством профсоюзов, которое может оказывать отрицательное влияние на эффективность, являются забастовки. Если переговоры профсоюза и администрации заходят в тупик, начинается забастовка и производство на данном предприятии останавливается. Предприятию нечего продавать, оно теряет прибыль, а работники приносят в жертву свои доходы.

Статистические данные о забастовках показывают, что они случаются относительно редко, а связанные с ними совокупные экономические потери сравнительно малы. В 1993 г. было заключено 669 крупных коллективных договоров, охватывающих 1000 и более рабочих. Забастовки произошли только в 35 случаях. Более того, большинство забастовок продолжается всего несколько дней. Как уже указывалось ранее, среднее ежегодное количество потерянного из-за забастовок времени составляет не более 0,2% всего рабочего времени. Эта потеря равна 4 часам на каждого рабочего в год, то есть менее 5 минут на каждого рабочего в неделю!

Следует добавить, что экономический ущерб, связанный с забастовками, может быть как больше, так и меньше тех издержек, которые обусловлены потерей рабочего времени. Издержки могут быть больше, если нарушается производство в небастующих фирмах. Например, продолжительная забастовка в сталелитейной промышленности или на транспорте окажет серьезное негативное влияние на производство и занятость во многих других отраслях и секторах экономики.

При этом издержки могут быть меньше тех, которые обусловлены потерей рабочего времени, потому что небастующие фирмы могут увеличить выпуск продукции и тем самым компенсировать производственные потери бастующих фирм. Например, если объем продукции General Motors уменьшается из-за забастовки, покупатели автомобилей могут обратиться к фирмам Ford и Chrysler, которые ответят расширением занятости и выпуска продукции. Хотя забастовка может нанести вред General Motors и ее работникам, общество в целом почти не заметит или вовсе не ощутит уменьшения занятости, реального объема производства и доходов.

3. Нерациональное размещение трудовых ресурсов. Третий и более тонкий инструмент, с помощью которого профсоюзы могут отрицательно влиять на эффективность, — это преимущество членов профсоюза в зарплате. Рис. 36-2 дает об этом представление. На нем вычерчены (для простоты) одинаковые кривые спроса на определенный вид трудовой деятельности для объединенного и не объединенного в профсоюз секторов рынка рабочей силы. Если бы изначально не существовало профсоюза, то ставка заработной платы зависела бы от числа рабочей силы, нанятой на конкурентной основе, и была бы равна, скажем, Wn. Теперь предположим, что в секторе 1 возник профсоюз и ему удалось добиться повышения зарплаты с Wn до Wu. Вследствие этого ряд рабочих — N1N2 — потеряет работу в секторе, где работают члены профсоюза. Предположим, что все они ушли в сектор 2, где им предоставили работу. Это увеличение предложения рабочей силы в секторе, где работают нечлены профсоюза, приведет к снижению заработной платы с Wn до Ws.

Влияние преимуществ в зарплате членов профсоюза на размещение трудовых ресурсов
Чем выше уровень заработной платы Wu, которую получает член профсоюза в секторе 1, тем быстрее произойдет вытеснение рабочих N1N2. Наем этих рабочих в секторе 2 сократит уровень заработной платы с Wu до Ws. Связанная с этим потеря объема производства в отрасли, где имеется профсоюз, составит А+В+С, тогда как прирост производства в неохваченном профсоюзом секторе составит D+E. Реальные потери для общества будут равны площади B. Это означает, что преимущества в заработной плате членов профсоюза отрицательно отразятся на размещении рабочей силы и приведут к снижению эффективности производства.

Следует помнить, что кривые спроса на рабочую силу отражают предельный продукт рабочих в денежной форме (MRP), или вклад рабочих в национальный продукт. Это значит, что заштрихованная область А + В + С в «профсоюзном» секторе иллюстрирует уменьшение объема национального продукта, вызванного сокращением занятости в этом секторе на N1N2. Область А+В+С представляет собой сумму MRP (весь вклад в национальный продукт) рабочих, вытесненных повышением зарплаты с Wn до Wu, которого добился профсоюз. А предоставление им работы в «непрофсоюзном» секторе 2 приведет к увеличению объема национального продукта, на что указывает заштрихованная область D + Е. То обстоятельство, что область А + В + С больше области D + Е, указывает на чистую потерю национального продукта. Другими словами, поскольку А = D, а С = Е, то чистая потеря, обусловленная увеличением зарплаты членам профсоюза, равна области В. Поскольку теперь то же количество рабочих производит меньший объем продукции, ясно, что трудовые ресурсы распределяются нерационально и используются неэффективно.

Если это рассматривать с несколько иной точки зрения, можно сказать, что после перемещения рабочих N1N2 из сектора, объединенного в профсоюз, в сектор, не имеющий профсоюза, рабочие будут получать заработную плату, равную их MRP в обоих секторах. Но MRP рабочих - членов профсоюза будет выше, чем у нечленов профсоюза. Экономика всегда получает больший объем национального продукта, когда любые трудовые ресурсы перемещаются из сектора с относительно низким уровнем использования MRP в сектор с более высоким уровнем использования MRP. Но при наличии профсоюза и при его способности сохранять зарплату в своем секторе на уровне Wu этого перераспределения из сектора 2 в сектор 1 не произойдет.

Данные экономистов, подсчитавших потери продукции из-за неэффективного размещения трудовых ресурсов, связанного с повышением заработной платы членам профсоюза, свидетельствуют о том, что такая потеря сравнительно невелика. Так, в одном недавнем исследовании было установлено, что если прирост зарплаты членов профсоюза составляет 15%, то потеря национального продукта будет равна примерно 0,14%, то есть лишь 1/7 от 1%. Точно так же, по более поздним оценкам, повышение зарплаты членам профсоюза обходится экономике от 0,2 до 0,4% ВВП. В 1994 г. эта доля составляла от 13 до 27 млрд дол. или от 50 до 103 дол. на человека.

Положительное воздействие. Другие экономисты считают, что в конечном счете профсоюзы вносят позитивный вклад в повышение производительности и эффективности.

1. Эффективность управления: эффект шока. Эффект шока заключается в том, что повышение заработной платы, которого в данном случае добился профсоюз, может заставить заинтересованные фирмы ввести усовершенствованные методы производства и организации труда и тем самым повысить эффективность. Анализ нерационального размещения трудовых ресурсов (рис. 36-2) можно продвинуть еще на один шаг и доказать, что преимущество в зарплате членов профсоюза будет стимулировать фирмы, входящие в профсоюз, к ускорению замещения труда капиталом (см. гл. 27 Производство и спрос на ресурсы) и поиску сокращающих издержки (повышающих производительность) технологий. Это значит, что, столкнувшись с ростом издержек в связи с повышением заработной платы членам профсоюза, работодатели будут вынуждены сократить издержки путем использования большего количества оборудования и поиска усовершенствованных методов производства, которые требуют меньше трудовых ресурсов и капитала на единицу продукции. Практически на конкурентном рынке товаров охваченная профсоюзом фирма, чьи расходы на рабочую силу, скажем, на 10-15% выше, чем у не входящих в профсоюз конкурентов, просто не выживет, если не сумеет поднять свою производительность. Короче говоря, зарплата членов профсоюза может невольно заставить администрацию предпринять такие шаги, которые приведут к увеличению производительности труда.

2. Сокращение текучести рабочей силы. Профсоюзы могут в конечном счете способствовать повышению производительности фирм благодаря своему воздействию на текучесть рабочей силы и гарантии занятости. Профсоюзы выполняют функцию коллективного голоса, выступая от имени своих членов при разрешении трудовых споров, обсуждении улучшения условий работы и т.д. Это значит, что, если группа рабочих не удовлетворена условиями найма, у нее есть два возможных средства для выражения своего несогласия: механизм добровольного увольнения и механизм устных контактов.

Механизм добровольного увольнения предполагает использование рынка рабочей силы — уход с настоящего места работы в поисках лучшего — в качестве средства против «плохих» нанимателей и «плохих» условий работы.

В отличие от этого метода механизм устных контактов включает переговоры рабочих с работодателями по поводу улучшения условий труда и разрешения трудовых споров. Конкретный рабочий не станет выражать свое недовольство работодателям, потому что те могут уволить его «как бунтовщика». Но профсоюзы обеспечивают рабочих коллективным голосом при обсуждении проблем и претензий к администрации и настаивают на их удовлетворительном решении.

Таким образом, профсоюзы могут способствовать уменьшению текучести рабочей силы двумя путями.

1. Профсоюзы используют механизм устных контактов вместо механизма добровольного увольнения с работы. Они эффективно регулируют производственные конфликты, которые в противном случае «разрешались» бы путем добровольного увольнения и изменения места работы.

2. Преимущество в зарплате членов профсоюза удерживает их от перехода на другую работу. Более высокая зарплата превращает фирмы, где есть профсоюзы, в более привлекательное место работы. В ряде исследований утверждается, что профсоюзы в значительной мере способствуют снижению (с 31 до 65%) текучести рабочей силы.

Сокращение текучести рабочей силы разными путями ведет к повышению эффективности. Во-первых, в результате сокращения текучести растет опыт рабочих, а следовательно, и их производительность. Во-вторых, уменьшаются расходы фирмы на набор новых рабочих, на испытательный срок и наем рабочей силы в целом. В-третьих, сокращение текучести побуждает нанимателей более охотно вкладывать капитал в обучение (а следовательно, и в повышение производительности) своих работников. Если, например, рабочий уходит с работы после года обучения, работодатель не получит никакой прибыли от повышения производительности его труда в результате обучения. Сокращение текучести увеличивает возможность того, что работодатели будут получать прибыли от любого вида обучения, которое они предоставят, и поэтому они охотнее вкладывают средства в повышение квалификации своих рабочих.

3. Стаж работы и неформальное обучение. Во многих случаях подготовка работников, повышающая их производительность, осуществляется неформально. Более квалифицированные рабочие могут объяснять менее квалифицированным рабочим, как они выполняют свои функции на рабочем месте, во время обеденного перерыва или «перекура». Однако более квалифицированный и опытный рабочий может и не захотеть делиться своими знаниями с менее квалифицированным и неопытным, если последний способен впоследствии составить ему конкуренцию. Благодаря тому что по настоянию профсоюзов при решении вопросов о повышении в должности или увольнении первостепенное значение придается трудовому стажу, такой опасности нет. Будучи защищенными, опытные рабочие с большей готовностью передают свои знания и опыт новичкам или вспомогательным рабочим. Неорганизованное обучение повышает качество и производительность рабочей силы в данной фирме.

Расхождения в результатах исследований. Было проведено довольно много исследований для определения влияния профсоюзов на производительность. В этих исследованиях делается попытка оценить различия в качестве труда, количестве капитального оборудования в расчете на одного рабочего и другие факторы — кроме профсоюзов, — которые могут оказывать влияние на производительность. К сожалению, на основании этих работ нельзя сделать однозначного вывода, так как одни авторы утверждают, что профсоюзы оказывают положительное влияние на производительность, а другие, использующие другую методологию или данные, приходят к выводу, что это влияние отрицательное. Следовательно, мы можем лишь сказать, что в настоящее время нет общепринятого мнения по поводу всестороннего воздействия профсоюзов на производительность труда.

Распределение доходов

Профсоюзы считают себя общественной силой, или институтом, который способствует установлению экономического равенства. Уменьшают ли профсоюзы неравенство в распределении доходов? Наиболее убедительные факты свидетельствуют о том, что профсоюзы не делают этого.

Усиление неравенства. Некоторые экономисты, опираясь на анализ нерационального размещения трудовых ресурсов (см. рис. 36-2), приходят к выводу, что профсоюзы увеличивают неравенство доходов. Проще говоря, они утверждают, что при отсутствии профсоюзов конкуренция уравняла бы зарплату в двух секторах или подразделениях рынка на уровне Wn. Но более высокая заработная плата членов профсоюза в секторе 1 способствует перемещению рабочих, которые вынуждены искать работу, в сектор 2, не входящий в профсоюз. В результате снижается зарплата в этом секторе. Вместо равенства в зарплате на уровне Wn мы наблюдаем более высокую зарплату Wu для членов профсоюза и более низкую — Ws — для рабочих, не входящих в профсоюз. Профсоюзы, очевидно, способствуют усилению неравенства доходов. Более того, сам факт того, что высококвалифицированные и высокооплачиваемые рабочие шире охвачены профсоюзами, чем менее квалифицированные, низкооплачиваемые рабочие, также показывает, что преимущество в зарплате, которого добились профсоюзы, увеличивает расхождение в доходах.

Равные возможности повышения в должности. Но существуют и другие аспекты политики профсоюзов в отношении зарплаты, которые свидетельствуют о том, что они способствуют уменьшению неравенства в распределении доходов.

1. Единая зарплата в пределах одной фирмы. При отсутствии профсоюзов работодатели будут платить разную заработную плату за одну и ту же работу. Эти различия в оплате объясняются ощутимой разницей в качестве работы, продолжительности трудового стажа, а также благосклонностью нанимателя. Профсоюзы, напротив, по традиции стремятся к установлению единой заработной платы для всех рабочих, выполняющих данный вид операций. Короче говоря, в то время как фирмы, не входящие в профсоюз, устанавливают ставки заработной платы конкретным работникам, профсоюзы во имя солидарности стремятся к тому, чтобы устанавливались ставки для данного вида работы или операций. В той степени, в какой им это удается, дифференциация в зарплате и доходах, основанная на оценке вышестоящими лицами эффективности труда того или иного рабочего, ликвидируется. Важным побочным результатом подобной политики единых ставок является тот факт, что дискриминация в оплате труда чернокожего населения, других национальных меньшинств и женщин при наличии профсоюзов уменьшается.

2. Единая зарплата в разных фирмах. Профсоюзы стремятся к установлению единых ставок заработной платы для данных профессиональных разрядов не только внутри фирмы, но и в разных фирмах. Причины такой политики вполне очевидны. Существенная разница в оплате труда между конкурирующими фирмами может лишить профсоюзы возможности добиваться сохранения и увеличения преимуществ в заработной плате. Например, если позволить одной фирме, входящей в олигополию из четырех фирм, платить гораздо более низкую зарплату членам профсоюза, то, возможно, профсоюзу будет трудно сохранить преимущество в заработной плате для своих членов в остальных трех фирмах. Особенно во время экономического спада фирмы с высокой зарплатой оказывают сильное давление на профсоюзы, требуя ее снижения до уровня фирмы с низкой зарплатой. Чтобы избежать таких проблем, профсоюзы стремятся «вывести зарплату из сферы конкуренции» путем уравнивания ставок в разных фирмах и тем самым сократить степень расхождения в зарплате.

Реальный результат. Какой же вывод можно сделать из всех этих рассуждений? Хотя вопрос остается спорным, в одном достаточно авторитетном исследовании на основе статистических данных сделан вывод, что влияние преимуществ в заработной плате, показанное на рис. 36-2, увеличивает неравенство доходов примерно на 1%, но уравнивание ставок заработной платы внутри фирмы и в разных фирмах уменьшает неравенство приблизительно на 4%. Чистый результат деятельности профсоюзов состоит в уменьшении неравенства доходов на 3%. Отмечая, что лишь небольшая часть рабочих состоит в профсоюзах, авторы исследования утверждают, что уменьшение неравенства на 3% следует считать значительным.

Краткое повторение 36-2

Проанализировав проблемы профсоюзного движения и коллективных договоров, для полноты картины рассмотрим еще два дополнительных фактора, которые влияют на американский рынок рабочей силы, — дискриминацию и иммиграцию.

Дискриминация

В главе 34 Распределение дохода: неравенство и бедность мы отмечали, что представители чернокожего и испаноязычного населения и женщины несут непропорционально большое бремя бедности. Низкие доходы этих групп населения являются результатом функционирования рынка рабочей силы. Поэтому важно рассмотреть этот рынок с точки зрения дискриминации.

Экономическая дискриминация возникает в том случае, когда к женщинам или работникам, принадлежащим к национальным меньшинствам, которые имеют такие же способности, образование, квалификацию и опыт, как белые мужчины, относятся как к людям низшего сорта при найме на работу, предоставлении определенных рабочих мест, повышении в должности или увеличении заработной платы. Дискриминация также имеет место, когда женщины и представители национальных меньшинств не получают доступа к образованию и профессиональному обучению. В табл. 36-1 представлены выборочные данные о наличии расовой дискриминации. Такие же данные существуют и о дискриминации женщин. Например, еженедельный заработок женщин, работающих полную неделю, составляет только 75% от заработка мужчин.

Масштабы дискриминации

Как показывают данные табл. 36-1 и наше определение, дискриминация может принимать разные формы. Наши последующие рассуждения относятся к расовой дискриминации и дискриминации женщин, но все сказанное имеет такое же отношение и к дискриминации на основе возраста, вероисповедания или этнического происхождения.

1. Дискриминация в оплате труда означает, что чернокожим и рабочим, принадлежащим к другим национальным меньшинствам, платят меньше, чем белым, выполняющим ту же самую работу. Этот вид дискриминации постепенно утрачивает свое значение, поскольку бросается в глаза и явно нарушает федеральное законодательство. Однако в разделе «Последний штрих» мы покажем, что дискриминация может принимать такие формы, которые бывает довольно трудно распознать.

2. Дискриминация при найме на работу означает, что безработица более всего затрагивает представителей национальных меньшинств. Зачастую чернокожих последними берут на работу и первыми увольняют. Поэтому за последние 15-20 лет уровень безработицы среди этой части американского населения примерно вдвое превышал уровень безработицы среди белых (см. табл. 36-1).

3. Дискриминация в сфере человеческого капитала предполагает, что объем инвестиций в образование и обучение чернокожих меньше этого показателя для белых. Меньший объем (см. табл. 36-1) и более низкое качество образования чернокожих означают, что последние лишены возможности повышать свою производительность и претендовать на лучшую работу. К сожалению, это, по-видимому, порочный круг. Многие чернокожие бедны потому, что мало средств вкладывают в развитие своего человеческого капитала. А поскольку они бедны, то у них существует значительно меньше финансовых возможностей для получения образования и обучения. У них меньше и экономических стимулов вкладывать деньги в человеческий капитал. Сталкиваясь с вполне реальной дискриминацией в оплате труда, при найме на работу и выборе профессии, чернокожие получают меньшую норму прибыли от капиталовложений в образование и обучение.

Различия в уровне образования не полностью объясняют разницу в зарплате. Например, в 1991 г. чернокожий мужчина со степенью бакалавра зарабатывал 31 346 дол., а белый выпускник колледжа - 45 699 дол. Чернокожая женщина со степенью бакалавра получала 28 986 дол., то есть почти столько же, сколько зарабатывал белый мужчина, окончивший среднюю школу!

4. Дискриминация на рабочих местах означает, что представителей национальных меньшинств произвольно ограничивают или запрещают им доступ к более престижным и высокооплачиваемым рабочим местам. Администраторы и продавцы, не говоря уже об электриках, каменщиках и водопроводчиках, сравнительно редко встречаются среди чернокожих.

В прошлом многие цеховые профсоюзы успешно преграждали путь чернокожим, желающим вступить в профсоюз, и тем самым лишали их возможности работать.

Профессиональная сегрегация: модель переполнения

Последняя форма дискриминации — профессиональная сегрегация — особенно очевидна в американской экономике. Например, непропорционально большое число женщин занято в ограниченном круге профессий: медицинские сестры, учителя государственных школ, канцелярские работники и продавцы в магазинах. Чернокожим доступен также ограниченный круг низкооплачиваемых видов работ в качестве прачек, уборщиков и слуг, санитаров и разнорабочих.

Допущения. Влияние профессиональной дискриминации на статус работника и его доходы можно показать на очень простой модели предложения и спроса, подобной той, которую мы использовали для анализа результатов воздействия профсоюзов на эффективность. Примем следующие упрощающие допущения.

  1. Рабочая сила состоит из равного числа мужчин и женщин (или белых и чернокожих), допустим, 6 млн мужчин и 6 млн женщин.
  2. В экономике имеется три вида деятельности, имеющих одинаковые кривые спроса на рабочую силу, как показано на рис. 36-3.
  3. Мужчины и женщины (белые и чернокожие) находятся в одинаковом положении с точки зрения их профессионального потенциала; они в равной степени могут заниматься любым из трех видов деятельности.

Простая экономическая схема профессиональной дискриминации
Из-за концентрации женщин в одной сфере деятельности мужчины получают более высокую зарплату и заняты в профессиях X и Y, а женщины получают низкую зарплату 0W, имея только профессию Z. Отмена дискриминации уравняет зарплату на уровне 0B и приведет к увеличению чистого объема ВВП.

Эффект переполнения. Теперь предположим, что в результате нерациональной дискриминации 6 млн женщин исключены из профессий Х и Y и сосредоточены в профессии Z Мужчины распределились поровну между профессиями Х и Y, то есть в каждой из них работает по 3 млн мужчин, получающих одинаковую заработную плату, равную . (При отсутствии препятствий для перелива рабочей силы любое другое распределение мужчин между профессиями Х и Y привело бы к расхождению в заработной плате, что вызвало бы перемещение рабочей силы из низкооплачиваемой в высокооплачиваемую сферу деятельности, пока снова не установилось бы равенство в зарплате.)

Отметим, что женщины сконцентрировались в профессии Z и в результате такой профессиональной сегрегации получают гораздо более низкую зарплату, равную 0W. При наличии дискриминации это — равновесная ситуация. Из-за дискриминации женщины не могут перейти в профессии X и Y, хотя они будут стремиться к более высокой зарплате.

Преодоление дискриминации. Теперь предположим, что благодаря законодательству или коренным изменениям в общественном климате дискриминация исчезла. Что теперь произойдет? Женщины, привлеченные более высокой зарплатой, перейдут из профессии Z к профессии Х и Y. Точнее, 1 млн женщин перейдет в профессию X, и еще 1 млн женщин - в профессию Y, а 4 млн женщин останутся в профессии Z Тогда в каждой профессии будет занято по 4 млн рабочих, а заработная плата будет у всех одинакова - . Равная зарплата сводит на нет стимулы для дальнейшего перераспределения рабочей силы.

Это новое недискриминационное равновесие складывается явно в пользу женщин, которые теперь получают более высокую зарплату, и в ущерб мужчинам, получающим теперь более низкую зарплату. Изначально благодаря дискриминации мужчины выигрывали от эксплуатации женщин, прекращение дискриминации исправляет это положение.

Есть и чистый выигрыш для общества. Вспомним, что кривая спроса на рабочую силу отражает созданный ею предельный продукт в денежной форме (см. гл. 27), или вклад рабочих в национальный продукт. На рис. 36-3 отчетливо видно увеличение объема ВВП - рыночной стоимости предельного, или дополнительного, объема продукта - вследствие притока 1 млн женщин в каждую из профессий X и Y, а также уменьшение объема ВВП, вызванного уходом 2 млн женщин из профессии Z.

Изучив эти данные, мы увидим, что при отсутствии дискриминации сумма дополнительных объемов труда профессий Х и Y превышает потери. Этого следовало ожидать. В конце концов женщины, ушедшие из профессии Z, где их вклад в ВВП был сравнительно невелик (то есть их MRP), получили работу в профессиях X и Y, внося довольно большой вклад в ВВП (то есть их MRP).

Вывод: при отсутствии дискриминации общество выигрывает от более эффективного размещения трудовых ресурсов. Дискриминация оказывает влияние на распределение уменьшенного объема ВВП. Это значит, что дискриминация приводит экономику в такое состояние, которое соответствует точке, находящейся внутри кривой ее производственных возможностей.

Издержки дискриминации

При наличии различных видов дискриминации трудно оценить связанные с ней экономические издержки. Однако, по одной из оценок, если бы с помощью экономических и социальных мер удалось довести процент безработных среди чернокожих до уровня безработицы среди белого населения и если бы чернокожим рабочим был обеспечен доступ к образованию и профессиональному обучению, достаточному, чтобы уравнять среднюю производительность чернокожих и белых, то общий объем выпуска продукции в экономике в целом вырос бы приблизительно на 4%. Например, в 1994 г. только экономические издержки расовой дискриминации составили около 270 млрд дол. В комплексном исследовании показано, что преодоление дискриминации по половому признаку увеличит ВВП почти на 2,6%.

Дополнения

Следует добавить еще два важных соображения по поводу проблемы дискриминации.

Доктрина сравнимой ценности. Первое соображение относится к государственной политике. Реальность всепроникающей профессиональной сегрегации породила спорную проблему сравнимой ценности. Закон о равной оплате труда 1963 г., предписывающий нанимателям платить за одинаковую работу одинаковую зарплату мужчинам и женщинам, не оказал никакой помощи многим женщинам, потому что профессиональная сегрегация ограничивала им доступ к тем видам работ, которые выполняли мужчины. Суть доктрины сравнимой ценности состоит в том, что женщины, работающие секретарями, медсестрами, конторскими служащими, должны получать такую же зарплату, как мужчины — водители грузовиков или строительные рабочие, если уровень их квалификации, напряженность труда и ответственность на этих несопоставимых рабочих местах окажутся одинаковыми.

Хотя идея сравнимой ценности выглядит чрезвычайно привлекательно, она вызывает ряд серьезных возражений. Во-первых, любое сравнение различных видов работы с точки зрения их относительной ценности обязательно имеет субъективный, а следовательно, и произвольный характер, что открывает простор для бесконечных споров и судебных дел. Во-вторых, установление ставок заработной платы бюрократическим или административным путем, а не в соответствии с предложением и спросом не может быть эффективным в течение длительного времени. Это значит, что возникнет недостаток или избыток рабочей силы, зависящий от той степени, в какой расчетная ценность данного вида работы отклоняется от ее рыночной или равновесной стоимости. Более того, не может ли случиться так, что повышение зарплаты женщинам привлечет еще большее их число в традиционно «женские профессии» и тем самым расширит рамки профессиональной сегрегации?

Недискриминационные факторы. Не все различия в средних доходах белых и чернокожих, а также мужчин и женщин объясняются исключительно дискриминацией. Большинство исследователей утверждает, например, что различия в заработках мужчин и женщин частично зависят от других факторов, не имеющих дискриминационного характера. Например, на протяжении всей истории цикл трудовой жизни замужних женщин, имеющих детей, состоял из периода непрерывной работы до рождения первого ребенка, периода продолжительностью от 5 до 10 лет, когда женщина не работала или работала неполный рабочий день в связи с рождением ребенка и уходом за ним, и наступавшего потом более длительного периода работы. В результате замужние женщины в среднем накапливают гораздо меньше трудового опыта, чем мужчины той же возрастной группы. Следовательно, в среднем производительность труда женщин объективно ниже, и поэтому они получают более низкую среднюю заработную плату.

Более того, из-за семейных уз женщины гораздо менее склонны переезжать с места на место в поисках работы, чем мужчины. Действительно, замужняя женщина может отказаться от хорошей работы и уехать с мужем в какое-то другое место, где он нашел работу. А для некоторых замужних женщин важнее не работа по специальности, а ее местоположение и скользящий график работы. Женщины могут намеренно концентрироваться в таких видах деятельности, как уход за больными или преподавание в начальной школе, потому что эти профессии предоставляют больше возможностей для продуктивной работы дома. Наконец, за последние несколько десятилетий рабочая сила пополнялась в большей степени за счет женщин, чем за счет мужчин. Значительный рост предложения женской рабочей силы послужил помехой для повышения средней заработной платы женщин.

Все это означает, что разница между заработками женщин и мужчин частично зависит и от факторов, не имеющих отношения к дискриминации по признаку пола. Это также означает, что в будущем разрыв в зарплате между мужчинами и женщинами будет сужаться, потому что теперь больше женщин учится в колледжах, они не бросают работу в фер-тильном возрасте и стремятся получить более высокооплачиваемую работу по специальности.

Краткое повторение 36-3

Иммиграция

Проблема иммиграции долгое время была окутана пеленой споров и непонимания. Большему или меньшему количеству людей следует позволять переселяться в США? Как разрешить общеизвестную проблему нелегальных мигрантов? Давайте попытаемся пролить немного света на эту проблему. Для этого:

  1. кратко рассмотрим историю иммиграции в США и иммиграционную политику;
  2. представим схематично модель экономических последствий иммиграции;
  3. дополним эту простую модель соображениями, касающимися менее ярко выраженных издержек и выгод, связанных с международной миграцией рабочей силы.

История и политика

В течение первых 140 лет истории США как независимого государства иммиграция была фактически беспрепятственной. Вряд ли есть сомнения в том, что большой приток иностранных рабочих в страну, где не хватало рабочей силы, был существенным вкладом в развитие американской экономики. Но огромный поток иммигрантов в течение четверти века до начала первой мировой войны резко сократился из-за самой войны, а также в силу ряда принятых в 1920-х годах законов, ограничивающих иммиграцию. Однако после второй мировой войны были сняты иммиграционные ограничения, и ежегодный приток легальных иммигрантов составлял примерно 250 тыс. человек в 50-е годы, 320 тыс. -в 60-е годы, более 500 тыс. - в 70-е и 600 тыс. в 80-х годах. В абсолютном выражении 80-е годы, когда в США приехали 7,3 млн человек, были вторым десятилетием самой большой иммиграции в истории страны. Около 1/3 прироста населения приходится на долю иммигрантов.

Однако эти данные неточны, потому что не учитывают нелегальных иммигрантов. По оценкам Бюро переписи, в 80-е годы чистый приток нелегальных иммигрантов составлял ежегодно около 200 тыс. человек, большинство из которых приехали из Мексики, стран Карибского бассейна и Латинской Америки. Поэтому в 80-е годы довольно часто общее число иммигрантов (легальных и нелегальных) превышало 750 тыс. человек в год. В 90-е годы эта цифра доходила до более 1 млн человек в год.

Несмотря на ежегодный большой приток нелегальных иммигрантов, их общее число в США составляет всего около 3-4 млн человек. Многие из них приехали в США примерно на год, чтобы заработать «кругленькую сумму», а потом вернуться на родину.

Озабоченность общества проблемами нелегальной иммиграции отразилась в Законе об иммиграционной реформе и иммиграционном контроле (IRCA), который больше известен как закон Симпсона-Родино 1986 г. Этот закон предоставил амнистию и легальный статус не имеющим соответствующих документов лицам, живущим в Соединенных Штатах с 1982 г. В то же время по этому закону работодателям запрещалось брать на работу людей, не имеющих документов. Смысл таких санкций против работодателей заключался в том, чтобы сократить или вообще ликвидировать спрос на нелегальных рабочих и тем самым уменьшить стимулы для въезда в США. Но нелегалы обходили закон, приобретали фальшивые документы, и в результате пришлось признать, что прекратить приток нелегальных иммигрантов не удалось.

По действующему законодательству ежегодно в страну имеют право приезжать 700 тыс. человек. В законе устанавливается, что для воссоединения семей гражданам США разрешается принимать прямых родственников - мужа, жену, детей и родителей. Кроме того, значительно увеличивается число виз, выдаваемых высококвалифицированным специалистам, таким, как научные работники, инженеры и т.п. К тому же 10 тыс. виз предназначаются «богатым» иммигрантам, готовым вложить по меньшей мере 1 млн дол. в экономику США. Совершенно очевидно, что предпочтение отдается иммигрантам, которые могут сделать значительный вклад в развитие американской экономики.

Экономические аспекты иммиграции

Можно получить необходимое представление об экономических последствиях иммиграции, используя несколько измененный вариант модели переполнения, относящейся к дискриминации женщин (см. рис. 36-3). Спрос на рабочую силу в США обозначен как Du на рис. З6-4а, а спрос на рабочую силу в Мексике - как Dm на рис. 36-4б. В США спрос на рабочую силу выше, вероятно, благодаря большему объему капитального оборудования и более передовым технологиям, которые способствуют повышению производительности труда. (Вспомним из гл. 27, что кривая спроса на рабочую силу основана на данных о предельном продукте рабочей силы в денежной форме.) В то же время предположим, что в Мексике не хватает машин и оборудования и технологии не такие сложные, отсюда — и низкий спрос на рабочую силу. Предположим также, что до миграции численность рабочей силы в США и Мексике составляла и соответственно и что в обеих странах существует полная занятость.

Простая экономическая схема иммиграции Миграция рабочей силы в США, страну с высокими доходами, из Мексики, где доходы находятся на низком уровне, увеличит объем ВВП и доходы предпринимателей, а также снизит средний уровень заработной платы в США. В Мексике это приведет к противоположным результатам. Прирост объема американского ВВП cbdf превысит потери объема мексиканского ВВП FDBC, следовательно, чистый прирост мирового объема производства увеличится.

Ставки заработной платы и мировой объем производства. Далее, если мы также допустим, что: 1) миграция не влечет за собой никаких издержек; 2) единственной причиной миграции является разница в заработной плате; 3) ни в той, ни в другой стране законы не препятствуют миграции, — то рабочие из Мексики будут эмигрировать в США до тех пор, пока заработная плата в двух странах не установится на одинаковом уровне We. В таком случае FC (= fc) миллионов рабочих эмигрируют из Мексики в США до того, как установится равновесие. Заметим, что хотя в США средний уровень заработной платы упадет с Wu до We, но объем ВВП (сумма объемов предельного продукта в денежной форме, созданного рабочей силой) увеличится с 0авс до 0adf. В Мексике средний уровень зарплаты повысится с Wm до We, но объем ВВП уменьшится с 0АВС до 0ADF. Признавая, что прирост ВВП cbdf в США превышает потери FDBC в Мексике, можно сделать вывод, что реальный объем производства во всем мире увеличился.

Точно так же, как устранение дискриминационных барьеров по расовому и половому признакам увеличивает эффективность экономики в пределах одной страны, устранение законодательных барьеров для международного перелива рабочей силы повышает эффективность экономики во всем мире. Весь мир выигрывает просто потому, что свобода миграции позволяет людям переехать в ту страну, где они могут внести более весомый вклад в мировое производство. Повторяем: миграция дает прирост эффективности экономики. Она позволяет всему миру произвести больший объем продукции при том же объеме ресурсов.

Доля в доходе. Наша модель также предполагает, что приток иммигрантов увеличит доходы предприятий или капиталистов в США и уменьшит их в Мексике. Мы только что отмечали, что объем ВВП США до иммиграции был равен 0abc. Общий фонд заработной платы (ставки заработной платы, умноженные на число работников) составлял 0Wubc. Оставшийся треугольник Wuab представляет собой доход бизнеса, или капиталистов. Такие же рассуждения применимы и к Мексике.

Наш анализ показывает, что беспрепятственная иммиграция увеличит доходы бизнеса в США с Wuab до Wead, а в Мексике уменьшит с WmAB до WeAD. Бизнес в США выиграет от иммиграции, а мексиканскому бизнесу эмиграция нанесет ущерб. Мы интуитивно этого и ожидали: США получает «дешевую» рабочую силу, а Мексика ее теряет. Этот вывод совпадает с историческим фактом: американские предприниматели нередко очень активно нанимали иммигрантов.

Усложнения и модификации

Наша модель содержит ряд упрощающих допущений и в то же время не учитывает некоторые важные детали. Поэтому давайте освободимся от некоторых допущений, введем дополнительные факторы и посмотрим, как они повлияют на наши выводы.

1. Издержки миграции. Международный перелив рабочей силы влечет за собой определенные затраты, причем не только явные или непосредственные - на переезд и перевозку вещей в другое место, - но и скрытые издержки, связанные с утратой дохода во время переезда и устройства в принимающей стране.

Еще более трудноуловимые издержки связаны с адаптацией к новой культуре, языку, климату и т.д. Потенциальный иммигрант должен взвесить все издержки и сравнить их с ожидаемыми выгодами, которые принесет более высокая зарплата в принимающей стране. Если выгоды превышают издержки, тогда эмигрировать стоит. Если издержки превышают выгоды, то эмигрировать не следует.

Для схемы, показанной на рис. 36-4, наличие издержек миграции означает, что перелив рабочей силы из Мексики в США не достигнет того уровня, при котором произойдет уравнивание заработной платы. Зарплата в США останется более высокой, чем в Мексике. Более того, выигрыш от эмиграции для всего мира уменьшится.

2. Денежные переводы и обратные потоки. Многие эмигранты считают свой переезд временным. Они хотят переехать в более богатую страну, накопить определенную сумму благодаря упорному труду и бережливости, вернуться домой и открыть собственное дело. Пока эмигранты находятся в принимающей стране, они часто делают крупные денежные переводы своим семьям, оставшимся на родине. Это приводит к перераспределению чистой выгоды от миграции между принимающей и отправляющей странами. Денежные переводы мексиканцев, работающих в США, приведут к тому, что прирост объема американского ВВП и потери мексиканского ВВП будут меньше, чем показано на рис. 36-4.

Текущие обратные потоки, то есть возвращение эмигрантов на родину, с течением времени тоже могут изменить соотношение выгод и потерь. Например, если мексиканские рабочие, эмигрировавшие в США, приобретут высокую квалификацию или опыт в области управления, а потом возвратятся домой, их возросший человеческий капитал может внести существенный вклад в экономическое развитие Мексики. Однако опыт показывает, что эмигранты, которые приобретают квалификацию в принимающей стране, не стремятся возвращаться домой. Фактически в 60-е годы США больше других стран выиграли от «утечки мозгов», так как специалисты и высококвалифицированные рабочие покидали Западную Европу и другие страны, привлеченные более высокой зарплатой и более благоприятными возможностями для получения работы в США.

3. Полная занятость против безработицы. Наша модель предполагает полную занятость как в принимающей, так и в отправляющей стране. Мексиканские рабочие бросают низкооплачиваемую работу и почти сразу получают более высокооплачиваемую работу в США. Однако во многих случаях не низкая зарплата «выталкивает» эмигрантов с родины, а хроническая безработица или неполная занятость. Для многих наименее развитых стран характерны перенаселение и избыток рабочей силы; рабочие либо остаются без работы, либо настолько мало заняты, что объем их предельного продукта в денежной форме равен нулю.

Признание этого обстоятельства оказывает влияние на наши рассуждения о прибылях и убытках. Точнее говоря, Мексика выиграет (а не проиграет!) от эмиграции своих безработных, потому что они не вносят никакого вклада в национальный продукт Мексики и живут на трансфертные платежи за счет других рабочих. Благосостояние остальных мексиканских рабочих увеличится на сумму трансфертных платежей, если безработные эмигрируют в США. Напротив, если мексиканские рабочие-иммигранты не смогут найти работу в США и будут получать средства к существованию в виде трансфертных платежей за счет работающих американцев, то реальные доходы коренных жителей США снизятся.

4. Фискальные аспекты. Какое влияние оказывают иммигранты на налоговые поступления и государственные расходы принимающей страны? Получают ли они государственную помощь и истощают национальную казну? Или, напротив, они вносят в нее чистый вклад?

Краткое повторение 36-4

Опыт подсказывает, что иммигранты реже получают государственную помощь, чем коренное население. Как правило, в США приезжают молодые холостые мужчины, уже получившие довольно хорошее общее и специальное образование. Поэтому они сразу могут начать работать. Кроме того, нелегальные иммигранты вообще стараются не прибегать к государственной помощи, опасаясь, что их обнаружат и депортируют.

Две точки зрения на иммиграцию

В традиционном представлении иммигранты - это молодые, честолюбивые работники, которые собираются использовать благоприятные возможности в США. Они «обречены» на успех, потому что обладают мужеством и решительностью, которые проявились в их готовности порвать с прошлым и улучшить свою жизнь. Своим трудом эти энергичные работники увеличивают предложение товаров и услуг, но в то же время повышают и спрос на товары и услуги, тратя на них свои доходы. Развивается некий благоприятный цикл, который приносит пользу не только иммигрантам, но и экономике в целом. Короче говоря, иммиграция - это двигатель прогресса.

Противоположная точка зрения сводится к тому, что иммиграция является обузой для принимающей страны. Иммигранты конкурируют с коренными жителями на рынке редких видов работ; снижают средний уровень реальной заработной платы и пополняют списки на получение государственных пособий за счет налогоплательщиков. Кроме того, современные высокие уровни легальной и нелегальной иммиграции подрывают представление о США как о стране, где ассимилируются все иммигранты. Разношерстность недавно приехавших иммигрантов якобы угрожает сплоченности США, порождает социальные и расовые конфликты и бросает вызов американской культуре и образу жизни,

Однако по данным последних исследований, с конца 70-х годов ситуация резко изменилась и теперь иммигранты пользуются государственной помощью в процентном отношении больше, чем коренное население. Главную роль в таком повороте событий сыграло изменение структуры потоков иммигрантов, в которых стало меньше квалифицированных рабочих из Европы и больше неквалифицированных рабочих из Азии и Латинской Америки. Вероятно, щедрая благотворительная система привлекает в США неквалифицированных рабочих из некоторых очень бедных стран мира. Кроме того, иммигранты (часто с поддельными документами) теперь лучше информированы о том, как пользоваться американской благотворительной системой. Поэтому в 1992 г. они составляли 11% получателей пособий по Дополнительной программе социального обеспечения (SSI) по сравнению всего лишь с 3,3% в 1982 г. Достаточно спорное Предложение 187, принятое в штате Калифорния в 1994 г., лишает нелегальных иммигрантов права на государственную помощь и государственное образование.

РЕЗЮМЕ

  1. До 1930-х годов профсоюзное движение развивалось медленно и неравномерно из-за враждебности судов и предпринимателей.
  2. С 1886 г. до организации КПП в 1936 г. американское рабочее движение возглавляла АФТ. Ее теоретические постулаты по сути совпадали с позицией Сэмюеля Гомперса, который поддерживал экономический тред-юнионизм, политический нейтралитет и автономию профсоюзов.
  3. Профсоюзы стали быстро развиваться в 30-е и 40-е годы. Переход к производственным профсоюзам, начавшийся с образования КПП в 1936 г., был важным фактором этого развития. Такое же важное значение имели законы в защиту трудящихся, которые были приняты федеральным правительством в 30-х годах.
  4. Закон Норриса-Лагардиа 1932 г. отменил «желтые обязательства» и резко ограничил использование судебных предписаний в трудовых спорах. Закон Вагнера 1935 г. - «Великая хартия вольностей» для трудящихся - гарантировал рабочим право на организацию и заключение коллективных договоров с администрацией.
  5. Закон Тафта-Хартли 1947 г. ограничил власть профсоюзов: а) запретил определенные «нечестные действия» со стороны профсоюзов; б) разрешил штатам вводить запрет на деятельность «профсоюзных» предприятий с помощью законов о праве на труд; в) определил процедуру урегулирования вопроса о забастовках, угрожающих здоровью и благополучию нации.
  6. Закон Ландрума-Гриффина 1959 г. был направлен на регулирование внутрипрофсоюзной жизни, особенно вопросов, связанных с денежными средствами профсоюзов и отношениями между профсоюзом и его членами.
  7. С середины 50-х годов профсоюзное движение в США переживало относительный спад. Некоторые специалисты по экономике труда относят его на счет изменений в структуре национального производства и демографическом составе рабочей силы, которые не способствовали росту профсоюзов. Как утверждают другие, предприниматели, убедившись в том, что объединение рабочих в профсоюзы приводит к уменьшению прибылей, стали более активно агитировать их не вступать в профсоюз.
  8. Работники и администрация «сосуществуют» в соответствии с условиями коллективных договоров. Такие трудовые соглашения включают четыре основных раздела: а) статус профсоюза и прерогативы администрации; б) размеры заработной платы и продолжительность рабочего дня; в) трудовой стаж и гарантии занятости; г) процедура урегулирования трудовых споров.
  9. В настоящее время зарплата членов профсоюза на 15% выше заработной платы нечленов профсоюза, выполняющих такую же работу. Вряд ли можно считать, что профсоюзы в состоянии поднять средний уровень реальной зарплаты всех трудящихся.
  10. Существуют разногласия по поводу того, позитивным или негативным является воздействие профсоюзов на эффективность размещения трудовых ресурсов и производительность. Те, кто считает влияние профсоюзов отрицательным, ссылаются на: а) неэффективность, связанную с практикой сохранения численности рабочей силы независимо от потребности в ней и с установленными профсоюзами правилами работы; б) потерю продукта из-за забастовок; в) нерациональное размещение трудовых ресурсов вследствие получения членами профсоюза преимуществ в зарплате. Сторонники противоположной точки зрения считают, что: а) благодаря эффекту шока требования профсоюзов увеличить зарплату ускоряют технический прогресс и механизацию производственных процессов; б) в качестве коллективного голоса профсоюзы способствуют повышению производительности, уменьшая текучесть рабочей силы; в) серьезные гарантии занятости, предоставляемые членам профсоюза, усиливают их готовность передать свои профессиональные навыки менее опытным рабочим.
  11. Те, кто считает, что профсоюзы увеличивают неравенство доходов, утверждают следующее: а) благодаря объединению рабочих в профсоюзы растет зарплата их членов, но снижается зарплата нечленов профсоюза; б) самые сильные профсоюзы объединяют высокооплачиваемых квалифицированных рабочих, а профсоюзы, объединяющие низкооплачиваемых неквалифицированных рабочих, относительно слабее. Другие экономисты полагают, что профсоюзы способствуют усилению равенства доходов как внутри фирмы, так и между фирмами.
  12. Доходы чернокожих и представителей других национальных меньшинств ниже, чем доходы белых, а доходы женщин ниже доходов мужчин. Эти различия отчасти связаны с дискриминацией в оплате труда, при найме на работу, в сфере человеческого капитала и профессиональной сфере.
  13. Модель переполнения применительно к профессиональной сегрегации показывает, как белые мужчины могут получать более высокую зарплату за счет чернокожих и женщин. Модель также показывает, что дискриминация влечет за собой чистые потери в ВВП.
  14. Простой анализ предложения и спроса показывает, что миграция из бедной страны в богатую: а) увеличивает национальный доход; б) снижает средний уровень заработной платы; в) увеличивает доходы бизнеса в принимающей стране. Для отправляющей страны последствия будут противоположными, но можно предположить, что в мире в целом общий выпуск продукции увеличивается.

Расовая дискриминация в профессиональном баскетболе?

Хотя в Национальной баскетбольной ассоциации (NBA) чернокожие игроки зарабатывают больше белых, исследователи установили, что в оплате труда чернокожих игроков существует дискриминация.

При поверхностном взгляде в Национальной баскетбольной ассоциации нет никакой расовой дискриминации. Почти 4/5 всех игроков в NBA - чернокожие. Команды в высшей степени сплоченные. В NBA больше чернокожих тренеров, чем в любом другом профессиональном виде спорта. Многие из самых высокооплачиваемых игроков -чернокожие. Необработанные данные о заработках в 1985-1986 гг. свидетельствуют о том, что черные игроки получали на 10 620 дол. больше (на 2,7%), чем белые.

Тем не менее последние исследования показывают, что дискриминация все-таки существует. Шерар и Кан сопоставили необработанные данные о зарплате за 1985-1986 гг. с различными показателями эффективности (производительности) игрока, такими, как количество спортивных сезонов, число игр, в которых он участвовал в каждом сезоне, рейтинг, процент забитых голов, удары по мячу, передачи в каждой игре и т.д. Эти показатели у чернокожих игроков оказались выше, чем у белых. Устанавливая соответствие между производительностью и зарплатой, Шерер и Кан пришли к выводу, что чернокожие игроки зарабатывают на 80 тыс. доп., или на 20%, меньше белых.

Какова причина этой дискриминации? Шерер и Кан отвергают предположение о том, что причина кроется в расистском подходе со стороны владельцев команды, Отказываясь от талантливых черных игроков, расистски настроенные хозяева получают менее результативные команды, их доходы и стоимость франшиз уменьшается. Кроме того, тот факт, что команды NBA - в высшей степени сплоченные, свидетельствует о том, что товарищи по команде (белые игроки) не являются источником дискриминации. Шерер и Кан обнаружили, что дискриминация в NBA исходит от зрителей (болельщиков). Исследования показывают, что количество зрителей баскетбола возрастает с увеличением числа белых игроков в команде. В частности, по их оценкам, доход команды может увеличиться на каждого дополнительного белого игрока от 115 тыс. до 131 тыс. дол. в сезон. Шерер и Кан полагают, что и белые игроки, и хозяева команды выиграют, удовлетворяя желание болельщиков видеть на поле белых игроков. Они приходят к следующему выводу: «Пока болельщики предпочитают видеть белых игроков, команды, ориентирующиеся на получение прибыли, будут проводить дискриминацию в оплате труда».